Actions

Work Header

Вижу тебя насквозь/Ego te intus et in cute novi

Chapter Text

– И потом, все не так плохо, – продолжил Стайлз, нервно одернув новенький, расшитый лунными камнями жилет. – Пап, серьезно, это не проблема. Конечно, я всегда думал, что все-таки смогу уговорить Лидию, но, будем откровенны, мне не светило. Несмотря на мой титул и ту шикарную шпагу, которую ты мне подарил на четырнадцатилетие. Династический брак нормальная практика, я же читал монографии в библиотеке, и мой долг как наследника…

– Стайлз! – вставил отец, почувствовав, что Стайлз потихоньку начинает выдыхаться.

– …пусть даже речь идет о браке с мужчиной, – неловко закончил Стайлз, набирая воздуха в легкие. – В общем, я действительно не против. Я почти рад, пап. Посмотри на меня: я честно старался все эти годы соответствовать своему положению, но какой из меня герцог?

– Из тебя бы получился замечательный правитель, – поспешно возразил отец.

– Нет, – покачал головой Стайлз. – Ты же знаешь, я гораздо больше люблю часами сидеть в библиотеке и мастерской, чем вести бесконечные разговоры с нашими вассалами. Еще я забываю имена собачек важных дам – а Финсток, кстати, говорит, что без этого мне никогда не удастся добиться их благоволения, и, следовательно, они не захотят повлиять на их мужей, чтобы я мог воплотить какие-нибудь коварные планы вроде снижения нашей таможенной пошлины и прочей чепухи. Пап, я был бы никудышным герцогом, так что пусть теперь этим занимается Дерек Хейл. Говорят, он настоящий принц – конь, шпага, хмурый взгляд «всех убью, кто со мной не согласен». Наверное, немного тиран, но лучше тиран, чем безалаберный балбес, и не надо морщиться, когда я тебя цитирую, – Стайлз плюхнулся в кресло и отхлебнул вина из кубка. Который, кстати, следовало бы почистить, серебро опять начало темнеть. О чем Стайлз и говорил: он не способен добиться, чтобы в его комнатах нормально убирали, о каком управлении целым, черт подери, герцогством, может идти речь?

– Ты все-таки себя недооцениваешь, – тяжело вздохнул отец. – Но ты достаточно взрослый, чтобы принимать собственные решения, и раз ты уже написал королю Питеру, что согласен выйти за его наследника, я не в состоянии ничего сделать. Дереку Хейлу очень повезет.

– Я сомневаюсь, что он сойдется с тобой во мнении, но все равно спасибо, пап, я ценю, – Стайлз вытер рот рукой и потянулся: – Я поеду, прогуляюсь. Надо проветрить голову.

– Со Скоттом? – уточнил отец.

– Нет, он с визитом у Аржентов, – Стайлз накинул поверх нарядного жилета мягкую куртку из слегка выцветшей темно-красной шерсти, засунул за пояс штанов охотничий нож и, махнув на прощание отцу, бегом спустился по лестнице. На кухне он разжился куском пирога и бурдюком с сильно разбавленным вином, закинул найденное добро в седельную сумку и, пришпорив свою ДжиПи нестандартной, серо-голубой масти, двинулся в лес.

Стайлз довольно быстро свернул с тропинки: местность он знал, как свои пять пальцев. Он был рад, что война не докатилась до родового замка. Она вообще окончилась позорно быстро. Стайлз провел несколько дней на границе и поучаствовал в первом и единственном сражении, которое они провели с Хейлами, после которого незамедлительно подписал капитуляцию, искренне надеясь, что отец не пожалеет о принятом им решении. Дело было не в трусости, что бы там не говорил Джексон. Стайлз видел, насколько войско Хейлов превосходит их собственные силы, и ему не хотелось отправлять людей на смерть. Пусть лучше его герцогство станет частью сильного королевства, способного их защитить и прокормить. Стайлз догадывался, что у него явные проблемы с тем, что Джексон называл родовой гордостью и прочими пышными словами, но после смерти матери он твердо уяснил одно: хорошо, когда люди живы. Все остальное – пустяки, включая потерю независимости. Даже если речь идет и о его независимости тоже.

Стайлз немало удивился, получив предложение Питера о браке с его наследником, Дереком. Если ходившие о Дереке слухи были правдой, он мог рассчитывать на куда более выгодную партию, чем Стайлз. Не то чтобы Стайлз видел в себе какие-то недостатки, – доведись ему править, его бы точно прозвали Великолепным, Очень-Очень Крутым Герцогом, – но Дерек относился к тому типу принцев, за которых хочет замуж любая. Ну или любой.

Например, Хейл мог рассчитывать на брак с Аржентами, правителями сильного, могущественного королевства, там имелась подходящая принцесса, Кейт. И если верить сбивчивым рассказам Скотта (больше похожим на оды в честь младшей принцессы, но не суть), Кейт отличалась красотой, сильным характером и жесткой волей, потенциальная великая королева. При всей любви к своей персоне Стайлз себя в роли потенциальной великой королевы не видел никак. С другой стороны, это уже проблемы Хейлов, а не его.

Стайлз вытащил вино, отхлебнул немного и натянул поводья, останавливая ДжиПи в любимом укромном местечке. Вернув кувшин на место, он спешился, распряг лошадь и снял куртку и жилет: солнце начинало припекать. Стайлз разулся и побродил босиком по берегу ручья – купаться было рановато, не хватало еще отправиться на собственную свадьбу в лихорадке, далекой от любовного томления.

Нет, думать о свадьбе все же оказалось ошибкой, ибо сколько бы он не бахвалился перед отцом, с каждым днем становилось все страшнее и страшнее. Вот что он скажет этому Дереку, которого никогда не видел в глаза, когда они встретятся на церемонии?
Вообще, может и видел, отвлекся Стайлз. Вроде бы Дерек тоже лично принимал участие в сражении, куда по глупости и долгу сунулся Стайлз, но из всех событий битвы он помнил только, как графу Харрису едва не снесли голову и как его самого сбил с ног Скотт, закрывая от чужой шпаги. Стайлз, конечно, мог гордиться собой: он вернул другу должок, прикрыв щитом от решившего сделать в Скотте дырку лучника, но никаких Дереков Хейлов на поле боя он не встретил.

О, интересно, обсуждение недавней войны между их землями является темой для приятной светской беседы? Надо будет спросить у Финстока.

– Мне следует потренироваться, – постановил Стайлз, устав от прыгающих как блохи мыслей в собственной голове. Сколько бы он ни пил в последние дни вина и успокоительной настойки, внутреннего покоя обрести не удалось. Стайлз уже всерьез подумывал попробовать те арабские техники, про которые читал в книгах, но за ним и так закрепилась слава странноватого парня, так что он пока не рисковал.

– Вот ты, – обратился Стайлз к раскидистому кусту у берега. – Ты будешь Дереком, ладно? Вернее, я надеюсь, что в реальности Дерек не зеленый и спина у него ровная – то есть, я не хочу обидеть твой ствол, приятель, но время тебя не пожалело… Короче, ты будешь Дереком. В конце концов, я все еще сын герцога и не должен оправдываться перед кустом.

Стайлз помолчал, жалея, что не способен дать самому себе «пять»: отец прав, в нем есть мудрость – по крайней мере, никто не видит, каким идиотом он становится, когда остается наедине с самим собой.

– Так вот, Дерек, – обратился Стайлз к кусту. – Я очень надеюсь, что мы поладим. Смотри, у нас есть все шансы стать идеальной парой: ты ездишь и завоевываешь, чего ты там хочешь завоевать, а я остаюсь здесь или даже в твоем замке, не проблема, и занимаюсь своими делами? Отлично? Отлично. Потом ты приезжаешь на месяцок, мы закатываем пир, рыцарский турнир, Большую Охоту, и ты снова сваливаешь. Благодать?
Куст недовольно зашевелил ветками. Стайлз насупился.

– Точно, я забыл. Постель. Мы вроде как будем женаты, и ты, возможно, захочешь меня трахнуть. Разок, кстати, точно придется, – Стайлз помялся, чувствуя, как босые ступни холодит глинистое дно реки. – Я никогда тебя не видел, и я знаю, насколько менестрели искажают реальность. Серьезно, один из них воспевал меня как стройного и гибкого, проницательного не по годам юношу, мастерски владеющего шпагой и кинжалом, а также ученого до невозможности, практически познавшего все тайны мироздания – если услышишь его, дели по меньшей мере надвое, я до сих пор не в курсе, например, как из гусениц получаются бабочки. Думаю, ты тоже не имеешь представления о подобных трансформациях.

Стайлз вдруг подумал, что если бы куст мог ходить, он бы уже пятился назад и готовился дать деру, спасаясь от безумного наследника герцогства.

«Сосредоточься», – приказал сам себе Стайлз.

– Дерек, все опрошенные мной источники сходятся в одном: ты хороший воин и вполне привлекательный парень. Так что, если ты еще способен считать до пяти, писать свое имя и не станешь сильно меня доставать, то мы справимся, – уверил Стайлз шелестящий листьями куст. – Я справлюсь. А ты… Я надеюсь, со временем ты со мной смиришься. Дэнни сказал, я ничего, я с ним посоветовался. И если что, напоминаю, это все идея твоего дядюшки, Питера. Да. Его идея.

Стайлз почесал затылок и, оскальзываясь, выбрался на траву. Куст облегченно шевельнул ветками.

– Жаль, что ты не Дерек, – искренне пробормотал Стайлз. – Стоишь себе на месте, молчишь. Хорошо бы Дерек тоже просто молчал и все, с этим у меня может выгореть. Нет, надо пойти выпить еще. Тебе, приятель, не предлагаю.

Стайлз расстался с приглянувшимся ему кустом и побрел к седельной сумке…
…которую держал в руках незнакомый ему вельможа.

– Эй! – запротестовал Стайлз, пораженный столь наглым воровством средь бела дня. – Это моя земля, и я не припомню, чтобы приглашал сюда кого-то!

– У меня есть разрешение, – незнакомец вытащил из внутреннего кармана куртки бумагу и махнул перед носом Стайлза. Тот заметил отцовскую печать и нахмурился. – Как добраться до замка?

– С какой стати я должен помогать? – осведомился Стайлз, подбирая свою брошенную куртку и накидывая ее на плечи. Солнце скрылось, и он начал замерзать. – Ты ведешь себя неучтиво. И давай проясним – моя земля, мои правила. Отдай мою сумку, представься, и тогда, возможно, я тебе помогу.

Стайлз осознавал, что ему не стоило все это говорить: незнакомец не сильно превосходил его в росте, но был гораздо крупнее и шире в плечах. И, самое главное, от него буквально несло опасностью, этаким «не становись на моем пути».

– Я сын герцога, – поспешил сообщить Стайлз, собрав в кучу все наблюдения. – Меня нельзя вот просто так прирезать в лесу. И, кстати, я жених Дерека, который из Хейлов. Знаешь, такая могущественная династия? Так вот, тронешь меня – окончишь свои дни на плахе. На двух плахах.

Кажется, Стайлзу все-таки не удалось произвести впечатление на незнакомца. Тот вытащил бурдюк из сумки, сделал несколько больших глотков и протянул Стайлзу.

– По закону гостеприимства, – пояснил незнакомец, подходя к огромному черному жеребцу, которого Стайлз поначалу не увидел. – Дорога к замку?

– Надеюсь, ты или твой конь сломаете ногу, – заявил Стайлз. – Используй ту скалу как ориентир – тебе нужно держаться восточнее от нее. Доскачешь до развилки и направо, там будет тракт, он выведет к замку.

Незнакомец кивнул, скользнул глазами по оставленному на траве жилету, усмехнулся чему-то своему и стукнул пятками по бокам коня. Тот послушно тронулся, и Стайлз вновь остался один в своей скромной, только что испорченной каким-то грубияном обители.

– Знаешь, – обратился он к кусту. – Я уже почти хочу замуж. Чтобы этот Дерек мог надавать по морде вот таким самодовольным мужланам. Маленькая милая дуэль, как думаешь? А если Дерека убьют, тем лучше, я снова стану сам по себе Стайлз и смогу проводить время так, как мне нравится. Да, определенно, династический брак это неплохо.

Стайлз растянулся на траве, вытащил пирог и принялся обедать. Кем бы ни был загадочный визитер, Стайлз не хотел с ним сталкиваться еще раз. И самый верный способ – провести день в лесу, вернуться в сумерках и как-нибудь избежать торжественного ужина.

– Хотя нет, на ужин я пойду, – поспорил сам с собой Стайлз. – Иначе отцу опять подадут его любимое жаркое, и он не откажется, даже зная, что жирная пища способна его убить.

В любом случае, до ужина оставалась масса времени.

 

 

 

 

 

 


~***~***~***~

 


– У нас высокие гости, – предупредила его Лидия. – Что с тобой случилось? Стайлз, я немедленно распоряжусь о ванне для тебя!

– Я всего лишь упал с ДжиПи, – возразил Стайлз, пытаясь прикрыть ладонью огромное пятно на заднице. – Но ванна это отлично, ты невероятно заботлива, Лидия, не хочешь составить мне компанию?

– Ты обручен, я обручена, и ты продолжаешь надеяться на чудо? Восхитительно, – Лидия хлопнула в ладоши, вызывая служанку. Та не замедлила появиться, выслушала указания госпожи и унеслась исполнять.

– А меня они почти игнорируют, – Стайлз посмотрел на кровать, где была разложена его одежда для ужина, и закатил глаза. – Серьезно? А как насчет чего-нибудь попроще? Нас же завоевали, мы бедная, истощенная страна, в столь тяжелые времена я просто не могу себе позволить носить дорогие ткани и драгоценности, и…

– Стайлз, мы сдались после первой битвы, а герцогство никогда не жаловалось на бедность. Ты наденешь то, что я достала. Сегодня к нам прибыл виконт Лейхи, он особо приближенный принца Дерека, так что не смей нас опозорить.

– И зачем же он прибыл? – Стайлз нахмурился. Неужели встреченный им в лесу парень и есть этот Лейхи? Это будет ужасно, просто ужасно неловко. Хуже, чем в тот раз, когда они со Скоттом пытались сварить любовное зелье и взорвали на кухне котел. Много хуже.

– Как зачем? – удивилась Лидия, благосклонно кивая носящим горячую воду слугам. – Чтобы сопроводить тебя в замок Хейлов, где состоится церемония бракосочетания.

– Уже? – Стайлз почувствовал, что задыхается.

– А зачем тянуть? – Лидия была самой бессердечной девушкой из всех, кого он знал. – Твой отец не поедет с тобой, зато я – обязательно. И Джексон тоже. Кстати, пойду его обрадую.

– Подожди! – спохватился Стайлз. – Этот виконт… какой он? Не хочу сморозить глупость с порога.

– Неужели? – подозрительно спросила Лидия. – Он высокий, у него светлые вьющиеся волосы, голубые глаза, красивые губы… Он весьма обворожителен. И, кажется, умен, ты не напугаешь его цитатами из своих странных книг.

– Большую часть этих книг рекомендовала мне ты, – напомнил Стайлз. – Или ты опять собираешься притворяться безголовой кокеткой? Тебе уже пора просветить Джексона, что ты умеешь читать.

– Скажешь ему хоть слово, и принцу Дереку придется жениться на почти девице, – Лидия выразительно взглянула на промежность Стайлза, и тот сглотнул. Нет, он был не против знаков внимания от прекрасной Лидии Мартин, но не в таком ключе. Определенно, не в таком.

– Моя ванна готова, – Стайлз поспешил спрятаться за ширму. – Привет Джексону.

– Не сомневайся, – пропела Лидия, оставляя его одного, и Стайлз практически упал в ванну, тут же выскочив из нее с криком – он едва не ошпарился. За дверью раздался смех, Стайлз проклял все на свете и, плеснув холодной воды, вернулся в ванну.
Жизнь поступала с ним неоправданно жестоко.

 

 

 

 

 

 

~***~***~***~

 


Айзек – виконт Лейхи – оказался совершенно замечательным парнем. Возможно, приступ любви к гостю обусловило забавное сочетание действия успокоительной настойки и сладкого вина, привезенным все тем же Айзеком, но это не имело значения. Стайлз пожалел, что играет свадьбу не с ним: Айзек отличался привлекательной внешностью, понимал шутки Стайлза и разбирался в особенностях Пелопонесских войн. Перспектива провести вместе пару недель, пока они доберутся до родового замка Хейлов, мгновенно перестала пугать.

– Мы должны пожениться послезавтра, герцог засвидетельствует наш брак, – сообщил Айзек. – Вернее, твой и принца Дерека, я лишь его представитель. А потом церемония будет проведена еще раз, уже в фамильной часовне Хейлов.

– И что с ней не так? Лейхи, я видел, как ты сейчас ухмыльнулся, – Стайлз потянул Айзека за рукав.

– С ней все отлично. Но, когда я уезжал… – Айзек помахал в воздухе ладонью. – В общем, ее украшают моя невеста и сестра принца Дерека, леди Лора. Я слышал, король Питер предпочел отправиться в маленькое путешествие по землям, дабы не мешать дамам готовиться.

– А принц Дерек? – Стайлз весь вечер кусал себя за губы, стараясь не выдать, как ему любопытно узнать побольше про своего будущего, черт возьми, мужа.

– Принц Дерек не показывался дома с тех пор, как отправился воевать с твоим герцогством, – Айзек подлил вина себе и Стайлзу. – Ему не понравилась идея связать себя браком.

– Вот как, – настроение Стайлза стремительно упало. И в этом точно следовало корить вино.

– Он изменит свое мнение насчет тебя, – уверил его Айзек. – Может быть, уже изменил.

– С чего бы? Он еще не видел меня, – возразил Стайлз.

Айзек покосился на него, на стоявшую перед ними бутылку и разлил остатки по кубкам.

– Неважно. Он получил хорошее воспитание. Принц Дерек будет уважать тебя и заботиться о тебе, здесь не о чем волноваться, – заявил Айзек. Стайлз кивнул, выпил и остаток вечера начисто стерся из его памяти.

 

 

 

 

 

 


~***~***~***~

 


– Эй, эй, просыпайся! – Стайлз перевернулся на другой бок, пытаясь пнуть нарушителя спокойствия. Почему вообще он, сын герцога, вечно страдает от докучающих ему людей? – Стайлз!

– Скотт? – сонно пробормотал Стайлз, наконец узнав голос. – Уйди, Скотт, моя голова трещит и раскалывается. Пошли за лекарем.

– Уже был у него. Джексон сказал, ты вчера набрался, как скотина, и снова опозорил свой славный род.

– Надо поговорить с отцом, пусть Джексона отправят служить куда-нибудь подальше. Например, к нашим северным границам, – простонал Стайлз. – Иначе он никогда не успокоится.

– Конечно, нет, – согласился Скотт, поднося мерзко пахнущую настойку ко рту Стайлза. – Глотай, друг.

Стайлз покорно выхлебал, перебарывая нахлынувшую тошноту, и разлепил веки.

– Как прошло у Аржентов?

– Я все еще недостоин их дочери, но мне удалось провести несколько часов с принцессой Эллисон наедине, и теперь я уверен: она любит меня так же, как и я ее, – восторженно сообщил Скотт. Стайлз поморщился.

– А вот мой будущий муж так разозлился из-за перспективы жениться на мне, что даже не показывается дома. Счастливый я.

На лице Скотта застыло виноватое выражение. Стайлз махнул рукой, дав понять, что друг может расслабиться и не переживать из-за чужих несчастий.

– Поздравляю вас с Эллисон, – хрипло сказал Стайлз, прочищая горло. В голове слегка прояснилось, боль начала стихать.

– Спасибо. Насчет принца Дерека… у меня есть теория, – Скотт понизил голос. – Я слышал, что принцесса Кейт в большом гневе из-за вашей свадьбы. Если бы я не был уверен, что она лишенная сердца статуя, я бы сказал, что принц Дерек ей небезразличен. И еще одно: он довольно часто гостил у Аржентов раньше, и, не исключено…

– Восторг, – подытожил Стайлз. – Я не просто выхожу за мужчину, моя соперница – Кейт Аржент. Мне не следовало соглашаться на условия Питера. Скотт, меня отравят прямо на брачном пиру! Точно.

– Она не соперница, – смутился Скотт. – Если бы он хотел на ней жениться, кто бы его остановил? Тебе нужно проявить больше веры в лучшее!

– Не ты в это влип, приятель, – Стайлз осторожно вылез из кровати и вздохнул. – Ты же поедешь со мной к Хейлам?

– Не сомневайся, – широко улыбнулся Скотт. – И, как капитан твоей личной гвардии, я не позволю тебя отравить.

– Ты мой лучший друг навеки, – рассмеялся Стайлз – и его все же стошнило в заботливо оставленный у постели таз.

Ладно, в следующий раз он будет осторожен с данайцами, пусть они и выглядят как невинные агнцы вроде Айзека Лейхи.

 

 

 

 

 

 


~***~***~***~

 


Путешествие действительно выходило скорее увеселительным, чем утомительным. Не считая, конечно, тех моментов, когда Джексон вспоминал о своем высоком положении и начинал вести себя как заносчивый засранец. В остальном в их компании царил покой и гармония: никто никого не убил и почти не покалечил (вывихнутую руку Скотта Стайлз отказывался учитывать).

Смех и разговоры приутихли, когда они достигли границы – той самой, где им всем довелось поучаствовать в памятном сражении. Стайлз поприветствовал коменданта и в очередной раз задался вопросом: сколько человек возненавидели его за быструю капитуляцию и считают теперь легкомысленным трусом, испугавшимся настоящей драки? И отец, и совет признали его решение верным, но иногда Стайлз начинал думать, что прав Джексон. Этот самый зараза-Джексон, лично вытащивший тогда раненного Дэнни и пяток своих солдат, включая незадачливого Гринберга. Несмотря на все свои заморочки, Уиттмор был хорошим командиром. Может, возглавляй кампанию он, а не Стайлз, все сложилось бы иначе. Сейчас время для сомнений прошло: над крепостью развевалось два флага. Привычную золотистую звезду на голубом поле потеснил нависающий над ней герб Хейлов: получеловек-полуволк на серебристом фоне. Стайлз до боли в щеках улыбнулся коменданту и помахал окружившей его толпе, помня о том, что личные проблемы хороший правитель оставляет при себе.

Они отобедали у коменданта и его жены, старательно избегая разговоров о случившейся два месяца назад бойне. Айзек, снова превратившийся из обаятельного парня в титулованного виконта, особо приближенного принцу Дереку, вел себя подчеркнуто церемонно, утопил присутствующих леди в комплиментах и старательно молчал, если речь все же заходила о битве. Стайлз успел узнать, что со стороны Хейлов войско вел как раз Дерек, Айзек был его оруженосцем.

– Это похоже на настоящую романтическую историю, – рассмеялась красивая, но, увы, не слишком умненькая юная комендантша. – Ваша светлость, вы начали сражаться с его высочеством на поле брани, а закончите…

– Вы обязаны дать мне рецепт этого пирога, – перебила ее Лидия. – Он восхитителен. Я настаиваю, чтобы мы сейчас же переговорили с вашей кухаркой. Пирог просто должны подать на свадьбе его светлости.

Стайлз вздохнул с облегчением, когда дамы ушли, оживленно беседуя о способах приготовления начинки. Айзек устало откинулся на спинку кресла, и только Скотт с присущей ему невнимательностью не заметил ничего особенного. Что иногда играло всем на руку: Скотт успел втянуть коменданта в чрезвычайно увлекательный разговор о том, как лучше всего чистить ружья, Джексон влез со своим бесценным мнением, и у Стайлза появился минутка перевести дыхание. Его утомила необходимость принимать поздравления и улыбаться. Не так легко смириться, что из первого жениха герцогства он превратился в лучшем случае в откуп во имя мира, а в худшем – в шлюху Дерека Хейла.

Слава богу, наутро, наскоро позавтракав, они покинули крепость и продолжили путь по землям Хейлов, где их почти незамедлительно встретил небольшой вооруженный отряд.

– Бойд! – Айзек спешился и подошел к рослому мавру, обряженному в традиционную черно-сине-серебристую форму Хейлов.

– Вижу, поездка удалась, – сказал означенный Бойд и поклонился кивнувшему ему Стайлзу. – Капитан личной гвардии принца Дерека. Рад приветствовать вас, ваша светлость. Отныне я отвечаю за вашу безопасность.

– За его безопасность отвечаем все еще мы, – жестко возразил Джексон, выезжая вперед на своей страшно породистой лошади – жеребенком ее нарекли Патрицией, но Джексон любил сокращать до хлесткого Порш.

– Полегче, – осадил его Стайлз, поджимая губы. – Уверен, что теперь мы все в полной безопасности.

– Мы и раньше были в безопасности, – дурной пример Джексона подхватил Скотт, всегда легко поддававшийся чужому влиянию.

– Кто-нибудь может принести мне воды? – подала голос Лидия, выглянув из окошка кареты. – Джексон?

Бойд ухмыльнулся, определенно заметив расстановку сил во встречаемой им компании, и Стайлз мысленно махнул рукой. Кого он обманывает, их лидером всегда была Лидия. Он погладил ДжиПи по взмыленной холке и тронул поводья, намекая, что готов двинуться в путь. Айзек вернулся в седло, намереваясь занять место по левую руку, но там уже обосновался Джексон, успевший предложить Лидии воды, а справа внезапно возник Скотт.

Хм, Стайз не исключал, что его лучший друг все же не так наивен, как любит казаться. Айзеку не оставалось ничего иного, кроме как устроиться в хвосте процессии – впереди неспешно ехал Бойд, ведя их маленький отряд к сердцу земель Хейлов. Которые внешне пока мало отличались от пейзажей родного герцогства – Стайлз не знал, чего он ждал, но это внезапная похожесть смутила его разум. Он перестал видеть какой-либо смысл в недавней войне, экспансии Хейлов и собственном бывшем и грядущем титуле. Везде одни и те же места, одни и те же люди, так какого черта?

– Ты не пропустил время приема своей настойки? – шепотом спросил Скотт. – Выглядишь взбудораженным.

– Мне восемнадцать, и меня перепутали с жаждущей замужества принцессой, – так же шепотом ответил Стайлз. – Мне не поможет ни одна настойка, Скотт.

– Твоя первая свадьба не была чересчур плоха, – присоединился к их тихой беседе Джексон. – Кто сказал, что вторая станет хуже?

Отлично, Уиттмор пытается его поддержать. Видимо, Стайлз выглядел ужаснее, чем предполагал.

– На второй будет реальный принц Дерек, настоящий, понимаешь? – Стайлз наклонился так близко к уху Джексона, что ехавший позади Айзек издал какой-то странный звук. – Который после это самой свадьбы оттащит меня в покои и поимеет. Так что закрой рот, Уиттмор, и добудь мне вина к вечеру.

– Я подчиняюсь твоему отцу, а не тебе, – Джексон выпрямился в седле.

– Все еще засранец, – подытожил Стайлз, выезжая на полкорпуса вперед. С такими друзьями, как у него, никаких врагов не надо.

 

 

 

 

 

 


~***~***~***~

 


Одна таверна сменяла другую: они нигде подолгу не задерживались. Айзек с Бойдом вежливо, но непреклонно отклоняли приглашения местной знати заехать почтить их дома своим присутствием и погостить. Стайлз понимал их мотивы: не дай Господь на пирушке произойдет какая-нибудь неприятность с ним или его кортежем – и на репутацию Хейлов ляжет несмываемое пятно. А что случится с Айзеком и Бойдом он в принципе представлял плохо. Судя по обрывкам разговоров, принц Дерек не славился кротостью и всепрощением.

И до сих пор оставался покрыт ореолом тайны. Никто из подданных Хейлов не стремился отвечать на расспросы Стайлза, как бы он не ухищрялся в своих попытках составить хоть какое-то представление о своем будущем муже, а ведь его фантазии отдавали должное самые предприимчивые люди родного герцогства. Вывод напрашивался один: Дерек строго-настрого запретил распускать языки, и его люди либо слишком боялись его, либо были ненормально преданны. Ибо даже те, кто обожает своих сюзеренов, обычно не прочь немного посплетничать про них за кружечкой пива или кубком хорошего вина.

Стайлз не скупился на вино, приказав открыть особый сорт, отданный отцом в качестве приданного, но толку все равно не вышло. Сколько Скотт не твердил, что в его внезапном браке нет ничего удивительного, Стайлз продолжал видеть несоответствия. Хейлы захватили их окончательно и бесповоротно, никакого восстания в герцогстве вспыхнуть не могло: Стайлз знал миролюбие людей, среди которых вырос. Их брак с Дереком был бессмысленным мезальянсом, устроенным лично королем Питером. Тем самым Питером, чьим прозвищем в истории грозило стать «Хитрый».

В общем, как бы ни был Стайлз далек от беспочвенных переживаний, ситуация не вызывала симпатии. Его втягивали в игры, опыта в которых он не имел. Оставалось надеяться, им обладал принц Дерек. Стайлз не обольщался насчет себя, если Питер интригует, он интригует против своего племянника, а не наследника захудалого герцогства. И если это свойственное Питеру поведение, Дерек наверняка успел с этим столкнуться и научиться предпринимать ответные шаги.

Если, конечно, принц Дерек не был одним из тех тупых солдафонов, полностью покорных воле сильного лидера. Тогда Стайлзу оставалось рассчитывать только на себя. Это существенно снижало его шансы на успех, учитывая, что он находился в сердце чужой державы в компании трех друзей, один из которых носил юбки и завивал волосы, а двое других получили свой мундир чуть больше года назад и до сих пор даже толком не брились. Как и сам Стайлз.

– Ваша светлость, не присоединитесь ко мне в карете? Умираю от скуки, – капризно протянула Лидия, обворожительно улыбаясь сопровождавшим их офицерам – всем сразу и никому в отдельности. Да, Стайлз недаром влюблен в нее с детства, вот кто мог стать отличной герцогиней и, кто знает, королевой.

Стайлз спешился, чувствуя себя неловко – весь кортеж почтительно замер, ожидая, пока он отдаст поводья груму, а сам пересядет к Лидии.

– На следующем постоялом дворе я попрошу собачку, – сообщила Лидия, обмахиваясь веером. – И буду настаивать, пока мне не притащат хотя бы распоследнюю дворнягу.

– Полагаю, мне предстоит угощать ее всем, что я собираюсь съесть? – Стайлз все-таки вырос при дворе.

– Это выглядело бы очень мило, – проворковала Лидия. – Нас связывает давняя дружба, это не секрет. Вполне нормально, что ты хочешь сделать мне приятное и потакаешь моему маленькому капризу, пытаясь завоевать мое расположение через собачку.

– Джексон, – весомо произнес Стайлз.

– Я с ним поговорю. Он такой вспыльчивый… наверное, он напьется и что-нибудь выкинет, разозленный моим внезапным вниманием к тебе.

– Хорошо, – улыбнулся Стайлз, кивнув наблюдавшему за ним Айзеку. – Я предупрежу Скотта. Он уведет Джексона, чтобы тому не пришлось слишком сильно расплачиваться за сделанную во хмелю глупость.

– Хороший мальчик, – одобрила Лидия и вытащила колоду карт. – Как насчет партии?

– Принято, – Стайлз отдернул занавески и расстегнул куртку, имитируя, как ему жарко. Каждый желающий мог видеть, как легкомысленный Стайлз играет в вист с не менее легкомысленной (пусть и очень красивой) Лидией Мартин.

До родового замка Хейлов оставалось четыре дня пути.

 

 

 

 

 


~***~***~***~

 


– Ничего себе, – пробормотал Стайлз, слегка пришпорив ДжиПи и сам подавшись корпусом вперед. – Он огромен!

– Хейлы ценят размах, – удовлетворенно согласился Джексон. – Как ты умудрился сделать такую хорошую партию?

– Могу вернуть вопрос, – не растерялся Стайлз. – Святой Боже, я заблужусь в этом замке. Умру, превращусь в печальное провидение и буду греметь цепями, пугая обитателей!

– Где ты возьмешь цепи? – скепсис Джексона порой ужасно выводил из себя. – И если ты при жизни собираешься здесь теряться, кто сказал, что после смерти обретешь способность находить путь, чтобы кого-то напугать?

– Я же буду призраком, дубина! Они умеют ходить сквозь стены!

– Я бы хотел уметь ходить сквозь стены, – подал голос Скотт. – Тогда бы я пришел к принцессе Эллисон в покои и…

– Избавь нас от своих фантазий, МакКол, – перебил его Джексон. – Черт, Лидии опять что-то нужно. Стайлз, этот Лейхи уже прожег во мне дырку, уверен, что он поторопится занять мое место около тебя.

– Джексон, наша любовь никогда не умрет, – пообещал ему Стайлз. – Иди к Лидии, я справлюсь с Айзеком.

Джексон фыркнул в унисон с Порш и развернул лошадь к карете Лидии. Айзек действительно поспешил пришпорить своего жеребца, и тот зашагал вровень с ДжиПи.

– Сколько здесь комнат? – спросил Стайлз, рассеянно кивая кланяющимся стражникам – они как раз миновали ворота.

– Несколько сотен, – Айзек слегка улыбнулся. – Старый замок был гораздо меньше, но каждое поколение считало нужным немного видоизменить его. Всего было сделано около шести пристроек.

Стайлз вздохнул. Да, если начать сравнивать, они с отцом просто ютились в лачуге, а ведь его собственное родовое гнездо никогда не казалось ему маленьким или тесным. Но теперь слова «большой» и «просторный» приобрели новое значение.

– Ваша светлость! – Стайлз натянул поводья, не заметив, как ДжиПи медленно дошагала до входа в замок, где в шеренгу выстроились слуги, а на ступеньках поджидала девушка его лет, определенно благородного происхождения. – Рады приветствовать вас.

Айзек спешился и подошел к присевшей в реверансе девушке.

– Моя невеста, леди Эрика, – представил он светловолосую красавицу с чувственными губами и полными поволоки глазами.

– Много о вас слышал, – галантно отозвался Стайлз, добрым словом вспоминая вбившего ему в голову этикет Финстока. В буквальном смысле вбившего. – Вы даже красивее, чем виконт вас описывал!

– Айзек, ты скупился на комплименты в мой адрес? – Эрика недовольно прищурилась.

Стайлз опешил. Добропорядочная леди обязана была смутиться и поблагодарить, а не выказывать жениху претензии. Впрочем, он уже сталкивался с подобной манерой поведения. Словно в подтверждение его мыслям дверца кареты распахнулась с легким скрипом, и Лидия ловко спрыгнула на покрытую брусчаткой землю.

– Леди Эрика, я и мои спутники устали с дороги, – Стайлз мотнул головой в сторону застывших позади Лидию, Джексона и Скотта. – Не могли бы вы показать, где мы можем освежиться?

– Конечно, следуйте за мной, ваша светлость, – несмотря на юный возраст, Эрика разговаривала и вела себя как умудренная опытом женщина. По крайней мере, Стайлзу было сложно игнорировать зазывные нотки в ее голосе и мягко покачивающиеся прямо перед его глазами бедра.

Определенно, существование при дворе Хейлов заставляло быстро взрослеть. Интересно, сколько ему удастся сохранить свою духовную и телесную невинность? Стайлз подозревал, что расстанется с обеими в кратчайшие сроки.

 

 

 

 

 


~***~***~***~

 

Апартаменты превзошли его самые смелые ожидания. Ему выделили три комнаты, каждую из которых богато украсили и обставили. Стайлз обнаружил гобелен, чей возраст насчитывал минимум четыре столетия, на столике его ждало несколько книг – труды Авиценны, Аристотеля и, если Стайлз не ошибался, переводы на латынь записок Да Винчи, чьим гением он восхищался с ранних лет. Кто бы ни обустраивал его покои, он прекрасно знал его вкусы. И, отдышавшись от приступа восторга, Стайлз испытал почти ужас. Он согласился на брак два с небольшим месяца назад. Как Хейлы смогли так детально изучить самого Стайлза и успеть достать вещи, способные его порадовать? Тем более, такие дорогие вещи: за лежавшие перед ним книги можно было купить средних размеров поместье с плодородной землей.

Прочее убранство поразило его гораздо меньше. Он оценил прекрасную мебель красного дерева, расшитые золотом портьеры (самым частым узором была звезда с его герба), удобные кушетки и итальянский секретер с множеством ящичков, но его снова начали занимать странности его брака.

– Здесь шикарно, – Скотт возбужденно ворвался к нему из соседней комнаты. – Стайлз, я никогда не видел ничего подобного. Аржентам и тем стоит позавидовать, а уж они не скупятся ни в чем!

– Прекрати пускать слюни на чужие деньги, МакКол, – Джексон скрестил руки на груди и прислонился спиной к украшенному лепниной косяку. – Тебе достаточно показать серебряную тарелку, чтобы ты записал человека в богачи.

– У нас есть серебряные тарелки, Уиттмор, – Скотт развернулся в сторону Джексона. – И хватит кичиться состоянием твоих родителей, уверен, что у них нет и сотой доли того, чем владеют Хейлы.

– Эй вы, оба! – позвал Стайлз. – Хватит. Тут что-то не так. Лидия права.

– Стайлз, у тебя приступ подозрительности, – застонал Джексон. – Хочешь, мы заведем еще одну мерзкую псину? Или сделаем Скотта твоим личным дегустатором?

– Надеешься, что Стайлз окажется прав? – нахмурился Скотт.

– Он начал понимать намеки, пойду проверю, не пошел ли дождь из лягушек, – Джексон с воодушевлением раздвинул тяжелые гардины.

– Они опять ведут себя как бесповоротные глупцы? – осведомилась Лидия, появившись в дверном проеме. – Стайлз, нас ждали немного позже, так что король Питер и принцесса Лора все еще на охоте, но вечером они устраивают в твою честь тихий семейный ужин. А пока нам всем следует отдохнуть.

Стайлз покосился на вернувшихся к переругиванию друзей и поцеловал Лидии кончики пальцев.

– Поможешь выбрать наряд?

– Ну разумеется, ваша светлость, – хмыкнула Лидия и, подхватив юбки, решительно двинулась к принесенному слугами сундуку с одеждой Стайлза.

 

 

 

 

 

 

~***~***~***~

 

После ванны, короткого сна и смены костюма Стайлз чувствовал себя вполне сносно. Он был готов сунуть голову в пасть волку, вернее, двум волкам – Дерек до сих пор не появился в замке. На короткое мгновение Стайлз вообразил, что тот передумал подтверждать их брак, но тут же сам себя одернул. Почему вообще он должен об этом волноваться? Стайлз с удовольствием вернется домой, если Хейлы решат расторгнуть договор.

Тихий ужин в кругу близких друзей оказался застольем на пятьдесят человек – действительно наиболее приближенных королю Питеру, восседавшему во главе стола. По правую руку от него расположилась леди Лора, незамужняя сестра Дерека, а по левую сидела леди Дженнифер, негласная фаворитка Питера, как успела насплетничать Лидия. Стайлза усадили рядом с Лорой, место на другом конце стола, напротив Питера, красноречиво пустовало.

После первого обмена любезностями, вызвавшего у Стайлза легкую тошноту, разговор постепенно перешел на вежливые расспросы о положении дел в его родном герцогстве. Стайлз отвечал, стараясь вовлечь в беседу свою маленькую свиту, что ему с успехом удалось. Лидия, как змея, загипнотизировала Питера, рассказывая и рассказывая что-то бессмысленное, но увлекательное. Лора Хейл, красивая особой мрачной красотой – бледная кожа, темные волосы, точеные, словно вырезанные черты лица – наклонилась к Стайлзу и заговорила:

– Мой брат крайне сожалел, что не успевает к вашему прибытию, герцог.

– Еще нет. Не герцог. Мой отец носит титул, – поправил ее Стайлз. – Я крайне опечален отсутствием его высочества, но дела государства превыше всего.

Лора пригубила вино, и Стайлз потянулся к своему кубку, чтобы обнаружить его в руках у Скотта. Друг отхлебнул из него и едва не подавился, когда Стайлз издал тихий возмущенный возглас.

– Прости! – Скотт неловко поставил кубок на место и уставился на нетронутый свой. – Ваша светлость, мне так неловко! Я перепутал кубки и…

– Ничего страшного, Скотт, – щеки Стайлза заполыхали румянцем. Он прекрасно себя опозорит и без помощи друга. Стайлз молча забрал кубок, покосился на Лору Хейл и едва не пролил вино: неприступная и хладнокровная принцесса явно изо всех сил закусила щеку, сдерживая смех. На губах Питера играла легкая улыбка.

– Вы определенно оживите мой двор своей юностью и свежестью, – произнес он. – За его светлость, супруга нашего дорогого наследника!

 

 

 

 

 

 

~***~***~***~

 


Когда первая неловкость спала, а мерзкая псина Лидии успела попробовать по куску от каждого доставшегося Стайлзу блюда, вечер стал почти приятным. Портило его только одно: Питер не уставал рассыпаться в комплиментах. Под конец Стайлз начал подумывать, вдруг он неправильно понял письмо, и на самом деле на нем женится Питер, а не Дерек?

– Мне кажется, наши гости устали сидеть без движения, – подала голос Лора. – Дорогой дядюшка, вы разрешите показать его светлости замок? Я всегда считала, что он особенно хорош при свете факелов.

– Замечательная идея, – Питер ласково посмотрел на племянницу. – Надеюсь, Дерек не станет возражать, что его очаровательная сестра сопровождала его не менее очаровательного жениха в столь позднее время. Дженнифер, душа моя, вы не хотите составить компанию молодежи?

– А я бы с удовольствием пригласил с нами еще графиню Мартин, – влез Стайлз. Интуиция подсказывала ему, что предложение Лоры Хейл значило больше, чем желание похвастаться родовым гнездом.

– Любите окружать себя прекрасными дамами? – рассмеялся Питер. – Дереку придется непросто. И, хотя мне страшно жаль лишать себя общества графини, но кто я такой, чтобы запретить ей полюбоваться моим замком?..

Лидия поблагодарила Питера за любезность, Дженнифер – надменная и не слишком приятная в общении леди – встала из-за стола, присела в быстром реверансе перед Лорой и Стайлзом, и все четверо двинулись прочь.

 

 

 

 

 

 


~***~***~***~

 

– А это наша с Дереком прапрапрабабка, – Лора указала на портрет статной женщины с глазами необычного оттенка. Вероятно, при жизни они были карими, но стараниями художника приняли цвет молодого вина. – Говорят, она славилась своими причудами.

– Все Хейлы славятся причудами, – сладко улыбаясь, вставила леди Дженнифер.

– Не все из них достойны упоминания в истории, – холодно ответила Лора.

– Смотря о какого рода историях идет речь, – Лидия почесала за ушком маленькую тварь, выбранную на роль ее любимой собачки. Тварь взвизгнула и вывернулась из рук хозяйки – очень неудачно, прямо к ногам Дженнифер. Испугавшись, шавка вцепилась зубами в ножку фаворитки и зарычала. Дженнифер вскрикнула, отпихнула собачку в сторону и наклонилась, пытаясь ощупать лодыжку через пышное платье.

– Мне так жаль, так невероятно жаль! – защебетала Лидия. – Прада такая своенравная и нервная! Леди Дженнифер, пойдемте на свет, позвольте мне осмотреть вашу ногу!

Стайлз проводил взглядом Лидию, утянувшую от них с Лорой Дженнифер.

– Так чем же была знаменита ваша родственница? – громко спросил он.

– Любила гулять в одиночку по ночам, – ответила Лора и быстро продолжила, слегка понизив голос. – Не думаю, что Питер попытается тебя отравить, но я бы такую возможность не исключала. Не доверяй никому из слуг, тем более из придворных. Ты можешь быть уверен во мне, Айзеке, Эрике и Бойде.

– Прогулки под луной это очень романтично, ваш брат не унаследовал страсти вашей прапрапрабабки? – спросил Стайлз, удивившись внезапному румянцу на щеках Лоры. – Почему я должен верить вам?

– Никто раньше не мог упрекнуть моего брата в романтичности, но брак, как я слышала, меняет людей, – Лора покосилась в сторону Дженнифер. Лидия сосредоточенно ощупывала затянутую в белый чулок ножку. – Если ты хочешь доказательств моей лояльности, у меня их нет. Просто сделай правильный выбор, Стайлз. Либо ты веришь Дереку, либо Питеру.

– Либо никому, – вставил Стайлз из духа противоречия. Он не слишком хорошо умел читать эмоций людей, но их суть он обычно улавливал верно. Лора Хейл вела свою игру, и все же Стайлз не ощущал от нее угрозы. В отличие от Питера. – Жду не дождусь встречи с его высочеством.

– О, Дженнифер, вижу, вы не пострадали? – слова Лоры были учтивы, но по-прежнему холодны.

– Спасибо за заботу, принцесса, – Дженнифер сделала очередной реверанс. – Продолжим осмотр?

– Ох, – Стайлз сделав вид, что пытается скрыть зевок. – Миледи, замок потрясает своей красотой, но я бы предпочел продолжить нашу прогулку утром. Дорога слишком утомила меня. Леди Лора, вы извинитесь за меня перед вашим любезным дядюшкой?

– Непременно, – Лора протянула ему руку для поцелуя. – Сейчас найдем кого-нибудь, кто проводит вас в ваши апартаменты.

– Не стоит искать, – Бойд шагнул из неприметной ниши. Стайлз задался вопросом, как долго мавр там стоял. – Я с удовольствием отведу вас.

– Вы в надежных руках, – Лора повернулась к Лидии. – А я составлю компанию вам. Дженнифер, скажите дяде, что я вернусь, как только графиня Мартин окажется у себя.

Стайлз церемонно распрощался с дамами и зашагал следом за Бойдом. Тот повел его странным путем – они то и дело сворачивали в узкие коридоры, перетекавшие в полутемные комнаты, опять выводящие в коридоры. Зато до покоев Стайлза они добрались за считанные минуты.

– Это здесь, ваша светлость, – сказал Бойд и, вместо того чтобы покинуть Стайлза, вошел внутрь. Стайлз молча пронаблюдал, как тот осмотрел первую из комнат – быстро и легко, будто выполнял такую работу не раз и не два. Бойд не менее внимательно изучил остальные комнаты, довольно бесцеремонно заглянул в сундуки Стайлза, поворошив одежду, и, наконец, вернулся к дверям. – Спите спокойно. Я буду нести караул под вашими дверьми.

– Вижу, вы всерьез восприняли наказ Дерека заботиться о моей безопасности, – пробормотал Стайлз. – Как насчет моей свиты? Офицеры Уиттмор и МакКол.

– Виконт Лейхи распорядился о достойных стражах для них.

– Айзек хочет, чтобы их сторожили или все-таки охраняли? – поинтересовался Стайлз, пристально глядя на Бойда.

– Как того потребуют обстоятельства, – Бойд впервые улыбнулся, и Стайлзу стало неуютно. Он движением руки отпустил Бойда, тот поклонился и вышел, плотно закрыв за собой дверь. Стайлз остался в своей новой спальне, наскоро умылся приготовленной в тазу водой и, раздевшись до тонких нательных штанов, завалился спать.

 

 

 

 

 

 

 

~***~***~***~

 


Отец всегда поднимался с рассветом и требовал того же от Стайлза. Так что, когда первые лучи солнца проникли сквозь неплотно задернутые шторы, Стайлз проснулся, поразмыслил с минуту и, перевернувшись на живот, снова заснул.

Следующее пробуждение оказалось не таким безоблачным. Стайлз почувствовал, как сон медленно превращается в дремоту: он вроде как еще видел обрывок сновидения, но слышал и звуки, доносящиеся с улицы, – цокот копыт по камням, крики грумов, брань солдат. Стайлз перекатился на спину, потянулся и открыл глаза. В углу комнаты, там, где образовывалась естественная тень, безмолвно застыла мужская фигура. Стайлз замер, пытаясь уговорить себя, что это, например, Бойд, или потерявший в росте за ночь Айзек, но фигура определенно не принадлежала ни тому, ни другому. Про Скотта и Джексона тем более ни шло и речи. Стайлз сощурился, поморгал, окончательно скидывая сонливость, и со стоном перевернулся обратно на живот. Он узнал своего неожиданного визитера, и все встало на свои места.

– На этот раз ты тоже не представишься? – безнадежно спросил он, устроив подбородок на подушке.

– Есть необходимость? – мужчина выступил вперед, сделав шаг по направлению к постели Стайлза.

– Я обязательно опишу своему отцу твою необыкновенную учтивость и щепетильность в соблюдении этикета, – отозвался Стайлз. – Никто тебе не говорил, что неприемлемо пробираться в чужую спальню и рассматривать спящих, черт возьми, людей?

– Мой замок, моя спальня, – пожал плечами Дерек. – А ты, кстати, мой супруг, сыгранная у тебя на родине свадьба вполне считается. Я имею полное право здесь быть.

– Да неужели? – Стайлз покусал нижнюю губу, размышляя. В словах Хейла был резон, но это не значило, что Стайлз вот так запросто согласиться с ним. – В любом случае – проваливай. Я определенно не в настроении для беседы.

– Предпочитаешь разговаривать с кустами? – невозмутимо осведомился Дерек.

– Поздравляю! Ты умудрился сделать мое мнение о тебе еще хуже, а это непростая задачка, – сообщил Стайлз. – Давай-ка посмотрим: в нашу первую встречу ты нагрубил, наплевал на правила приличия и выхлебал половину моего вина. Потом я трясся две недели в компании Айзека, не в силах добиться от него даже простых вещей вроде «любишь ты охоту или рыбалку». Потом ты не встретил меня в своем родовом замке, что, между прочим, является оскорблением, мой преподаватель этикета очень подробно осветил этот момент. Далее я был вынужден вчера весь вечер выслушивать довольно-таки пошлые намеки твоего дорогого дяди на мою невинность и нашу с тобой будущую супружескую жизнь. После чего твоя драгоценная сестра запугала меня до полусмерти, а твой очень, очень неразговорчивый капитан личной гвардии устроил обыск в моих комнатах – я все еще сын герцога, помнишь? Это неуважительно. И в завершении я просыпаюсь в твоей сомнительной компании и узнаю, что помимо прочего ты не гнушаешься слежкой и подслушиванием приватных разговоров. Иди к черту, Хейл.

– Охоту. Я предпочитаю охоту, – ответил Дерек, подходя чересчур близко к кровати Стайлза. – Встань.

Стайлз приподнял брови и сделал рукой жест, за который в его герцогстве могли неблагородно съездить по морде. Видимо, жест оказался интернациональным, как Стайлз и рассчитывал. Дерек наклонился и как-то по-особому дернул Стайлза за плечо: тот скатился с кровати и упал бы на пол, не удержи его Хейл.

Стайлз откинул чужую руку в сторону, избавляясь от неприятного прикосновения к своему обнаженному телу. Дерек не удосужился снять тонкие кожаные перчатки, пропахшие лошадиным потом. Судя по костюму, он вообще еще не переодевался: сапоги были выпачканы, темная куртка выглядела влажной – наверняка, он собрал всю росу, если скакал с раннего утра. Стайлз увлекся анализом и не сразу сообразил, что Дерек и сам весьма критически его осматривает. Утешало одно: никакого любовного интереса Стайлз не чувствовал. Скорее, Дерек пытался оценить его как солдата. И, кажется, остался не особенно доволен обнаруженным.

– Мне восемнадцать, – напомнил задетый скользнувшим пренебрежением во взгляде Стайлз. – И не все должны стать… такими.

– Я в пятнадцать был крупнее, – отрезал Дерек. – Ты из тех, кто остается тощими. Ладно.

– Мое предложение пойти к черту все еще в силе, можешь воспользоваться им в любой момент.

– Придержи, наконец, язык, – Дерек хмуро посмотрел на него, и Стайлз правда ощутил желание умолкнуть. На него снова повеяло тем невнятным, что было и в первый раз – от Дерека исходили волны скрытой и недоброй силы.

– Кустом ты мне нравился больше, – вставил Стайлз, гадая, заметил Дерек побежавшие по рукам и спине мурашки или нет.

– Мои соболезнования, – Дерек выудил что-то из внутреннего кармана куртки и дернул к себе Стайлза, разворачивая спиной.

– Какого черта?

На грудь упала холодная бляшка, заставив Стайлза поежиться, по шее скользнула тонкая серебряная цепочка.

– Решил задобрить меня подарком? – поразился Стайлз, рассматривая подвеску. Она была довольно простенькой: на серебряном круге были выгравированы три переходящие друг в друга спирали, трискелион, если Стайлз не путал название.

– Если начнет нагреваться – ты в опасности. Уноси ноги и ищи убежище, – коротко сказал Дерек.

– Ты веришь в магию? Ты? – Стайлз честно старался, но удержать смешок не сумел. – Господи, как я мог проиграть такому, как ты?

Дерек усмехнулся.

– Тебе понравится мне проигрывать, – сказал он и двинулся к выходу. – Не снимай подвеску, что бы ни случилось. И не показывай его никому. Включая свою свиту.

– Самодовольный ублюдок, – подобрал достойный эпитет Стайлз. – И, просто уточним, я тебе не верю. Ни тебе, ни твоим подручным, ни твоей сестре, ни твоему дяде. Но тебе – особенно не верю. И амулету тоже.

– Амулет работает вне зависимости, веришь ты или нет. Ну и раз уж речь зашла о доверии… – Дерек вытащил запечатанное письмо – сердце Стайлза забилось быстрее, когда он заметил знакомую печать, – прочти это.

– Все равно ублюдок, – крикнул уходящему Дереку в спину Стайлз и бросился обратно на постель, торопливо ломая воск.

 

 

 

 

 

 

~***~***~***~



Письмо начиналось с витиевато выведенного «мой возлюбленный сын», что по разработанной им с отцом системе шифров значило «я не могу говорить прямо и рассказать все, что знаю, но ты должен верить написанному здесь». И это абсолютно не стыковалось с содержанием послания. Отец уверял, что Дерек Хейл замечательная партия и Стайлзу обязательно следует относиться с уважением к его мнению, а также проводить рядом как можно больше времени. Еще отец советовал подружиться с приближенными его мужа, как бы мало их не насчитывалось.

По некоторым оборотам в письме было ясно, что отец писал не по принуждению, но Стайлз отказывался верить его словам. Он, разумеется, успел утвердиться в своих подозрениях насчет Хейлов, и партия Дерека и Лоры вызывала у него большую симпатию, чем свита Питера, и все же отец поставил его в тупик. Зачем Дерек нанес отцу тайный визит, и в какую конкретно дурно пахнущую историю вляпался Стайлз?

Как вообще он, наследник небольшого герцогства, оказался втянут в интриги Хейлов?
Стайлз выругался, сжег письмо, поворошив угли, чтобы не осталось и следа, и торопливо оделся.

– Это никуда не годится, – безапелляционно заявила Лидия, ставя ему на стол легкий завтрак. Стайлз принялся гадать, не будет ли теперь заикаться служанка, у которой Лидия отняла поднос.

– Да когда уже ты прекратишь придираться к моей одежде? – застонал Стайлз, набрасываясь на аппетитные оладьи.

– Когда ты перестанешь походить на разорившегося бродягу, – отрезала Лидия. – Ты знаешь? Приехал твой принц.

– Он не мой принц, хорошо? – Стайлз капнул на манжету смородиновым вареньем и пожал плечами. Все равно переодеваться. – И когда он собирается официально мне представиться?

– Днем. Сейчас он у Питера, как только они закончат, созовут двор и торжественно познакомят вас друг с другом. Кстати, он красавчик, – подмигнула Лидия.

– Ты убиваешь меня, находя привлекательными других мужчин, – Стайлз поморщился, отпив из кубка – ни намека на вино, обычная вода. Его считают ребенком? – И ты не боишься за свою репутацию? Не собираюсь на тебя набрасываться, но только подумай – незамужняя девушка в спальни мужчины.

– Не льсти себе, – Лидия уперлась руками в бока. – Что касается репутации... думаешь, Джексон передумает на мне жениться?

– Вряд ли, – со вздохом признал Стайлз. – Кто бы передумал!

– Значит, не стоит и переживать, – Лидия вытащила из сундука жилет с лунными камнями – подарок Хейлов. – Вот этот отлично подойдет. И сними уже это убожество, ты носишь эту рубашку третий год!

– Мне в ней удобно! – запротестовал Стайлз и сдался, получив противоречащий вассальной верности подзатыльник.

Через два часа, входя в парадную залу Хейлов, Стайлз оценил правоту Лидии. В глазах рябило от ярких, богатых тканей и блеска драгоценностей. Придворные выстроились в две линии, оставляя проход свободным. Стайлз двинулся вперед, к трону. На шаг позади него шел Скотт, за ним – Джексон под руку с Лидией. Стайлз сосредоточился на том, чтобы не упасть по дороге, церемониальный костюм был тяжелым, жарким и категорически неудобным.

Питер удобно устроился на троне, по правую от него руку стоял Дерек – безупречный от макушки до мысков сапог, по левую руку в кресле расположилась Лора. Стайлз только теперь заметил удивительное сходство брата и сестры. Несмотря на очевидную мужественность Дерека и женственность Лоры, никто не усомнился бы в их родстве. Как ни странно, кровная связь с Питером тоже угадывалась. Младших Хейлов природа наделила пугающей красотой заточенного металла: Лора напоминала изящный стилет, а Дерек – отлично сбалансированный охотничий нож. Тогда как Питер, с его мягкими чертами и повадками, наводил на мысли о шнуре гаротты. В любом случае, осознал Стайлз, все трое были рождены убивать.

– Вот и наш милый Стайлз, – добродушно сказал Питер, опираясь локтем на подлокотник трона.

– Рад видеть вас, – отозвался Дерек. На застывшем лице двигались только губы – ни следа эмоций. – Надеюсь, ваш путь выдался легким.

– Я тоже счастлив познакомиться, – Стайлз от волнения забыл нужные выражения. – Спасибо, мое путешествие прошло в комфорте.

Дерек кивнул и замер, не стремясь продолжить беседу.

– Не будь таким холодным, – с явной досадой проговорил Питер. – Взгляни, как хорош твой супруг, разве не стоит продемонстрировать больше страсти?

– Я приберегу мою страсть до брачной ночи, если позволите, – Дерек смотрел в буквальном смысле сквозь Стайлза. Неприятное ощущение.

– Как бы ты не опоздал, – усмехнулся Питер. – Такое юное, свежее лицо, статная фигура, манеры… Не боишься, что кто-то другой тебя опередит?

Стайлзу очень хотелось вмешаться и сообщить, что большое спасибо за заботу, но его вполне устраивает собственная невинность. Разум, правда, советовал помалкивать, и Стайлз прислушался к его голосу.

– Вы выбрали мне в супруги человека, способного на бесчестье? – лицо Дерека продолжало напоминать маску, интонации оставались сухими и невыразительными.

– Ну что ты! Я позаботился о самом лучшем для моего наследника, – заверил Питер. – Кстати! У меня великолепные новости для вас обоих! Арженты приедут уже завтра, и мы сможем наконец обвенчать вас и отпраздновать это счастливое событие.

– Как замечательно, – негромко сказала Лора, и Стайлз застыл. Неприкрытая издевка явно не отвечала требованиям этикета. Питер с интересом покосился на племянницу, расплывшись в неприятной улыбке, а у Дерека первый раз что-то изменилось в лице. Он быстро посмотрел на Лору, пальцы на руке дрогнули, будто он пытался не сжать их в кулак.

– Действительно замечательно, – громко сказал он, отвлекая внимание от Лоры. – Они приедут всем семейством?

– Да. Крис, Виктория, ослепительная Кейт и юная Эллисон. Уверен, ты будешь рад сыграть свадьбу в столь замечательном кругу друзей!

– Это большая честь, – на лицо Дерека вернулось прежнее выражение.

– Все заслуживают праздника, – рассмеялся Питер. – Ладно, разговоры, разговоры, в них нет толку. Дерек, твоя сестра вчера любезно начала показывать замок Стайлзу, но не закончила. Думаю, ты с радостью…

– Показывать дом – женское занятие. Кроме того, меня ждут в казармах, – перебил Дерек. – Прошу меня простить.

Стайлз, опешив, кивнул в ответ на быстрый поклон Дерека в свою сторону. Хейл отличался талантом так соблюдать нормы вежливости, что хотелось сбежать и спрятаться. Стайлз поборол желание дотронуться до медальона на шее. Он не верил в безделушку, но еще пять минут в обществе этой семьи, и он начнет обвешиваться чесноком, серебром и окуривать себя травами. На всякий случай.

– Неужели солдатня тебе предпочтительнее компании этого юноши? – с искренним сожалением спросил Питер.

– В делах государства не может быть предпочтений, – сказал Дерек. – Лора, тебе не составит труда показать Стайлзу западное крыло и библиотеку? Я слышал, вам нравится читать.

Словесные дуэли Хейлов выбивали Стайлза из колеи. Он не сразу сообразил, что последняя фраза относится к нему. Он что-то пробормотал насчет своего увлечения, Дерек с Питером перебросились парой фраз и распрощались. Стайлзу ничего не оставалось, кроме как предложить руку Лоре и отправиться осматривать чертов замок. На Скотте неожиданно повисла Эрика, Джексон по-прежнему составлял пару Лидии, а Айзек крепко держал Дженнифер.

Лора беззаботно щебетала, рассказывая о бесконечных галереях и картинах, и призывала полюбоваться видом. Стайлз пропускал мимо ушей болтовню, озадаченный замеченным им небольшим синяком на шее Лоры. Его почти полностью закрывало кружево воротника и волосы, но в какой-то момент Лора повернулась, и Стайлз едва сдержал рвущийся с губ вопрос. Откуда это? След от пальцев, любовная метка? Кто, святые угодники, способен поднять руку на Лору Хейл? Неужели синяк ей поставил вернувшийся Дерек? Или все объясняется гораздо проще – у нее есть слишком страстный любовник? Следующей логичной мыслью стало предположение, ни Дерек ли этот самый любовник, и Стайлз поспешил переключиться на рассказ Лоры о войне двухвековой давности.

– С тех пор неприятель ни разу не захватывал наш замок, – закончила Лора, остановившись у массивных дверей. – Библиотека, про которую говорил мой брат. Не желаете передохнуть здесь?

– Замечательная идея, – искренне сказал Стайлз, игнорируя полный боли взгляд Скотта.

Лора кивнула, отправила Айзека с Эрикой прочь и увела Дженнифер. Стайлз в компании своей родной свиты зашел в библиотеку и присвистнул. Отец любил книги и всю жизнь собирал их, стараясь приобрести наиболее ценные издания. Но семейное собрание Стилински в разы уступало коллекции Хейлов. Стайлз заворожено прошелся среди стеллажей с книгами, на пробу вытащил одну, раскрыл, обрисовывая кончиками пальцев яркую буквицу, и вдохнул запах краски, выделанной кожи, бумаги.

– Мы его потеряли, – Скотт с размаху опустился в кресло.

– Здесь есть римские трактаты! – Джексон шлепнул находку на стол. – МакКол, тебе бы тоже не помешало их изучить, иначе так и останешься безголовым идиотом, не знающим основ военного дела.

– У меня под командованием десять человек, – напомнил Скотт. – У тебя в два раза больше. Какие великие войны ждут нас?

– Мы теперь в составе королевства Хейлов, – возразил Джексон. – Они постоянно с кем-то воюют.

– Надеюсь, они скоро прекратят, – вставила Лидия, листая сборник персидской поэзии, богато проиллюстрированный картинками сомнительной нравственности. Стайлз решил, что потом обязательно почитает для общего развития.

– Лидия! Это мой шанс сделать карьеру!

– А меня вдовой, – кивнула она. – Умрешь на поле боя – пойду в любовницы к Стайлзу.

– Джексон, я готов переговорить с Дереком, чтобы он назначил тебя в какой-нибудь полк, – быстро вставил Стайлз.

– Не надейся, – Джексон углубился в описанную автором схему боевого построения. Скотт, поворчав для вида, сунул нос туда же. Лидия продолжала делать вид, что любуется иллюстрациями – Стайлз видел, как быстро бегали ее глаза от строчки к строчке. Сам Стайлз обошел помещение, наслаждаясь тишиной и покоем. Он все сомневался, стоит рассказать друзьям об утреннем визите Дерека и подаренном им медальоне или лучше молчать? Запрет Хейла значил мало, Стайлза больше волновала перспектива навести опасность на свиту.

Он продолжал колебаться, когда в глубине библиотеки послышались шаги, что было решительно невозможно: дверь оставалась в поле видимости Стайлза, и никто в нее не входил. Джексон моментально выпрямился, вытаскивая из ножен шпагу, Скотт последовал его примеру. Стайлз свою оставил на месте: если будет драка, лучше ему просто не мешаться под ногами.

– Бойд, двери, – приказал показавшийся в проеме Дерек. Мавр послушно направился к дверям и запер их на тяжелый засов.

– Окна тоже? – спросил вынырнувший из темноты Айзек.

– Да, задерни портьеры. Меня не должны здесь увидеть, – Дерек подтолкнул его в плечо и усмехнулся, увидев две обнаженные шпаги. – Уберите оружие.

– Нет, – вдруг сказал Скотт. – Стайлз, встань за моей спиной.

– Скотт, все в порядке.

– Нет, не все, – Джексон почему-то всегда поддерживал Скотта, стоило ситуации стать дикой и абсурдной. Стайлз с трудом удержался от желания спрятать лицо в ладонях.

– Мне стоит снять туфельки и избить ими Айзека? – осведомилась Лидия у Джексона. Продолжавший возиться со шторами Айзек обернулся и растерянно уставился на нее.

– Графиня Мартин, – произнес Дерек, и Стайлз сорвался с места. Он ребром ладони отпихнул в сторону лезвие шпаги Скотта и шагнул к Дереку.

– Что это сейчас было?

Дерек непонимающе уставился в ответ.

– Ты ухмыльнулся и окинул ее взглядом. Что не так с Лидией? Скотт, можешь проткнуть его пару раз, если он не признается.

– Если твои приятели дернутся в мою сторону, я без труда справлюсь с обоими. Одновременно, – весомо заявил Дерек. – Что касается нее, все просто. Питер положил на нее глаз.

– Невероятно! – Стайлз всплеснул руками, задев кончиками пальцев камзол Дерека. – Старый извращенец! У него уже есть фаворитка, какого черта ему сдалась Лидия?

– Питер любит разнообразие, – Дерек пожал плечами.

– Она моя невеста! – Джексон вернул шпагу на место.

– Мой дядя не часто интересуется мнением дамы, что уж говорить о переживаниях какого-то щенка, – Дерек нахмурился и повернулся к Стайлзу. – Постой, это не тот идиот, который полез вытаскивать своих парней во время нашей маленькой стычки?

Джексон замер с раскрытым ртом, медленно наливаясь краской.

– Идиот? – приподнял брови Стайлз.

– Разумеется. Если бы он выступил раньше, они бы не оказались в ловушке, – Дерек с пренебрежением взглянул на Джексона. Тот, на удивление, промолчал. Только крепче стиснул губы и слегка наклонил голову.

– Он собирался так поступить. Я промедлил с приказом, – Стайлз заставил себя посмотреть Дереку в глаза.

– Вот что бывает, когда учишься воевать по книжкам.

Прикрыв глаза, Стайлз медленно досчитал до пяти. В родном герцогстве он бы просто врезал Дереку, как научил его знакомый конюх. Но сейчас драка вряд ли была уместна. Да и собственные шансы Стайлз оценивал невысоко.

– А ты не проиграл ни одного сражения? – попытки Скотта заступиться Стайлз считал трогательными, но неловкими. Совсем-совсем неловкими.

– Я не проиграл ни одной войны, – бросил Дерек. – Но я здесь не за тем, чтобы обсуждать мое прошлое.

– Перед тем, как вы доберетесь до желаемой темы, ваше высочество, – мягко, но непреклонно сказала Лидия, – скажите, насколько мне стоит опасаться вашего дяди? И что может его отвратить?

– Питер не выносит дурно воспитанных идиоток, Дженнифер печальное исключение, – ответил Дерек. – Единственная возможность избежать его внимания – уехать отсюда.

– Исключено, – не дрогнула Лидия.

– Тогда прощайтесь с невинностью, – Дерек слегка поклонился Лидии и вернулся к Стайлзу. – Завтра здесь будут Арженты.

– Эллисон! – воскликнул Скотт.

– Забудь уже про нее, МакКол, – устало пробормотал выбитый из колеи Джексон.

– И что с Аржентами не так? – Стайлзу стало неуютно: Дерек находился чересчур близко.

– С ними приедет Кейт. Держись от нее подальше. Чем меньше ты ей скажешь, тем лучше, – между бровей Дерека залегла морщинка. – Я буду стараться находиться рядом, но мне придется отвлекаться на остальных.

– Если она не способна убивать словами, я не вижу особой угрозы. Я тоже умею болтать, – заупрямился Стайлз.

– Я видела Кейт Аржент, Стайлз, – Лидия шумно захлопнула томик поэзии. – Она не оставит от тебя ни кусочка.

– Именно, – подтвердил Дерек. – Айзек, ты займешься Кейт.

Стайлз вздрогнул: он совсем забыл о подручных Дерека.
Те вели себя невидно и неслышно во время разговора.

– Как я должен ей заняться? – Айзек выпустил шнур от шторы и шагнул к Дереку. – Отвлечь разговорами во время ужина и танцев?

– Сделаешь вид, что потерял от нее голову. Кейт это польстит. Она с удовольствием переспит с моим подопечным, – тон Дерека не допускал возражений, но Стайлза это не волновало.

– Переспит? Она же на добрый десяток лет старше!

– Кейт нравятся мужчины помоложе, – не скрывая раздражения, пояснил Дерек.

– А что насчет его невесты? – Стайлз припомнил не самый легкий характер леди Эрики.

– Она переживет, – Дерек выглядел окончательно разозленным.

«Охотничий нож», – напомнил сам себе Стайлз.

– Все в порядке, – подал голос Айзек.

– Конечно, в порядке, – хмыкнул Дерек. – Кейт нездорова душевно, но знает, что нужно делать в постели. Просто не зли ее и не давай себя привязывать.

– Привязывать? – Скотт в ужасе уставился на Айзека. Оправившийся Джексон показательно закатил глаза.

– Ты меня понял? – спросил у Стайлза Дерек, сделав знак Бойду. – Избегай Кейт и продолжай баловать собачку графини. Через два дня мы обвенчаемся, и все станет немного проще.

Последнее утверждение вызывало у Стайлза большие сомнения, но озвучить их не удалось. Дерек удалился тем же загадочным путем, каким пришел, оставив после себя кучу вопросов без ответов.

 

 

 

 

~***~***~***~

 

Ужин, данный Питером в честь прибывших Аржентов, превратился в ад. Стайлз думал, что вдоволь нахлебался этого в родном замке: отец устраивал политически необходимые пиры и застолья, но и здесь Стилински уступали Хейлам. На самых скучных вечерах отца было веселее, чем здесь.

Отдельное спасибо за это следовало сказать Дереку. Он сдержал слово и ни на шаг не отходил от Стайлза, в буквальном смысле не отпуская его никуда. Стоило Стайлзу попытаться ускользнуть, как на плечо ложилась тяжелая рука. К сожалению, внимание Дерека ограничивалось только этим – за весь вечер он едва произнес с десяток слов в адрес Стайлза. Зато не гнушался болтовней с бесконечными незнакомыми Стайлзу придворными, вынуждая того выслушивать малопонятные разговоры, не имея возможности по-настоящему вступить в беседу. Стайлзу удалось взять реванш только после нескольких часов откровенной скуки. Один из собеседников Дерека случайно упомянул о некоторых знакомых ему механизмах, Стайлз заинтересовался конструкцией и сам не заметил, как спустя мгновение жарко спорил о способах сборки и лучших материалов для деталей. Дерек выглядел несколько ошеломленным и одновременно развлеченным – если Стайлз правильно угадал его эмоции. Учитывая, что лицо Дерека не отличалось глубокой выразительностью, Стайлз не рисковал утверждать наверняка.

Помимо скуки иных поводов для беспокойства он не находил. Кейт Аржент вовсе не походила на злобную ведьму-психопатку, какой ей следовало быть согласно мнению Дерека, Скотта и Лидии. Стайлз видел красивую женщину, возможно, излишне уверенную в себе и раскрепощенную до фривольности, но отнюдь не безумную или опасную. Кейт вполне мило улыбнулась ему во время знакомства, они обменялись парочкой чудесных комплиментов, и принцесса Аржентов переключилась на общение с Питером. Хотя, как Дерек и предсказывал, ухаживания Айзека она принимала с большой благосклонностью.

Остальные Арженты и вовсе казались очаровательным семейством, особенно на фоне мрачноватых Хейлов. Король Крис, выглядевший немного утомленным поездкой, молча пил вино, изредка вступая в общую беседу. Королева Виктория (вот она действительно пугала Стайлза холодным блеском глаз и улыбкой волчицы) о чем-то негромко переговаривалась с Дженнифер, не спуская глаз с дочери, танцевавшей со Скоттом уже третий танец подряд.

Стайлз только покачал головой. Он и не надеялся призвать Скотта к голосу разума. Впрочем, судя по затуманенному взгляду принцессы Эллисон, разум не относился к приоритетам Скотта в данный момент.

Сжавшиеся на плече пальцы отвлекли Стайлза от наблюдений.

– Что еще?

– Танцы, – коротко ответил Дерек.

– Без меня, – Стайлз слегка нахмурился, чтобы подчеркнуть серьезность своего отказа. – Даже если я сделаю вид, что мне ужасно удобно во всех этих одеждах, – а мне неудобно, и башмаки, кстати, жмут – я в любом случае не могу танцевать. Я в обычной-то ситуации настоящая гроза ножкам милых дам, а сейчас… Ты же понимаешь, что я никогда не учил женские партии? Ясно. Тебе не пришло это в голову. Знаешь, иногда книжки все-таки полезны. Учат думать и все такое.

Отлично, его длинный язык все же вырвался наружу. На плече точно останутся синяки.

– Тогда иди и пригласи Мартин, – отрывисто сказал Дерек, гася вспышку гнева в глазах.

– Она мне откажет, – Стайлз стянул со стола свой кубок, откуда на этот раз успел незаметно отхлебнуть Джексон. – Лидия всегда мне отказывает, это уже почти традиция. Я к ней подхожу, рассыпаюсь в комплиментах, а потом рррраз! – и Стайлз снова топчется один у стенки.

– Не откажет, – Дерек грубовато подтолкнул его к Лидии, окруженной новоявленными поклонниками.

Стайлз допил вино, встряхнулся и побрел к Лидии. Что может быть лучше публичного унижения на глазах представителей двух самых могущественных семей континента? Дерек не должен так его баловать.

– С удовольствием, – проворковала Лидия, опуская на пол свою гадкую собачку. Стайлз застыл с открытым ртом, обернулся к Дереку – тот даже не смотрел на него – и, все еще шокированный согласием, присоединился к группе танцующих.

И почти не удивился, когда место рядом с ним занял Дерек, ведущий за руку Эрику. А если бы следующим не оказался Айзек, пригласивший Кейт, все, наверное, стало бы совсем хорошо. Потому что даже один перехваченный Стайлзом взгляд Кейт в сторону Дерека позволил убедиться в правильности предупреждений.

Принцессу Аржентов явно не устраивал предстоящий брак между Хейлами и Стилински.