Actions

Work Header

Клерки

Chapter Text

Впервые за много лет Флинт чувствовал себя неуютно рядом с Перси. Тот не молчал, не дергался от прикосновений, он даже сам потянул Марка за локоть к лифту, когда тот замешкался у фонтана. Но он делал вид, что не помнит. Флинт даже подумывал, что он и правда не помнит. Мало ли.
В лифте они оба замолчали, как по команде. Казалось бы, война закончилась больше месяца назад, но ненужная уже привычка осталась — в лифте нельзя говорить о чем-то важном (впрочем, никогда не знаешь, что может оказаться важным, поэтому лучше не говорить вообще). Они с Перси целый год неотступно следовали этому правилу, сразу после того, как не повезло бедняге Дженкинсу.
И все равно, тогда, в тот кошмарный год, было лучше, чем сейчас. Пусть они и не произносили ни слова, но тогда взаимное испуганное молчание не было неловким. Тяжелое, гнетущее, оно почему-то сближало, давило на плечи, скорее оберегая, подчеркивая то, что они рядом, находятся в паре дюймов друг от друга. Однажды утром, в самом начале, Флинт случайно задел локтем локоть Перси. Просто у Флинта была такая привычка — стоять, уперев руки в бедра, занимая как можно больше пространства. Перси, и без того натянутый как струна, вздрогнул от неожиданности, но вдруг расслабился, словно смог полностью успокоиться, и Марк не стал убирать руку, как и Перси. Потом они делали так почти каждый раз, украдкой, незаметно соприкасаясь локтями или ботинками, или даже плечами, если в лифт набивалось много народу. Они никогда это не обсуждали и никому не рассказывали, а если бы рассказали, то, скорее всего, показались бы жалкими, запуганными идиотами. Но этот молчаливый лифтовый ритуал был слишком нужен, чтобы от него отказываться.
Сейчас они стояли, подпирая противоположные стенки лифта, и не смотрели друг на друга. А молчание было неуютным и вымученным. Марк думал, что нужно бы нарушить его — все-таки это неправильно, надо отвыкать от этого дерьма — но не осмелился. На мгновенье их с Перси взгляды встретились, и Флинту показалось, что он тоже силится выдавить хоть что-нибудь, но не может.
Наконец, лифт остановился на их этаже, и двери плавно разъехались в стороны. Они вышли и снова встретились взглядами.
— Нам лечиться надо, — Перси покачал головой, медленно двигаясь дальше по коридору. — Столько времени прошло.
— Представь, каково мне было, когда позавчера со мной в лифт зашел Вуд и начал спрашивать, не хочу ли я вернуться в квиддич, — пожал плечами Флинт.
— И что ты сделал?
— Врезал ему.
Перси закатил глаза.
— Ты говнюк, прекрати бить моих друзей.
— Не собираюсь выставлять себя идиотом ради сохранности вудовской физиономии.
— Тогда ходи по лестнице, — посоветовал Перси.
— Нужно что-то с этим делать.
— Попробуем что-нибудь сказать, когда будем возвращаться, — твердо решил Перси.
Флинт согласился.
Казалось бы, до последней трещинки на потолке знакомый этаж Международного сотрудничества изменился до неузнаваемости, превратившись во что-то мудреное и неуклюжее. Раньше здесь был гигантский зал со столами для клерков и три отдельных кабинета: отдел кадров, кабинет пресс-секретаря и кабинет босса. Но, в связи с тем, что этаж аврората оказался разрушен, пришлось ему на время переехать сюда — в огромной зале наклепали сотню крохотных комнат-кабинок с тонкими волшебными стенами, чтобы можно было проводить допросы и работать с документами. Флинт, Перси и с пара десятков других ребят из их бывшего отдела тоже оказались здесь, за смежностью профессий, правда вести серьезные дела и допросы бывших Пожирателей им чаще всего не поручали.
Они вошли в небольшой коридор, заполненный заключенными и их конвоем. Сегодня были только мелкие сошки, которые, предположительно, никого не убили и не сильно мешали победившей стороне. В целом, зрелище было жалким — вчерашние школьники да испуганные серые мышки из министерства, которые готовы были служить кому угодно, лишь бы их оставили в покое (впрочем, еще бы чуть-чуть, и они с Перси вполне могли оказаться на их месте). В среду тут никакой толпы не было. Кто решится оставить ждать в коридоре, пусть и с охраной, отморозка вроде Яксли? Или Руквуда. Флинт взглянул на Перси и попробовал наугад:
— Вечером иду в Мунго.
— К Пьюси? — отстраненно уточнил Перси.
Это и так было понятно.
— Ты со мной? — небрежно бросил Флинт, но мысленно весь подобрался в ожидании.
— Нет, мне кое-куда надо.
Можно было бы сказать, что к Пьюси можно зайти и поздним вечером. Все равно в Мунго сейчас черт-те что и проходной двор. Или что ради Пьюси дела можно и перенести. Или предложить сначала вместе сходить, куда там нужно было Перси, а потом купить чего-нибудь для Пьюси — и в Мунго. Но правда в том, что это бы повлекло неловкие отнекивания и выдумки, потому что никакого «кое-куда» не существовало. Перси не был засранцем, которому ерунда важнее друга, но он по какой-то непонятной Флинту причине не хотел видеть Пьюси, так же, как и весь предыдущий месяц.
Флинт уже хотел расставить все точки над «и», но Перси вдруг тронул его за плечо и указал на кого-то. Джонс усиленно махал им руками, в глазах его застыло отчаяние. Рядом с ним, опустив голову, стоял потрепанный светловолосый мальчишка. Джонс был старше их года на три, тоже из бывшего департамента международного. В общем-то неплохой малый.
— Ну чего тебе, Джонс? — буркнул Флинт, когда они подошли. — Мы на работу идем.
— Какую еще работу? Вас отстранили от допросов после вчерашнего.
Флинт поджал губы, а Перси отвел взгляд.
— Так чего ты хотел? — повторил Флинт.
— Можете постоять здесь за меня минут десять?
— Зачем это?
— Последить за заключенным, — он несильно пихнул мальчишку локтем. Тот вздрогнул, но явно не от боли.
— А сам чего? — Перси скрестил руки на груди.
Джонс наклонился к ним и прошептал что-то похожее на «мне нужно кое-куда отойти». Флинт закатил глаза.
— Опять ужинал у Одри? — предположил он.
— Буррито был слишком острым, — взгляд Джонса стал отстраненным.
— И когда ты скажешь ей, что у тебя гастрит? — покачал головой Перси.
— Боюсь, если заставить ее выбирать между мной и мексиканской кухней, выбор будет не в мою пользу, — заметил Джонс.
— Проваливай уже, — Флинт вытащил у него из рук папку с делом заключенного.
Джонс с достоинством заковылял в сторону уборных. Флинт взглянул на папку и застыл от удивления.
— Что с тобой? — удивился Перси.
Флинт повернул папку лицом к нему.
— Драко Малфой? — не поверил Перси, переводя взгляд на мальчишку.
Малфой, издерганный и перепуганный до смерти, покорно кивнул. Потом выдавил заторможенное «да». Глядя на него, потерянного и явно ничего не понимающего, хотелось спросить что-то вроде: «Где твои родители?» — но Флинт вспомнил, что Люциуса и Нарциссу допрашивали в среду, и вряд ли они встретятся с сыном до суда. Вместо этого Флинт проглядел тонкую папку. У Малфоя этот допрос был уже не первым. Под Веритасерумом заключенные выбалтывали кучу всякой ненужной хрени, перо записывать не успевало, поэтому все важное потом выделяли зеленым цветом, а свидетельства собственных преступлений — красным. У Малфоя красного цвета было очень мало, а зеленого очень много.
— Вряд ли тебя станут держать тут еще, — заметил Флинт.
— Что? — Малфой сравнялся цветом лица с собственным воротничком. Грязно-белым.
— Говорю, скорее всего, это твой последний допрос. Думаю, тебя отпустят с какими-нибудь санкциями.
Перси взял у него папку, вчитываясь в зеленое.
— Не вы будете допрашивать?
— Мы бы с радостью, — с притворной услужливостью сказал Перси, не отрываясь от исписанного листа бумаги, — но мы отстранены до конца недели.
— Отстранены? — тупо повторил Малфой. Перси посмотрел на него, как на психа, и снова уткнулся в документы.
— Допрос немного вышел из-под контроля, — хмыкнул Флинт.
В глазах Малфоя мелькнуло опасение, и он перевел на Перси вопросительно-настороженный взгляд. Перси поджал губы, никаких пояснений давать явно не собираясь.
Флинт хотел было сказать ему, чтобы тот прекращал читать эту муть, но так и замер: лицо Перси вдруг окаменело, а пальцы — он отчетливо это видел — изо всех сил сжали края страниц. Флинт чуть подался к нему, чтобы заглянуть в документ, но тот вдруг захлопнул папку и внимательно посмотрел на Малфоя. Флинт ждал, когда Перси скажет что-нибудь, но он молчал. Драко весь подобрался, ожидая бури, но в этот момент вернулся Джонс и хлопнул Перси по спине — лицо его тут же снова стало бесстрастным.
— Спасибо, парни!
— Пожалуйста, — Перси всучил ему файлы. — Мы наконец можем идти?
— Ну да. Я…
Уизли уже развернулся и направился дальше по коридору, но, не пройдя и пары шагов, обернулся к Малфою:
— Надеюсь, тебя и правда отпустят.
Малфой нервно сглотнул и чуть-чуть позеленел. Флинт поравнялся с Перси, оставив позади Джонса вместе с его подопечным.
— Да что он натворил?
— Натворил? С чего ты взял? — не понял Перси.
— Издеваешься? Ты чуть дыру в нем не прожег.
— Он помог Джинни, — ответил он. — Еще в Хогвартсе, спас от Круциатуса.
— А я уж подумал, ты тоже наткнулся на тот отрывок, где он признается, что поступил к нам ловцом только чтобы насолить Поттеру. Вот ведь мелкий гаденыш. Взял бы я Пьюси вместо него, мы бы только и делали, что надирали гриффиндорцам зад.
— Она не рассказывала.
— Уизли. Она с тобой ВООБЩЕ не разговаривает с тринадцати лет, потому что считает придурком.
— Это просто… — он оборвал себя. — Что там с его папашей?
— Ну, учитывая обновившийся состав Визенгамота, я бы не хотел оказаться на его месте.
— Лет пять?
— Больше. Раньше сроки были сравнительно маленькими из-за дементоров. А сейчас Азкабан будут охранять обычные волшебники. Интересно, кстати, что станет с дементорами. Их тоже будут судить? А потом что? Построят тюрьму на вершине радуги и поставят розовых пони охранять ее?
— Очень смешно, — хмыкнул Перси. — Вроде бы у Малфоя были какие-то смягчающие.
— В принципе, он выбрал нейтралитет еще до того, как перевес стал в нашу пользу, — поразмыслил Флинт. — Это могут засчитать. Хотя спорим, он станет давить на жалость, напоминая о поступке своей женушки. Вот ее-то, наверное, оправдают.
— Флинт, — неуверенно начал Перси, бросив на него взгляд украдкой, — ты не узнавал насчет…
— Нет, — оборвал его.
— Я могу узнать для тебя, если хочешь.
— Обойдусь.
— Но ты не можешь…
— Мне не интересно! — Флинт повысил голос. Перси умолк, немного опешив, но не обидевшись. Флинт дернул за резную металлическую ручку так, что та чуть не отвалилась. — Мы пришли, — уже нормальным тоном возвестил он.
Кабинет начальника аврората (бывший отдел кадров) был самым большим на этаже (не считая, конечно, двух других кабинетов, которые объединили в один и превратили в склад улик), однако и он вряд ли занимал больше тринадцати метров. Кабинеты следователей и допросные вообще больше походили на шкафы. Несчастного вида секретарь ютился у стены, заваленный документами и мятыми бумажными самолетиками. Стол главного Аврора стоял более-менее в центре, но все равно выглядел довольно жалко и не к месту в такой каморке. За окном виднелся фальшивый июньский Лондон, и словно в издевку, словно министерство не находилось на глубине километра под землей, в комнате стояла изнуряющая летняя духота. Наверное, полетели заклятия кондиционирования.
— Аврор Долиш, — поздоровался Перси. Флинт сделал вид, что присоединяется к приветствию.
Вместо ответа со стола секретаря свалилась кипа листов, те разлетелись по полу. Флинт раздраженно закатил глаза и поднял палочку, чтобы собрать их заклинанием, но парень в ужасе выставил вперед руки, останавливая его.
— Я сам, мистер Флинт. Не беспокойтесь, пожалуйста.
— Не волнуйся, Джесси, — спокойно заметил Долиш, — я позаботился, чтобы из комнаты убрали все стаканы. Мистер Флинт не опасен без своего оружия.
Флинт хмыкнул.
— Это я бросил стакан, — вмешался Перси.
Долиш выглядел озадаченным.
— Можно узнать, что вас на это подвигло?
— Ублюдок просил пить, — процедил Перси.
Долиш резко посерьезнел.
— Это не шутки, мистер Уизли. Вы чуть не раскроили Руквуду череп.
Перси набрал в грудь воздуха.
— Он задел личное, — коротко сказал Перси. Даже не добавил свое излюбленное «мне жаль, сэр» или что-то в этом духе.
Руквуд сказал, что убегал от кого-то из орденцев и, чтобы заработать себе хоть немного форы, решил обвалить взрывом первую попавшуюся стену и перекрыть коридор. Но на верхних этажах Хогвартса стояли сильные чары против повреждений и изнашивания, и заклинание почти не сработало, только отбило пару камней да штукатурку с потолка. Он сказал, там очень кстати оказалась какая-то мелкая сошка — предатель крови. Он забавно упал, когда на голову ему обрушился кусок кирпича, как манекен, даже крови почти не было. Удачно сложилось, потому что придурок, который за ним гнался, замешкался у трупа мальчишки. У трупа Фреда Уизли.
На пару секунд в кабинете воцарилось молчание.
— Вы не должны были допрашивать этого человека, — наконец сказал Долиш, бросив недовольный взгляд на Джесси. — Кто вообще допустил вас до серьезных преступников? Вы даже не Аврор.
— Это распределяю не я, — поспешно открестился Джесси. Он все это время сидел, склонив голову над какой-то писаниной, но Флинт был уверен — слушал каждое слово.
— Мне жаль, что так получилось, мистер Уизли. Но, если подобная ситуация повторится, просто передайте заключенного другому представителю аврората.
— Не думаю, что она повторится.
Долиш сцепил пальцы в замок, едва заметно поджав уголок губ.
— Это на всякий случай. На сколько вас отстранили?
— До конца недели, сэр.
— Отлично. Руквуда я передал Хаксли. А вы пару дней поработаете с показаниями, — Долиш взглядом указал на внушительную стопку папок на краю своего стола. — Надеюсь, вы знаете заклинание цветового выделения?
Флинт скривился. Перси тоже особо счастливым не выглядел, но папки покорно взял.
— Мы свободны, сэр? — уточнил Флинт.
— Да. И растолкайте того, кто занимается заклинаниями кондиционирования. Здесь невозможно находиться.
Флинт переглянулся с Перси.
— Боюсь, растолкать его будет весьма проблематично, сэр, — заметил Перси.
— Что, простите?
— Раньше этим занимался Дженкинс, но его убили в прошлом году за то, что он болтал в лифте, о чем не положено, — сказал Флинт.
— Двенадцатого сентября тысяча девятьсот девяносто седьмого, — уточнил Перси.
— И с тех пор у нас беда с погодой, — закончил Флинт.
И лифтами.
— Иногда даже дождь льет, — Перси.
— Вы издеваетесь? — спросил Долиш. — Никто не знает чертового заклинания охлаждения воздуха?
— Это довольно сложные чары, — сказал Перси.
— Никогда бы не подумал, что в министерстве такой бардак.
— Надеюсь, аврорат скоро отстроит свой этаж заново, сэр, и вы сможете вернуться на прежнее место, — не удержался Флинт. — Держу пари, гоблины справятся за пару месяцев.
Долиш сложил руки на груди и откинулся на спинку стула, сверля обоих проницательным взглядом. Джесси оторвался от бумаг, вдруг заинтересовавшись.
— А вот с этим как раз проблема, мистер Флинт, — он дождался, когда на лице Марка появится озадаченное выражение, и продолжил: — Допросы гоблинов назначены только через две недели.
Перси чуть слышно фыркнул рядом.
— Вы свободны, господа, — напомнил Долиш. Показалось или нет, на лице его промелькнула тень ухмылки.
До своего кабинета они прошли в молчании, обдумывая образчик чувства юмора своего босса, которому только что стали свидетелями. Оказавшись внутри, Флинт наконец заговорил:
— Ты ведь знаешь заклинание охлаждения, — констатировал он.
— Чем меньше ему тут будет нравиться, тем быстрей они все отсюда съедут.
— Или додумаются позвать парня с четвертого этажа, — Флинт плюхнулся за свою сторону стола и взял верхнюю папку.
Перси тоже сел и вдруг ухмыльнулся.
— Ты чего?
— Классно звучит.
— Что классно звучит? — опешил Флинт.
— «Додумаются позвать парня с четвертого этажа». Это просто так… обыденно. Как до всего этого. Когда мы дрались за кофемашину с отделом магического населения или участвовали в конкурсе на самое аккуратное рабочее место. Или помнишь, когда зеркало случайных предсказаний по ошибке доставили к нам, а в отдел тайн отправили наше говорящее, из каталога волшебной мебели, — Перси чуть вспыхнул, сообразив, наверное, что в их теперешней ситуации как-то не к месту вспоминать о зеркале случайных предсказаний.
— Война закончилась, — сказал Флинт, — теперь все будет по-старому.
Перси кивнул, открывая свою папку.
***
Они снова зашли в тот дальний лифт: прислонились к противоположным стенкам — руки скрещены на груди — и буравили друг друга взглядами. Они стояли так еще пару секунд, когда двери разъехались на нулевом уровне и до слуха стал доноситься шум фонтана.
— Почему ты молчал? — спросил Перси.
— Я ждал, что ты заговоришь первым, — Флинт пожал плечами.
— Как думаешь, когда починят каминную сеть? — вздохнул Перси.
— Я уже и внимания не обращаю.
Они привычно ступили в один из каминов в атриуме, а потом также привычно вышли из кабинок общественного туалета на окраине Лондона.
— Ты точно не идешь со мной к Пьюси? — уточнил Флинт.
— Да, — Перси отвел взгляд.
Флинт толкнул дверь, выходя на пасмурную улицу. Нельзя было оставлять этот вопрос снова повисшим в воздухе.
— Можно узнать, по… — но не успел он ступить и шага, как вдруг запнулся за что-то и едва сумел восстановить равновесие.
— Твою мать!
Малфой, сидевший прямо на асфальте рядом с дверью, резко подтянул к себе выставленную ногу и бросил быстрый взгляд на Флинта.
— Я случайно, — буркнул он себе под нос.
Флинт сунул руки в карманы, раздумывая, стоит ли кричать на Малфоя из-за такой ерунды.
— Тебя отпустили? — спросил Перси.
— Да, — Малфой пожал плечами.
— А суд?
— Суда не будет. Я пошел на сделку, — нехотя ответил он, ему явно неуютно было разговаривать с Перси.
— Тогда нахрена ты тут сидишь? — поинтересовался Флинт. — Если ждешь папу с мамой, то спешу разочаровать, малыш Драко. Похоже, сегодня они не смогут забрать тебя из школы.
Малфоя передернуло от издевки. Флинт взглянул на Перси и заметил, что тот изучает Малфоя с каким-то странным выражением — таким, будто он не может до конца поверить своим глазам. Флинт присмотрелся и вдруг тоже заметил: и волосы, похожие на сосульки (только не от глупого пижонского геля (или клея, тут сложно сказать), а от грязи — оттого, что хозяин не мылся черт знает сколько), и грязную белую рубашку, накинутую поверх темно-серой футболки, и мятые брюки, все в пыльных пятнах.
Малфой, по всей видимости, отвечать не собирался. Но вместо него сказал вдруг Перси:
— Ты отказался от прав на дом, — констатировал он.
— На всю свою долю имущества, — как-то потерянно поправил Малфой.
У Флинта чуть глаза не вылезли из орбит.
— Если это правда, Малфой, то ты самый большой лопух во всей Англии. Что ты еще им отписал? Пару органов?
Малфой вдруг вскинул голову, и на лице, до этого растерянном и отрешенном, сейчас мелькнуло раздражение.
— Хочешь сказать, что я отписал вам? — он выделил слово «вам». — Надеюсь, вы со своими аврорскими друзьями хорошенько посмеетесь над тем, какой Драко Малфой лопух.
— Кажется, ты выбрал не то место и время, чтобы огрызаться, — Флинт сложил руки на груди, игнорируя осуждающий взгляд Перси, — Нужно было доказывать, что ты не тряпка, когда сидел в допросной.
— Просто оставьте меня в покое, — выдавил Малфой.
Флинт остыл почти мгновенно и, равнодушно пожав плечами, двинулся прочь. Вот правда, какого черта? Он и так убил на бездарного крысеныша целых два года в Хогвартсе, при этом чуть не просрав дружбу с Пьюси. Ни секундой больше.
Перси почему-то — Флинт только сейчас сообразил — немногословный почти все время, что они стояли там, догнал его и схватил за плечо, но Флинт даже шагу не убавил.
— Эй, — позвал он. — Да что с тобой?
— Что?
— Он сидит там, потому что ему некуда пойти.
— Знал, на что идет.
— Тучи на небе.
— Хоть патлы вымоет.
— Да стой ты.
Флинт бросил на Перси короткий взгляд, но вдруг остановился, наткнувшись на выражение его лица.
— Уизли, — недоверчиво заговорил Флинт, сообразив, к чему тот ведет, — ты ведь не хочешь притащить его к нам?
— Пьюси все равно пока в больнице. Втроем мы вполне уместимся. Поспит на диване в гостиной.
— Зачем тебе это?
— Я просто хочу помочь. Ты тоже хочешь, признай.
— Ты спятил, — сообщил ему Флинт.
— Ты сам говорил, он вспыльчивый и бестолковый. А министерство его только что кинуло по-крупному, так что ему даже комнату снять не на что. Он либо вляпается во что-то, либо попадет в маггловскую психушку.
— Это из-за Джинни? Или из-за того, что он тогда помог Поттеру с твоим братом? — спросил наконец Флинт, уже почти смирившись с неизбежным.
Но Перси покачал головой.
— Просто не хочу через месяц прочитать, как Драко Малфой умер от голода под дверью общественного туалета, зная, что я сам же бросил его там умирать.
Флинт раздраженно выдохнул, не зная, что злит больше: свербящее на задворках сознания и какое-то унизительное нежелание бросать вроде как бывшего сокомандника или навязчивое подозрение, что у альтруизма Перси есть двойное дно — он делал это, чтобы не оставаться с ним наедине. Флинт резко развернулся, ничего не говоря, и быстрым шагом двинулся обратно к Малфою. Тот выглядел удивленным.
— Поднимайся, — не особо дружелюбно сказал Флинт, — пару дней поживешь у нас.
И без того вытянутое лицо Малфоя вытянулось, казалось, еще больше.
— Почему? — непонимающе выдавил он.
Малфой поерзал, подтягивая к себе затекшие конечности, и стал неуверенно подниматься, морщась от боли в спине и отсиженной заднице. Перси протянул ему руку.
— Уизли считает, что из тебя выйдет отвратительная гей-проститутка, и через пару недель ты умрешь от голода, — сказал Флинт.
— Я такого не говорил, — заверил его Перси, наткнувшись на оскорбленный взгляд, и вздернул Малфоя на ноги одним движением.
— Ну да, — хмыкнул Флинт, но как-то хмуро, — на самом деле он считает, что ты прирожденная гей-проститутка, — сунул руки в карманы. — Спать будешь на диване.
Малфой отряхнулся (больше для вида) и взглянул на Флинта.
— Спасибо, — кивнул он.
Флинт пожал плечами. Было забавно, что Малфой благодарит его, а не своего спасителя.
— По-моему, лучше нам аппарировать, — заметил Перси, смерив Малфоя критическим взглядом.
— Лучше сначала вымыть его из шланга во дворе, — посоветовал Флинт. Потом махнул рукой. — Давайте, я за вами.
Малфой то ли недоверчиво, то ли испуганно вздрогнул, когда рука Перси коснулась его плеча и, перед тем как исчезнуть, бросил на Флинта удивленный взгляд, словно был уверен, что тот аппарирует с ним сам. Хотя он вряд ли вообще до конца понимал, что они с Перси не просто так оказались рядом — оно и понятно, учитывая, что обоих он видел еще в Хогвартсе, года четыре назад, когда Флинт был вот-вот игроком «Соколов», а Перси назойливым занудой-гриффером. Или тогда, на Кубке квиддича.
Когда Флинт вошел в прихожую, Перси объяснял Малфою (тот явно был не в своей тарелке), где у них кухня, ванная и спальни.
— Ты меня слушаешь? — спросил Перси, заметив, что Малфой смотрит на Флинта, а не на него.
Лицо у мальчишки было такое, словно все винтики в его голове заржавели и отказываются крутиться.
— Мы вместе снимаем этот дом, — сжалился Флинт до пояснения. — Еще Пьюси, но он в больнице и вряд ли выйдет оттуда в ближайший месяц. Но, когда он вернется, боюсь, тебе придется искать новое жилье.
Малфой тяжело сглотнул, переводя настороженный взгляд на Перси.
— Ванная наверху, — Перси повернулся к Флинту. — Дать ему что-нибудь из вещей Пьюси?
— Смеешься? — Флинт вскинул брови. — Пьюси потом спалит их в Адском пламени. И возможно, вместе с Малфоем. И домом.
Перси кивнул, соглашаясь.
— Ладно, тогда принесу тебе что-нибудь из своего.
Он, наверное, с самого начала понимал, что давать Малфою что-то из одежды Пьюси грозит неминуемой катастрофой, а с Флинтом у них слишком различались размеры, но предпочел наглядно продемонстрировать Малфою, что вариантов, в общем-то, у него нет.
— Когда будешь уходить, открой окно в ванной, ладно? — попросил Перси. — Оно обычно заедает, но на заклинания реагирует, — добавил.
Малфой замялся, неловко сунув руки в карманы.
— Малфой? — настойчиво позвал Флинт, уже заподозрив подвох.
— Я… вряд ли смогу воспользоваться чарами. То есть я могу, конечно, открыть это окно, но…
— Но?.. — подтолкнул его Флинт.
— Но у меня ограничение — пять заклинаний в день, и четыре я уже израсходовал, — всплеснул руками. Возможно, даже виновато.
— Ты точно лопух, — Флинт покачал головой и пошел наверх.
***
Когда Малфой спустился, они пили чай на кухне. Чистым Малфой выглядел значительно лучше, хотя в домашней одежде Перси — довольно странно. Как ни крути, а Флинту он тоже запомнился таким, каким распрощался с ним в Хогвартсе в его последний год, — мелким задавакой с прилизанными волосенками. Впрочем, волосы он как раз таки зачесал назад, хотя и просто водой.
— В холодильнике есть пицца, только не грей долго, а то она разлетится по микроволновке, — сказал Флинт и вернулся к своему чаю.
Перси кашлянул и качнул головой в сторону Малфоя, который так и остался стоять на месте. Флинт перевел на него взгляд, закатил глаза, поняв в чем дело.
— Какие слова ты понял?
— Пицца? — неуверенно сказал Малфой.
Флинт встал и хлопнул ладонью по белой дверце.
— Это холодильник, там мы храним портящуюся еду, и его ни в коем случае нельзя оставлять открытым. Это, — он ткнул пальцем в полку рядом, — микроволновка. Там еду можно греть. Тостеру представлю тебя позже.
Флинт достал тарелку с пиццей и поставил ее разогреваться на пару минут, потом водрузил на стол перед свободным стулом.
— Прошу.
— Вилки вон в том ящике, — подсказал Перси.
Малфой уже повернулся, чтобы взять приборы, но остановился, услышав насмешливое фырканье Флинта.
— Какой идиот ест пиццу вилкой?
Повисло какое-то напряженное молчание, Малфой замер у ящика с приборами и не знал, что делать дальше. Перси вздохнул.
— Слушай, Малфой, мы с Флинтом не самые радушные хозяева, да и ты не то чтобы желанный гость. Но обещаю, мы не выкинем тебя по крайней мере до возвращения Пьюси, — на лице Малфоя промелькнуло облегчение, но он почему-то все еще стоял. Перси отпил глоток из чашки: — Можешь взять чертову вилку.
Приборы в отодвигаемом ящике громко звякнули, а потом еще раз, когда Малфой его закрыл.
Флинт закатил глаза.
Стало немного легче. Малфой как-то расправился, и ушло ощущение, что его голова, а то и все тело зажато в тисках. Взгляд Флинта вдруг упал на его голую руку, и он чуть не поперхнулся от удивления.
— А где твоя метка?
Малфой поежился.
— Скрыл заклинанием. У меня оставалось одно.
— Если из-за нас, то не стоило, — заметил Перси.
Малфой тщательно прожевал кусок пиццы.
— Из-за меня, — наконец сказал он. — Мне неприятно видеть ее. Но варианта только два: либо длинные рукава, либо чары.
— Про два варианта расскажешь Пьюси, когда он вернется, — не удержался Флинт.
— Я найду тебе что-нибудь с длинными рукавами, — пообещал Перси. — Просто на улице жара, и я не подумал. Не нужно тратить заклинания на такую чепуху.
Малфой кивнул — лучше так, чем выдавливать из себя очередное спасибо, в этом Флинт его понимал.
— У Пьюси тоже метка?
Флинт и Перси переглянулись.
— Нет, у Пьюси метки нет, — ответил Перси.
— Про Пьюси мы расскажем как-нибудь потом, — хмыкнул Флинт.
Малфой сосредоточенно отрезал от пиццы кусочки.
— Никогда бы не подумал, что вы дружите. В Хогвартсе…
— О, в Хогвартсе мы и не дружили, — поспешно перебил Перси. — Мы начали общаться только в министерстве. Хотя… по правде говоря, там мы тоже не сразу сошлись.
Перси вдруг взглянул на часы и тут же поспешно поднялся.
— Я и забыл, — пробормотал он. — Мне пора.
— Эй, мне вообще-то надо к Пьюси, — напомнил Флинт. — Считаешь, взять Малфоя с собой — отличная идея?
— Зачем? — удивился Перси. — Оставь его здесь. Или думаешь, он украдет твою коллекцию мини-квиддича и сбежит?
— После последнего визита твоего дружка пропал мини-квоффл, — напомнил Флинт.
— Если ты о Вуде, то его последний визит был два года назад, — Перси взял пиджак со спинки стула. — Признай, ты просто сам где-то его потерял.
— Исключено, — отрезал Флинт.
Перси ухмыльнулся чему-то и вышел. Малфой медленно пережевывал пиццу, то ли нехотя, то ли прислушивался к разговору.
— А я думал, ты будешь играть в Высшей лиге. «Соколы», там, или «Паддлмир Юнайтед», — произнес он, когда они остались наедине.
Флинт откинулся на спинку стула, громко отодвинув от себя чашку.
— Знаешь, в твоем возрасте я думал точно так же.