Actions

Work Header

Стой, стой, стой

Work Text:

Это происходит, когда они живут вместе уже три года.
– Ну, ладно, – произносит счастливый и далекий голос Стайлза в телефонной трубке.
Слышится щелчок, и Дерек останавливается посреди продуктового отдела, с цуккини в корзине и телефоном в руках.
В ночь перед пожаром Кейт повесила трубку прежде, чем сказать «Я люблю тебя». Дерек старается не сравнивать их, но иногда не может удержаться и не проводить параллелей. Несомненно, Стайлз не заслуживает такого, только не он – человек, который говорит Дереку, что любит его так, будто это самое большое чудо, случившееся в его жизни. Он просто не сказал этого один раз, и все.
У него слегка сжимается желудок. Стайлза всего лишь допоздна не будет дома, поэтому он и позвонил – предупредить, чтобы Дерек не ждал его к ужину. Дерек смотрит на цуккини, потом кладет его обратно и прихватывает большой жирный стейк, который потом съедает целиком, непрожаренный и чуть теплый.
Когда Дерек просыпается на следующее утро, Стайлз храпит рядом, открыв рот и пуская слюни. При виде него Дерека немного отпускает, он заставляет себя вылезти из-под одеяла и заняться утренними делами, готовясь к новому рабочему дню. Когда он умыт и одет, а на столе дымится чашка с кофе, Дерек возвращается в спальню, наклоняется и целует Стайлза, вытирая большими пальцами влагу в уголках рта. Стайлз отворачивается, бормоча «WallabyWay» и отодвигает колено.
Стайлз нередко разговаривает во сне. Его сновидения ярки, и в них он ведет себя так же беспокойно, как и в реальной жизни. Нет причин для страха, который поднимается изнутри Дерека, и досады, которую он ничем не может объяснить.
Это были хорошие, счастливые три года. Не о чем беспокоиться.
Вечером они валяются вместе на диване, поедая заказанную еду. Стайлз завладевает пультом, и Дерек ничего не имеет против этого – он годами жил без телевизора и по-прежнему мало им пользуется, предпочитая читать или перебрасываться шутками со Стайлзом.
Он просматривает газету, по старой привычке отыскивая что-то необычное, несмотря на то, что в последние годы их жизнь протекала мирно и спокойно. Когда Стайлз смеется, привалившись к его бедру, Дерек сосредотачивается на том, что происходит на экране – это комедийный сериал о каком-то тупом парне, который безумно влюблен в свою сериальную подружку. Дереку кажется, что вся соль в том, что все, кроме него, знают, что он ей больше не нравится, и именно это делает историю смешной.
У Дерека мурашки бегут по коже, и он чувствует себя так, будто теряет почву под ногами. Он откладывает газету в сторону и поудобнее устраивается на диване. Его ладонь прокрадывается под футболку Стайлза, поглаживая спину круговыми движениями. Стайлз одобрительно мычит, подставляясь под руку, но не отрывает взгляд от экрана телевизора.
Тогда Дерек пробует другую тактику, позволяя пальцам спуститься ниже, и, скользнув ими под резинку, провокационно поглаживает между ягодиц.
– Эй, – говорит Стайлз.
– Эй, – повторяет Дерек, переставая двигать рукой.
– Ты испачкаешь мне задницу, – говорит Стайлз, улыбаясь.
– Ты отказываешься от секса, потому что ленишься идти в душ, – грустно говорит Дерек.
– Ты же знаешь, я не могу спать, перемазанный смазкой и спермой, – отвечает Стайлз.
Должно быть, гримаса на лице Дерека выдает его разочарование, потому что Стайлз произносит:
– Оу, иди сюда, – сжимает ладонь вокруг полувставшего члена Дерека и дрочит ему, медленно и сладко.
Дереку по-прежнему нравятся его прикосновения, и то, как выглядят пальцы Стайлза, когда сжимаются вокруг члена. Стайлз знает его достаточно хорошо, поэтому очень скоро Дерек выгибается, вбиваясь в тесный кулак Стайлза и выплескиваясь поверх него.
Стайлз рассеянно облизывает свою руку дочиста и еще крепче прижимается к боку Дерека.
– А ты? – бормочет Дерек низким и затуманенным из-за оргазма голосом и тянется рукой к бедру Стайлза.
– Не-а, – отвечает Стайлз, протягивая руку и переплетаясь пальцами с Дереком. – Запиши на мой счет.
Иисусе.
На следующий день Дерек покупает упаковку любимого пива Стайлза, новую, свежую бутылку смазки, а также влажные салфетки и презервативы – на тот случай, если Стайлз все еще бастует против душа. Дерек планирует сделать этот вечер приятным для обоих, даже готовит ужин – ничего особенного, обычные бургеры, но он делает их сам, используя рецепт мамы Стайлза из поваренной книги, которую тот нашел на чердаке, когда шериф продавал дом. Еда ждет на столе, и Дерек слоняется по дому, дожидаясь знакомого торнадо, означающего приход Стайлза. Проходит три часа, прежде чем Стайлз присылает ему сообщение, и все, что там сказано: «слишком пьян, остаюсь у Скотта».
Конечно, думает Дерек. Как будто он не помнит, сколько времени Стайлз кормил шерифа этой сказочкой, а на самом деле встречался с Дереком. Его руки слегка дрожат, пока он набирает номер Стайлза. Голосовая почта. Он звонит Скотту, и тот тоже не отвечает. Само по себе это ничего не значит, он и раньше подозревал, что Скотт заблокировал его звонки, сразу отправляя в голосовую почту.
Но это не так уж важно. Похоже, Стайлз собирается от него уйти.
Он размышляет об этом до конца недели, грубит Айзеку, и в один из дней, отправившись на пробежку, заканчивает ее в Орегоне.
Дерек знал, что рано или поздно это должно случиться. Он и не рассчитывал, что Стайлз останется с ним навсегда. Единственное, что его удивляет – он не думал, что Стайлз станет лгать ему.
Он решает вызывать Стайлза на разговор и дать ему шанс рассказать правду, и тогда Дерек сможет бороться, сможет попробовать убедить его остаться.
«Нам нужно поговорить, – пишет он Стайлзу на работу. – Может, поужинаем где-нибудь сегодня?»
Он предлагает на выбор несколько модных местечек, о которых Стайлз упоминал раньше. Может быть, он сумеет впечатлить Стайлза, заставить его принять Дерека всерьез.
«ДА», – отвечает Стайлз заглавными буквами, и Дерек начинает репетировать речь.
Когда Дерек приезжает в ресторан, Стайлз уже на месте. Он стоит, прислонившись к стене – прекрасный незнакомец в новой рубашке и темно-серых слаксах. Дерек замирает на мгновение и просто смотрит на него. После трех лет вместе это по-прежнему самое восхитительное зрелище, которое Дерек видел в своей жизни, и у него сжимается желудок от мысли, что он этого лишится.
Он придерживает дверь, сопровождает Стайлза к столу, обняв его за талию, и позволяет ему заказать для них бутылку дорогого вина. Когда официант уходит, Дерек не может больше ждать, не может терпеть. Он наклоняется вперед, откашливается и говорит:
– Стайлз, у меня есть вопрос. Я хочу знать… и имей в виду, я все равно люблю тебя, что бы ты ни ответил…
– Да, – перебивает его Стайлз.
Глаза у него ясные, сердце бьется ровно. Он не лжет.
– Да? – повторяет Дерек, и у него сжимается в груди.
– Ты должен был знать, что ответ будет «да», – Дерек не может поверить своим глазам, видя, что он смеется.
– Так вот оно что? Ты просто уходишь? – говорит Дерек, ужасаясь услышанному, и вместе с тем уже готовый смириться. – Безо всяких объяснений?
– Ухожу? – говорит Стайлз, подавившись глотком вина. – Почему бы мне… но ты… – у него сужаются глаза, фокусируясь на Дереке как лазерные лучи. – Ты же сделал мне предложение, или… нет?
– Предложение? – спрашивает Дерек, понимая, что повторяет слова, словно чертов попугай, но не может удержаться. У него что, был такой вариант?
Кажется, теперь уже нет, судя по тому, как у Стайлза покраснели щеки.
– Ты говоришь, что назначил свидание в шикарном ресторане, – произносит Стайлз, и по голосу понятно, что он взбешен, – чтобы сказать, что бросаешь меня?
В этот момент к ним подходит официант с переброшенной через руку салфеткой и заготовленной речью по поводу сегодняшних особых блюд.
– Отвечай на вопрос, – кричит Стайлз, толкая стол. Официант мудро исчезает, и Дерек замирает, а его речь с перечислением всех причин, почему Стайлз должен остаться, вылетает из головы.
А потом становится уже слишком поздно – Стайлз встает, отталкивая стул, и действительно уходит – и Дерек теряет его по-настоящему.
– Подожди, – хрипит он, но Стайлз не слушает его. – Остановись, – кричит он громче, но Стайлз успевает выйти из двери ресторана на парковку, прежде чем Дереку удается схватить его за руку и задержать. – Стайлз, – говорит он и ненавидит сам себя за то, что у него срывается голос, и за то, как испуганно он звучит.
В отличие от него, Стайлз не испуган. Он выглядит твердым и непреклонным, когда, наконец, поворачивается к Дереку, сердито кривя рот.
– Я был так взволнован, – говорит он с яростью, вырывая свою руку из захвата Дерека. – Господи, я, блядь, такой тупой, я думал, что ты имел в виду что-то такое, что ты действительно… – и Дерек обрывает его.
– Ты не сказал «я люблю тебя», – наконец произнесенные вслух, эти слова повисают между ними в молчании.
Это заставляет Стайлза резко затормозить.
– Что? – растерянно говорит он. – Когда?
– На прошлой неделе, прежде чем повесить трубку, – глухо произносит Дерек. – А на следующее утро ты не поцеловал меня в ответ. Ты смеялся, когда смотрел это тупое шоу про расставание, ты не позволил мне прикасаться к тебе, – говорит он, с замиранием сердца приближаясь к самым изобличающим уликам, – и ты ночевал у Скотта.
Стайлз молча смотрит на него.
– Ты чертов псих, – в конце концов говорит он, и Дерек хмурится, потому что такого варианта не было в его вымышленном списке возможных ответов. Тем не менее он продолжает, потому что уже не может остановиться:
– Я привел тебя сюда, потому что хотел узнать, – он сглатывает и отводит взгляд, – узнать, что я сделал не так. И могу ли я прекратить это. И возможно ли это исправить. Иногда ты бываешь охуительно раздражающим, но я могу это вытерпеть, – Стайлз издает негодующий звук, – но если я иногда слишком… Если я должен что-то сделать, я сделаю что угодно, потому что… – Дерек останавливается, но делает над собой усилие, чтобы высказаться до конца, – потому что я не хочу потерять тебя.
Ему требуется еще пятнадцать секунд, чтобы прийти в себя, но в конце концов он поднимает голову и встречает взгляд Стайлза.
– Это самое худшее предложение, которое когда-либо видел этот мир, – произносит Стайлз, после чего продолжает, бурно жестикулируя: – Я был в ебаных горах, и там пиздец как плохо ловит телефон, о чем я сказал тебе, когда звонил. И я не отвечаю за то, что делает спящий Стайлз, о чем, черт возьми, ты отлично знаешь.
Что ж, это верно. Иногда Стайлз даже ест во сне. Чаще всего маринованные огурчики.
– И да, я ночевал у Скотта, потому что он поссорился с Эллисон, а ты знаешь, каким он бывает в такие моменты. Мы пили не дома, и я не хотел заставлять тебя забирать меня, и, о Господи, почему ты такой долбанный псих? Я не могу поверить, что все еще хочу выйти за тебя! – он снова разворачивается и направляется к джипу.
Дерек по-прежнему держит его за запястье, поэтому тащится следом.
– Стайлз, – говорит он в отчаянии, – Стайлз, куда ты…
– Неправильный вопрос, мудила, – перебивает его Стайлз. Он останавливается и перестает тащить за собой Дерека. – Поскольку у тебя явно проблемы с головой, я помогу тебе. Как насчет такого вопроса: «Стайлз, ты изменяешь мне»?
Дерек смотрит на него, но Стайлз не двигается.
– Спроси меня, – приказывает он.
– Ты?.. – говорит Дерек, неуверенно и напряженно.
– Нет, – решительно произносит Стайлз. Он пробует освободиться от захвата, но Дерек вцепился в него мертвой хваткой. – Есть еще один вопрос, который ты можешь задать: «Стайлз, ты любишь меня?»
– Я не… – начинает Дерек, но Стайлз просто перебивает его:
– Да, идиот, и влюблен в тебя с тех пор, как мне исполнилось семнадцать, – Стайлз наконец вырывает запястье из хватки Дерека. – По дороге домой, – говорит он, делая контрольный выстрел, – у тебя будет время продумать свои собственные ответы, – и прежде чем Дерек успевает среагировать, он захлопывает водительскую дверь и уносится прочь. Дерек залезает в «Камаро» и едет домой, постепенно отходя от шока.
Он опасается, что Стайлза не окажется дома, когда Дерек туда попадет, и у него не будет шанса высказаться, но джип на месте, твердо стоит на подъездной дорожке. На их подъездной дорожке. Около их дома.
Он врывается внутрь и натыкается на Стайлза, который развешивает свое пальто на кресле перед камином.
Дерек опускается на пол, становясь на одно колено.
– Прости меня, – тут же говорит он, потому что ему кажется хорошей идеей начать с этого. – Прости меня, что я все проебал, мне жаль, что это был не тот вечер, которого ты ожидал, а еще жальче, что я даже не могу тебе пообещать стать не настолько безнадежным мудаком в ближайшее время. Но я люблю тебя, Стайлз, я, блядь, так сильно тебя люблю, и если ты серьезно, и все еще этого хочешь, я женюсь на тебе хоть завтра.
– А что если я хочу свадьбу в стиле Элвиса? – говорит Стайлз, который, кажется, все еще продолжает злиться.
– Ладно, – сразу же отвечает Дерек.
– А что если я хочу сделать это в полицейском участке?
– Я бы женился на тебе хоть на Марсе, – говорит Дерек, и Стайлз фыркает.
– Скотт будет Элвисом?
– Давай не будем совсем уж сходить с ума, – отвечает Дерек, хмурясь, и Стайлз ухмыляется, сползает на пол и целует его до тех пор, пока Дерек не теряет равновесие и не заваливается на спину, и они занимаются сексом прямо там, примирительным сексом будущих новобрачных, грязным и сладким сексом. Дерек не отпускает его даже поздно ночью, когда Стайлз пускает слюни ему на руку, причмокивая губами и бормоча что-то про блинчики. Дерек целует его в макушку и прижимает еще чуть-чуть сильнее.