Actions

Work Header

Разуй глаза!

Work Text:

Когда товарищи застают тебя с рукой в штанах прямо во время миссии – стыда не оберешься.
- Йоджи, - произнес Кен тоном глубочайшего осуждения.
Айя просто злобно сверкнул глазами.
Йоджи скривился, но придержал язык, по опыту зная, что объясняться – себе дороже. Всё равно ведь ляпнет какую-нибудь глупость.
Выходки Шульдиха и раньше-то не отличались особой деликатностью, но с недавних пор он словно с цепи сорвался.
Должно быть, совсем заскучал, если пускается во все тяжкие с единственной целью унизить врага.
Вот именно – врага. Они ведь по-прежнему враги, даром что обычно после таких встреч Йоджи оставался со спущенными штанами и приятным туманом в голове. Как это ни печально, в схватках с телепатом один на один у него практически не было шансов. Выйди Вайсс против Шульдиха всей командой, исход мог быть иным – но каждый раз они рано или поздно разделялись в погоне за остальными членами Шварц.
Взять хоть сегодняшний вечер. Йоджи и Оми должны были под прикрытием остальных убрать охрану с крыши здания. Но когда они прибыли, охранники были уже мертвы. А этот мелкий стервец-телекинетик утащил Оми бог знает куда.
Шульдих стоял, небрежно привалившись к трубе – ну просто живая мишень для лески! Только, как это ни обидно, а немец побыстрее будет.
Йоджи напрягся для броска, и тут…
По телу побежали мурашки – в буквальном смысле, как будто что-то двигалось под кожей, разъедая изнутри.
- А ну прекрати! – потребовал он, стараясь не обращать внимания на шевеление кожи. Или хотя бы не смотреть на себя.
Шульдих рассмеялся, и иллюзия исчезла.
- Но это же так просто, - сказал он. – Так восхитительно легко. Невозможно удержаться.
Не успел Йоджи и глазом моргнуть, как Шульдих исчез, а на его месте теперь сидел большой рыжий кот уличной породы.
- Ты никогда не задумывался, - гнусаво проговорил кот, - почему я вечно цепляюсь именно к тебе?
- Нет, - сказал Йоджи. – Мне обычно не до этого – и так только успеваю материть тебя да придумывать, как бы попаршивей прикончить.
Он и вправду от души желал мерзавцу самой ужасной смерти. Кожа ходуном и говорящие коты – еще куда ни шло, а вот тех трех дней, когда Йоджи решил, что начал лысеть, он Шульдиху никогда не простит.
- Ты такой простодушный. – Кот вздохнул и подвинулся ближе. – У Цукиено в голове всякие паскудные ловушки, мозг Фудзимии – все равно что ведро со льдом, а Хидака… - Он потряс головой. – Но ты…
Кот принялся тереться о ногу Йоджи.
– Ты - просто мягкая кожаная перчатка: теплый, удобный, как раз впору…
Йоджи с отвращением попятился. Не может же он задушить кота! Да, скорей всего, это и не сработает.
- Кончай! Ты не кот, а я не чертова когтетка. Плевать я хотел, уютно ли у меня в голове, это тебе не игровая площадка. Проваливай!
Кот внезапно исчез, и вместо него снова появился Шульдих, как всегда, омерзительно самодовольный.
«Когда-нибудь, - подумал Йоджи, - я сумею занять его настолько, что он не успеет увернуться».
- О да… - хрипло прошептал Шульдих. – Займи меня, Йоджи! Сделай это…
Похоже, разговор зашел в тупик. Йоджи смерил немца взглядом, потом демонстративно отвернулся и направился к двери.
Трехэтажный мат Шульдиха у него за спиной звучал как музыка.
Сегодняшняя ситуация, без сомнения, была беспардонной местью телепата. Ладно хоть Оми этого не видел. Хотя он все равно догадается, стоит ему увидеть лица Айи и Кена.
Йоджи был почти уверен, что этот хитрожопый немец скоро не отвяжется. Его собственная задача оставалась прежней: не просто пережить очередное столкновение, а, так сказать, остаться сверху.
Йоджи улыбнулся, снова припомнив тот разговор.
Возможно, он все-таки нашел способ занять Шульдиха.

У Йоджи был ежевечерний ритуал: помыться, почистить зубы – сначала щеткой, а потом зубной нитью – увлажнить кожу, сменить простыни и улечься в постель. Выполнение всех пунктов грозило затянуться до двух ночи. Он и так-то вечно выбивался из графика – да и попробуй не выбейся, когда всякие телепаты путаются под ногами.
- Маска для лица?! – Шульдих выглядел потрясенным. И потрясающе сексуальным, рассеянно отметил Йоджи.
Единственным подручным средством оказался кусок мыла. Йоджи метнул.
Шульдих уклонился. На губах его мелькнула знакомая ухмылка, но только на секунду.
- Ты пользуешься травяным шампунем?
Йоджи решительно отказался испытывать смущение по этому поводу. Достаточно, что его смущают собственные мысли. Хороший шампунь, черт побери.
Шульдих опять заухмылялся, несомненно, уловив те самые мысли. Вот и отлично. Время для второго раунда.
Йоджи не ожидал, что следующая встреча состоится в его собственной ванной; а впрочем, место не хуже любого другого годилось для осуществления плана, который он разрабатывал.
Вернее, не столько разрабатывал, сколько обдумывал. Мечтал. Фантазировал…
Он повернулся к Шульдиху спиной и продолжил намыливать волосы, намеренно думая о девушке, с которой провел прошлую ночь. О ее длинных ногах и кремовой коже, которую так приятно было вылизывать.
- Не сработает. – Голос Шульдиха раздавался прямо из-за плеча - гораздо ближе, чем раньше, и как-то резче.
Йоджи расставил ноги шире и неторопливо прошелся скользкими от пены ладонями по всему телу, слегка задержавшись на чувствительных местечках. Пальцы ног начало покалывать.
Предвкушение – половина удовольствия; но когда его разделяют двое, все становится гораздо сильнее. И правда, насколько приятней было бы, если бы его возбужденный член сейчас обхватила чужая рука?
В следующий момент он действительно почувствовал руку на члене. Причем не свою.
«Первый раунд за мной», - самодовольно подумал Йоджи.
- Я сегодня щедрый, Кудо, - напряженно прошептал немец, уткнувшись ему в шею. – Но уж второй-то будет за мной. И смой чертову маску, это отвлекает.
Второй раунд оказался настолько приятным, что у Йоджи не нашлось возражений, а уж третий…
- Да! Да! Ох, мать твою… да! – приговаривал Шульдих, бурно кончая. Ну вот, опять забрызгал простыни.
Они, конечно, и так уже были грязные, поэтому Йоджи не горел желанием ложиться в постель. Но Шульдих сказал «Да пошло оно!» и сделал языком что-то совершенно непристойное. После этого Йоджи забыл не только о простынях, но и вообще обо всем на свете.
А вот теперь, к счастью, опять вспомнил. Если бы эта мысль не засела у него в голове, фиг бы удалось застать Шульдиха врасплох, чтобы огреть по затылку.
В третьем раунде победил Йоджи Кудо.
Теперь осталось только смыть шампунь, снять постельное белье и придумать, что делать с бесчувственным киллером в своей кровати. Интересно, Манкс будет очень недовольна, если ее разбудить в пять утра?

На каком-то этапе обдумывания своего гениального плана Йоджи следовало сообразить: даже если удастся обставить лучшего в мире телепата (не более чем предположение, учитывая, что у него пока не было опыта ни с какими телепатами), предстоит еще перехитрить троих его подельников.
- Фарфарелло, опусти Кудо на пол, - спокойно проговорил Кроуфорд.
Йоджи вздохнул бы с облегчением, если бы не боялся за свое горло, находившееся в опасной близости от лезвия ножа. Как только Фарфарелло отпустил его, Йоджи судорожно глотнул воздуха, по которому успел отчаянно соскучиться. За исключением его шумного дыхания, в комнате было тихо.
Решению позвонить Манкс, увы, не суждено было осуществиться. Йоджи едва успел отпихнуть рыжую сволочь на край кровати и поменять простыни, как его вздернули за ворот халата и прижали к стене – только ноги болтались. Шульдих тоже делал что-то в этом роде, но сейчас, с ножом у горла, ощущение было даже более волнующим. Хотя и менее приятным.
Что ж, зато теперь не надо думать, как поступить. Пусть сами решают, что делать со своим телепатом. Их решение, конечно, будет далеко не таким окончательным, как представлялось Йоджи, но ничего не попишешь.
- Он там. – Йоджи указал в сторону кровати. – Наверно, все еще в отключке, придется вам его тащить. Но, - торопливо добавил он, - никаких необратимых повреждений у него нет.
Кроуфорд смерил его долгим взглядом. Йоджи вспыхнул, понимая, что выглядит не особенно импозантно на полу и в пушистом розовом халате.
- Возвращение Шульдиха – вопрос второстепенной важности. Мы здесь из-за тебя.
- Из-за меня? – Йоджи побарахтался, пытаясь встать, но запутался в свисающих концах пояса.
- Выражаясь более определенно, мы пришли предупредить тебя и твоих товарищей о предстоящем прибытии группы лиц, которые почти наверняка положат конец твоему существованию – к большому ущербу для вашей, а в отдаленном будущем и для нашей команды.
Йоджи сумел, наконец, подняться, но обнаружил, что ноги отказываются его держать. Пришлось сесть на кровать.
- Дайте мне минутку, - выдавил он.
Кроуфорд обернулся к своим спутникам.
- Фарфарелло, Наги. Идите разбудите остальных.
Двое бесшумно выскользнули за дверь. Йоджи дернулся, ожидая шума и криков, которые должны были сопровождать пробуждение Айи, Кена и Оми. Но вначале было тихо, а потом…
Раздался душераздирающий вопль:
- О боже, во что это я одет?!
Шульдих с ужасом оглядывал себя, прижав одну руку к затылку, а другой вцепившись в ворот рубашки.
- А ведь я предупреждал, что, если ты будешь упорствовать в своем безрассудном увлечении, это может плохо закончиться, - удовлетворенно проговорил Кроуфорд. – По крайней мере, ты в состоянии уйти сейчас же.
- Я в таком виде никуда не пойду! - отрезал Шульдих. – А ты! – напустился он на Йоджи. – Ты меня вырубил! И вырядил, как бабу!
- У тебя плечи шире моих, а ноги короче, - невозмутимо возразил тот. – Это было единственное из моих вещей, что тебе подошло. А кроме того, единственное, от чего я был согласен избавиться.
- Избавиться? Ладно, неважно. Сам факт, что у тебя в гардеробе имеются такие вещи, говорит о тебе столько, что и мыслей читать не надо. Извращенец! – Шульдих сполз с кровати и неуверенно выпрямился.
Кроуфорд закашлялся. На губах его мелькнуло что-то отдаленно похожее на улыбку. Возможно, просто нервный тик.
Это и отвлекло Йоджи в самый неподходящий момент – когда Шульдих рухнул на него.
Хорошо, что кровать находилась сзади, потому что с координацией у телепата все еще было плохо – вероятно, из-за травмы головы вследствие удара, которым Йоджи, несмотря на обстоятельства, до сих пор смутно гордился.
- Ты… - прохрипел Шульдих, больно затягивая ворот Йоджиного халата. – Урод ебнутый! Ни меры, ни вкуса, ни ума, ни фантазии!
И в качестве последней точки впился ему в губы страстным поцелуем.
Йоджи почти не сомневался, что сможет вышвырнуть Шульдиха с кровати и еще успеет добавить пару тумаков, прежде чем ему помешают.
Но вместо этого он ухватил рыжего за запястья, не без усилий столкнул с себя и перекатился, оказавшись сверху.
- Сам такой, - ухмыльнулся Йоджи. – Хуесос.
Несомненно, это было начало больших отношений.

Конец