Actions

Work Header

Без названия

Chapter Text

– Это просто ни в какие ворота! – воскликнул Стив. – Под угрозой командные отношения и наша репутация. Как Мстители могут просить к себе доверия, если среди нас будет произрастать разврат? Любой из нас, – он обвел взглядом присутствующих, – должен быть примером не только храбрости, но и высоких моральных качеств. Мы боремся за мир и безопасность простых граждан и должна направлять всю энергию на это, а не на… – Стив запнулся, – шашни.
В зале послышались пара сдавленных смешков и кто-то закашлялся. Мстители, сидящие за круглым столом, судя по лицам, и вовсе не скрывали некоторого скепсиса, но Стив был уверен, что скоро они поймут всю правильность его позиции и доводов. Просто все еще слишком мало времени провели под тяжелым бременем лица и надежды нации. Стив прошел с этим войну, Стив им все разъяснит.
Особенно Тони Старку. Который смотрел на него сейчас большими обиженными глазами. Очень большими и очень обиженными, стоит признать. Стив отмахнулся от этой мысли, нахмурился, обвел внимательным взглядом зал и продолжил:
– У вас может быть личная жизнь, конечно. Но, – он сделал паузу, чтобы подчеркнуть свои слова, – это должна быть личная жизнь высокой морали. Если кто-либо из присутствующих захочет завести отношения, он должен будет подойти к этому вопросу со всей ответственностью. Проверить досье кандидата, проконсультироваться с руководителем и только после достаточного срока предложить свидание. – Стив бросил взгляд на Тони, который теперь еще сложил руки на груди и надулся. – Здесь неуместная спешка. И уж точно, я надеюсь, вы не будете пятнать имя Мстителя и сотрудника ЩИТа неприличными предложениями и проявлениями чувств.
Тони фыркнул, но говорить ничего не стал. Клинт прикрыл ладонью рот, Тор просто наслаждался мягким стулом, будто все происходящее его не касалось, зато Наташа подняла бровь и спросила:
– Кэп, ты хочешь сделать из нас команду монашек?
– Нет, конечно. Монахинь нельзя использовать как боевые единицы.
Внезапно закашлялась половина зала. Стив нахмурился и скрестил руки на груди.
– Я надеюсь на вашу сознательность и благоразумность.
– Конечно, – сказал Клинт. – Мы все обдумаем тщательно.
– И очень серьезно относимся к твоим словам, – добавила Наташа. Уголок ее губ дернулся.
– Отлично, – подвел итог Стив. – Все свободны.
Он наблюдал за тем, как народ покидал зал, тихо переговариваясь. Мстители тоже поднялись и направились к выходу. Стив задержал взгляд на понурившемся Тони. Тот всегда ходил с расплавленными плечами, но сейчас слегка сгорбился и опустил голову. У Стива внутри что-то неприятно сжалось, а совесть вопила, что это его вина.
«Так нужно, – подумал он. – Тони поймет, что я был вынужден проявить жестокость».
***

Правда, через некоторое время Стив уже не был так уверен в правильности своего выбора. Отношения между ними изменились. Тони больше не задирал его, не шутил и не пытался каким-либо другим способом добиться реакции. Зато его грустный взгляд преследовал Стива везде. Голос Тони даже по каналу боевой связи звучал теперь всегда с ноткой обиды и печали. ДЖАРВИС со Стивом перестал общаться, хотя вот от искусственного интеллекта мести можно было ожидать в последнюю очередь. Но, видимо, он тоже переживал за своего хозяина.
Стива мучила совесть. Он постоянно мысленно возвращался к тому разговору, когда Тони высказал свою заинтересованность и позвал его на свидание. С парой весьма фривольных комплиментов. Совершенно возмутительное поведение для супергероя и Мстителя. Стив тогда решил, что крайне необходимо донести до Тони и всех остальных сотрудников ЩИТа, насколько важно действительно подавать пример своим поведением.
Он думал, что поступает во благо. Но теперь сокомандник явно страдал. И Стив чувствовал за это двойную ответственность – как командир Мстителей и как причина личных переживаний. Он просто обязан был что-то сделать, исправить ситуацию. Ведь даже превыше высокого морального облика стояли хорошие отношения и положительная командная динамика.
Стив ломал голову три дня, уничтожил пять особо прочных груш, но выработал простой, действенный план.
Этой же ночью он дождался, пока Тони поднимется к себе, и проявил все свои навыки разведчика, пробираясь к нему в комнату. Стив осознавал, что миссия сложна, а случайные свидетели могут только поставить ее на грань провала. Им с Тони нужно было поговорить, найти компромисс и сделать это наедине. Стив подавил неожиданную дрожь волнения, прежде чем постучать, а затем сделал шаг внутрь. Тони смотрел на него большими полными надежды глазами.
***
На следующее утро Стив вышел, тихо прикрыл дверь и бодро зашагал по коридору к лифту. На лице его сияла улыбка, а душа пела. Нажав кнопку нужного этажа, он потер шею, где на светлой коже ярко выделялся округлый синяк.
С этого дня в команде установился мир и покой (насколько это было возможно у Мстителей), а сотрудников ЩИТа больше не развлекали беседами о высоком моральном облике.