Actions

Work Header

Смелость в бутылке

Chapter Text

С равной степенью изумления и отвращения Санджи смотрел, как Зоро заливал в себя бочонок саке. Окружающая толпа подбадривала и улюлюкала, голос Нами звонко разносился надо всеми Закопченные стены таверны толстым слоем покрывали истрепанные, мятые розыскные листовки, побуревшие от старой запекшейся крови тех, кто все же попался.  Язычки пламени танцевали под стеклянными колпаками ламп на колесе штурвала, переделанного в люстру. Обшарпанные деревянные столы были прикручены к полу, чтобы их не опрокинули и не разломали в пылу драки, которая неизбежно вспыхнет. Открытые окна впускали соленый запах моря.

Струйка дыма от сигареты Санджи растворилась в смоге, висящем в воздухе. Он кинул взгляд на взъерошенного бармена, стоявшего за стойкой. Самоуверенный мужик средних лет уже не выглядел так самоуверенно. Санджи, пожалуй, было даже немного жаль этого беднягу. Соревнование, конечно, было сплошным жульничеством. Если клиент выпивал до дна полную бочку саке, то оно ему обходилось бесплатно. Если же он не справлялся, то ему приходилось платить за все, что он выпил. Большинство, как уже убедился Санджи, выбывало из игры раньше, чем показывалось дно бочонка. Большинство, но не Зоро.

— Приканчивай его! — заорала Нами Зоро на ухо, отчего его серьги колыхнулись и зазвенели. Шел второй бочонок Зоро - первого хватило только промочить горло - и ставки были высоки. Если он не выпьет до дна, то бармен заставит заплатить за всю выпивку, не говоря уже о том, что с ним за это сделает Нами.

Зоро развалился на табуретке, хлебая саке, будто воду. Несколько капель сорвались у него с подбородка. Черное от солнца мужичье, заполонившее таверну, стучало кружками по столам, скандируя: “Пей! Пей! Пей! Пей!”, - пока на заднем плане Френки в своей обычной придурошной манере вытанцовывал имя Зоро.

Зоро сделал последнюю пару глотков, со стуком поставил пустой бочонок на пол и рыгнул продолжительно и громко, отчего у болельщиков, стоявших к нему ближе всего, заколыхались волосы.

— Бууэээ…

Толпа наградила его одобрительными аплодисментами. Нами взвизгнула и кинулась обнимать Зоро, а Санджи ревниво пробормотал: «Я бы тоже смог». Если два бочонка саке конвертируются в объятья от великолепной Нами-сан, то три, возможно, наберут на целый поцелуй. Санджи вскинул руку:

— Я следующий!

Его желание следующим попытать счастья в соревновании заглушил одобрительный рев местных почитателей таланта Зоро. В глазах у Нами горела жажда наживы, когда она кидалась от стола к столу, собирая выигрыши.  Бармен печально ссутулился. Зоро снова рыгнул, вытер рот тыльной стороной ладони и косо прищурился, оглядывая таверну. Поднявшись из-за стола, он пошел зигзагом, словно пинбольный шарик, сначала споткнулся о пустой бочонок, потом врезался в барную стойку и в итоге рухнул на стол.

— Ух, — Зоро присел на столешницу. Он вцепился в край и быстро моргнул. — А это довольно мощной пойло.

Один из пиратов-крепышей, сидящих за столом, от души хлопнул Зоро по спине, поздравляя с победой, отчего Зоро неуклюже завалился прямо на Санджи. Санджи поймал его прежде, чем он опрокинул их обоих.

— Научись-ка сперва ходить, пьянчужка.

— Я не п’н, — остекленевшие глаза Зоро утверждали обратное. Его ладони бестолково скользили по предплечьям Санджи. — Мне надо отлить.

— И зачем ты мне это говоришь? Тебе нужно помочь хер подержать? — он оттолкнул Зоро. Тот споткнулся, но сумел не упасть. Его рука легла на рукоять катаны.

— Хочешь подраться, блондинчик? — Зоро прищурился.

Санджи усмехнулся, не вынимая сигареты изо рта. Размазать по полу пьяную задницу Зоро - не самый плохой способ провести время. Вечер начинал выглядеть многообещающе.

— Санджи-кун, — пропела Нами с другого конца таверны, — отведи Зоро на корабль.

— Конечно, Нами-сван! — Санджи вместе со страстным воздушным поцелуем послал ей свою любовь и готовность немедленно повиноваться. А потом метнул на Зоро уничижительный взгляд. — Давай, недоумок, пошевеливайся.

Зоро выпрямился, его шатнуло в сторону, и он безвольно опустил руки. 

— Мне все еще надо отлить.

— Очень рад за тебя, — сказал Санджи, прокладывая путь наружу. По дороге от бара до двери Зоро крайне забавно несколько раз со стуком врезался в столы. Это был тот редкий случай, когда Зоро действительно напился: ему требовалось выпить очень много, чтобы почувствовать себя слегка навеселе, и то обычно у него не было достаточно денег, чтобы дойти хотя бы до этого состояния. Зоро не любил, когда его восприятие  притуплялось алкоголем. А еще ему не улыбалось вырубиться, словно пьяному в стельку мечнику. И потому, благодаря тренировкам, его устойчивость к алкоголю была крайне высока.  

Пока Зоро облегчался у стены таверны, словно бескультурная дворняжка, Санджи докурил сигарету. Пиратский квартал в Гудящем городе жил полной жизнью. По сравнению с остальными заведениями таверн было больше всего, и из каждой доносились хриплый смех, ругательства и звуки драк. Торговцы с дурной репутацией завлекали в свои безымянные лавки. Чумазые дети путались под ногами у случайных пиратов, получая чувствительные оплеухи. И убегали, сияя улыбками, с полными карманами ворованной мелочи. Надушенные леди, красивые до невозможности, демонстрировали прохожим свои подвернутые юбки, приглашая заглянуть в парочку борделей вдоль по улице.

Сердце Санджи станцевало чечетку, стоило ему заметить, какими взглядами одарили его три леди, стоящие неподалеку. Ему подумалось, что их корсеты затянуты слишком туго, и им может потребоваться помощь со шнуровкой. Он бы не пережил, упади они в обморок. А если они в качестве благодарности решат пригласить его внутрь, он не станет возражать. Целая вечность прошла с тех пор, как он дарил женщинам наслажденье.

Зоро вышел из переулка, напомнив Санджи, что он привязан к этому мерзкому идиоту и не освободится для собственных дел, пока тот не вернется на корабль. Санджи затушил сигарету о каблук, улыбнулся трем леди, извиняясь за свой отказ, и порадовался, что они не слышали, насколько грязный у него язык.  

— Проклятый маримо. Мы вернемся на Санни, и я надеру тебе задницу.

— Пф. Я бы посмотрел… — Зоро врезался в Санджи и опасно зашатался, — посмотрел, как ты попытаешься.

Раздраженный Санджи схватил Зоро за предплечье и потащил за собой в сторону доков.

— Мне бы надо просто бросить тебя тут и пойти в бордель.

— Мы идем в бордель?

Санджи фыркнул:

— Да ты понятия не имеешь, что там делать.

Зоро нахмурился и упрямо выдвинул подбородок: это означало, что он принял вызов. Санджи представил себе, как Зоро бешеным быком проносится по борделю, представил и вздрогнул. И поклялся любой ценой защитить прекрасных леди.

Из трапа вдруг выросли руки и не дали Зоро упасть за борт, пока Санджи тянул его за собой. Санджи повернулся в сторону вороньего гнезда и улыбнулся.

— Спасибо, Робин-чан! Но его безопасность не стоит твоих усилий!  

Робин не ответила и не подала знак, что слышала Санджи. Санджи бы принес ей что-нибудь выпить и перекусить перед тем, как вернуться в город. А может, ей захотелось бы  поблагодарить Санджи за его заботу, и ему бы вообще не пришлось возвращаться в город.

Санджи пережал нос, чтобы прекратить кровотечение, и нетерпеливо дернул за собой Зоро, провел через газон на палубе и втолкнул в мужскую каюту. Он включил газовый фонарь, висевший на стенке, ткнул Зоро в направлении его гамака и глубоко задумался, надевать ли свежую рубашку.

Небрежно скинутая грязная одежда, тарелки с крошками, учебники по медицине, неприличные рисунки и тексты песенок, еще более неприличные, порванный шлепок, полные пепельницы, пустые бутылки из-под выпивки, какие-то инструменты Усоппа и разобранное на части только что изобретенное устройство ровным слоем мусора покрывали пол каюты.  В диване зияла прожженная дыра. На одной стене отпечатался черный контур порохового взрыва авторства Усоппа и Луффи. На другой гордо висели разыскные листовки команды. Из нараспашку открытых дверей шкафчиков, аккуратно подписанных мужскими именами, вываливалась одежда. Простыни и одеяла занавесками свисали с двух верхних гамаков. Один из нижних распотрошили до основания. Красный мяч, который слишком сильно подкинули вверх, застрял во внутренней обшивке палубы.

— Это бордель? — спросил Зоро и почесал подбородок, оглядываясь вокруг.

Санджи фыркнул и открыл свой шкаф.

— Я и представить себе не мог, что ты еще глупее, когда пьяный.  

— Не пьяный, — в отражении зеркала, висевшего на дверце, Санджи увидел, как Зоро шатает из стороны в сторону, и закатил глаза. Зоро развернулся, поймал равновесие и, кося глазами, прищурился в сторону Санджи, — А ты шлюха?

Санджи резко обернулся.

— Что?! — ему показалось, что он ослышался.

Зоро завалился влево, пока стягивал через голову харамаки и футболку.

— Сколько?

Санджи не знал, то ли ему злиться, то ли ужасаться, то ли помирать со смеху. Зоро нажрался в дрова.

— Я не девчонка, дебил.

— Чертовски на это надеюсь, — ответил Зоро. Рубашка и харамаки оказались небрежно скинуты на пол, а Зоро, слегка пошатываясь, приблизился к Санджи.

И тут многие странные моменты в поведении Зоро обрели свою логику. Санджи захотелось дать себе по лбу за недогадливость. Равнодушие к женщинам, слабое участие в “уроках” на тему прекрасного пола для Луффи, Усоппа и Чоппера, полное пренебрежение к чему-то, относительно похожему на стиль и опрятность и та непристойная манера, с которой он любовно полировал свои мечи – все это означало, что Зоро не привлекают женщины. Не удивительно, что они с Санджи так и не смогли найти общий язык, учитывая столь существенную разницу между ними.  

— Мог бы и сказать, дубина, — Санджи раздраженно мотнул головой. Не то что бы Санджи имел что-то против этой стороны Зоро - хотя данный факт дал бы Санджи серьезную фору в их перепалках. Санджи прямо заулыбался, представив все возможности.  

— Знаешь, а ты похож на Санджи, — заметил Зоро, и у Санджи брови поползли вверх. Зоро подошел так близко, что Санджи чувствовал исходящий от него запах саке и видел расфокусированный взгляд. Зоро оперся локтем о шкаф и потянулся к Санджи, но в этот момент саке плеснулось у него в мозгу, рука неловко скользнула по металлу, и Зоро качнулся вперед. Ему удалось устоять, обхватив Санджи рукой за пояс, отчего они оба ударились об открытую дверцу шкафа.

— Эй, придурок, смотри, что творишь, — прорычал Санджи, плечами чувствуя зеркало за спиной. Лучше бы ему не разбиться.

— И говоришь так же, — продолжил Зоро, словно и не заваливался на Санджи. Сквозь упавшие на глаза волосы Санджи увидел, как Зоро облизал губы, его рука на талии показалась тисками. — Но Санджи никогда бы не позволил мне сделать вот так.

Быстрее, чем того можно было ожидать от пьяного человека, Зоро метнулся вперед и прижался губами ко рту Санджи. Изумленный Санджи ударился затылком о дверцу. Зоро его целовал. Блядь, Зоро его целовал! Ну супер. Не сказать, что от поцелуя хотелось большего, но Зоро, блин, просто стоял, ткнувшись в Санджи, и не шевелил губами.

Зато руками он шевелил весьма активно! Санджи, чей рот заткнули, сдавленно пискнул и вытаращил глаза. Зоро, стоило им только коснуться друг друга губами, тут же засунул руку в штаны Санджи в районе ширинки и теперь вовсю лапал его за член. Для Санджи отсутствие чистых трусов привело к ладони Зоро прямо на обнаженной коже и, блядь, Зоро трогал его за член!

Твою мать, а это было приятно.

Секундочку! Нет, совсем не приятно! Ведь Зоро трогал Санджи за член!

Санджи вскинул колено и попытался оттолкнуть Зоро, но его рука оказалась слишком глубоко в штанах Санджи, и единственное, чего он добился  - что они оба растянулись на полу. Катаны Зоро лязгнули в ножнах. Зоро приземлился на спину, Санджи  - прямо на него сверху, а член Санджи по-прежнему был зажат в руке Зоро.

Зоро сжал пальцы и пьяно ухмыльнулся:

— Неплохая идея, — и начал поглаживать член Санджи. Он подкинул бедра, прижимаясь к ладони, которая хозяйничала у Санджи в штанах. Другая его рука крепко ухватила Санджи за ягодицу.

— Блядь, ч-ч-что...м-м-м..что ты творишь! — Санджи был обязан освободиться от лапающего его извращенца. — Отвали от меня-я-я.. — ох, а у Зоро реально очень приятные руки, — М-п-ф…

— Угу, — пропыхтел Зоро и, лодыжками подцепив Санджи под коленями, стал двигать рукой резче.

Санджи ногтями впился в голые плечи Зоро и прижал вспотевший лоб к тыльной стороне запястья. Удовольствие плавило спину, а желание куда-то убегать исчезло от того, как Зоро поглаживал головку члена. Санджи в какой-то момент пустил все на самотек. Дыхание у него сперло, тело напряглось. Блядь. Резкие, ловкие движения Зоро доводили его до изнеможения. Он и представить себе не мог… он никогда не..он..

О-о-ох.

Санджи кончил мощно, заливая руку Зоро и собственные штаны. За зажмуренными веками плясали круги, кровь пульсировала в ушах. Оргазм взрывом выбил всем мысли из головы, но когда к члену вернулась нормальная чувствительность, реальность заявила свои права.  

Санджи дернулся вверх и встал на колени, перехватив Зоро за запястье, чтобы тот случайно не оторвал ему член.

— Хватит, — пробормотал Санджи, его разбитый голос соответствовал самоощущению. Зоро  распростерся перед ним, голая кожа покраснела, грудь ходила ходуном, а с лица медленно сходило похотливое выражение. Его стояк натягивал штаны.

У Санджи в приступе паники скрутило живот, и он резко выдернул руку Зоро из своих штанов.

Он вскочил на ноги и поперхнулся, увидев, как Зоро поднес запачканные спермой пальцы ко рту и облизал их. Санджи развернулся на каблуках и поступил так, как сделал бы в такой ситуации любой убежденный гетеросексуал - сбежал.

 — Подожди-ка, — спросил Зоро ему вслед, когда дверь каюты с грохотом захлопнулась, — Так это было бесплатно?  

 

***

После их с Зоро неожиданно тесного физического контакта Санджи безуспешно попытался утопиться в ванне и решил с головой уйти в медитацию на кухне, чтобы забыть все произошедшее. Он дымил, как паровоз, и месил тесто скорее с силой, чем с ловкостью. Мука с фартука разлетелась по всей одежде (которую он, к счастью, нашел в ванной). Но запах свежей выпечки, что уже подходила в духовке, так и не смог его успокоить.

Он все никак не мог поверить, что дал Зоро себе отдрочить. Да что такое с ним происходит? Зоро парень, ёб твою мать, и мудак в придачу. Ладно, ладно, Зоро оказался весьма умел, отчего создавалось ощущение, что у него уже был аналогичный опыт с мужчинами, но почему в итоге отдрочили именно Санджи?

 Санджи месил тесто кулаками, перекинув тлеющую сигарету в другой угол рта. Блядь. И что теперь делать? Зоро в жизни не даст ему забыть про этот эпизод. И что хуже, Зоро может захотеть повторить. От этой мысли у Санджи вероломно дернулся член. Он с силой ткнул сигарету в переполненную пепельницу и немедленно закурил следующую. На камбузе висела густая дымовая завеса.

Единственным решением всех своих проблем Санджи видел вариант надрать Зоро задницу за сексуальное домогательство. И тогда бы Зоро понял, что Санджи совсем не оценил, что ему насильно отдрочили, и такое бы больше ни разу, никогда в жизни бы не случилось снова. И неважно, что Санджи это понравилось.

Санджи выругался, поправил стояк в штанах и пошел обратно избивать тесто. Тупое, пьяное, проклятое маримо…

 

***

Санджи прождал все утро, но Зоро так и не сказал ничего насчет прошлой ночи. Ни грязных намеков, ни двусмысленных жестов, ни одного многозначительного взгляда. Зоро, как ни в чем ни бывало, все утро занимался своими обычными делами: после тренировки приперся на завтрак, воняя потом, смел еду, как слегка замедленная версия Луффи, а потом потащился обратно на палубу, чтобы вздремнуть в теньке рощи.

Санджи все это бесило до безумия. Он был уверен, Зоро просто выжидает момент. Этот ублюдок уже, наверное, припас тонну свеженьких едких оскорблений и готов дать волю насмешкам, начиная с «Санджи  у нас дамочка», заканчивая размером его члена.

Утром всё шло своим чередом, а Санджи закипал и становился все беспокойнее, накручивая себя ожиданием. Палуба уже блестела: Санджи ее яростно драил, пока ждал явления Зоро. Тот все не приходил, и у Санджи, в итоге, лопнуло терпение.

Санджи взбирался по ступенькам к носу корабля, а мимо пропорхнула радостная Нами.

— Привет, Санджи-кун! — от ее красоты у Санджи запело сердце, но потом снова упало, стоило ему заметить, как Зоро пристально и встревожено следит за Нами. И Санджи снова разозлился: ему не хватало открытой ссоры.

Зоро взглянул на Санджи, стоило только тому преодолеть последние ступеньки.

— Я выиграл вчера вечером? — спросил он, ошарашив Санджи.

— Что?

— Вчера вечером я выиграл? — повторил свой вопрос Зоро, почесывая задницу. — Я ничего не помню после первого бочонка, а эта ведьма со мной все утро воркует. Мне стремновато как-то.

Санджи несколько долгих секунд пялился на Зоро, а потом медленно переспросил:

— Ты ничего не помнишь?

Зоро покачал головой и снова недоуменно взглянул Нами вслед.

— Мне стоит начинать волноваться, что она хочет порезать меня на кусочки и продать по частям?

— Ты выиграл. Нами-сан в восторге, — сказал Санджи, постукивая по палубе мыском ботинка.

Двадцать минут спустя Зоро заблокировал всеми тремя катанами удар Санджи, отлетел по инерции и ударился о мачту. И, тяжело дыша, спросил:

— Но если я выиграл, и Нами счастлива, то почему ты пытаешься меня убить?

Chapter Text

Вечеринка постепенно подходила к концу. Оркестр доиграл свою последнюю мелодию, и музыканты принялись собирать инструменты. Бумажные гирлянды обвисли. В канделябрах на столах свечи истаяли до огарков. Винные потеки подсыхали в бокалах, опрокинутых повсюду. Льняные салфетки и конфетти усыпали ковры. На черно-белом мраморном полу несколько пьяных гостей покачивались под музыку, звучавшую исключительно у них в головах. Изысканно одетые местные жители, парами или в группах, неспешно направлялись к своим домам, готовиться ко сну.    

Свернувшись клубочком и подложив под голову свой жилет, Чоппер посапывал под столом. Луффи, который во время вечеринки где-то потерял свой праздничный костюм и рукава от рубашки, под вечер уже просто ходил от стола к столу и подъедал все остатки, что только нашел. Нами и Робин, ослепительно прекрасные в вечерних платьях, болтали с хозяевами поместья. Френки и Усопп сбросили пиджаки, ослабили галстуки, которые их заставили надеть, и играли в карты с новыми приятелями. Зоро куда-то испарился несколько часов назад. Санджи подозревал, что этот идиот заблудился в поисках туалета.  

Расстегнув пиджак, Санджи откинулся на спинку кресла и затянулся сигаретой. От обилия выпитого вина у него в голове стоял протяжный гул. Празднование победы Веллингтона над религиозным культом садистов, терроризировавших весь город, началось еще утром и плавно перетекло в ночные гулянья. Санджи, которому этим вечером посчастливилось танцевать с множеством дам, пребывал в блаженстве. Ужин приготовили виртуозно, и он наведался на кухню выразить почтение шеф-повару.

Нежная ручка тронула его за плечо.

— Кок… — Робин замолчала и исправилась с ласковой улыбкой, — Санджи-сан, Нами спрашивала, не могли бы вы найти Зоро-сана? Мы собираемся уходить.

— Разумеется! Я скромный слуга моих ослепительных королев! — Санджи перехватил руку Робин, прижался поцелуем к ее пальцам и постарался не упасть в обморок от счастья, что ему позволили подобное посягательство. — Я найду этого безмозглого идиота, свяжу его и положу к вашим ногам в качестве подарка.

Робин рассмеялась:

— Будет достаточно, если вы просто встретите нас у кареты, Санджи-сан.

И вернулась обратно к Нами. Санджи щелчком выкинул сигарету, застегнул пиджак и отплыл, подгоняемый ветром любви, задувающим ему в паруса. А может, они вознаградят его, когда он успешно завершит свою миссию и вернется? Санджи был бы не прочь провальсировать всю ночь напролет с любой из них. А вдруг они захотят приватный танец в их комнате, как только они снова окажутся на корабле? Приватный танец с обнаженными...

Санджи заткнул нос платком, чтобы остановить кровотечение. Он вышел в главный холл. Главные двери были открыты, и шафер жениха помогал гостям забираться в экипажи, подъезжавшие к поместью. Санджи кинул взгляд на вход в надежде, что Зоро не заблудился где-нибудь снаружи. В таком случаем его поиски затянулись бы, и Санджи, едва найдя Зоро, пришлось бы тут же его убить, чтобы заслужить свой приватный танец у Нами и Робин.

Санджи развернулся и пошел обратно в недра поместья охотиться на Зоро. Богато украшенные зеркала и обрамленные золотыми рамками картины, написанные масляными красками, висели на каменных стенах. Резная мебель темного дерева практически скрадывала богатство красок роскошных ковров на полу. Вазы, золотые статуи и прочие сокровища находились на видных местах: на постаментах и в стеклянных витринах.

Санджи кивнул слуге, проходя мимо, и заодно спросил, не блуждал ли тут где-то немногословный бычара в костюме. Никто не видел Зоро, но Санджи был настроен решительно. Он обнаружил комнату для игр, комнату для обольщения и для учебы. Комнаты отдыха тоже пустовали. Он миновал обеденную залу, которую не использовали, и направился в помещения для слуг поместья. Прачечная, маленькая столовая и кухня не дали результата.   Проскользнув мимо слуг, моющих посуду, Санджи снова мысленно вознес хвалу шеф-повару и спустился по лестнице в винный погреб.

Это место Санджи стоило проверить первым. Зоро обнаружился в прохладном подвале: раскинулся на полу перед внушительной деревянной бочкой саке. Огромный Конго, их личный охранник, безвольно развалился напротив высокого стеллажа с винными бутылками. Газовые фонари висели под потолком, их огоньки отражались от того, что выглядело как пара сотен пустых бутылок из-под вина, разбросанных по комнате. Дружный храп Зоро и Конго эхом гулял в комнате с каменными стенами.  

Ряды бутылок значительно поредели, и Санджи фыркнул с отвращением.

— Грязный невежа, — он подошел к Зоро. Тот где-то потерял свой галстук, а рубашка оказалась неприлично расстегнута аж до этого его мерзкого харамаки. Засученные рукава пиджака и рубашки обнажали предплечья. С каждым богатырским всхрапом из его носа выдувался сопливый пузырь. — Эй, дерьмомечник, просыпайся, — Санджи пнул Зоро в живот.

Поддатый Зоро сел прямо. Он прижал к животу руку и, с удивлением подняв взгляд на Санджи, сидящего рядом на полу, слегка покачнулся.

— Что?  

— Пора идти, — сказал ему Санджи.

— Что?

Санджи слегка пнул его в бедро.

— Говорю, идти пора.

Зоро моргнул медленно, как человек, который здорово насосался саке.

— Куда?

— Скотина, да сколько же ты выжрал? — Санджи нахмурился, наткнувшись ногой на пустую бутылку, отчего та покатилась по полу. — Мы в гостях, козел. А ты до дна осушил их запасы!

— М-м, — Зоро зевнул, потянулся и почесал в затылке. — Я устл. Чго ты хчешь?

— Я сказал, что мы уже уходим!

— Аргх, — Зоро причмокнул губами, в уголке его левого глаза появилась сонная слезка. Он огляделся, словно совсем не узнавал, где находится, но в любом случае не собирался куда-то уходить.

— Да поднимешься ты уже? — Санджи нагнулся и схватил его за руку, собираясь рывком поднять его на ноги. Или вытащить его из подвала, волоча на заднице, как на салазках, если потребуется.

Но у Зоро, видимо, были другие планы: рукой он обвил Санджи под коленями и опрокинул на пол.

Голова Санджи соприкоснулась с каменной плитой с отвратительным звуком. Лежа на спине, Санджи потер затылок и злобно выругался.  

— Блядь, твою ж мать! Вот ты говнюк, — он всерьез планировал убить Зоро.

Зоро подполз к Санджи на четвереньках и улегся сверху. От него воняло так, словно он целиком залез в бочку с вином. Он с ленивой ухмылкой посмотрел на Санджи сверху вниз.

— Привет.

В приступе паники у Санджи сердце подскочило к горлу, перекрыв путь новой порции мата. Он лежал на полу, на спине, а сверху развалился пьяный Зоро. Очень, очень плохо! Путь и прошло несколько месяцев, но Санджи так и не оправился с последнего раза, когда Зоро был столь же пьян и так же близко находился.  

Зоро наклонился к Санджи. Санджи невнятно пробормотал какую-то бессмыслицу. Ему срочно требовалось что-то предпринять. Сказать что-нибудь. Пнуть по яйцам этого извращенца и бежать, бежать куда глаза глядят.  

Так почему же он даже не шевельнется?

Губы Зоро слегка сбились с правильного курса и в результате ткнулись в уголок рта Санджи. Поцелуй оказался таким же отвратительным, как и в прошлый раз, одно лишь грубое давление и сильный выдох Зоро, от которого верхнюю губу Санджи дернуло. Живот дрожью скрутило в узел.

 Рот Зоро скользнул куда-то вбок, словно он не ожидал, что держать голову прямо потребует столько усилий, и в итоге тяжело рухнул на Санджи. У Санджи появились схожие проблемы с удержанием головы, когда вся эта тяжесть его придавила.

— Свали! — пискнул он, упираясь Зоро в плечи.

В ответ Зоро лишь сжал его крепче и зарылся носом в шею Санджи.

— Тебе как... удобно?

— Мне совсем не удобно! — ноги Санджи оказались зажаты между бедер Зоро, что давало ему возможность пнуть Зоро коленом под зад или перевернуть их, поменяв местами. Но если бы они перевернулись, то Санджи оказался бы в той же самой позиции, как в тот раз, когда Зоро ему отдрочил, и живая реакция его члена на такой исход событий привела Санджи в ужас. Ему совершенно не хотелось трахаться с Зоро!

— М-м-м, — прогудел Зоро в изгиб шеи Санджи, от его дыхания горела кожа. — Хочешь перепихнуться?

Да.

— Нет!

Зоро вдавился бедрами в Санджи, твердо вжался стояком, который чувствовался через ткань брюк.   

— Ты можешь меня трахнуть.

У Санджи моментально пересох рот, а вся циркулирующая в теле кровь рванула к члену.

 Зоро зарылся носом под челюсть Санджи.

— Ну давай, детка, я хочу трахаться.

Санджи на мгновение потерял дар речи, услышав такое обращение.

— Детка?

Он практически почувствовал, как Зоро пьяно ухмыльнулся в районе его кадыка.

— Теперь я буду так тебя называть.

— Лучше сдохни, — прорычал Санджи, отпихивая Зоро. Его хриплый смешок горячим узлом осел у Санджи внутри.

— Коз…м-м-м, — Санджи прикусил язык, стоило только Зоро вдавиться в него снова. Черт, как же хорошо.

— Ты охеренно горячий, когда злишься, — губы Зоро словно оставили огненный отпечаток на коже Санджи, — даже когда говнишься.

Санджи подкинул бедра инстинктивно, встречая неуклонно нарастающий ритм толчков Зоро. От этого движения у него закатились глаза. Он вцепился Зоро в плечи и проглотил стон. Господи, что же он творит? Разве он не собирался остановиться... блядь… остановиться… о господи...

— Однажды я не сдержусь, — прорычал Зоро, коленями сжав бедра Санджи, — не сдержусь и отымею тебя прямо на палубе, где кто угодно сможет нас увидеть.

Санджи зажмурился, спину обдало жаром. Зоро стал долбиться бедрами быстрее, сильнее. Его каменный стояк терся о член Санджи, и тот отдал бы все на свете, лишь бы они оказались без одежды. Он сжал пальцы на пиджаке Зоро, на излете встречая его толчки.

— Я бы жестко тебя оттрахал … — Зоро на секунду сбился с ритма, дыхание сорвалось, — трахал бы так, что ты и думать не смог ни о ком другом…отныне и впредь…

Санджи, откинув голову, стукнулся затылком о каменный пол и закусил костяшки пальцев, чтобы не закричать, когда его швырнуло сквозь оргазм. Тело дернулось беспомощно, член пульсировал, спуская сперму прямо в трусы. Зоро вбивался в него свирепо, приближаясь к собственной разрядке. Санджи же словно потерялся в посторгазменном белом шуме, сердце колотилось, а легкие отчаянно требовали воздуха.

— Санджи...м-м-м, — Зоро, кончая, задрожал, и звук собственного имени из его уст поразил Санджи, словно молния. У него только что был секс с Зоро, и на этот раз Зоро знал своего партнера.

Отчаяние, унижение и некоторые другие не самые приятные эмоции, которым Санджи не мог дать определения, камнем осели где-то внутри. Он оглушенно таращился в перекрестье балок на потолке, когда Зоро рухнул на него сверху. Какого хера он делал? Как он мог это допустить? И что это теперь значит? Блядь, а Конго, случаем, не проснулся? Зоро исторг роскошный, трубный храп, защекотав шею Санджи. Это ощущение привело Санджи в себя. В мгновение ока он скинул с себя Зоро, вскочил на ноги и убежал в противоположный конец подвала. Спрятавшись в углу между двумя стеллажами с бутылками, Санджи вытащил из кармана сигарету и, проклиная трясущиеся руки, закурил. Но даже глубокая затяжка оказалась не в силах справиться с бурей эмоций.

Храп Зоро влился в посапывание Конго, который, растянувшись поперек комнаты, по-прежнему был в отключке. Эти двое мирно спали, не обращая внимания на Санджи, пребывавшего в состоянии нервного срыва.

 

***

 

Страданья Санджи оказались бессмысленны, потому что по виду Зоро можно было сказать, что он не помнит вчерашнего секса с Санджи.

— Я не очень помню, что было потом, — на следующее утро за завтраком Луффи спросил Зоро, куда тот свалил, и Зоро рассказал о пьянке с Конго. Он метнул взгляд в сторону Санджи и потер затылок, — но, судя по всему, я неплохо провел время. 

Зоро отлично провел время. Санджи до сих пор забыть не мог. Да и как? Произошедшее было словно жуткий ночной кошмар, а он все не мог проснуться и не знал, как спастись.

Зоро, однако, делал вид, что это не он домогался Санджи на полу подвала поместья в Веллингтоне и что это совсем не он, извращенец, планировал забраться Санджи в штаны. Этот говнюк ел, тренировался и спал как обычно, периодически буянил вместе с Луффи, Усоппом и Чоппером включительно. Помогал Френки с кораблем, игнорировал Робин и Нами и, хоть Санджи не упускал ни одного случая докопаться до него, ни разу не съязвил в ответ. Никаких неприятных для Санджи последствий, никаких косых коротких взглядов и никаких провокационных прикосновений, показавших бы, что он испытывает к Санджи что-то кроме ненависти.

Санджи уже был готов рвать на себе волосы. Как Зоро умудрялся одновременно хотеть трахнуть Санджи и продолжать относиться к нему, как к говну? Не то что бы Санджи хотел, чтобы Зоро изменил свое отношение. На самом деле Санджи был бы рад, начни Зоро относиться к нему еще хуже, чтобы исправить содеянное. Но, в любом случае, все это не имело ровным счетом никакого значения, потому что шли недели, а со стороны Зоро не было ни намека на физическое влечение по отношению к Санджи.

— Какого хера ты тут делаешь? — раздраженно спросил Санджи, сверля взглядом Зоро, ворвавшегося в ванную. Прохладное полотенце, аккуратно сложенное на голове Санджи, шлепнулось в наполненную ванну. От воды поднимался пар.

Солнечный свет струился через окно над ванной. Вокруг водостока на полу образовались лужи, под лейкой душа стоял мокрый табурет. На ручке душевого крана остались пузырьки мыльной пены: Санджи помылся, прежде чем лечь в ванну.

Зоро держал ведро со средствами для уборки.

— Моя очередь мыть ванную.   

И тут до Санджи дошло, что он абсолютно голый лежит в ванне. Кожа у него порозовела от жары.

— Ты не мог подождать, пока я домоюсь?

— Ты слишком долго. Как девчонка, ей-богу.

— Я не девчонка! — неистовому выкрику Санджи эхо в ванной придало досадную звонкость.

Зоро фыркнул, опустив ведро на табурет.

— Ты меня почти обманул.

Санджи вскочил на ноги, вода резко стекла с его тела и плеснулась через бортик ванны.

— По-твоему, я выгляжу как девчонка?

Но стоило Зоро перевести на него взгляд, как Санджи тут же пожалел о своем импульсивном действии. Он стоял в чем мать родила перед парнем, который дважды грязно его домогался.  С таким же успехом он мог набить себе на лбу надпись “Возьми меня, я весь твой”. Но на кону стояла его оскорбленная мужская гордость, и Санджи сжал кулаки, подавив желание прикрыться. Он не похож на девчонку!

Зоро одним коротким пренебрежительным взглядом окинул Санджи с верху до низу и ответил откровенно:

— Да, похож.

От ответа Зоро у Санджи даже челюсть упала. А потом он побагровел от ярости. Он взорвался:

— НЕ ПОХОЖ! — и выскочил из ванны, сделав сальто, пяткой стукнул Зоро по макушке. Он приземлился прямо на ноги, босыми пальцами впился в кафельный пол.

Зоро тяжело качнул головой и злорадно ухмыльнулся:

— Ты даже больше девчонка, чем Робин и Нами вместе взятые.

— Не смей так говорить о них! — Санджи развернулся на полупальцах, примериваясь для пинка сбоку. Зоро блокировал предплечьем и поднырнул, уклонившись от последовавшего удара в голову.

— Боишься конкуренции среди девчонок?

Санджи резко присел на корточки и обвил ногой лодыжку Зоро. Тот подпрыгнул, и Санджи взрезал пустоту.  Стоя на руках, Санджи скрутился и оторвал от пола другую ногу, чтобы в “ножницах” пнуть Зоро в живот еще до того, как тот приземлится. Зоро от удара отлетел спиной и впечатался в стену, разделяющую ванную и нос корабля.

Зоро поперхнулся и рухнул на колено. Он вскинул руки и, скрестив их, заблокировал удар, которым Санджи метил ему прямо в лицо.  Он выглянул из-за скрещенных запястий.

— Дерись не дерись, а все равно у тебя цыплячьи ножки, талия, как у Дюймовочки, и маленькая симпатичная задница.

— У меня не симпатичная задница!

Санджи закрутил удар в спину, а потом еще один, уже с разворота, и еще точечный удар, и сбоку, и круговой, а затем еще и вращение со спины. Зоро пригнулся, спрятавшись за скрещенными руками, колено и мысок ботинка пронзительно скрипнули по кафелю, когда его отбросило назад.  

— У тебя настолько маленький член, что его будто и нет, - глумился он, пока его избивали.

— Иди ты нахер! — Санджи развернулся и пяткой пробил блок Зоро из скрещенных запястий. — У меня огромный... — он закрутился вокруг своей оси, замахиваясь для бокового удара, — охеренно… — круговой удар, — классный... — точечный удар, — мужественный... — прицельный удар обеими ногами, — член! — в прыжке и повороте Санджи рассчитывал отбросить Зоро прямо на стену.

Зоро пришел в движение одновременно с прыжком Санджи, бросился вперед и поднырнул под него. Потом он резко разогнулся, тисками обхватил Санджи за пояс и перевернул их обоих прямо в ванну. Вода плеснулась и перелилась через бортик. Она попала Санджи в нос, и тот поперхнулся.

Он яростно боролся с Зоро, икрами ударился об край ванны, отчего его ноги взлетели в воздух.

Зоро булькнул, но не разжал рук, и его, казалось, совершенно не заботило, что они погружаются в воду. Санджи заерзал, пытаясь освободиться. Рубашка Зоро и харамаки влажно терлись о голую кожу Санджи. Твердое колено впилось Санджи в пах. Санджи в очередной раз брыкнулся и вдруг с ужасом осознал, что его член, совсем-не-маленький, потихоньку встает.

Санджи стал активнее сопротивляться. Он вертелся, пинался и проявлял панически неистовую настойчивость в желании удрать. Но лишь преуспел в укреплении заинтересованности своего члена. Удовольствие дрожью пробегало по нервам везде, где он терся об Зоро. Вскоре тот бы обязательно заметил это, и Санджи подвергся бы небывалому унижению, которое Зоро не даст ему забыть и будет припоминать до конца жизни.

Или Зоро мог бы обхватить ладонью член Санджи и снова ему отдрочить.

Санджи напрягся, по венам рванула вскипевшая кровь. Блядь, ему этого хотелось. Ему хотелось, чтобы крупные, твердые пальцы Зоро стиснули его член, дрочили ему короткими, грубыми рывками так, что стало бы почти больно. Ему хотелось еще одного ужасного поцелуя, хотелось почувствовать, как губы Зоро прижимаются к его собственным, хотелось, чтобы их рты поучаствовали в чем-то помимо драки. Он бы показал Зоро, как правильно целоваться, держал бы в руках это уродливое лицо и насиловал рот Зоро, пока тот бы не застонал, задыхаясь. Примерно так же, как сейчас застонал Санджи.

Зоро внезапно выпустил его, но напоследок толкнул Санджи под воду, надавив рукой на грудь, пока тот пытался выкарабкаться из ванной. Когда ему, наконец, удалось выбраться на поверхность, он стал размахивать руками и брызгать слюной.  Вода вокруг него вспенилась, из нее торчали плотно сжатые колени. Санджи откинул с лица мокрые волосы и уставился на Зоро.

Зоро, повернувшись к нему спиной, пересек ванну, направляясь к выходу, мокрая одежда облепила его тело. Вода стекала с ножен, висящих на перевязи сбоку.

— Бровастик херов. Из-за тебя мои катаны намокли, — прорычал он, схватив полотенце с полки, и стремительно выскочил из ванной.  Дверь за ним со стуком захлопнулась.

— Да ладно?! А из-за тебя… — Санджи неуверенно осекся. Судя по ощущениям, щеки у него полыхали огнем. И что он хотел сказать? “Из-за тебя у меня стояк”? — Маримо херов.

Санджи сидел в ванной, прижав колени к груди, пока не спала эрекция.

Chapter Text

Санджи хотел заняться сексом с Зоро. И чем дольше он занимался отрицанием, тем сильнее становилось это желание. Зоро снимал футболку на палубе - у Санджи тут же вставал. Зоро нагибался поднять свои штанги - Санджи приходилось бежать в туалет, чтобы подрочить. А если Зоро дрался с ним, на палубе, на глазах у всех, то Санджи практически кончал в штаны. Зоро оккупировал его эротические фантазии, изгнав оттуда всех девушек. Он сосредоточил на себе все его мысли, искушая пересечь черту.

В конце концов Санджи решил признать поражение, но сперва обязательно требовалось напоить Зоро. Ни в коем случае этот ублюдок не должен запомнить, что у них был секс. Санджи, вероятно, тоже не помешало бы напиться, особенно после того, что он узнал от одного юнги в порту про пиратов, которые трахали других пиратов.

 —  Только первые несколько раз больно, а потом привыкаешь, — поделился с ним откровенный парень. — Но не забывай постоянно смазывать задницу, и все будет отлично. Я пользуюсь топленым жиром с кухни. Хватает на целый день, на четыре-пять раз подряд, прежде чем там все высохнет.

Этот разговор настолько травмировал Санджи, что еще неделю, готовя еду, он не мог использовать топленый жир.  

Но этот разговор не отбил у Санджи желания перепихнуться с Зоро. Он знал, что Зоро нравится анал, еще с тех пор, как в Веллингтоне тот добровольно предложил себя трахнуть. В любом случае, Санджи все равно оказался бы сверху. И с этой мыслью, на которую член Санджи с энтузиазмом отреагировал, он наконец-то дал себе волю и приступил к разработке плана действий, ведущего к страстному сексу.

Санджи перекинул коричневую сумку в другую руку, чтобы открыть дверь, и бутылки внутри звякнули. Спокойные волны плескались в корпус Санни, стоящей в гавани Конфор. Сумерки окрасили небо. Конфор-сити возвышался на вершине холма, окруженного лесами, широкие дороги вели к крепостным вратам с опускающейся решеткой. Зоро выпало дежурить первым, а Луффи с остальными унеслись в город, стоило только причалить. Санджи же большую часть дня потратил на пополнение запасов, а потом быстро помылся и переоделся, чтобы вернуться в город уже по своим делам.

Он глубоко затянулся сигаретой и пристально посмотрел на деревянную дверь напротив. Если он все рассчитал правильно - а он рассчитал, потому что наблюдал из гавани - Чопперу сейчас пришло время подниматься на дежурство в воронье гнездо, а Зоро - идти в мужскую каюту собирать мелочь и держать курс в город. И все, что требовалось от Санджи, это уговорить Зоро выпить с ним и не спалить наличие скрытого мотива.

Была не была. Постукивая мыском ботинка по палубе, Санджи выдохнул струйку дыма и открыл дверь.

Задница Зоро торчала в воздухе, а голова - в сундуке, словно он что-то искал среди хлама на самом дне. От вида задницы Зоро, туго обтянутой штанами, нахлынуло возбуждение. Санджи ногой захлопнул за собой дверь и повернул защелку.

Зоро высунулся из сундука, увидел Санджи и усмехнулся.

—  А, это ты.
—  И тебе здравствуй,  —  старательно изображая беспечность, Санджи перенес сумку на низкий столик и поставил ее прямо посреди свалки мусора, покрывающего поверхность.  Повернувшись к Зоро спиной, он скинул с дивана грязную одежду, вытащил из внутреннего кармана плаща маленькую баночку, заполненную топленым жиром, и запихнул поглубже между диванных подушек.
—  Эй, маримо, —  Санджи стянул плащ и перекинул через спинку дивана. Он сел на то место, где запрятал баночку, вытащил из сумки темно-зеленую стеклянную бутылку и небрежно откинулся. - Сегодня ночью тебе повезло.

Зоро, со стуком захлопывая сундук,  метнул на Санджи мрачный взгляд.

—  Ты о чем?  

Санджи поднял бутылку.

—  Посмотри-ка, что я выиграл.
—  Ну и?
—  Таких у меня десять, —  Санджи расставил силки, — и я готов поделиться.
—  Со мной, —  ровно закончил Зоро, скрестив руки.

Санджи пожал плечами:

—  Тут только ты один. Но если тебе не интересна халявная выпивка...

Зоро прошагал к дивану и выхватил бутылку у Санджи, под ботинком треснул карандаш. Зоро подозрительно посмотрел на бутылку, откупорил и с жадностью сделал большой глоток. Утерев рот тыльной стороной ладони, он снова принялся изучать этикетку.

—  Откуда это у тебя?
—  Сказал же, я выиграл. Уши прочисть, идиот, — когда Зоро сделал еще один глоток, Санджи мысленно возликовал. Кажется, план мог сработать. Санджи вытащил из сумки другую бутылку и сорвал крышку. Качественный алкоголь был весьма дорогим удовольствием, но по своему эффекту походил на удар Зеффа, пребывающего в плохом настроении. Одной бутылки обычно хватало, чтобы нормального человека привести в состояние нестояния.

Но Зоро не был нормальным. Как и Санджи. Поэтому он купил десять бутылок.

Прислонив катаны к дивану, Зоро рухнул на дальний конец, тем самым оставив весьма приличное расстояние между Санджи и собой. С глухим стуком он закинул на стол ноги в ботинках и усыпал грязью газеты, которые под ними оказались.

—  Ну, и что ты делал? Участвовал в конкурсе на звание самой разодетой цыпочки в городе?

Санджи тут же  завелся:

—  Кулинарный конкурс, придурок, — он придерживался заранее придуманной легенды и, если Зоро поинтересуется, приготовился описать даже ножи, которыми резал нафантазированное мясо.

Но тот лишь дал понять, что слушал Санджи:

—  А, ясно, — и сделал еще один глоток.

Санджи поднес бутылку к губам, и крепкий, горький алкоголь обжег ему горло.

Он не сумел полностью подавить рефлекторный кашель и стукнул себя кулаком по груди. Виски оказался ядреным.

Зоро усмехнулся.  

—  Крепковато для тебя, хлюпик?

—  Нет, — Санджи презрительно усмехнулся и сделал еще один глоток. Теперь он уже подготовился ко вкусу и проглотил без проблем, пальцами вытер губы. — Готов поспорить, я могу выпить вдвое больше тебя.  

Зоро прищурился.

— Спорю, ты вырубишься еще до того, как допьешь эту бутылку.

Попахивало вызовом. Они молча смерили друг друга долгими, оценивающими взглядами, а потом синхронно поднесли бутылки к губам и начали пить.

Подсознательно Санджи предвкушал то, что произойдет. Зоро заглотил и наживку, и крючок, и леску вместе с грузилом, и все, что теперь требовалось от Санджи, - вовремя подсечь. Победа - и секс - уже виднелись на горизонте.

Вот только в этом хитром плане он не учел свою страсть к соревнованиям.

 

***

Санджи не мог припомнить, чтобы мужская каюта была розовой. Наверное, девушки ее перекрасили, когда он отвлекся. Вот же хитрюги. Готов поспорить, они-то и впустили в каюту феечек.

Санджи медленно моргнул, и балки, пересекающие потолок палубы, стали по-змеиному извиваться. Ух, да он напился.

— Я пьяный.

Повернув голову на бок, он посмотрел через диван на Зоро. Зоро тоже был розовый. Хитрые девчонки.

— А ты пьяный?

— Неа, — Зоро протянул “а”, разглядывая горлышко бутылки, которую держал в руках. Он запрокинул голову и перевернул бутылку, отчего несколько капель брызнули ему на щеку. Он причмокнул нижней губой и уронил бутылку за голову, за спинку дивана. Бутылка приземлилась с глухим “бух”. Может на одежду. Или на газеты. Или на чье-то тело.

— Мы кого-то убили? — спросил Санджи.

Зоро нахмурился и почесал подбородок. Его ногти оставили дорожки, поблескивающие золотым.

— Не помню такого, — он взглянул на бутылку, которая покачивалась в руке Санджи. — Ты допивать будешь?

Санджи приподнял бутылку и пристально на нее посмотрел. Внутри, заполняя емкость на три четверти объема, плескалась жидкость. Интересно, а она такая же розовая, как и все остальное?

Зоро торопливо придвинулся к Санджи, резко остановился и схватился за спинку дивана. Верхняя часть его туловища покачивалась.

— Хм-м. Походу я напился, чуть-чуть.

Санджи тихо заржал:

— Слабак.

— Да иди ты, — Зоро легко отобрал бутылку у Санджи и поднес ко рту. Кадык у него дергался, когда он глотал, раз за разом. Капля алкоголя на щеке поползла вниз, миновала челюсть и медленно скатилась по шее.

В каюте было очень жарко. Санджи вытащил рубашку из брюк и сдернул ее через голову. Ему зажало рот собственным галстуком, который попытался его задушить.

От души ругаясь, Санджи боролся, пока голова не оказалась на свободе. Это диван вращается или его самого вращает?  От этого кружения Санджи укачивало.

— Ух.

Он стоял на коленях, пережидая, пока предметы замедлят свое движение, и сдувал с носа щекочущие волосы. Сквозь светлые пряди он смотрел на Зоро, который стучал по дну бутылки, распахнув рот под горлышком. Зоро теперь был не розовый. Он приобрел зеленоватый оттенок, что шло ему гораздо больше. Разноцветный маримо.  

— Маримо, — сказал Санджи и рассмеялся.  

Зоро потянулся поставить пустую бутылку на стол и свалился с дивана. Бутылка покатилась прочь. Санджи засмеялся еще сильнее. Приподнявшись на руках и коленях, Зоро громко рыгнул и тоже засмеялся.

— А это отличная штука.

Санджи пополз вперед и растянулся голым животом на всю длину дивана. Его вывернутая наизнанку рубашка вместе с галстуком небрежно приземлились Зоро на голову. Он через задники сковырнул ботинки, и они, упав на пол, тяжело лязгнули. Санджи зарылся носом в подушку, лежащую под щекой. Мягко. Так бы и заснуть прямо тут.

— Эй, не разваливайся тут на весь диван, — Зоро пихнул его в бок.

Санджи вцепился пальцами рук и ног в подушки и уперся, как баран.

— Эт`мое.
— Да ладно? — горячая тяжесть опустилась на Санджи, и влажный рот легко скользнул по уху. — Нет, это мое.

У Санджи в животе что-то затрепетало мелкой дрожью. Он не мог дышать. В попытке сбежать он заерзал под Зоро.

— Блядь, — выругался Зоро и вжался бедрами в задницу Санджи. Тот почувствовал, как в него вдавливается что-то твердое. Мозг отключился, в каюте внезапно стало невыносимо душно.

Зоро губами скользнул по шее Санджи, отчего того продрала дрожь. Зоро мягко застонал и дернул бедрами.
 — М-м-м-м, Санджи.
 — Угх, — у Санджи пересохло во рту, сглатывать стало проблематично. Воздух  казался патокой. Он медленно потерся о диванные подушки пахом, крепнущим членом. Золотистые волоски на предплечье приподнимались волнами, словно тонкие, мягкие кораллы на дне моря.

Зоро проложил цепочку огненных поцелуев вдоль его голого плеча и прошептал с удивлением и восторгом:

 — Я их вижу.

Язык обвел округлость плеча Санджи. Его зажмуренные веки подрагивали.

Когда Зоро перенес вес на руки по обе стороны от Санджи, диван просел под его тяжестью,. Санджи выгнулся дугой под цепочкой влажных, долгих поцелуев, спустившихся по позвоночнику вниз. В ушах нарастал грохот сердца, забивая хриплое частое дыхание Зоро. Возбуждение растекалось по телу, словно теплый мед.

Мозолистые кончики пальцев пробежались вдоль пояса брюк Санджи, загрубевшими подушечками легко царапая кожу. Когда пальцы коснулись боков, он резко вздохнул в ответ на легкую щекотку, приподнял бедра с легким намеком. Феечки зазвенели мелодичным смехом.

Под его обнаженным членом и верхней частью бедер кололась диванная подушка.  Но конечности придавило тяжестью, когда Санджи двинул рукой в отчаянном поиске иного прикосновения. Он скользнул рукой вниз и обхватил член. Ладонь обжег пульсирующий, липкий жар.

Рот Зоро тем временем продолжал свое неспешное путешествие вниз, и Санджи судорожно дернул рукой. Низкий стон удовольствия вырвался из его горла. Он толкнул ногами подлокотник дивана. Горячее дыхание Зоро опаляло кожу, он сжался, стало щекотно. Санджи вдавился вперед, в свою ладонь, а потом подался назад, в раскрывающие его руки.

Его прострелило яркими вспышками от вылизывающего языка Зоро. От его удовлетворенного урчания хотелось кричать. Санджи вжался лицом в подушку, тело трясло, весь мир катился в пропасть. Его измололо в труху одним-единственным грязным поцелуем, который словно поставил на нем клеймо с именем хозяина и разорвал душу.

Все сузилось до единственной точки концентрированных ощущений, а потом Санджи взорвало со всей силы оргазма. Под плотно зажмуренными веками с грохотом пронеслись цветные вспышки. От дрожи Санджи раскололо на куски, дыхание перехватило, он лежал на диване, где от него осталось только подергивающееся тело

Зоро у него за спиной задвигался.

— Что...о-ох. Блядь.  

Сдавленное проклятье привлекло внимание Санджи, но ощущение пальцев, которые поглаживали местечко, где только что находился рот Зоро, разрывало его на части. Он безмолвно кричал, приподнимая бедра, подаваясь назад. Зоро снова задушенно выдохнул и лег на Санджи, вжимая его в подушки, толкая в его задницу что-то прямое и твердое.

Тело Санджи не сопротивлялось, а в мозгу у него случился ступор. О боже, ух ты, вот это да. Все его существо сосредоточилось в районе задницы. Чувствовалось легкое жжение, словно он как следует позанимался растяжкой, и оно ослабло, стоило привыкнуть к члену Зоро. Санджи крупно вздрогнул. Блядь, господи. У него внутри член Зоро.

Широкая рука легла Санджи на бок, колени оперлись на подушки рядом с его бедрами. Феечки захихикали, когда Зоро прижался потным лбом Санджи между лопаток и двинулся выверенно, всасывая в себя воздух рваными вдохами, отчего Санджи возбудился еще сильнее. В ответ на следующий едва заметный толчок он приподнял задницу; он жадно хотел получить больше.

 —  Санджи, — его имя Зоро прорычал голосом низким и глубоким, а потом подался назад и толкнулся жестче.  

Санджи задохнулся и уперся руками и ногами в подлокотники дивана. Он чувствовал каждый сантиметр Зоро внутри себя, его заполняло, распирало. Так странно, и хорошо, и туго. И даже тени, смотревшие на них с хитрыми улыбками, не сумели отвлечь его от причудливого удовольствия, которое прокатывалось по телу.  

Зоро коротко, неосознанно застонал, проводя влажными губами по его затылку. Бедра шлепали о задницу Санджи, и этот звук звенел у него в ушах. Санджи охнул и потерся щекой о подушку, уткнулся носом в предплечье. Штаны сбились в кучу в районе коленей и стреножили его, не давая развести ноги так, как хотелось. Желание змеей извивалось глубоко внутри, но член оставался расслабленным, усталым, так что Санджи просто лежал и разрешал Зоро его трахать.  

Он нутром почувствовал, когда Зоро кончил; долгая судорога оргазма. От этого ему стало на удивление приятно.

За его спиной Зоро замычал и судорожно дернулся, рубашкой и харамаки царапнул по влажной коже Санджи. Диван неторопливо крутился вокруг своей оси. Зоро, ласкаясь, потерся носом о его плечо.  

Мочевой пузырь Санджи воспользовался моментом посторгазменной неги и громко заявил о себе. Санджи недовольно простонал:

— Двигайся давай. Мне надо отлить.

Зоро послушно двинулся. Санджи вздрогнул от внезапной пустоты и мокрого непристойного звука. Он проводил взглядом Зоро, который, пошатываясь, побрел в сторону своего гамака, простыни-призраки манили к себе. Не в силах больше ждать, Санджи поднялся, натянул штаны и потащился на поиски туалета.

И уже уходя из мужской каюты, Санджи решил, что из всех цветов голубой ему нравится больше всего.

Chapter Text

Когда Санджи проснулся, лицо его вжималось в угол комнаты, задница висела в воздухе, а в голове поселилась боль, сильнее которой в его жизни еще не случалось. Такое чувство, что Усопп насверлил дырок в его голове и запустил в череп взрывающиеся петарды. Санджи медленно сел и заскулил от этого движения. В животе бултыхалась тошнота. Сев на корточки, он вытер слюну с подбородка и задался вопросом, как это он умудрился заснуть на полу в туалете, без рубашки, с расстегнутыми штанами, но, к счастью, ничего не болтается наружу, и обуви тоже нет.

В окно струился солнечный свет. Санджи силой воли поднял себя на ноги и, сощурившись уставился в висящее над раковиной зеркало. Голова гудела, тело болело, а сам он приобрел легкую зеленоватую бледность. Похмелье. Тьфу. И сколько же он вчера выпил?

Но, что гораздо важнее, потрахался ли он вчера?

Санджи застонал и уронил голову. Он вспомнил, как убеждал Зоро выпить с ним, но что случилось потом - белое пятно. Память зияла пустотой.

— Дерьмо, — пробормотал он и, не делая лишних движений, побрел по коридору в ванную. Санджи шагнул прямо под душ и включил его. Он заорал, когда в лицо ударила струя холодной воды, и на короткую, блаженную секунду головная боль отступила. Потом она вернулась с удвоенной силой, но Санджи не вышел из-под душа. Он уперся ладонями в стену и подставил затылок под холодные струи.

Глядя, как вода закручивается спиралью и уходит в слив, Санджи решил, что это верх несправедливости. У него был план - стопроцентный план поимки идиота, с которым бы справился даже идиот - но не было ни малейшего представления, сработал этот план или нет. И если сработал, то Санджи все равно не помнил, стоил ли секс хоть доли затраченных усилий или совершенно не оправдал ожиданий. Стал ли Зоро лучше целоваться.

Вдруг в голове зазвенел тревожный звоночек, отчего Санджи напрягся, и мигрень стала еще хуже. Он ведь даже не знал, напился ли Зоро. А ведь у него могли остаться совершенно четкие воспоминания о том, что между ними произошло. Твою мать.

Санджи поднял лицо к струям воды и попытался утопиться в душе. Не преуспев в этом, он выпутался из мокрых штанов и трусов и попробовал не проблеваться, пока моется. Мыло наждачкой терло его сверхчувствительную кожу. Болел каждый сантиметр тела, даже локти, колени и задница. Санджи терпеть не мог похмелье.

Коридоры Санни оказались, к счастью, пустыми, что позволило Санджи добраться до мужской каюты без издевательских комментариев со стороны. Он оставил мокрую одежду сохнуть на сушилке в ванной. Полотенце, повязанное на поясе, благопристойно хранило его достоинство, хотя этот клочок ткани весьма утягивал присущие ему объемы. Перешагивая порог мужской каюты, Санджи потянулся к узлу, что удерживал полотенце на месте.

Присутствие Зоро вынудило его вцепиться в край полотенца прежде, чем оно упало на пол. Сердце чуть не выпрыгнуло через горло. Блядь. Он был еще не готов встретиться с Зоро лицом к лицу.

Тот сидел в своем гамаке, уперев локти в колени, и руками осторожно поддерживал голову. Заметив Санджи, Зоро прекратил массировать виски и выпрямился. Ухмыльнулся, глядя на Санджи.

— Похоже, у кого-то похмелье.

— Отвали, — Санджи направился к своему шкафчику. Ему срочно требовалось одеться. Он чувствовал себя слишком голым, и причин тому было больше одной - очевидной.

Зоро хмыкнул:

— Говорил же, тебе не по зубам это бухло.

Санджи застыл, рука замерла над вешалкой. Из зеркала на двери шкафчика на него пялилось перепуганное лицо.

— Ты вспомнил?

— Ну… — в отражении щеки у Зоро вспыхнули румянцем, он опустил взгляд, — не совсем. Но очевидно, что я выиграл.

Санджи, затаивший дыхание, выдохнул с облегчением. Зоро не помнил. Твою мать, спасибо! Санджи достал рубашку из шкафчика.

— И как это тебе очевидно? У меня тут у одного похмелье, а это значит, что я выпил больше тебя.

— Пф. Это лишь значит, что я лучше справляюсь с крепк… — Зоро резко замолчал, зажал рот обеими руками и приобрел оттенок зеленого, аналогичный волосам. Он вскочил на ноги и рванул к двери.  

Развеселившийся Санджи проводил его взглядом и прислонился лбом к прохладному металлу шкафчика. Ему удалось избежать столкновения с воспоминаниями Зоро, в памяти которого царила такая же пустота, как и у Санджи. Это плохо, потому что Санджи вернулся туда, откуда начал. Ему все еще хотелось секса с Зоро, следовательно, ему просто придется придумать другой способ добиться желаемого.  

 

***

Находясь в эпицентре событий с участием Морского дозора, враждебно настроенных местных жителей и бесценной золотой статуей пигмеев, которую, как настаивала Нами, они найдут на острове Урубура, у Санджи не было времени думать над новым планом как забраться Зоро в штаны. Бутылочка с топленым жиром, погребенная в самой глубине его шкафчика, оставалась нетронутой. А потом они причалили к острову, населенному исключительно амазонками, и Санджи больше о ней не вспоминал.

— Еще винограду, Санджи-кун? — спросила Салтриана, в дразнящем поцелуе касаясь сочной фиолетовой ягоды своими сочными розовыми губами. Она подалась ближе к Санджи, ее пышная грудь практически вываливалась из узкого коричневого кожаного жилета.

— Только если ее положат мне в рот ваши нежные ручки, — ответил Санджи, приподнимая голову, чтобы принять фрукты. Сладость винограда взорвалась на языке, когда он раскусил ягоду.

Солнечные лучи скользили между бамбуковыми стеблями, обвитыми переплетенными зелеными лозами, и топили комнату в бледном золотом свете. Санджи растянулся в гнезде из мехов, раскиданных по полу, его запястья были стянуты над головой тонким кожаным шнуром, привязанным к крюку. Салтриана и Аллурона, в мягких кожаных жилетах и коротких юбках, демонстрирующих всю длину их ног и медовую кожу, стояли на коленях по обе стороны от него.

— Еще нектару? — поинтересовалась Аллурона. Когда она стала наливать густой янтарный напиток из кувшина в деревянный кубок, из-под корсета показался ореол ее соска.

— Моя жажда утолилась бы, выпей я из родника ваших губ, Аллурона-сан, — сказал Санджи. Смешки, вызванные его словами, щекотали уши.

Аллурона приподняла его голову и прижала деревянный кубок к нижней губе Санджи. Он глотнул крепкую амброзию, абрикосовую на вкус. Он плавал в тумане возбуждения, и окружающий мир потерял четкие границы. Он уже сбился со счета, сколько раз ему смывали кровь, пошедшую носом из-за нежной женской услужливости.

Желтую рубашку Санджи расстегнули, ослабленный галстук свободно висел на шее. Салтриана кончиками пальцев поглаживала его голую грудь и, покачивая бедрами в танце, продолжала опускаться на его стояк, стиснутый брюками. Санджи негромко застонал. С той секунды, как он пошел за амазонками в их деревню, его безостановочно дразнили. Яйца подтянулись туго и ужасно болели. Трусы прижимали влажный кончик каменного члена.  

— Прошу тебя, дорогая Салтриана-сан, — Санджи развел тяжелые ноги, — твои прикосновения словно бальзам на моей горящей коже.

— Милый Санджи-кун, — проворковала Салтриана и положила ладонь ему между ног. — Тебе следует сохранить себя для ритуала сбора.

Когда она ладонью нажала ему на пах, глаза у Санджи закатились под закрытыми веками. Если б она потерла хоть чуточку сильнее...

Салтриана убрала руку, и Санджи заскулил.

— Вот, выпей еще, — сказала она.

Санджи глотнул предложенную амброзию, чтобы остудить полыхающее тело. Стало немного легче. Санджи боялся, что сойдет с ума, если вскоре не получит разрядку. Крайне сложно мыслить, одновременно преодолевая туманящую сознание потребность кончить.

— Скоро все закончится, — пообещала Аллурона, кругами поглаживая внутреннюю часть его бедра. — Как только солнце достигнет зенита, ты предстанешь перед деревней и дашь нам много сокровища.

Вожделение вибрировало в Санджи, отчего он и сам дрожал. Из-под расстегнутого воротника повалил пар. Его познакомят с целой деревней женщин, таких же чувственных и прекрасных, как Салтриана и Аллурона. И если действия Салтрианы и Аллуроны имели некий смысл, то есть вероятность, что все эти женщины, все до одной, потрогают Санджи.

Аллурона остановила его кровь из носа, пока Салтриана своими пальчиками перебирала влажные от пота волосы Санджи. Он расслабился под ее нежными прикосновениями, комната медленно вращалась. Он облизал пересохшие губы, вкус отдавал медью.

— Еще глоточек? — спросила Аллурона, и амброзия густой струей потекла в горло Санджи, растеклась по всему телу. Яйца болезненно пульсировали.

Салтриана виноградиной обвела его губы.

— Съешь-ка еще.

— Раз уж вы предложили, — Санджи раскрыл губы. Снаружи раздался пронзительный крик, и Санджи вздрогнул, закашлялся, подавившись виноградиной, которую запихнули ему в рот. Аллурона и Салтриана метнулись к двери, держа руки на рукоятях ножей. Дверь рывком распахнулась, отправив их в полет в обратном направлении.

Санджи моргнул, уставившись на темный силуэт человека, ввалившегося в дверной проем. Член дернулся.

— Ну что, наконец-то можно начинать ритуал?

— Какого хера ты тут делаешь, дуракок? — в комнату вошел Зоро, и его голос слился с расплывчатой фигурой.  Он ударил по голове кинувшуюся на него Аллурону, и она рухнула к его ногам.

Санджи даже раскраснелся от ярости:

— Что я делаю? Это что ты делаешь?

— Спасаю тебя, — сказал Зоро и отклонил брошенный в него нож. Он метнул взгляд в Салтриану и направился к ней. Она рванула к Зоро, нацелившись на его колени. Он проворно шагнул в сторону и жестко ударил рукой, когда она пролетела мимо. Салтриана неподвижно осела у порога.

— Хватит! Не делай им больно! — Санджи задергался в своих путах, и земля под ним резко пошла юзом. Он зажмурился: все вокруг закачалось. — Ой.   

— Ну какой же ты идиот, — стягивающий запястья шнур разрезали, и Санджи за грудки, рывком поставили на ноги. — Давай, пошли. Надо отсюда выбираться.  

— Я никуда не пойду, — колени у Санджи тряслись, и стоило Зоро его отпустить, как он тут же грузно сполз вниз. Собственный смех эхом раздавался в его голове, уплывавшей куда-то в небеса, словно воздушный шарик. — Видишь?

Мозолистая рука схватила его за подбородок, голову вздернули вверх. Он моргнул, фокусируясь на Зоро. У того на переносице появилась хмурая складка.

— Твою мать. Тебя накачали наркотиками, как и остальных.

— Ничего подобного, — Санджи оттолкнул руку Зоро и пополз к Аллуроне. Юбка у нее задралась, обнажив искушающую округлость попки. Конечно, он бы не сделал ничего предосудительного. Он бы поправил ей юбку, как истинный джентльмен. Возможно, ей надо и трусики поправить…

Зоро схватил его за загривок и снова рывком поставил на ноги.

— Идиот-извращенец, всегда, мать твою, думаешь исключительно членом.

Санджи дернул ногой в сторону Зоро и промахнулся, не задев и близко. В результате трусы втерлись в стояк, и Санджи зашипел, согнулся и схватился за пах. Член пульсировал под рукой. В глазах зарябило.

— Мы уходим, — Зоро подтолкнул его вперед, понукая двигаться. Но у Санджи ноги стали будто резиновыми, и он, замычав, упал на колени. И как только Луффи с этим справляется?

Зоро недовольно, тяжело вздохнул, и через секунду Санджи обнаружил, что его перекинули через мускулистое плечо. Он со свистом выдохнул, мозг закружился юлой. Он закрыл глаза и вцепился в харамаки Зоро со спины.

— Отпусти меня, — прохрипел он.

— Забудь даже. Те сумасшедшие стервы недолго будут в отключке, — Зоро ускорил шаг, крепко обхватив его под коленями. Санджи булькнул, когда членом потерся о грудь Зоро. Позвоночник облизало молнией острой потребности. Он стиснул ткань харамаки. Санджи был возбужден до боли.

— Поставь меня, — голос у него дрожал от отчаяния. — Поставь меня. Поставь!

Зоро остановился, и Санджи внезапно оказался на ногах.

— Только не блюй на меня.

— Я не собираюсь...м-м-м, — Санджи попятился назад, согнувшись пополам, с силой прижимая руки к паху. Красные, коричневые листья хрустели под ногами, со лба падал пот и щекотал верхнюю губу. Сердце скакало, колотилось в груди.

— Эй, что с тобой?

Санджи врезался в дерево и привалился к нему, одновременно трясущимися руками расстегивая ремень. Он вдыхал резко, судорожно, губы пересохли. Перед глазами все то расплывалось, то снова обретало резкость. В ветках над головой пронзительно перекликивались какие-то животные.

— Эй, бровастый… — Зоро шагнул ближе, широкой ладонью обхватил Саджи за руку. Это прикосновение отдалось прямо в член, и Санджи заскулил от боли. Он нащупал пуговицу и молнию на брюках, но пальцы не слушались. Он зажмурился, сгорбился еще сильнее, сгибаясь над болезненным стояком.   

— Зоро, — простонал Санджи, вдавливая ладонь в пах. Дальше терпеть было невозможно. Внезапно он бросился к Зоро, вжался губами в его рот. Поцелуй вышел ужасный, но Санджи это не остановило, хотелось большего. — Зоро, мне надо… надо…  

— Блядь, — Зоро пихнул Санджи в сторону дерева, толкал, пока тот не стукнулся спиной. Зоро коротко глянул на Санджи, сжал его руку и упал на колени. Санджи схватился за отчаянно ноющую промежность. Зоро взял его за запястья и отвел руки в сторону. Санджи снова застонал от недостатка давления там, где оно требовалось больше всего. — Все хорошо, — успокоил Зоро, расправляясь с застежками его брюк. — Я тебя держу.

— О-о-о, — член внезапно освободился из плена одежды, и у Санджи стали косить глаза.  Пальцами он вцепился в ствол подпиравшего его дерева.  Член потемнел от прилившей крови, головка по цвету походила на сливу. Санджи вспомнил виноград, который ел, и то ли рассмеялся, то ли застонал.  

Зоро обхватил основание его члена, и Санджи захлебнулся воздухом. Он таращился на Зоро широко открытыми глазами, остальной мир расплывался. Взглянув снизу вверх на Санджи, Зоро криво усмехнулся:

— Дурной эро-кок, — а потом подался вперед и обхватил губами член Санджи.

Голова Санджи со стуком встретилась с деревом, и мир взорвался в ослепительной вспышке. Горячее, влажное скольжение рта вокруг члена мгновенно выдрало из него оргазм. Он схватил Зоро за голову, рванул бедрами вперед и кончил яростно, спуская Зоро в горло с дрожью, сотрясающей тело. Громкое гудение заполнило уши. Чужая рука бережно сжала бедро.

Санджи воспринял это как разрешение и вырубился.

 

***

Санджи проснулся в темной каюте под звуки сопения и шлепков плоти об плоть, доносящихся со стороны соседнего гамака. В висках пульсировала головная боль, а во рту чувствовался кислый вкус абрикосов. Кроме того, он ужасно хотел в туалет. Игнорируя Луффи, как они обычно вежливо не замечали друг друга, когда требовалось подрочить, Санджи вылез из гамака и стал прокладывать себе путь прямо по одежде, разбросанной у двери.

Осенний бриз ударил в лицо, когда он выскользнул из мужской каюты. В темном безлунном небе над головой сияли звезды. Волны бились о борт Санни. Санджи нахмурился в замешательстве.  Почему так темно? Когда это Санни ушла из порта? Что случилось с теми роскошными женщинами?

Санджи вскинул голову и поправил криво застегнутые пуговицы на рубашке под развязавшимся галстуком. Отражение в зеркале было бледновато, но он не заметил следов порезов или синяков. Судя по ощущениям, в драке он не участвовал.

Когда он тихонько крался из туалета на камбуз, босые ноги произвели небольшой шум. Трава щекотала стопы. Санджи зажег сигарету и взобрался на лестницу рядом с деревом.

Свет фонаря лился из иллюминаторов и через открытую дверь камбуза. Книги неустойчивой башней громоздились на столе рядом с дэн-дэн-муши, раскрытыми валялись на диване. Мечи Зоро пристроились на кухонном островке вместе с позабытыми материалами для полировки. Нами, Робин, Фрэнки, Зоро и Чоппер сидели за обеденным столом. Перед каждым стояли тарелки с едой. Санджи окинул стол взглядом и понял, что на тарелках лежат остатки еды со вчерашнего дня. Его тут же затопило стыдом и чувством вины за то, что он не смог приготовить нормальный ужин.

— Санджи, ты проснулся! — Чоппер вскочил со стула и подошел к Санджи. — Как ты себя чувствуешь?

— Нормально, — Санджи отмахнулся и рванул на кухню, схватив фартук. — Я прошу прощения, что вам пришлось совершить набег на холодильник. Я сейчас быстро сварганю что-нибудь свежее.

— Санджи-сан, тебе нет нужды утруждать себя… — начала Робин, но Санджи ее перебил.

— Это моя работа, — Санджи сгорбился в приступе самобичевания. Голова заболела сильнее. — Я приношу извинения за то, что… что бы ни послужило причиной моей оплошности.

— Ты не помнишь? — спросила Нами. Зоро замер, поднося вилку ко рту, искоса взглянул на Санджи и продолжил закидывать еду в рот.

— Но я больше никогда не забуду, Нами-сан!

Чоппер взобрался на барный стул, стоящий перед кухонным островком, и посмотрел на Санджи сверху вниз своим пристальным взглядом врача.

— Тебя накачали наркотиками, — сказал он.

Санджи перестал мыть реки.

— Наркотиками? — это объясняло, почему он не мог ничего вспомнить.

— Судя по всему, нехватка мужчин на этом острове мешает нормально продолжать род, — пояснила Нами и с отвращением скривилась.

У Санджи заполыхало лицо, стоило ему понять, что именно подразумевала Нами.

— Понятно.

Фрэнки же решил, что ее объяснение не достаточно полное:

— Эти амазонки подмешивают что-то в напитки, поднимаются на борт, делают свои дела, а потом убивают, — он непристойно ухмыльнулся и натянул очки на нос. — Непросто им приходится.

— Тебе повезло, ты не пострадал, — с осуждением отрезала Нами.

Фрэнки ткнул себя пальцем в грудь. Звонко лязгнул металл о металл.

— Удача здесь не при чем.

— А Усопп пострадал, — Чоппер беспокойно посмотрел на лазарет. — Я и представить не мог, что бывает такое обильное носовое кровотечение.

— С ним все будет хорошо, Чоппер-сан, — Робин мягко улыбнулась. — Мы нашли его и Луффи прежде, чем с ними случилось что-то плохое.

— Им же хуже, — засмеялся Фрэнки и сердечно хлопнул Зоро по спине. — Как считаешь, дружище?

— Пофигу.

Санджи перекинул сигарету в другой угол рта и, в замешательстве выдохнув струю дыма, принялся смывать с рук мыло.  Он не умер, но как далеко успел зайти с теми девушками?

И как он добрался до корабля?

— Не волнуйся, кок-извращенец, — низкий голос Зоро, раздавшийся из-за плеча, застал его врасплох. Санджи не знал,  что тот уже встал из-за стола.  Он резко, сердито взглянул на Зоро

Зоро опустил свою тарелку в раковину, подсунул ее Санджи под руки и ухмыльнулся:

— Я защитил твою девственность, прежде чем они похитили ее.  

— Я не!... – Санджи прикусил язык, и у него снова заполыхали щеки.

Чоппер, Нами, Робин и Фрэнки озадаченно уставились на него. Санджи приготовился пнуть Зоро в голень. Не достал, и Зоро, ухмыльнувшись, схватил свои шмотки и ушел на палубу караулить.

Chapter Text

Санджи напряг руки, поднял еще один ящик и внес его в чулан. Полуденное солнце проникало в раскрытые двери. От физической работы в кладовке становилось жарковато. С момента последнего посещения порта кладовку переполнили бочонки, ящики, коробки и сумки с запасами еды. Закатав рукава голубой рубашки, Санджи менял местами ящики, потому что ему не понравился тот порядок, в котором их погрузили на борт.

Когда Санджи перетаскивал другой тяжелый ящик, палуба Санни дрогнула под ногами. В пепельнице, балансирующей на сложенных штабелем мешках риса, тлела сигарета. Через открытую дверь кладовки Санджи услышал, как кто-то грохочет на камбузе. Он выглянул из-за ящиков и увидел Зоро, который стоял у раковины и осушал стакан воды.

— Не устраивай бардак на моей кухне, — прокричал Санджи и обхватил следующий ящик. Поднимая его, он выругался вполголоса.

 В планах не было, — отозвался Зоро, — но сейчас я подумываю об этом.

Санджи напряг спину, потянувшись поставить деревянный ящик на пустой стеллаж. Оперев ящик на край полки, он вытянул ногу вверх, над головой, изогнулся и подошвой ботинка подтолкнул его вглубь. Ящик скользнул на место с характерным деревянным шелестом.

— У меня аж мурашки от того, что ты можешь так сгибаться, — Зоро прислонился к дверному косяку, по обыкновению сложив руки на груди. В левой он держал заполненный на четверть стакан с водой. — Будто ты и вовсе без костей.

Санджи затянулся сигаретой, вернул в пепельницу окурок и направился к последнему ящику.

— Именно поэтому я могу надрать тебе задницу, — сказал он, выдыхая дымом.

— Пф. Мечтай больше.

— Не стой там столбом и помоги мне передвинуть это, — Санджи оттащил ящик от стены и подпер мыском ботинка. Так бы пришлось вставать на руки и поднимать ящик на вытянутой ноге, чтобы дотянуться до верха, но раз уж Зоро рядом, то он просто возьмет ящик и запихнет его на полку.

Зоро допил воду, пристроил стакан у пепельницы и подхватил ящик.

— Туда наверх? — он указал подбородком.

— Да, — Санджи наблюдал, как Зоро легко приподнял ящик и опустил его на полку. — Подожди, дебил. Надо ярлыком наружу.

— Так ты мне не сказал, как правильно надо, — ответил Зоро.

— Любой идиот это знает, — Санджи приподнялся на цыпочках, всматриваясь между ящиками и стеной, чтобы увидеть, есть ли ярлык на внутренней стороне. На двух внешних его не оказалось. — Тебе придется повернуть ящик.

Санджи быстро пригнулся, когда у него за спиной Зоро потянулся наверх, вытаскивая ящик, и резко обернулся к нему.

— Эй, можно было и подождать, пока я отойду.

— Можно было, — насмешливо согласился Зоро. — Вот так ты хотел?

Теперь ярлык смотрел в правильном направлении. Санджи, чтобы остыть, обмахнулся расстегнутым воротом рубашки.

— Да, хотя тебя благодарить не… — он повернулся, и слова застряли в глотке.

Зоро стоял прямо за ним. С каждым его вздохом Санджи тыльными сторонами ладоней касался его груди под белой футболкой. Санджи даже видел в его радужке отдельные крапинки черного.   

И не мог отвести взгляд. Он стоял и молча пялился, а напряжение нарастало. С губ Зоро медленно сошла ухмылка, а на лице проступило осознание. У Санджи стали потеть ладони, а внутри все завязалось в тугой горячий узел. Кладовка будто уменьшилась в размерах. Под ногами закачалась палуба. Сережки у Зоро мягко звякнули, когда он потянулся вперед.

Санджи моргнул, сердце ёкнуло от прикосновения губ к губам. В такой близи лицо Зоро словно теряло резкость. Зоро уставился на Санджи в ответ, не разрывая короткого, почти невинного поцелуя.

Санджи почувствовал, будто шагнул в пропасть и не видит дна.

Зоро отодвинулся. Разлепившиеся губы издали мягкий звук поцелуя. Зоро с видом, будто ему не по себе, изучающе взглянул на Санджи. У него порозовели щеки и даже переносица. До Санджи дошло, что Зоро нервничает так же, как и он сам. С чувством невероятного облегчения он ухмыльнулся. Зоро увидел выражение его лица и медленно расплылся в ослепительной улыбке, отразившейся в глазах.

Санджи беспричинно сдавило грудь. Ему внезапно захотелось позвать Зоро по имени, а потом пнуть его и сбежать. Но он так ничего и не сделал. Он просто стоял, сердце у него бухало, а тем временем Зоро поднял руки, ладонями обхватил лицо Санджи и снова прижал их рты друг к другу.

У Санджи в животе нарастало возбуждение. Он прочувствовал поцелуй всем телом, до поджавшихся пальцев на ногах. Руки непроизвольно скользнули Зоро на талию. Каждое легкое движение губ Зоро и касание его языка ввергало Санджи в пучину острейшего желания, отчего из легких вышибало весь воздух. От этих неторопливых движений у Санджи все туже и туже сдавливало грудь, пока ему не стало казаться, что его вот-вот разорвет в клочья.   Он-то считал, что уже забил на Зоро. После их отплытия с острова амазонок откровенная похотливость Луффи словно заглушила сексуальное влечение Санджи. Все было настолько ужасно, что в следующем же порту Нами выдала Фрэнки дополнительные деньги и строжайшие инструкции не выпускать Луффи из борделя до тех пор, пока тот не выведет из организма афродизиак. В свою очередь у Санджи не было возможности придумать новый способ напоить Зоро, и он пришел к выводу, что нет смысла тратить столько денег и усилий на секс, который, скорее всего, того не стоит, если судить по ужасным поцелуям Зоро.

Санджи ошибался страшно.

Его прошило возбуждением, руки и ноги поселилась слабость. Он хотел Зоро, нет, Зоро был ему необходим, как никогда раньше, из-за одних только его поцелуев. Зоро заставил его сделать несколько шагов назад, до тех пор, пока Санджи не стукнулся о башню из ящиков, распластавшись на них всем телом. Даже через несколько слоев одежды он чувствовал бугры мускулов и длинный твердый стояк Зоро. Он закинул ногу на бедро Зоро, прижимая ближе, показывая, какой эффект он оказывает на Санджи.

Зоро выругался, не отрывая губ ото рта Санджи, и тут словно сдетонировал снаряд. Голод, плавивший кости Санджи, не оставил и следа от самообладания Зоро. Санджи затылком стукнулся об ящик, и Зоро накинулся на его рот так, будто хотел сожрать. Узкие твердые губы касались Санджи с единственной целью выбить из головы все мысли и развеять их по ветру. Санджи с трудом держался в вертикальном положении; даже самые агрессивные его женщины никогда не целовались так: жадно, сильно, с неослабевающей страстью сконцентрировавшись исключительно на губах Санджи.  

Ничуть не испугавшись, он обхватил Зоро за шею и ответил на поцелуй, вложив в него все свое желание до последней капли. Он пробежал языком по губам Зоро, пробуя на вкус, дразня. Он хотел, чтобы у Зоро рвало крышу так же, как и у него самого. Животное рычание Зоро вибрацией отдавалось в Санджи. Зоро запустил пальцы в его волосы, удерживая в плену, пока они вылизывали рты друг друга.

Становилось все жарче. Санджи хотел касаться Зоро, чувствовать под собой его твердое тело. Он всосал его нижнюю губу и дернул футболку. Зоро на долю секунды отстранился, стаскивая её через голову сразу с харамаки. Шмотки упали на пол, и вот, Зоро снова прижался к Санджи, насилуя его рот губами, зубами и языком. Санджи ладонями скользнул по вспотевшей спине Зоро, ощущая, как под его руками двигаются мускулы. Он спустился ниже, забираясь под пояс брюк Зоро, и обхватил его за задницу. На ощупь она оказалась такой же крепкой, как смотрелась под туго обтягивающими ее штанами.

Зоро гортанно застонал, разорвал поцелуй и влажным лбом прислонился ко лбу Санджи. Его тяжелое дыхание смешалось с выдохом Санджи, они касались друг друга кончиками носов.

— Блядь, — кое-как выдавил он, дергая бедрами, втираясь в Санджи. Его пальцы судорожно сжали чужие волосы.

Сердце у Санджи громко колотилось. Он облизал опухшие губы, смакуя вкус Зоро. Он никак не мог поверить, насколько хорошо целуется Зоро, когда трезвый.

Вот же гадство.

Санджи сглотнул, потому что внезапно четко осознал, что сейчас никто не из них не был пьян. Каждая секунда отпечатается в памяти. Ничего не получится списать на ошибку по пьяни.

Ресницы Зоро дрогнули, румянец возбуждения подкрасил щеки. Пальцами свободной руки он нашел пуговицы на рубашке Санджи и расстегнул их одну за другой.  С каждой расстегнутой пуговицей опасение Санджи усиливалось.

— Зоро, — хриплый шепот Санджи прозвучал одновременно и как требование, и как мольба. Санджи и сам не знал наверняка.

Зоро не обманул ожиданий и нырнул в новый поцелуй, который обжигал изнутри.

Санджи снова с силой стукнулся затылком об ящик. Зоро дернул рубашку Санджи из брюк и расправился с последней пуговицей, в то же время срывая рубашку с его плеч. Рубашка перекрутилась на локтях, и Зоро разорвал поцелуй, чтобы накинуться на голую кожу. Санджи волосами зацепился за деревянную щепку в ящике, когда изгибал шею и стонал бездумно, пока Зоро ставил засосы в основании шеи, отзывавшиеся прямиком в паху.

И кого волнует, кто что запомнит?

Зоро внезапно отступил, и Санджи открыл глаза, приготовившись протестовать. У Зоро был вид дикий и отчаянный, он выдернул катаны из петли на бедре, где они крепились. Поблескивающая головка выглядывала из-под края штанов, в паху курчавилась зеленая поросль. У Санджи дернулся член, и он рванул свой ремень. Туфли стукнулись о бочку, когда он скинул их.

Зоро вернулся к Санджи раньше, чем тот успел расстегнуть штаны. Они вдвоем неуклюже свалились на пол, и о штанах Санджи тут же позаботились. Санджи вскрикнул, когда Зоро накинулся на его член, словно голодающий. Закинув голую ногу на плечо, он толкнулся в горячую бездну рта Зоро. Рубашка перекрутилась у Санджи под спиной, поймав в ловушку согнутые в локтях руки. Он сжимал и разжимал пальцы, ногтями впивался себе в ладони, пока его мозг высасывали через член.

Зоро непристойно хлюпнул и нащупал яйца Санджи. Влажные пальцы опустились ниже. Санджи задохнулся, когда Зоро потер его дырку и толкнулся внутрь. Странное чувство вторжения превратилось в требовательное одобрение, когда Зоро сделал что-то, отчего у Санджи вырвался очередной вскрик удовольствия. Бедра дрожали, тело натянулось струной. Зоро отсасывал Санджи и трахал пальцами, и то, как он наслаждался этим процессом, моментально сносило крышу.

Вдруг Зоро резко остановился. Санджи слабо запротестовал:

— Что? Нет…

— Подожди… не надо… нам нужно...я… — одуревший голос Зоро отражал ощущения Санджи. Зоро вскочил на ноги и вылетел из кладовки. Туго соображающий Санджи не заметил, что до этого момента дверь была распахнута настежь. Хлопнули дверцы шкафов, и Зоро вернулся, пинком закрыв дверь. В руках он держал полный тюбик топленого жира.

— Блядь, — булькнул Санджи, хотя на выходе получилось “блжжжд”, когда Зоро упал на колени и целиком заглотил его член. Крышечка от тюбика упала на пол. Чудесные, идеальные, да-прямо-вот-тут пальцы Зоро снова въехали в Санджи.

Зоро причмокнул, когда снова выпустил член Санджи изо рта, и тому захотелось его пнуть, но он сам, судя по всему, был ни на что не способен, кроме как пошире раздвигать ноги да стонать, как шлюха. А потом исчезли и пальцы Зоро, и Санджи недобро взглянул на него, но изменил мнение, когда Зоро отодвинулся, чтобы стянуть штаны на бедра. Зоро раздвинул ему колени, и Санджи почувствовал, как твердый член тыкается в дырку. Глаза у него широко распахнулись, когда Зоро уверенно втиснулся внутрь.

Резкая боль пронзила задницу и отдалась в поясницу. Санджи запрокинул голову, волосами проехавшись по настилу.

— Блядь.

Зоро не знал жалости, слегка вскидывая бедра, толкаясь все глубже и глубже. Санджи впился пальцами в руку Зоро и пяткой пнул его в бедро.

— Ш-ш-ш, — прошипел Санджи сквозь стиснутые зубы, дернув головой по полу. Он чувствовал, что Зоро вошел до упора, его косточки бедер уперлись Санджи в задницу.

Зоро замер, капля пота стекала по его щеке. Он крепко зажмурил глаза, рот скривился, будто в мучении. Похоже, он слабо себя контролировал.

Санджи сосредоточился на неожиданной резкой боли внутри себя, вычленил ее и выпустил наружу вместе с медленным выдохом. Он привык к дискомфорту от шпалы, которую засунули ему внутрь. Блядь, Зоро в нем. Он сжался вокруг Зоро, проверяя чувствительность, и Зоро заскулил, словно раненая дворняга, распахнул глаза и впился в Санджи темным голодным взглядом.

Санджи тяжело сглотнул, его снова, медленно, но верно накрывало возбуждением. Зоро провел руками по икрам Санджи, закидывая его лодыжки на свои широкие плечи, отчего Санджи согнулся почти пополам. Зоро опирался на предплечья по обе стороны от головы Санджи. У Санджи в предвкушении участилось дыхание. Не сводя с него внимательного взгляда, Зоро отвел бедра назад и толкнулся.

— О-ох! — воскликнул Санджи, стукнув кулаками по полу. Его ноги дернулись в воздухе. По телу разошлось странное чувство не-боли. Зоро толкнулся снова, и Санджи увидел звезды  - А-ах!

— Санджи… — Зоро прошептал его имя, словно вознес молитву, и Санджи пропал. Он с радостью отдавался трахающему его Зоро, тело трясло от вспышек удовольствия, граничащего с запредельем. На каждый толчок Зоро он ногтями царапал пол, рот приоткрылся в неистовом экстазе.

Зоро вбивался в него, щеки, шея и даже грудь залило краской возбуждения. Он, полуприкрыв глаза, не сводил с лица Санджи тяжелого взгляда.  Кладовку заполнили  непристойные звуки шлепков плоти о плоть. Санджи поджал пальцы на босых ногах, сорванное дыхание вырывалось одышкой. Его стояк, лишь раздразнивая, терся о низ живота Зоро. Он не мог понять, почему они не сделали этого раньше, тем более что ощущения оказались настолько охуенные.

— Твою мать, — неразборчиво пробормотал Зоро, его движения потеряли ровный ритм. Санджи прерывисто застонал, когда Зоро быстрее заработал бедрами. Рот у него скривился, глаза закрылись, он в последний раз хлопнулся об задницу Санджи и замер. Санджи почувствовал пульсацию члена внутри, и это было ужасно грязно и так же горячо. Яйца у него поджались и напряглись. Ему отчаянно требовалось кончить.

Зоро рухнул на него сверху, еще больше придавив ноги. Санджи тихо всхлипнул, почувствовав столь желанное давление на член, но этого оказалось недостаточно. Он, прикладывая усилия, чтобы выпутать левую руку из рукава рубашки, правой уперся в неподвижного тяжелого Зоро.

— Не оставляй меня в таком состоянии, козел, — в полубреду сказал он.

Не отрывая лица от шеи Санджи, Зоро слегка изменил позу и сунул руку между ними. Санджи подавился резким вздохом, глаза у него закатились, и спустя пару резких движений он кончил, залив живот.

— М-м-м, — удовлетворенно прогудел Зоро и замолк.

Санджи же плавал в посторгазменной неге, большим пальцем рассеянно поглаживая шрам у Зоро на бицепсе. Тот лежал сверху, словно тяжелое одеяло. Корабль поскрипывал, качаясь на волнах.

Зоро лизнул шею Санджи и стал подниматься. Санджи разогнал туман в голове, правая нога соскользнула с плеча Зоро. Тот перехватил его левую лодыжку, повернул голову и, прежде чем опустить ногу, прижался губами к рельефным мышцам на икре. Этот жест был гораздо интимнее чужого члена в заднице, и до Санджи отчетливо дошло, что они только что сделали. Щеки запылали, и он отвел взгляд.

Стоило Зоро выйти из него, Санджи стало пусто, неуютно и неловко. Тот комфортный кокон, что возникает после секса, оказался разорван. Санджи отчаянно требовалась сигарета. Ему требовалось, чтобы Зоро перестал настороженно глазеть на него. Ему требовалось уложить в голове тот факт, что он буквально минуту назад трахался с Зоро. Что Зоро его трахнул. И что он бы повторил, не задумываясь.

Зоро отодвинулся, вытер руку о штаны и протянул ее Санджи. Тот ухватился за ладонь и дал возможность Зоро привести себя в сидячее положение. В заднице запульсировало.  

— Ну, — Зоро неуверенно потер шею. — Было… неплохо, да?

Санджи натянул рубашку на плечи. Он не сводил взгляда с ямки между ключицами Зоро, где заметил капельку пота. Он сглотнул.

— Мы повторим. Не один раз.

Зоро вскинул подбородок.

— Повторим?

— Ты меня услышал, - нахмурился Санджи, резко переведя взгляд в сторону. Он обнаружил свои брюки свисающими с бочки. — Дай мои штаны.

Зоро схватил брюки, протянул их Санджи, и тот увидел у Зоро широкую ухмылку, от которой у него внутри все завязалось в узел.

— Чертов мечник, — пробормотал Санджи, натягивая штаны.

Зоро громко рассмеялся, вскочил на ноги и увернулся от пинка Санджи. Он подхватил катаны с мешка с рисом.

— Как скажешь, детка.

Санджи резко обернулся.

— Как ты меня назвал?  

Зоро в ответ лишь снова рассмеялся и через открытую дверь выскользнул на палубу.

у Санджи сердце пустилось вскачь. Неужели Зоро… Да нет, он не мог, никак не мог. Это просто совпадение. Счастливая случайность. От отличного секса у него помутилось в голове. Зоро сказал, что ничего не помнит. Санджи стоял прямо там и слышал это собственными ушами. Зоро тогда не врал.

Не врал ведь?