Actions

Work Header

Длинный, толстый, необрезанный

Work Text:

Когда Дерек спускается вниз, Айзек и Бойд смеются над чем-то, сидя на кухне. Он не собирался выспрашивать, но стоит ему уловить имя Стайлза, Дерек мгновенно настораживается.
– Что там насчет Стайлза? – интересуется он, наливая себе чашку кофе и изо всех сил стараясь вести себя естественно.
– Ничего особенного, – отвечает Айзек и снова фыркает. – Разве что… Ты же знаешь, что у нас общие занятия по средам? Так вот, в старших классах Стайлз без всякого повода написал эпической длины эссе об обрезании. И не кому-нибудь, а Финстоку, который его чуть со свету не сжил за эту выходку. Так вот, вчера он сделал это снова, как будто в колледже это будет выглядеть менее странно.
Он вновь начинает смеяться, а Дерек, по правде говоря, в недоумении. Почему Стайлза так интересует обрезание? Насколько ему известно, Стайлз учится на инженера, а не на медика, например.
Бойд пытается объяснить:
– У Стайлза пунктик по поводу необрезанных членов, – говорит он. – Это просто смешно. Он даже спрашивал меня, не отросло ли отрезанное после обращения, раз оборотни способны к регенерации.
Последняя фраза окончательно добивает Айзека, и он покатывается со смеху так, что еда вываливается у него изо рта.
Дерек оставляет их и уходит, поскольку иногда ему просто не по силам подолгу участвовать в общем веселье, к тому же этот разговор рождает у него все новые вопросы. Например, почему Стайлз так одержим этой темой? Ему противны необрезанные члены, или они ему нравятся? А сам Стайлз обрезан? У Дерека начинает гореть лицо, как обычно случается, когда он начинает думать о Стайлзе подобным образом, и он ныряет в душ, мужественно игнорируя новый виток смеха внизу.
Стайлз заходит нечасто, особенно в последнее время, когда их жизнь вошла в нормальную колею. Он в колледже, как и все остальные, хотя и не живет в кампусе, как Скотт. Дерек не знает, почему, возможно, из-за отца. Но они по-прежнему регулярно встречаются, поскольку Стайлз работает в продуктовом магазине неподалеку от лофта. Дерек не знает его расписания, но когда оказывается там, Стайлз всегда на работе.
Когда в четверг Дерек заходит в магазин, чтобы купить молока, Стайлз расставляет жестянки с супом.
– Привет, – говорит он бодро, балансируя на стремянке. Это делает его на полметра выше Дерека, и тот снизу вверх смотрит на него, подсвеченного резким люминесцентным светом, и думает об обрезании.
– Мне нужны яйца, – говорит он.
На самом деле, Айзек купил около трех десятков на днях. Дерек пришел за молоком. Стайлз не может этого знать, поэтому просто пожимает плечами и кивает:
– Вон там, – и берет следующую банку.
– Спасибо, – говорит Дерек. – Преподавателю понравилось твое эссе?
Стайлз вспыхивает.
– Ты слышал об этом? – говорит он, потирая затылок. – Тема была свободная, полагаю, это означает, что каждый может писать о том, что ему интересно. И вообще, это всего лишь эссе для колледжа.
– Ага, – говорит Дерек. – Я не обрезан.
Он понятия не имеет, почему сказал это. Накануне, перед тем, как лечь спать, Дерек составил план, и он включал куда больше такта.
– Ладно, – отвечает Стайлз, моргнув. Он смотрит вниз, а потом быстро поднимает взгляд, как будто надеялся, что Дерек мог этого не заметить.
Дерек прокашливается.
– На тот случай, если у тебя будет еще одно задание, – поясняет он. – В смысле, если вдруг тебе понадобится рассмотреть подробно.
– Это – худший в мире подкат, – говорит Стайлз. – Серьезно, он может поспорить с «У меня в штанах вечеринка, и ты приглашен». На одном уровне с «Я потерял свой номер, можно мне твой?». Типа «Я хочу записать это мгновение для потомков».
– Ты мог бы просто сказать «нет», – говорит Дерек, уставившись в пол.
– О, я не сказал «нет», – быстро возражает Стайлз, и Дерек резко поднимает голову. – Моя смена заканчивается в пять. Скажи Айзеку, чтобы выметался к чертям.
– Ладно, – говорит Дерек, разворачивается и уходит, пока Стайлз не передумал.

***

– Снимай их, Хейл, – объявляет Стайлз, когда Дерек впускает его внутрь.
– Стойте, стойте, стойте, – взвизгивает Айзек и спешит к дверям, на ходу застегивая штаны.
Дерек хмурится. Прошло два часа с тех пор, как он виделся со Стайлзом в магазине, и это были длинные два часа, во время которых Дерек представлял себе, как пройдет его вечер со Стайлзом. Он определенно не готов к тому, что это будет похоже на осмотр у врача.
– Ай, – говорит Стайлз, пинком захлопывая дверь. – Ты же не передумаешь?
– Нет, – отвечает Дерек, но не знает, что еще сказать. Он не собирается ни с того ни с сего снимать штаны. Это глупо.
– Хорошо, – говорит Стайлз и направляется к Дереку, на ходу стаскивая с себя худи. Подойдя вплотную, он берется за пряжку ремня на брюках Дерека и слегка тянет за нее. – Можно мне посмотреть?
Дерек кивает и немного расставляет ноги. Стайлз опускается вниз, со стуком ударяясь коленями об пол, но ни на минуту не останавливается – его руки, твердые и уверенные, тут же расстегивают ремень. Дерек кладет руки на плечи Стайлзу, в то время как тот тянет вниз молнию и достает член.
– Ты только посмотри, – выдыхает он, обдавая воздухом член Дерека, заставляя его вздрогнуть.
– Думал, я вру? – напряженно спрашивает Дерек.
– Шшш, – отвечает Стайлз. – Дай мне насладиться этим.
Дерек не знает, что на это сказать, поэтому вообще ничего не говорит. Его член по-прежнему мягкий, но уже начинает твердеть под взглядом Стайлза, кожа на нем еще не натянута и закрывает головку. Стайлз прикасается к нему, слегка проводя пальцем по крайней плоти, и уже это вызывает у Дерека желание выпустить когти. Он не делает этого, крепко держась за свою человеческую сущность, но Стайлз бросает на него взгляд, будто все равно догадывается об этом.
– Может, поторопишься и сделаешь что-нибудь? – говорит Дерек, пытаясь скрыть смущение.
– О чем я только что говорил? – строго спрашивает Стайлз, но обхватывает ладонью член Дерека и крепко сжимает, оттягивая кожу назад, до тех пор, пока не открывается головка, а потом снова вперед, с выражением крайней сосредоточенности на лице. Дерек сильно сомневается, что сможет вытерпеть это достаточно долго.
Стайлз повторяет движение, немного быстрее и увереннее, а потом наклоняет голову и резко высовывает язык. Он теплый и влажный, его прикосновение посылает маленькие искры удовольствия в позвоночник, и Дереку хочется закрыть глаза, прежде чем он кончит постыдно быстро. Он уверен, что так все и случится, и ему придется сбегать куда-нибудь в Небраску, чтобы не сгореть со стыда.
Однако он меняет мнение, когда Стайлз пускает в ход зубы, слегка поцарапывая ему кожу.
– Это идеально, – говорит Стайлз, улыбаясь, как акула, а после вбирает член Дерека в рот и начинает работать над ним, вращая запястьем и ловкими движениями языка обводя внутри его крайнюю плоть.
Хуй с ним, Небраска выглядит все более и более стоящей этого.
Нельзя сказать, что Дереку до этого не делали минет. Кейт нравилось держать его за бедра и покусывать их внутреннюю сторону, прежде чем приступить к делу, вытягивая из него оргазм. Но в тот первый раз, в ее машине, в то время когда он должен был быть на тренировке, она замерла и уставилась на него сверху вниз.
– Ты не обрезан, – сказала она, не скрывая своего недовольства.
– Ага, – неловко произнес Дерек.
Она была первым человеком, видевшим его обнаженное тело с тех пор, как он был маленьким, и он покраснел от стыда, что его нашли негодным.
– Что ж, – сказала она. – Я надеюсь, ты хорошо за собой следишь, – и с осторожностью осмотрела его член со всех сторон.
Дерек был так смущен, что не посмел поднять взгляд, покраснев от стыда и пробормотав, что так и есть.
С тех пор было еще несколько случаев, не очень много и ни одного такого, о котором стоило бы упомянуть. Ничего похожего на то, как вел себя Стайлз, который, казалось, откровенно наслаждался тем, как выглядит член Дерека и тем, что он может делать с ним.
– Можно я потрогаю тебя? – говорит он резко, испытывая внезапную жажду заполучить в свои руки Стайлза.
Стайлз отстраняется, моргая, словно пытаясь таким образом прийти в себя.
– При других обстоятельствах, – говорит он слегка охрипшим голосом, – я бы ответил «Блядь, да», но я вроде как занят кое-чем, – и он указывает на член Дерека.
Потом он прищуривается, и, судя по заблестевшим глазам, у него появляется идея, и Дерек начинает немного нервничать.
– Ладно, подожди, я хочу кое-что попробовать, – Стайлз отклоняется назад и расстегивает свой ремень.
Дерек не понимает, что вообще происходит, но он согласен на все, счастливый уже от того, что видит член Стайлза. Он не разочаровывает: длинный и толстый, слегка порозовевший на кончике.

Когда они оба обнажены, Стайлз тянет его вниз до тех пор, пока не оказываются на полу, настолько близко, что практически сидят на коленях друг у друга. Стайлз вновь кладет руку на член Дерека, а другую – на собственный член, и располагает их так, что они соприкасаются, и Дерека пробирает дрожь, когда он чувствует трение члена Стайлза о его член. Стайлз тянет крайнюю плоть Дерека, вначале слегка, а затем натягивает ее на кончик своего члена.
Дерек практически перестает дышать, не в силах оторвать взгляд от того, как головка члена Стайлза исчезает в его собственной плоти.
– Блядь, – говорит он и, когда поднимает взгляд, видит расширившиеся зрачки Стайлза и его покрасневшие искусанные губы.
– Хорошо, – дрожащим голосом выдыхает Стайлз. – Так, это настолько охуительно, насколько я и думал, – и позволяет коже вернуться на место, прежде чем сделать это снова, и снова, каждый раз натягивая крайнюю плоть Дерека чуть дальше, покрывая еще один сантиметр члена Стайлза.
– Стайлз, – умоляет Дерек, когда чувствует, что уже не может терпеть и ему нужно больше, и Стайлз слышит его, отпуская свой член, чтобы вновь заняться членом Дерека.
Это не занимает много времени, буквально несколько движений, а потом Стайлз произносит низким провокационным голосом: «Не могу дождаться, когда ты окажешься во мне», – и Дерек сдаётся и отпускает себя, забрызгивая семенем обоих.
Стайлз не отстает от него, после чего Дерек окунает большой палец в беспорядок, который они сотворили, и подносит к губам, чтобы попробовать на вкус.
– Прекрати, – строго говорит Стайлз, и Дерек вздрагивает, глядя на него. – Я не смогу повторить прямо сейчас, так что не дразни меня, – добавляет он, и похоже, совсем не сердится.
Дерек в ответ пожимает плечами и делает это снова.
– Господи, – произносит Стайлз и поднимает их обоих на ноги. – Да ты опасный человек.
Они приводят себя в порядок, и Дерек почти готов к тому, что Стайлз уйдет, получив то, за чем он приходил, но, похоже, у него другие планы. Он предлагает Дереку заказать что-нибудь, чтобы перекусить, и они сидят, задрав ноги на стол, с коробочками китайской еды, и смотрят последнюю часть «Карате пацан», а Стайлз ворует у него куриные пальчики.

***

Дерек не надеялся на продолжение, но Стайлз приходит на следующий день вечером, и они опять занимаются сексом. На этот раз они делают это в комнате, Стайлз заставляет Дерека лечь и трогает его член, явно все еще очарованный им. Игры заканчиваются, когда Стайлз тянется к сброшенным джинсам, вытаскивает оттуда пакетик смазки и выливает ее на свои пальцы.
– Я думал об этом всю прошлую ночь, – говорит Стайлз и всовывает сначала один, а потом и второй палец внутрь.
Дереку видно не очень много: рука Стайлза между ног и его лицо, раскрасневшееся и возбужденное. Дерек смотрит и ничего не говорит, даже не произносит «я тоже», но ему кажется, что Стайлз знает об этом, когда насаживается на его член с довольным и взволнованным выражением лица.
– О, Господи, – говорит он, упираясь руками в грудь Дерека и приподнимаясь вверх, прежде чем вновь опуститься обратно, и Дерек стонет, издав прерывистый звук из глубины груди. – Я представлял, как это будет, – Стайлз по-прежнему не замолкает, и Дереку становится интересно, сколько понадобится времени, чтобы лишить его дара речи. Стайлз откидывает голову и вновь привстает на коленях. – Реальность гораздо лучше.
Стайлз ездит на нем какое-то время, упираясь в грудь теплыми ладонями, пока получает удовольствие, и этого и слишком мало, и слишком много для Дерека. Ему кажется, что его тяжелое дыхание заглушает все остальные звуки в комнате. Стайлз наконец стонет и падает вперед, и Дерек чувствует влажное тепло по всему животу. Он ничего не может с собой поделать и издает протестующий звук, когда Стайлз перестает двигаться.
– Прости, приятель, – слабым голосом говорит Стайлз и скатывается в сторону. Дерек ловит его, укладывает на спину и снова направляет свой член внутрь него.
– Сделай это, – с этими словами Стайлз скрещивает ноги за спиной у Дерека и притягивает его ближе. – Давай, Дерек.
И Дерек дает, вбиваясь со всей силы. Это не прежний ленивый темп, он отчаянный, поспешный и беспорядочный. Дерек наклоняется и захватывает рот Стайлза, впиваясь в него поцелуем и одновременно подаваясь вперед. В ту же секунду он вспоминает, что они еще не целовались, и, возможно, он не должен этого делать. Стайлз обхватывает руками шею Дерека, повисая на ней и отвечая на поцелуй, и Дерек кончает, с каждым толчком прижимаясь ближе и ближе.
– Отнеси меня в душ, – требует Стайлз, шлепаясь спиной на кровать.
– Ты можешь ходить, – отвечает Дерек, не желая отодвигаться и отпускать его.
– Не могу, – драматично произносит Стайлз. – Твой большой красивый член меня доконал. Теперь я разбит и не способен встать на ноги.
Дерек скатывается с него и толкает на середину простыни, после чего хватает ее за край и тянет, пока вся конструкция, включая Стайлза, не сваливается с кровати. Стайлз ударяется о мягкий ковер с глухим стуком, а потом смеется и выкрикивает оскорбления, пока Дерек буксирует всю эту запутанную кучу в ванную.

***

«Принеси мне кофе», – говорится в пришедшем следующим вечером сообщении. Дерек знает, что Стайлз в кампусе, но понятия не имеет где именно. Он ничем не занят, так что мог бы выполнить просьбу, но не уверен, не шутка ли это.
«Я серьезно», – сказано в следующем сообщении. – «Я стану твоим вечным должником, только принеси большой стакан «американо» и два сахара, пожалуйста».
Третье сообщение гласит: «найдиииииименяяяяяяяяяяя, я умираю».
Дерек пишет в ответ «хуй с тобой», его забавляет эта ситуация, чем-то похожая на игру в прятки. Сузить поиск до нужной части кампуса легко, но после этого его волчьим инстинктам бросается вызов. Он закрывает глаза и вбирает в себя все, что есть. Ему приходится отсеять множество следов, пока среди запахов немытых подростков, бумаги, геля для волос и травки, он обнаруживает знакомый аромат Стайлза, по-прежнему впечатанный ему в память после погружения в него, перекрывающий все остальные запахи в квартире, задержавшийся на простынях. Бинго, думает он. Библиотека.
Когда он приходит на место, то обнаруживает большую табличку с надписью «Вход с едой и напитками запрещен». Дерек уже готов развернуться и пойти домой, но парень перед ним тоже держит кофе. Дерек останавливается и наблюдает, как тот опускает стаканчик к своему бедру, ниже уровня взгляда скучающей девушки на регистрации. У Дерека два стакана, но он умудряется сделать то же самое, установив один на другой.
Стайлз обнаруживается в большом мягком кресле в углу у окна, и Дерек с недовольным видом ставит перед ним кофе.
– Спасибо, чел, ты спас мне жизнь, – говорит Стайлз, не обращая никакого внимания на выражение его лица. – У меня завтра тест, и я стопроцентно его завалю.
– Не про обрезание? – подкалывает Дерек.
– Тогда бы я гораздо меньше беспокоился о результате, – ухмыляется Стайлз, а потом явно пытается собраться. – Замолчи, не заставляй меня думать о твоем члене. Я должен выучить всё это.
– Хочешь, чтобы я тебя проверил? – спрашивает Дерек. Он понятия не имеет, почему продолжает нести в присутствии Стайлза всякую херню, которую не собирался произносить. Он иногда помогает Айзеку, когда замечает круги у него под глазами из-за того, что тот не может нормально спать, вибрируя от стресса и беспокойства. Но это не значит, что Стайлз тоже нуждается в помощи Дерека.
Стайлз отодвигает книгу так резко, что едва не роняет ее.
– Спасибо, – с благодарностью произносит он. – Ты лучший.

***

Стайлз остается на ночь, и утром Дерек отвозит его домой, чтобы тот переоделся перед тестом. Дерек готов к тому, что ему придется ждать в машине, может быть, в квартале вниз по улице, полулежа на сиденье, но Стайлз бросает на него странный взгляд, когда он начинает притормаживать, и Дерек с неохотой останавливается прямо перед домом.
– Шевели задницей, – говорит Стайлз, поспешно вылезая наружу. – У меня нет в запасе целого дня.
Дерек игнорирует его, решительно настроенный оставаться внутри, но дверца открывается, и его тащат из машины за ухо. Он мог бы легко дать Стайлзу отпор и справиться с ним, но по какой-то причине поднимается по лестнице, позволяя Стайлзу вести его, по-прежнему ухватив пальцами за ухо.
– Доброе утро, мальчики, – говорит шериф, стоя в дверном проеме гостиной и с изумлением наблюдая за ними.
– Ага-ага, – говорит Стайлз и взлетает по лестнице. – Уже так поздно, о Господи.
– У тебя еще сорок пять минут, – говорит Дерек, избегая взгляда шерифа, – ты успеешь.
– Мне нужно минимум десять минут, чтобы прийти в себя на улице после закрытого помещения, – кричит Стайлз сверху.
Дерек закатывает глаза. Вчера Стайлз без запинки ответил на все вопросы. Дерек представления не имеет, почему он психует из-за такой ерунды и при этом бесстрашно берется за куда более сложные вещи.
– Может быть, тебе стоило вчера приехать домой, – как бы между прочим замечает шериф, и Дерек вздрагивает.
– Дерек не позволил бы мне сесть за руль, – Стайлз появляется на лестничной площадке, на ходу надевая рубашку. Брюки у него все еще не застегнуты, и Дерек изо всех сил старается не смотреть на него.
– Вот как? – произносит шериф, пристально глядя на Дерека.
– Никогда не видел кого-то настолько не выспавшегося и до такой степени переполненного кофеином, – неловко говорит Дерек. – Его трясло.
– Вовсе меня не трясло, – возражает Стайлз, перекидывая ремень сумки через грудь. – Давай, погнали, Флоренс Найтингейл.
Из другой комнаты раздается визгливый звук, и Дерек морщится. Ощущение такое, будто ему проткнули барабанную перепонку.
– Черт побери, – говорит шериф, взмахивая руками. – Только что приходил мастер, чтобы починить чертову сушку, и снова этот звук.
– Это ремень, – говорит Дерек, в который раз убеждаясь, что его фильтр между мозгом и ртом дает сбой в обществе Стайлза. – Я могу исправить это.
Шериф куда более благосклонно смотрит на него, пока провожает их к выходу, и Стайлз улыбается ему, пока Дерек торопится пересечь городок.
– Подлиза, – обвиняет он, мягко толкая Дерека в бедро.

***

Стайлз чаще ночует у Дерека, чем у себя дома, и Дерек привыкает к его присутствию в своей кровати, где он занимает слишком много места, к крошкам от печенья на простынях и к тому, что они вместе принимают душ.
Стайлз любит заниматься с ним сексом в душе, а после водить теплым полотенцем по его бедрам, животу, члену. Он любит ухаживать за членом Дерека, дразня его легкими, как перышко, прикосновениями, снова и снова, доводя до того, что он почти готов заплакать.
– Давай, – торопит Дерек, его напряженные плечи загораживают рассеиватель душа, чтобы вода не попадала на Стайлза. – Просто… – и он слегка подается вперед бедрами, толкаясь в губы Стайлзу.
– Терпение, падаван, – говорит Стайлз и дразнит его еще сильнее, пока он не начинает биться об стенку душа, стискивая зубы с такой силой, что кажется, они сейчас выпадут у него изо рта.
Он никогда не был счастливее.
Когда он спускается вниз, то видит Бойда, который кивает Дереку.
– Я смотрю, мистер Любопытство наконец-то исполнил свое желание, – говорит он сухо, и улыбка растягивает его губы.
– Дважды прошлой ночью, – с горечью произносит Айзек, бросив на Дерека убийственный взгляд. – И всю эту неделю. И прошлую неделю. У него это еще не прошло?
Дерека интересует то же самое, но он не собирается говорить что-либо Стайлзу, чтобы ускорить процесс.
– Заткнись, – ласково советует он и достает упаковку яиц.
Через некоторое время спускается Стайлз и плюхается рядом с Айзеком. Он абсолютно игнорирует его плохое настроение и начинает рассказывать про их общие занятия, травить байки про Скотта, и Айзек понемногу прекращает дуться и втягивается в разговор. Это сделано так ловко, что Дерек, молча стоявший всё это время у плиты, не смог бы объяснить, как Стайлз это провернул, даже если бы ему заплатили.

***

Вечером Стайлз скидывает смс, что ужинает со Скоттом, а потом идет со своим партнером в научную лабораторию. У них какой-то эксперимент с древесным грибом. Дерек не знает, что из этого правда, а что очередной прикол из разряда любимых Стайлзом шуточек детсадовского уровня. «Ок» отвечает он, отдает вторую половину лазаньи Айзеку, и они два часа смотрят «Билли Истребитель», прежде чем уснуть.
Дереку снится кошмар, в котором Эллисон попадает стрелой с аконитом ему в пах, из-за чего ему приходится отрезать себе член, и Стайлз перестает спать с ним. Во сне он гораздо больше бесится из-за этого, чем из-за потери члена, и после пробуждения Дерек с этим не совсем согласен.
На следующий день Стайлз снова отменяет встречу. На этот раз он звонит и, судя по пыхтящему дыханию, одновременно бежит по кампусу.
–… А потом мне пришлось позвонить в продуктовый и поменяться сменами с Гертрудой, а ты знаешь, как она относится к работе по ночам, – выдыхает он. Дерек не знает, кто такая Гертруда, но уверен, что человек с подобным именем заслужил право не работать по ночам. – Лучше бы мне получить хорошую оценку, – говорит Стайлз. – Поль думает, что так и будет, но кто знает, как всё сложится с этим профессором.
– Кто такой Поль? – спрашивает Дерек, удерживая телефон плечом, пока собирает вместе части стиральной машины.
– Партнер по лабораторной, – поясняет шериф, возвращаясь в комнату с парой пива в руке.
– Это мой отец? – кричит Стайлз в телефон.
Дерек делает паузу, чтобы взять пиво и кивнуть в знак благодарности.
– Занимайся своей работой, – говорит он в трубку и отключается.

***

Стайлз получает «А», приходит к Дереку и занимается с ним праздничным сексом, позволяя тому удерживать себя и делать ему римминг до тех пор, пока не кончает, тяжело дыша и трепыхаясь, как выброшенная на берег рыба. Айзек швыряет ботинок в стену, а Стайлз смеется, без всякого смущения целуя Дерека. Он обхватывает член Дерека рукой, чтобы тот мог в нее вбиваться, что Дерек и делает, сцеловывая его смех.
Кто-то звонит утром, разбудив их обоих. Стайлз тихонечко выбирается из постели, прежде чем ответить, чтобы не потревожить Дерека. Однако это бесполезно, поскольку Дерек слишком остро осознает отсутствие тепла сбоку, чтобы вновь уснуть. Он садится и ждет возвращения Стайлза, который поначалу осторожно заглядывает в комнату, чтобы узнать, не проснулся ли он.
– Угадай, кого только что пригласили на званый ужин, который сегодня вечером устраивает факультет, – хвастается Стайлз, вставая коленями на край кровати, чтобы толкнуть Дерека.
– Отличная новость, – говорит Дерек, отстраняясь от него. – Повеселись там.
– Обязательно, – говорит Стайлз, с блестящими глазами. – Приведение гостя приветствуется.
– Нет, – говорит Дерек, переворачиваясь и откатываясь от Стайлза. – Безусловно, нет.
Стайлз тянет его назад и усаживается сверху.
– Пожалуйста, – умоляет он. – Пойдем со мной, нам не обязательно оставаться надолго. И я позволю тебе сделать со мной все, что ты захочешь, когда мы вернемся. Уверен, у тебя полно грязных фантазий, которые ты мечтаешь осуществить, – и он толкается бедрами в Дерека.
– Иисусе, – вздыхает Дерек, понимая, что спорить бесполезно.

***

Стайлз знаком с целой кучей народа. Дерек догадывался об этом, учитывая, что телефон Стайлза постоянно жужжит и разряжается, но это становится еще очевиднее, когда он видит Стайлза в своей стихии. Его гораздо больше ценят теперь, часто он оказывается в центре дискуссии, и таскает Дерека от одной группы к другой.
Поль то и дело оказывается рядом, снова и снова, и они со Стайлзом понимают друг друга с полуслова, что не может не раздражать Дерека. Оказывается, Стайлз знает кучу европейцев-мужчин, больше, чем, как он считал, вообще живет в Калифорнии, но Поль самый европейский из всех. Удивительно, что он надел костюм, а не пришел в футбольной форме и не расплачивается за всё в евро.
Чем дольше Дерек об этом думает, тем большее ему кажется, что Поль похож на идеал воина, и вполне мог бы позировать для статуй римских богов. Он должен быть в нагруднике, и с саблей в руках. Наверное, его крайняя плоть в милю длиной.
Он бросает на них сердитые взгляды и молча дуется рядом со Стайлзом, пока тот радостно игнорирует его, и ненавидит всех и каждого.
Поль наклоняется вперед, прикасается к плечу Стайлза и говорит:
– Прошу прощения, я скоро вернусь, – Стайлз смотрит на него ясными, счастливыми глазами и улыбается, махнув ему.
Дерек знает, что это плохая идея, но не может остановиться и следует за Полем. Он сходу нарушает все правила туалетного этикета и занимает средний писсуар, после того как Поль уже выбрал правый. Поль косится на него, но ничего не говорит. Дерек смотрит на стену несколько секунд, прежде чем осторожно перевести взгляд вниз и вбок.
– Приятель! – возмущенно говорит Поль, прикрываясь.
– Я ничего не делал, – оправдывается Дерек. Поль стряхивает и покидает туалет, почти выбегая из двери.
Дерек идет мыть руки, избегая собственных глаз в зеркале. Затем он разворачивается и выходит из туалета, даже не сочтя нужным вернуться на вечеринку.
Стайлз появляется через час, громко окликая Дерека по имени.
– Ты в курсе, что я все еще живу здесь? – спрашивает Айзек, высовываясь из своей комнаты.
– Мне плевать, – говорит Стайлз, глядя на Дерека так, будто Айзека здесь нет. – Ты разглядывал член моего партнера по лабораторке в туалете?
Повисает шокированная тишина, после чего Айзек отступает обратно в свою комнату, плотно прикрывая дверь. Слышится громкий шум, как будто он придвигает к двери комод.
– Я не хочу говорить об этом, – говорит Дерек, разворачиваясь и направляясь в собственную спальню.
– Ну а я хочу, – отвечает Стайлз, идя за ним. – Ты не хочешь как-то прокомментировать ситуацию? Ни капли не заинтересован в том, чтобы со мной объясниться?
– Я не знаю, что ты хочешь услышать! – говорит Дерек, отказываясь повернуться к нему лицом. – Я даже не знаю, почему ты все еще здесь.
– Что это значит? – растерянно говорит Стайлз. – Ты не хочешь, чтобы я был здесь? О Господи, ты что, правда, запал на Поля?
– Нет, – кричит Дерек, наконец-то оборачиваясь к Стайлзу. – Я просто хотел посмотреть, обрезан ли он!
– Ты... что? – изумленно говорит Стайлз, широко распахивая глаза. – Ты думал, что я собираюсь переспать с ним, если он не обрезан? О Боже, ты так думал, или нет? Ты считаешь, что мне всё равно, с кем? Что я настолько повернут на необрезанных членах, что готов изменить из-за этого своему бойфренду?
– Я твой бойфренд? – говорит Дерек, поставленный в тупик.
Стайлз мгновение смотрит на него, не моргая. Дерек начинает ерзать и переводит взгляд на окно, размышляя, успеет ли выпрыгнуть, прежде чем Стайлз вцепится в него.
– Так, – говорит Стайлз и в его голосе слышится сталь. – Сейчас ты сядешь и будешь вести себя абсолютно тихо в течение пяти минут, пока я думаю обо всем этом.
– Я не…. – начинает Дерек, но Стайлз поднимает руку.
– Пять минут, – говорит он и, кажется, не шутит.
Дерек садится на край кровати, опустив голову. Стайлз стоит неподвижно, уставившись в одну точку и глубоко задумавшись.
Дерек считает про себя, и через четыре минуты и пятьдесят секунд Стайлз произносит:
– Дерек, ты хочешь быть со мной?
– Да, – говорит Дерек, потому что так и есть. Уж это, по крайней мере, не вызывает у него никаких сомнений.
– Хорошо, – продолжает Стайлз, выдыхая. – Я так и думал, – его глаза оценивающе смотрят на Дерека, и он поеживается под этим пристальным взглядом. – Мне нравится твой член, – в конце концов говорит Стайлз, – я практически уверен, что упоминал об этом больше чем один раз. Мне не особенно интересны другие члены, и я собираюсь и дальше считать тебя моим бойфрендом.
– Ладно, – говорит Дерек.
Стайлз садится рядом с ним и обнимает Дерека за плечи, и тот сдается и прячет лицо на шее у Стайлза.
– Мне также нравятся другие твои части, – продолжает Стайлз, устраиваясь подбородком на макушке Дерека. – Вроде твоего глупого лица и бровей. И то, что ты не смеешься над тем, какой я есть, и ладишь с моим отцом, – у Дерека горит лицо, и он вжимается поцелуем в ключицу Стайлза. – Я не могу поверить, ты действительно считал, что я с тобой только из-за твоего члена? – ухмыляется Стайлз и фыркает.
– Ты написал целое эссе об истории мужского обрезания, – мрачно замечает Дерек.
– А еще у меня есть пунктик насчет сердитых парней с темными волосами, но я каким-то образом умудрился не запасть на Финстока.
Дереку на это нечего сказать, так что он толкает Стайлза, и тот падает спиной на кровать. Между поцелуями Дерек раздевает его, снимает собственную одежду, прежде чем Стайлз переворачивает их, и Дерек отдает себя в его руки. Стайлз захватывает их члены в кулак, его длинные пальцы дрочат им обоим в одном ритме, и Дерек выгибается, слишком взволнованный, чтобы продержаться дольше.
– Но твой член тоже много значит для меня, – говорит Стайлз и, пока Дерек кончает, смеется над недовольным выражением его лица.