Actions

Work Header

Оставайся здесь (Будь со мной)

Chapter Text

Небо подернуто пепельными тучами с рваными краями, в воздухе пахнет приближающейся грозой и вечерним городом.

Он сидит на влажном бордюре, затягивается сигаретой, размазывая по языку терпко-горький вкус. Стайлз поглубже натягивает капюшон толстовки, опуская на глаза, чтобы спрятать налившийся на правом веке синяк. Топчет пяткой кеда сорвавшуюся серую сигаретную пыль, втирая в грязный асфальт, и оглядывается на шикарный ресторан за его спиной. Таких бродячих псов как он туда не пускают. Стайлз и не рвется. Дорогой пафос и гнилые принципы не очень-то ему по душе.

Питер сказал, что разговор не займет много времени, но, тем не менее, Стайлз успел продрогнуть до костей и выкурить три сигареты, а того все еще нет. Он согревает одеревенелые от холода пальцы дыханием и за неимением более любопытного занятия, принимается разглядывать черную Камаро, которая сверкает отполированными боками и идеально чистым лобовым стеклом. Видно, что о машине заботятся и трепетно любят, хотя Стайлз никогда и не понимал такой привязанности к невоодушевлённым предметам. Заботиться нужно о людях, а не о куче металлолома на колесах.

Стайлз подрывается на ноги, когда слышит звук мягко открывающейся двери и хрипловатый смех Питера. Бросает бычок на тротуар и тушит, щедро потоптавшись по нему подошвой. Питер много раз говорил ему перестать курить, хмуря брови и недовольно клацая языком. Стайлз ебал его мнение в самых разных позах.

Хейл появляется не один, значит, сделка удалась. Не сказать, что Стайлз рад этому, поскольку он уже привык к Питеру и его тараканам в голове, которые стали почти родными, но никто и не давал ему права выбора. Его просто поставили перед фактом: с сегодняшнего вечера у тебя новый «покровитель». И теперь Стайлз скользит взглядом по высокой, мощной фигуре, затянутой в кожаную куртку и темные джинсы. Сказать по правде, он немного удивлен. Питер в сером длинном пальто до колен, прямых брюках с наглаженными стрелками и кожаных ботинках резко контрастирует с этим довольно ещё молодым парнем, который выглядит слишком «просто» для обладателя больших денег. Однако что-то в его лице не позволяет усомниться, что у него цепкая хватка и умение добиваться намеченных целей. О таких говорят: "Не стой у него на пути, если дорога собственная жизнь". Стайлз не из пугливых, поэтому спокойно выдерживает мрачный взгляд почти прозрачных оливковых глаз из-под нахмуренных бровей. Делает шаг навстречу, потому что Питер машет рукой, подзывая его к себе.

— Стайлзи, малыш, иди я познакомлю тебя с кое-кем.

Стайлз морщится, опустив голову. Он ненавидит, когда Питер называет его так. Сразу же возникает желание вмазать между глаз, чтобы отбить всякую охоту называть его «малышом». У него и правда довольно не типичное телосложение для того, кто участвует в боях без правил, но и тощим хиляком он себя не считает. Стайлз жилистый, достаточно широкоплечий и высокий. А ещё он выносливый и быстрый, что в бою ценится гораздо больше, чем мышечная масса. Но прозвище «малыш» закрепилось за ним ещё с первого боя на ринге восьмиугольника. Стайлз даже привык к нему, хотя и не опускает возможности огрызнуться, а если и понадобиться — врезать, как следует за подобное обращение.

Он подходит к Питеру и парню в кожанке, оставляя между ними расстояние в полтора метра. Шмыгает носом, кончик которого красный и ледяной от холода и вытягивает ладонь из теплого кармана узких джинсов.

Парень вблизи кажется ещё мрачнее. У него классная щетина (Стайлз яростно завидует мужикам, у которых она есть, потому что его «пушок» никак не хочет превращаться во что-то серьезное, и хоть отдалено напоминающее бороду), крепкая челюсть и колючие скулы; темные брови и густая черная шевелюра. Тонкие губы сжаты в полоску, а взгляд исподлобья тяжелый и оценивающий. В недалекой молодости, когда ему ещё было что терять, Стайлз бы побоялся встретиться с таким в безлюдном переулке. Сейчас же он прекрасно знаком с таким типажом парней. Чаще всего он встречается с ними в мире восьмиугольника.

— Стайлзи, знакомься, это мой племянник Дерек, а по совместительству теперь ещё и твой новый покровитель, — Питер сжимает пальцы на плече парня (Дерека) и поднимает уголки губ в ленивой усмешке. Дерек же не выражает никаких эмоций, продолжая угрюмо рассматривать Стайлза. Его пристальный взгляд немного напрягает, но Стайлз успешно делает вид, что ему плевать. Это он умеет как никто другой.

— Привет, рад знакомству, — он выдавливает дежурную улыбку и тянет руку для пожатия.

Брови парня в кожанке сходятся на переносице, когда он опускает взгляд на протянутую ладонь. Стайлз ощущает себя идиотом, замерев в этой нелепой позе, в то время как руки Дерека до сих пор находятся в карманах куртки. Ладно, очевидно парень не знаком с правилами элементарного этикета. Не страшно, — думает Стайлз, поджимая губы и загоняя в дальний угол взявшееся из-ниоткуда раздражение. Он планирует одернуть руку с совершенно непроницаемым лицом, ни единим мускулом не выдавая эмоций, но ладонь Дерека неожиданно выныривает из кармана куртки и смыкается на ладони Стайлза, пожимая не сильно, но уверенно. Выражение лица остается нечитаемым и каким-то отстранённым. Стайлз мысленно уже начинает скучать по Питеру, потому что пусть тот и заносчивый мудак, но они хотя бы легко находили общий язык. Дерек не похож на того человека, который легко сходится с людьми. В принципе, Стайлз этого и не требует. Главное, чтобы вовремя платил и устраивал бои. Остальное не его заботы.

— Вот и познакомились, — ухмыляется Питер уголками губ и сгребает Стайлза и Дерека в охапку. — Может, продолжим знакомство в более уютном месте, м? Пропустим по рюмашке, посмотрим на красивых девочек. Отметим знакомство. Ну так что?

От Питера стойко несет дорогим парфюмом от Дольче и солодовым виски. Он явно вошел в кураж. А это означает, что сегодня у него намечается ночь попойки и развязного траха.

Стайлз же мечтает о своей односпальной кровати и горячем душе. Сегодня на тренировке он выложился на полную, отрабатывая удары и удушающие захваты с Хъюго. Он отлично знает, что слаб в партере, а вот завтрашний его соперник (кстати, последний, подогнанный Питером в качестве покровителя) в нём на удивление хорош. Стайлз не имеет права проиграть. Ему позарез нужны деньги.

Он осторожно скашивает глаза на Дерека, который снова (да что же это такое) хмуро смотрит на него, абсолютно не скрываясь. Наверное, для него нормально вот так глазеть на едва знакомых ему людей. Стайлз же снова делает вид, что ему совершенно поебать, отводит взгляд и проворно освобождается из тесных объятий Питера.

— Я, наверное, пропущу это веселье. У меня завтра бой, помнишь? Спортивный режим, здоровый образ жизни и никакого алкоголя.

— Не будь занудой, Стайлзи, — отмахивается Питер. — Мы всего лишь немного развлечемся. Обещаю доставить тебя домой к двенадцати, золушка.

— Прости, Питер, но я реально не могу. Я хочу отдохнуть и выспаться, ладно?

Стайлз отступает на шаг, пряча руки в карманы толстовки и втягивая голову: на улице начинает накрапывать дождь.

Питер закатывает глаза и скептически приподнимает брови.

— Я не стану тебя упрашивать, малыш. Не хочешь — твоё дело. А ты, Дерек? Неужели бросишь старика развлекаться в одиночку?

— Я отвезу тебя домой.

Дерек обращается к нему, к Стайлзу, и это слегка сбивает его с толку. Он еще не знает, что собой представляет этот парень и как ему реагировать на подобные предложения. Стайлз взирает на Питера в поисках совета. Старая привычка, в которую он втянулся за два с неполным года. Тем более, это всё-таки его племянник. Питер прячет улыбку, приложив пальцы к губам, а глаза лукаво поблескивают в свете фонарей. Стайлзу ситуация кажется всё более странной, если это вообще возможно при таком раскладе вещей. Он реально устал, и идея, чтобы его подкинули хотя бы до квартала, кажется очень заманчивой. Но этот парень, Дерек, создает впечатление довольно жуткого типа.

— Отличная идея, — подхватывает вдруг Питер и похлопывает племянника по плечу. — Ты только позаботься, чтобы он попал домой целым и невредимым. Это теперь твоя обязанность. Запомни, Дерек, от сохранности твоего бойца зависит твоя прибыль.

Дерек всё ещё не отводит от него глаз, совершенно игнорируя дядю, а Стайлз потихоньку начинает чувствовать себя экспонатом в музее.

— Ладно, поехали, — сдается он, понимая, что разумнее всего согласиться. Неизвестно, как этот Дерек реагирует на отказы, а он, хочет того или нет, теперь его боец и им придется мириться.

Лицо хмурого парня остается неизменным, когда он просто кивает, а затем поворачивается, чтобы попрощаться с Питером. Когда на него устремляются два взгляда, Стайлз притворяется глухонемым и отступает на несколько шагов, разглядывая каменную кладку обочины. Он знать не знает, о чем они тихо переговариваются и почему Питер кидает на него, по его мнению, незаметные взгляды, в то время как Дерек опять хмурится (или он даже не переставал это делать) и совсем не смотрит на Стайлза, словно его здесь нет. Неожиданные перемены, учитывая то, что последние несколько минут он то и делал, что сверлил его светло-зелеными глазищами. Но Стайлз рад этой перемене, даже дышать получается свободней.

Хейлы расходятся всего через несколько секунд тихих переговоров, после чего Питер кривовато улыбается Стайлзу и поднимает руку в прощальном жесте, направляясь к машине, где его дожидается личный водитель. Стайлз поднимает руку в ответ, чувствуя легкую пустоту. Питер был засранцем, он даже спорить не станет, но они научились уживаться друг с другом и органично взаимодействовать, а теперь Стилински придется проделывать всё это заново. Только теперь с Дереком.

Кстати, о хмуром парне. Стайлз снова ощущает на себя его взгляд и вынужденно разворачивается в сторону Дерека. Он стоит возле того самого Камаро, которое Стайлз разглядывал несколькими минутами ранее и ждет. Стилинки тихо вздыхает и плетется к нему. Дождь моросит всё сильнее, и пара-тройка ледяных капель задевает кончик носа и оседает на щеках. Стайлз стирает их рукавом толстовки, останавливаясь возле Камаро, в то время как Дерек обходит её и садится на водительское сидение. Стайлз запрыгивает следом, перед этим старательно отряхиваясь от дождевых крох, чтобы, не дай бог, не запачкать салон этой дорогой тачки. Он называет свой адрес (Стайлз снимает однокомнатную квартиру почти в самой клоаке города) и Камаро трогается с места. Дерек не включает радио и Стайлз готовится к неловкому молчанию, разбавленному только шумом двигателя. Однако, к его удивлению, Дерек начинает говорить:

— Как давно ты снимаешь квартиру?

Стайлз даже слегка оторопел от неожиданности.

— Эм, как только переехал в город. Почти три года уже.

Дерек супит брови, не отрываясь дороги, и дергает подбородком, как бы кивая.

— Питер так мало тебе платил, что ты не мог переехать из трущоб в более приличное место?

Стайлз напрягается всем телом и устремляет взор на разведенные колени. В груди леденеет, а руки сами по себе сжимаются в кулаки. Питер не мог ничего рассказать. Он и ему признался то совсем недавно, когда вынужден был попросить деньги наперед, а тот отказался давать их без объяснений. Стайлз мог бы соврать, но на тот момент ему было так хреново, а рядом не оказалось никого, кто мог бы выслушать, что он взял и на одном дыхании выпалил Питеру всё, как есть. Непростительная слабость, но время не вернешь вспять.

— Питер платил достаточно. Просто в большом городе слишком много развлечений, на которые можно спустить деньги, — пожимает плечами Стайлз, вонзая короткие ногти в ладони. Ладно, он терпеть не может врать, но другого выхода из этой ситуации просто не видит.

На этот раз брови Дерека ползут вверх, и Стайлз начинает подумывать, что они живут отдельной жизнью от своего хозяина, потому что его лицо остается каменно-неподвижным.

— Неужели?

— Стопроцентная правда, — заверяет Стайлз и горячо кивает, ощущая себя полным придурком.

— А как же здоровый образ жизни, о котором ты так заливал Питеру? — прохладно интересуется Дерек, а Стайлз, чёрт возьми, краснеет.

Господи, он не краснел тысячу лет. И не врал столько же, в принципе. Дьявол бы побрал этого Дерека. Зачем вообще заводить эти пустые разговоры? Питера никогда не интересовала личная жизнь Стайлза. Главное, чтобы дрался и приносил стабильный доход. Остальное — не его проблемы. Хотел бы он, чтобы и Дерек оказался точно таким же. Но нет. Ему не могло так свезти.

— Развлечения подразумевают не только алкоголь и клубы, если вы об этом. Есть еще и…

— Ты, — его прерывают. — И зови меня просто Дерек. В конце концов, я не так и стар, как Питер, например.

Стилински не удерживается и улыбается уголком губ.

— Окей. Дерек, — произносить его имя вслух пока странно. Но Стайлз уверен, что привыкнет. Он быстро приспосабливается к переменам. Наверное, это и помогло ему выжить в большом городе и не сломаться под грузом проблем, которые наслаивались одна на другую и давили на его плечи с завидной частотой.

— Я не хочу, чтобы ты жил в том клоповнике, — выпаливает Дерек, очевидно совсем забыв о том, о чем они говорили до этого. Или он считал разговор таким же пустым, как и сам Стайлз.

Хотя, наверное, Стилински лучше бы болтал о ничего не значащих вещах.

— Ну, меня всё устраивает, — бормочет Стайлз. Кажется, даже слегка обиженно. Пускай он жил не в хоромах, как Хейлы, но он привык к своей квартире и даже успел полюбить, насколько вообще возможно полюбить однокомнатную конуру. К тому же, Стайлз жил там не потому, что хотел. У него не было другого выбора, как вот у Дерека. Он наверняка мог позволить себе самые лучшие апартаменты в городе. Не то, чтобы Стайлз завидовал. Просто у него были другие цели в жизни.

— У меня есть свободная комната. Можешь пожить у меня.

Стоп. А вот это уже перебор.

Стайлз мрачно косится на Дерека. Тот бросает на него секундный пронизывающий взгляд светло-зеленых глаз и опять концентрируется на дороге.

— Спасибо, конечно, за предложение, но я откажусь. Повторюсь, меня всё устраивает.

И иди как ты на фиг, Дерек.

Отказ Хейла ничуть не смущает. Скорее наоборот.

— Понимаю. Но, очевидно, Питер не успел объяснить тебе мою концепцию «покровительства». Я предпочитаю лично тренировать своих бойцов и следить за их режимом. И если учитывать то, что ты не умеешь держать себя в руках, когда у тебя появляются деньги…

— Я умею держать себя в руках, — огрызается Стайлз. Он понемногу заводится от раздражения, а собственная ложь теперь кажется самым тупым поступком за вечер.

Бровь Хейла выгибается, а взгляд становится слегка ироничным и недоверчивым. Стайлз бесится пуще прежнего.

— Хочу убедиться в этом лично.

Стайлз пытается панично подобрать слова, потому что если он переедет к Дереку, это будет крах. Он ненавидит контроль, у него, мать твою, целая куча дел помимо тренировок и боев. У Стайлза, в конце концов, своя жизнь и бои — лишь способ заработать, а не весь её смысл.

— Поверьте мне на слово…

— Я не верю на слово, Стайлз, — его имя Дерек отчеканивает с нажимом. — Именно по этой причине я имею то, что имею. Переезд ко мне не означает, что ты будешь находиться под круглосуточным надзором. Это всего лишь способ убедиться, что Питер не соврал насчет тебя, и ты действительно стоишь того, чтобы тратить на тебя свои силы и деньги.

Стайлзу словно зарядили с кулака в скулу. Он держится с последних сил, чтобы не послать Хейла к хуям и не выпрыгнуть из отполированной до блевотной чистоты машины.

— Я наврал насчет развлечений, окей? — Стайлз понимает, что звучит жалко, но он должен как-то выкрутиться из сложившийся ситуации. — Мне нужны деньги по совершенно другой причине и я бы предпочел не говорить о ней.

Вообще. Никогда.

— Ладно, — просто соглашается Дерек. — Я тебе верю. Но переехать ты всё равно должен.

Стайлз давится облегченным выдохом.

— Но если тебе не нужны деньги, я пойму. Уверен, ты найдешь нового покровителя, а я найду бойца, который согласится на мои условия.

Вот он. Аргумент, против которого Стайлз попереть не мог. Найти нового покровителя может оказаться проблемно или же вообще невозможно. Обычно всё происходит как раз наоборот. Не ты ищешь покровителя — он ищет тебя. Если в том, что Дерек легко найдет себе замену, сомневаться не приходится, то для Стайлза всё может закончиться плачевно. Драться — это единственное, что приносит ему достойный доход, которого хватает, чтобы оплатить лечение матери. Стайлз не может пойти работать официантом за гроши. Ему нужны быстрые и большие деньги.

— Мне нужно собрать вещи, — обреченно говорит Стайлз, стиснув зубы.

— Я подожду тебя в машине.

Дерек паркует Камаро возле грязно-серой многоэтажки и Стайлз вываливается из машины едва она успевает остановиться.

— Блять, — шипит он, отходя на приличное расстояние и оттягивая кулаками карманы толстовки. — Блять-блять-блять.

Пинает носком кеда жестяную банку из-под колы, которой не посчастливилось оказаться на его пути. Оборачивается через плечо на машину. Дерек действительно ждет, хмурая паскуда. И Питер, утырок чертов, даже и словом не обмолвился о том, что Стайлзу придется переехать к его племяннику. Дебильная концепция, шла бы она куда подальше. Стайлз сжимает челюсти до хруста. Завтра он должен был навестить маму в больнице. А что теперь? Если ему придется отчитываться перед Дереком о каждом своем шаге, он и правда пошлет все к чертям.

Собрать вещи не занимает у Стайлза много времени. Собирать то почти нечего. Когда он уезжал из Бейкон-Хилл, то уезжал налегке, прихватив лишь одежду и некоторые туалетные принадлежности. С тех пор он мало что себе покупал, разве что одежду обновлял, которая совсем изнашивалась. Да и из мебели здесь ему ничего не принадлежало. Поэтому к Дереку Стайлз спускается с одним рюкзаком за плечами и спортивной сумкой в руке. На дом он не оглядывается. Это не он его держал. Он мельком смотрит в сторону Вест-стрит и, подтянув лямку рюкзака, отворачивается, уверенно шагая к Камаро.

Помни, почему ты это делаешь, Стайлз. Помни, почему тебе нельзя сдаваться.