Actions

Work Header

Resolution

Chapter Text

Эта сцена мертва, но я никак не угомонюсь

Час или чуть больше до последнего звонка, мне кажется

Меня здесь вообще не должно быть, не говоря уже о том,

Чтобы напиваться до краев

Я не пойду домой, пока не закончу.

 

- We Are Scientists


 

На середине инструктажа Санджи потерял всякое желание жить.

 - …И не забывай: до полуночи у нас есть специальное предложение по коктейлям, поэтому убедись, что ты предлагаешь его каждому клиенту. Обращай их внимание на меню и указывай на акцию с кувшинами большого объема, чтобы увеличить средний чек, ведь сегодня, как ты понимаешь, очень важная ночь для нас, и мы будем управлять пожеланиями наших гостей, - управляющая впилась в Санджи деловитым взглядом. - И помни: быстрое и стильное обслуживание, увеличение продаж и сервис по высшему разряду для каждого клиента, чтобы в будущем они снова к нам вернулись. Наша публика ожидает совершенства, и ты его им предоставишь.

Что ваша публика ожидает, так это алкоголь в большом количестве, причем без перебоев.  Санджи постарался сделать вид, что горит энтузиазмом и весь обратился в слух, пока безупречно накрашенная женщина в костюме, вроде бы от Вивьен Вествуд, толкала свою заученную корпоративную мотивирующую речь… Хотя на самом деле он изучал планировку бара и ближайшую  зону.

«Жадина» оказался ровно таким, как он себе представлял клуб: все из сверкающего металла и стекла, большой танцпол с приподнятой сценой для диджея, несколько баров и на основном уровне, и на верхнем. На верхнем же этаже бары окружали места для отдыха с низкими столиками из темного дерева и в обрамлении мягких кресел - зона для клиентов, чтобы расслабиться и насладиться атмосферой. Ну, или как-то так сказала управляющая. Санджи для себя перевел это как «напиться и оторваться еще до полуночи». Как выяснилось, рабочим местом Санджи станет один из баров на этом уровне. Ну, он хотя бы находился подальше от танцпола (отлично, не придется так кричать, чтобы его услышали сквозь беспощадную электронную музыку), однако размер клуба и количество столиков намекало, что Санджи придется попотеть.

 - Итак, по твоим обязанностям - все, - менеджер выжидательно посмотрела на него, изящно постукивая пальцем с элегантным маникюром по своему планшету с бумагами.  - Есть какие-нибудь вопросы?

Санджи вынырнул из своих мыслей. Он был абсолютно уверен, что не пропустил ничего стоящего. Но не спросить будет неправильно, словно его вообще ничего не волнует. И хотя его действительно не волновало, о чем вещала бестолковая управляющая, он не хотел, чтобы она об этом знала.

 - Ну, м-м-м.. - Санджи на секунду притворился, что раздумывает, напустив на себя старательный вид. - Как мне кажется, вы ожидаете сегодня серьезный наплыв посетителей. Вход только по приглашениям?

 - Исключительно по приглашениям, - она многозначительно кивнула. - Еще три недели назад клуб полностью распродал места на вечеринку в честь Нового года, в том числе и наши ВИП-приглашения с ускоренным проходом. Мы сможем вместить толпу в пять сотен гостей. Рассчитывай, Санджи, что окажешься очень занят, особенно между одиннадцатью вечера и двумя часами утра. Надеюсь, ты выносливый! - она ему улыбнулась, слегка показав зубы.

Санджи улыбнулся в ответ, добавив в голос обаяния.

 - Я готов принять вызов. Можешь рассчитывать на меня, Моника, - назвав ее по имени, Санджи заработал себе очков: она слегка ослабила свою хищную хватку.  

 - Рада это слышать, - она кивнула и протянула ему планшет, к которому крепилось несколько бумаг.  - Это твой список для подготовки всего необходимого. Если чего-то не хватает или запасы подходят к концу, набери 55 на внутреннем телефоне и попроси администратора принести еще. Ровно так же поступай в течение всей своей смены. Если тебе потребуется связаться со мной… - ее интонация достаточно четко показала, что она не представляет себе ситуации, когда бы это стало необходимо, - звони 77. И последнее: у нас в “Жадине” строгий контроль на входе и ответственная политика насчет употребления алкоголя здесь. Но в том маловероятном случае, если потребуется привлечь охрану, чтобы решить проблему с трудным гостем, звони 99.

Санджи кивнул. Моника взглянула на свои изящные дорогие часы.

 - Хорошо. Двери откроются меньше, чем через сорок минут. Лучше подготовиться. Давай сделаем так, чтобы наши гости запомнили эту ночь.

Санджи подозревал, что для большинства людей, которые пройдут сегодня сквозь двери “Жадины”, попытки вспомнить, чем же они занимались накануне Нового года, станут с трудом достижимой целью. Стоило только Монике уйти приставать к кому-то другому из персонала, он переключился на подготовку бара к работе. Вместе с обычным крепким спиртным, миксерами и винами за полированной деревянной стойкой оказался удивительно широкий выбор алкоголя, включая всевозможные ликеры, фирменные коктейли и пиво с различных мини-пивоварнен. Методично пройдясь по своему списку, он уделил время знакомству с некоторыми из наиболее необычных напитков, а также планировке бара. По крайней мере, в нем оказалось достаточно места, чтобы ходить за стойкой, а все оборудование было новым и в хорошем состоянии. И освещение тоже в порядке, что большой плюс для клуба, где обычно приходится работать в кромешной тьме.

Зазвонил телефон, висящий на стене бара. Санджи замер на секунду, потом подумал, что он единственный, кто мог бы тут ответить, и взял трубку.

 - Да?

Его встретил деловитый голос Моники.

 - Ты все подготовил, Санджи? Мы открываемся в пять.

 - Да. Все готово к старту.

 - Отлично. Помни, надо следить за наличием запасов. Как только что-то начнет заканчиваться, немедленно звони администратору за пополнением. Мы не хотим, чтобы кто-то из клиентов ждал.

 - Разумеется, - Санджи очень надеялся, что это станет последней инструкцией на сегодня. Вечер обещал быть чертовски жарким, и он меньше всего нуждался, чтобы Моника проверяла его каждый час, дабы убедиться, что он соответствует ее ожиданиям.

 - Хорошо, Санджи. Получай удовольствие от работы в команде “Жадины”, - она отключилась.

Да уж, спасибо. Санджи, слегка закатив глаза, повесил трубку обратно на рычаг.

Несмотря на приближение Нового года, в первый час появилось только несколько гостей. Вечерний диджей начал свой сэт, и пульсация музыки поднялась туда, где дюжина людей отдыхала за столиками, стараясь не показывать тревоги по поводу своего неприлично раннего появления.

И, чтобы снять напряжение, они накинулись на бар, отчего Санджи получил ровный ручеек клиентов. Работы прибавилось, когда начали появляться большие группы людей, которые занимали столики, заказывали шоты и кувшины с коктейлями: возросли и количество людей, и громкость музыки.

Стоило ему уйти с головой в процесс, Санджи обнаружил, что его унылое настроение слегка поднялось. Работа была несложная, а клиенты еще не стали пьяными и утомительными. Пафосная аудитория клуба представляла собой море дизайнерских брендов и модных тусовочных шмоток. Санджи заметил несколько безумно красивых женщин и немало парней, которых тоже стоило рассмотреть получше. Он ловко смешивал коктейли, наливал выпивку, очаровательно улыбаясь и болтая с клиентами, когда видел, что они этого хотят, или обслуживал их быстро и молча, когда они очевидно куда больше интересовались своим друзьями, чем барменом.

Первый диджейский сэт закончился, и с началом следующего музыка стала набирать темп. Многие столики на верхнем уровне опустели, когда гости потянулись вниз, на танцпол. Санджи воспользовался затишьем, чтобы протереть бар и пробежать глазами по запасам. Пока все шло хорошо. Он взглянул на часы: прошло чуть больше двух часов. Теперь, когда на танцполе началось движение, клуб стал разогреваться.

Санджи потянулся за стаканом, бросил в него пару кубиков льда, наполнил его минералкой и сделал глоток. Уже не один гость предложил угостить его коктейлем, но он прекрасно знал, что соглашаться нельзя. Дегустация своего товара - верный способ запороть работу в баре. Не говоря уже о том, что во время инструктажа ему четко объяснили: сотрудникам “Жадины” запрещено употреблять алкоголь во время работы. В любом случае, он бы предпочел получить свои чаевые наличкой… И когда и вечер, и клиенты разогрелись, чаевые потекли рекой.

Санджи глотнул газированной воды, и от ее прохлады стало хорошо. Стоя на месте и прижимая стакан ко рту, он поглядел по сторонам, проверяя, направляется ли к бару кто-то из гостей. Толпа на верхнем уровне значительно поредела, люди по-прежнему шли к лестнице, которая вела вниз, к танцполу. Может, ему удастся немного передохнуть, сейчас тусовку больше интересовала музыка.  

Стоящие на верху лестницы люди расступились, позволяя пройти одному человеку, который шел против течения: он поднимался на верхний этаж навстречу толпе желающих потанцевать. Пока Санджи лениво наблюдал, потягивая свою воду, мужчина протолкался сквозь массу гостей и отвоевал себе немного пространства на втором ярусе. Свет выделил силуэт и дал полную картину: Санджи, хмыкнув, заметил, что у парня крашеные волосы, безвкусно зеленые.

Либо это ироничная дань моде… Либо чувство стиля у него получило необратимые повреждения мозга. Санджи подозревал последний вариант.

Парень оглядывался по сторонам, пока его взгляд не упал на бар, куда он целеустремленно и направился.

Кажется, мой перерыв закончился.

Санджи с едва заметным вздохом отставил свой стакан с водой, выпрямился, приняв предупредительный вид, и натянул гостеприимную улыбку. Но когда парень подошел к бару, у Санджи не получилось установить с ним контакт взглядом: прежде чем положить оба локтя на стойку, парень-с-зелеными-волосами едва взглянул на него и сразу же стал сосредоточенно изучать полки с алкоголем.

Санджи сделал пару шагов в противоположную сторону, прозрачно обозначая, что он тут и готов помочь с выпивкой и не навязываться. Не нависать над гостями. Еще одно отстойное правило обслуживания; теория гласила, что люди не любят, когда их подталкивают к принятию решения. С приветливой улыбкой, которая уже начала прирастать к губам, Санджи ждал. Парень, слегка хмуря брови, разглядывал стеллажи с бутылками, выстроившимися за баром в линию.

Это все алкоголь, придурок. Словно есть разница, что ты будешь здесь пить, тебе все влетит в копеечку.

Санджи старался не выказать свое нетерпение, но полминуты спустя пришел к выводу, что, возможно, Зеленым Волосам нужна небольшая подсказка.

 - Чем могу помочь?

Парень повернулся взглянуть на Санджи и еще сильнее нахмурился.

 - А?

Это не такой сложный вопрос, идиот. Санджи широким жестом указал на бар, продолжая клиентоориентированно улыбаться.

 - Пиво? Шоты? В честь Нового года мы делаем наши фирменные коктейли, или что-нибудь из меню до полуночи в полцены …

Зеленые волосы слегка скривился от отвращения.

 - Спасибо, нет. Я не пью это приторное дерьмо.

Выпендрежник. И сколь очаровательные манеры. Санджи ощерился в улыбке настолько, что слегка показал зубы.

 - Хорошо. В таком случае, дайте знать, если увидите здесь хоть что-нибудь, что будете пить.

Тут проходила граница дурного тона, за который управляющая уволила бы его, если б увидела. Но что-то в этом парне действовало Санджи на нервы, хотя он общался с ним всего лишь тридцать секунд. Еще один сопливый богатенький придурок, да тут их полно. Парень был загорелый от солнца какого-то, без сомнений, элитного курорта. Он походил на японца или корейца: был одет в черный костюм и рубашку с расстегнутым воротником.

Санджи жестом указал на бар за своей спиной:

 - У нас широкий ассортимент. Для каждого что-то найдется.

Даже для такого придурка, как ты.

Парень на несколько секунд перехватил его взгляд, словно оценивал. Потом дернул уголком рта и фыркнул, насмешливо и в то же время пренебрежительно.

 - У тебя тут где-нибудь припрятано более-менее пристойное саке?

Санджи  достаточно долго проработал в ресторанном бизнесе и индустрии гостеприимства и уже столько видел раздражающих придурков, что их можно было солить. Чтобы справиться с ними, существовало две линии поведения: либо лизать задницу, либо отвечать грубостью на грубость. Санджи никогда не умел лизать задницу.

 - Я полагаю, это зависит от того, какую цель вы преследуете, - он сложил руки, с деланной услужливостью рассматривая парня. -  Саке бомб*? - конкретно этот пункт в меню в прошлом году пользовался большой популярностью, особенно у определенного типа студентов, которые считали, что погружены в культуру Японии или в то, что они под этим понимали.  

Зеленые Волосы посмотрел на него с подозрением.

 - Я похож на туриста?

Нет, блядь, ты похож на кретина, который не в курсе, что крашеные в зеленый волосы вышли из моды примерно в то же время, когда умер панк-рок.

Санджи пожал плечами.

 - Ну ладно. Чистый. Подогреть?

 - Если саке, которое ты предлагаешь, настолько плохо, что это единственный способ его продать, тогда да, подогреть. - Зеленые Волосы с вызовом посмотрел на него. Да иди ты нахер. Санджи достали люди, которые считали идиотами тех, кто работает за барной стойкой. Он, черт побери, шеф-повар, и знал о еде и напитках больше, чем этот неандерталец.

 - На самом деле у нас есть неплохой futsū-shu и элитный tokutei meishō-shu… для особо требовательных клиентов.

Парень, которого совершенно не впечатлили познания Санджи, оперся скрещенными руками на стойку бара.

 - Давай мне самое крепкое из тех, что у тебя есть.

Тут уже начиналась знакомая территория. Мне все равно, что я пью, пока я от этого пьянею. Значит, это парень собирается поучаствовать в традиционном новогоднем развлечении и утопить в алкоголе те немногие клетки мозга, что еще могли у него остаться. Хотя стремление сделать это с помощью элитного саке быстро опустошит его кошелек. Но Санджи это не особо волновало. Он пошел в дальний конец бара, где стояла фирменная выпивка, переставил в сторону несколько ликеров и нашел то, что искал. Он вытащил зеленую стеклянную бутылку и поставил ее на стойку, прямо перед неприятным клиентом.

 - Классический genshu. Очень сухой, неоднородный, но сбалансированный. Крепкий, но с очень мягким свежим послевкусием.

Зеленые Волосы прочитал черно-золотую этикетку.

 - Wakatake Ginjo Onikoroshi, - уголок губ снова изогнулся в ироничной, провоцирующей полу-ухмылке.  - Ладно, почему нет. Должно подойти.

Санджи потянулся за бокалом, откупорил бутылку и налил. Японское название легко слетело с языка парня, а потом еще этот странный комментарий. Словно какая-то шуточка для узкого круга любителей саке. Против воли Санджи почувствовал себя задетым. Однако он не хотел тешить самолюбие парня, напрямую задавая ему вопрос, поэтому дождался, пока тот сделает первый глоток, и спросил:

 - Уже пробовали такое?

 - Нет, - парень слегка прищурился, распробовав вкус, но не скривился. Он вскинул глаза на Санджи. - Хотя неплохо.

Еще бы, за пятнадцать-то баксов.

 - Отлично, - Санджи потянулся за бутылкой, чтобы вернуть ее на полку, но парень слегка качнул головой.

 - Оставь.

Да ты прикалываешься. Санджи пальцем прижал крышечку бутылки.

 - Целая бутылка обойдется вам в сто двадцать долларов.

 - Хорошо, - Санджи вскинул бровь, и Зеленые Волосы сунул одну руку в пиджак, достал кошелек: вытащил несколько купюр и кинул их на стойку.  - Тут хватит. И я бы хотел еще один стакан. И пива. У тебя есть еще Asahi Super Dry?

 - Конечно, - Санджи медленно убрал палец с бутылки и взял деньги.

Зеленые Волосы кивнул на купюры в его руке:

 - Тогда я возьму еще и его.

Как я и думал. Проект «нажраться как можно скорее». Санджи удержал на лице нейтральное выражение.

- Хорошо. Хотите ведро со льдом для саке?

- И так пойдет, - и парень сделал еще один глоток из своего стакана.

Санджи отвернулся положить деньги в кассу.

- Разумеется. Я бы не хотел, чтобы вы сбавляли темп, – он знал, что ходил по острию ножа, но ему уже поперек горла стояло столь нелюбезное отношение. Так и не повернувшись, Санджи не спеша открыл бутылку Asahi и педантично, медленно налил пиво в стакан, потом вернулся к стойке и поставил его перед мерзким клиентом, ровнехонько рядом со вторым стаканом саке.

- Чем-то еще могу помочь?

Парень пристально посмотрел на него. Он уже осушил стакан: расслабленно держал его одной рукой, которая покоилась на стойке.

- Если сможешь, первый узнаешь об этом.  

Санджи почти уже снова отвернулся, но вдруг над ним взяло верх страстное желание увидеть, сможет ли он выжать еще один ответ из вредного мохоголового придурка по ту сторону стойки. Тут намечалась долгая ночка, и он собирался четко донести до этого козла, что не потерпит, чтобы с ним говорили свысока.

- Рад оказаться полезным, - его тон был пронизан иронией. - И чисто из профессионального интереса – потому что при любых других обстоятельствах чихать я хотел на тебя и твои привычки бухать за сто двадцать баксов. - Название конкретно этой марки саке имеет какое-то особое значение?

Взгляд темных глаз на несколько секунд задержался на нем. Потом парень поднял указательный палец и коротко стукнул по этикетке на бутылке.

- Как я понимаю, ты не говоришь по-японски.

- Не более, чем мне необходимо для приготовления блюд японской кухни, - Санджи снова почувствовал, как вскипает раздражение из-за наезда на незнание языка, - Но я свободно говорю по-французски, сносно - по-испански и немного по-итальянски, так что как-то выкручиваюсь.

Парень остался равнодушен к умениям Санджи.

- Тогда давай я тебе переведу, - он провел пальцем справа налево по двум японским символам, достаточно большим, чтобы занимать почти всю этикетку, графическое изображение традиционной чернильной каллиграфии. – Они-короси, - он опустил руку на стойку, вскинул глаза на Санджи.  – Демон-убийца.

Санджи фыркнул.

- Звучит как чья-то рекомендация.

- Как скажешь, - парень потерял к нему интерес: он повернулся к стойке полубоком, взял одной рукой свое пиво, а другой - бутылку саке и два маленьких стакана, направился к столику в нескольких метрах от бара.

Санджи прищурился. Козел. Хотя бы иди сядь туда, где я тебя не увижу, тупой придурок. Он заметил, как парень снова наполнил свой стакан и налил второй, который поменьше, тоже до краев. Ждет компанию. Пф-ф. Кому-то сегодня вечером будет весело.  

К счастью, в этот момент на верхних ступеньках лестницы появились три девушки и, перешучиваясь друг с другом, направились к бару. Санджи заулыбался, поворачиваясь к новым гостям.

 - Добрый вечер, дамы, чем могу помочь?

Ночь тянулась медленно. Музыка становилась громче, а температура - выше, несмотря на систему вентиляции. Санджи слегка ослабил галстук: он только так мог приспособиться к этой жаре, поскольку его вводные инструкции содержали строгие указания относительно аккуратности внешнего вида. Что исключало закатанные рукава.

С приближением полуночи танцпол стал заполняться, как и второй ярус со столиками и креслами. Порой у бара образовывалась небольшая очередь: Санджи старался мешать коктейли с минимальной задержкой, но гостей становилось все больше и все больше - пьяных, и ему приходилось применять все свое умение, чтобы выдержать напряжение. Тебе никогда не стать шеф-де-парти* в крутом ресторане, если не умеешь справляться со стрессом: умение в вечерней запаре приготовить к выдаче дюжину блюд стало хорошей тренировкой для работы за баром в новогоднюю ночь. Разумеется, на кухне ты едва ли сталкиваешься с клиентами лицом к лицу. Здесь же все было завязано на общении с гостями, и существовала прямая зависимость между уровнем алкоголя в крови и мерзким поведением.  

Санджи обслуживал людей по очереди, ненавязчиво очаровывал, успокаивал нетерпеливых, не путал заказы и правильно давал сдачу. Лед и бутылочное пиво медленно подходили к концу. Он, зажав телефон между ухом и плечом и одновременно прижимая бокалы к дозаторам с алкоголем, которые шли вдоль всей задней стены бара, быстро позвонил администратору, чтобы принесли еще.

Близилась полночь, и уровень шума от гудящих за столиками посетителей клуба уже мог соперничать с громкостью музыки. Особенно отличился один столик, недалеко от бара, компания из шести парней лет двадцати, и шумели они достаточно сильно, чтобы остальные гости начали обходить их стороной. Санджи смешивал им коктейли еще с тех пор, как они пришли сюда пару часов назад, и присматривал вполглаза за их столиком, когда наплыв клиентов это позволял. Они еще не сделали ничего из ряда вон выходящего, разве что много и беспардонно вопили и время от времени клеились к проходящими мимо девушкам, приглашая присоединиться. Но позже они могут стать проблемой. Краем глаза приглядывая за ними, он скользящим движением  отправил два коктейля по стойке бара клиенту и протянул ему сдачу.

 - Эй, - негромкий, но настойчивый голос заставил Санджи повернуться. Тот парень с зелеными волосами стоял, прислонившись к стойке. - Еще Asashi.

Неужели ты умрешь, если скажешь “пожалуйста”, голова-трава? Санджи стиснул зубы, чтобы промолчать, вместо этого он повернулся и вытащил еще одну бутылку из холодильника у задней стены. И получил ребяческое, но, тем не менее, громадное удовлетворение оттого, что наливал пиво неаккуратно, поэтому у него образовалась пенная шапка, которая разбухла и капала через край. Подхватив пиво, Санджи бухнул его на стойку перед мохоголовым.

 - Пять долларов.

Парень уже держал купюру в руке и опустил деньги на стойку.

 - Спасибо, - другой рукой он поднял стакан. Посмотрел на выплескивающуюся пену, слегка прищурился, но решил проблему, поднеся стакан ко рту и сделав большой глоток.

Вдруг рядом раздался громкий грохот, как оказалось, от столика с проблемными молодыми людьми. Зеленые Волосы резко повернул голову, плечи у него напряглись. Санджи выглянул на шум и увидел, что один из охламонов поднимается с пола… Судя по всему, он упал со стола, где до этого исполнял какие-то дебильные акробатические трюки. Его друзья истерически расхохотались, но никто не кричал и, кажется, ни один стакан не разбился.

Санджи перевел взгляд обратно на бар. Мохоголовый по-прежнему смотрел на творящееся в нескольких метрах от него безобразие, брови сошлись в крайне недружелюбное выражение. Санджи заметил мерцание света: три золотые узкие серьги свисали из левой мочки, особенно яркие на фоне загорелой кожи шеи. Это зрелище пробудило смутный интерес, и в первый раз Санджи ощутил к угрюмому клиенту что-то кроме неприязни. А потом взгляд Санджи упал на стойку, куда парень опустил свободную руку. Его пальцы сжимались в кулак.

Ого. Санджи снова посмотрел на лицо парня и его позу. На разлет широких плеч под темной рубашкой. Заметил, что он в самом деле мощный. И...не то что бы вид отталкивал, но гораздо быстрее обращала на себя внимание та хищность, которая проглядывала в его манере, когда он хмурился на буянивших парней. И Санджи действительно очень не хотел каких-то проблем в свою смену. Он решил сыграть на опережение.

 - Хм-м-м... Да, там довольно шумные ребята, - парень обернулся и встретился с ним глазами: Санджи ему слегка улыбнулся. - К сожалению, я не много могу сделать в такой ситуации. Может, повезет, и они напьются в дрова, а где-то после полуночи сами отрубятся.

Парень слегка прищурился, а потом коротко, презрительно мотнул головой.

 - Некоторым людям не приходится особо напрягаться, чтобы быть похожими на дрова.

Санджи криво ухмыльнулся, признавая его правоту.

 - Это точно. Полагаю, все, что мы можем сделать - это не лезть к ним, - он не хотел, чтобы его слова прозвучали жирным намеком, но ему требовалось убедиться, что до парня дойдет.

Мохоголовый снова нахмурился, потом поднял пиво.

 - Я не буду к ним лезть, если они не полезут ко мне.

Ох, да ладно. Вот только не надо тут сегодня выяснять, у кого длиннее. Мне осталось доработать какие-то пять часов, давайте так, чтобы они прошли без вызова охраны и подметания туевой хучи разбитых стаканов. Санджи размышлял над тем, как бы превратить его тонкий намек в менее тонкий, но в этот момент у бара появилась пара женщин с пустыми стаканами в руках.

 - Эй, привет… А у нас тут совсем сухо, - и обе рассмеялись.

Санджи без заминки переключился в режим обаяшки.

 - Как хорошо, прекрасные дамы, что это можно быстро поправить. Позвольте мне налить вам живительной влаги, - он обратился к обеим с чарующей улыбкой, - Только скажите, чем я могу вам услужить… и я помчусь убедиться, что вы полностью удовлетворены.

Они снова рассмеялись, и одна из них, та, которая говорила, сногсшибательно роскошная латиноамериканка с влажными карими глазами, наклонилась над стойкой, словно хотела понять, что там есть...и между делом убедиться, что организовала Санджи достойный вид на соблазнительную ложбинку между грудей.

 - Ого, какой джентльмен, - промурлыкала она, - М-м-м...две водки с тоником и много льда.

 - Сию секунду, дамы,  - Санджи одарил обеих девушек улыбкой, растапливающей сердца, и повернулся смешать им выпивку. Пока он занимался делом, его взгляд вернулся к парню с зелеными волосами, который по-прежнему стоял у бара. Сейчас он насмешливо рассматривал Санджи. Санджи словно погладили против шерсти, и на секунду он потерял профессиональное здравомыслие и, замерев на мгновение, перехватил презрительный взгляд.

Ну-ка сбрось спесь или вали нахрен с глаз моих долой, козел.

Взгляд темных глаз еще секунду удерживал его, а потом парень отвернулся и свалил с пивом к своему столику. Санджи послал ему вдогонку последний мысленный плевок и сосредоточил внимание на смешивании коктейлей.   

Полночь медленно приближалась. Что повышало спрос в баре, потому что никто не хотел встречать волшебный момент без коктейля в руках… Или, что еще хуже, стоя в очереди. Санджи потел и один за одним выдавал заказы, умудряясь работать на опережение. Когда по клубу эхом пронесся вопль диджея о том, что наступила полночь, ему в ответ раздался рев тусовщиков, и Санджи улучил минутку, чтобы пристроиться в уголке со стаканом минералки в руках и вместе со всеми поднять тост за Новый год. Он вскинул бокал в символическом жесте, молча призывая какие угодно силы, что могли обратить на него внимание. Расстанься с прошлым, поприветствуй новое. Сделай так, чтобы в этом году все пошло как надо.

Прихлебывая воду, он подумал о Нами. Разумеется, сейчас она развлекается там, где шумно и весело, в окружении поклонников. Эта картинка вызвала улыбку, и второй бокал Санджи поднял за нее. За друзей. Потому что, если ты хочешь выжить в этом паршивом аттракционе под названием жизнь, лучше, чтобы рядом с тобой находились хорошие люди.

Вокруг него гости клуба радостно улюлюкали, перекрикивались, пели, пили, обнимались и целовались. Толпа пришла в движение, когда люди пошли от столика к столику, обнимали друзей, хватали незнакомцев. Использовали эту традиционную для новогодний ночи свободу, чтобы познакомиться поближе.  Все пользовались возможностью поучаствовать в сезонном развлечении.  

Ну, не совсем все. Когда в толпе образовался просвет, Санджи открылся вид на столик рядом с баром, за которым сидел парень с зелеными волосами. Он так и сидел, не присоединяясь к окружающей его кутерьме. Санджи увидел, как парень потянулся и взял свое саке. Он, судя по всему, пристально смотрел на другой стакан с саке, который стоял перед ним все еще полный. Он медленно дотронулся до него своим бокалом, потом поднял свое саке, на секунду, будто для тоста, поднес ко рту и одним глотком опрокинул в себя.

Кажется, у кого-то сорвалось свидание. Санджи почти пожалел мохоголового. Продинамили в новогоднюю ночь, столь грандиозный провал. Но с другой стороны, парень оказался в ночном клубе с пятью сотнями разгоряченных тел, добрая половина из которых, вполне возможно, ищет с кем попытать удачу. Не сказать, что тут нельзя найти с кем утешиться.

Однако мохоголовый, надо сказать, не выглядел заинтересованным в происходящем. На его лице поселилось выражение холодной трезвости, причудливо контрастируя с окружающими веселящимися тусовщиками. Он потянулся к бутылке саке, наполнил свой стакан, поднял его и снова осушил.

Толпа закружилась в водовороте и перемешалась, и Санджи потерял его из виду. Наверное, и к лучшему. Сегодня новогодняя ночь, настроение должно переливаться всеми оттенками радости, надежды и переполнять верой в лучшее. Ему осталось отработать еще несколько часов, чаевые льются рекой, и сейчас, когда старый год кончается, у Санджи есть возможность оставить позади все свои неудачи. Как Нами и сказала, в этом году он наладит свою жизнь. Никаких сомнений.

 

 

* Саке бомб: налить в стакан пиво, а в рюмку саке, положить на стакан две палочки для еды и поставить на них рюмку. Раздвинуть в разные стороны палочки так, чтобы рюмка упала внутрь стакана с пивом и быстро выпить все содержимое, пока оно пенится.

* Шеф-де-парти - повар. Отвечает за какое-то выделенное направление кулинарного производства.