Actions

Work Header

Ведьмин круг

Work Text:

Леди Мартин объявили ведьмой сразу же после смерти жениха, лорда Уиттмора. Ее нашли в его спальне, обнаженной и покрытой красной краской, посреди черного круга. Леди Мартин раскачивалась на месте, бормоча под нос заклятья, от которых у самых бывалых воинов семейства Уиттмор по спине прошелся холодок.

Когда девушку тащили по двору мимо прислуги, мимо черни, рыжие волосы, подобные адскому пламени, были единственным, что прикрывало ее наготу. Она дралась, словно дикая кошка, растеряв все величие и достоинство, и кричала лишь «из-за вас я не смогу ему помочь».

Когда ее заточили в башне – леди Мартин колотила деревянную дверь кулаками и выла, точно раненный зверь – в замок ворвался посыльный на взмыленном коне. Именно он принес весть о том, что лорд Уиттмор погиб от меча противника в то самое время, пока его невеста поклонялась дьяволу.

Когда дверь темницы открылась и леди Мартин вышла на свет, ее сухие покрасневшие глаза смотрели на окружающих с такой неприкрытой ненавистью, что женщины крестились, а дети прятали лица в подолы матерей.

*

Под левой ее грудью и на внутренней стороне бедра нашлось пять крошечных родинок, следов от когтей дьявола. Всем было известно, что бес любит оставлять отметины на женщинах, с которыми у него было соитие. Это оказалось решающим доказательством ее вины.

*

Путь в столицу занимал почти три недели, а настоятель Джерард хотел сжечь ведьму самостоятельно, проведя перед этим обряд очищения. Потому что ни одна душа, насколько бы черной она ни была, не должна была быть лишена шансов на искупление.

Леди Мартин сидела в клетке, поджав босые грязные ноги под себя, и тяжелым взглядом награждала любого, кто осмеливался посмотреть в ее сторону. Нижняя губа девушки была рассечена после того, как один из рыцарей отвесил ей оплеуху за бормотание под нос. Он считал, что чертова ведьма накличет на них беду. Крис едва успел оттащить его в сторону, когда тот поднял руку во второй раз, а леди Мартин зло прошипела что-то на латыни.

Они были в пути всего пять дней, дождь лил как из ведра, и невозможно было понять, в правильном ли направлении они движутся. Леди Мартин засыпала, прижавшись запавшей щекой к клети, и Крис пытался вспомнить, когда в последний раз она приняла от них еду, не выбросив зачерствевший хлеб вон.

- Это не то, к чему вы привыкли, леди, но вам следует есть, - Крис протянул кислое еще яблоко, игнорируя беспокойные взгляды людей вокруг него. Все словно ждали, что ведьма оторвет ему руку и закусит его плотью вместо фрукта. – Иначе вы потеряете все силы.

- Твой отец все равно сожжет меня, - она смерила его уничижающем взглядом, и Крис на мгновение поразился, какие живые и огромные у нее глаза. – А мой возлюбленный погиб из-за этих недоумков.

После сказанных слов она помрачнела вся и зашептала себе что-то под нос.

*

- Мы не должны ехать через ущелье, - леди Мартин с силой сжимала прутья клетки и смотрела на Криса, обращаясь, вероятно, только к нему. Остальные слишком боялись ее или ненавидели, и леди Мартин отвечала им презреньем. – Мы не должны.

Капли пота скатывались по грязному лбу; от нее веяло таким ужасом, что Крису стало не по себе.

- Пусть ведьма заткнется, - хрипло прокаркал один из его воинов, Томас, кажется. Из-за дождя их голоса стали одинаковыми, насквозь сырыми и скрипучими. – Она накличет на нас беду.

Кто-то кинул в повозку с клеткой камень, и леди Мартин замолчала.

*

Когда они въехали в ущелье, дождь закончился. Белый туман поднимался из-под мокрой земли, и лошадь Криса беспокойно ржала, отказываясь идти вперед.

Он не видел никого вокруг, только слышал мерное поскрипывание колес повозки и отправился на этот звук. Ведьма сидела ровнехонько посредине, стараясь не касаться прутьев, и ее рот и подбородок были в крови, как и запястье, которое, похоже, она прокусила собственными зубами.

- Всем остановиться! – громко приказал Крис и, спешившись, быстро подошел к клети. – Леди Мартин, что…

- Тихо, - прошептала она, и метнулась вперед, так, что оказалась всего лишь в паре дюймов от Криса. Лишь одна железная решетка разделяла их, пусть Крис и не верил, что маленькая леди способна причинить вред взрослому мужчине. – Тихо, они идут.

Ее окровавленные пальцы прошли по его щекам и лбу, и Крис застыл на месте, не зная, куда себя девать. Он чувствовал, как она рисует знаки на его коже, но отчего-то не двигался, пойманный врасплох.

В тумане раздался первый крик, а следом за ним – нечеловеческий вопль, словно кого-то рвали на части; и Крис сбросил с себя оцепенение, рванулся в сторону так, что ее ногти проехались по шее, оставляя борозды глубоких следов.

Крики раздавались теперь вокруг него, и Крис не знал, куда следует двигаться, пока прямо перед ним не возникло чудовище, коему место было в преисподней.

Оно бросилось вперед быстрее, чем Крис успел поднять меч, и застыло от него близко-близко, так, что Крис мог видеть сочащуюся слизью кожу и мелкие злые глаза, в которых не было места ничему человеческому.

- Вон, - услышал он визг леди Мартин сквозь рев, и чудовище пастью втянуло воздух. Крис почувствовал внезапно, как начала гореть кожа в тех местах, где подсыхала кровь ведьмы. – Вон, дьявольское отродье!

Существо глянуло на него с ненавистью, прежде чем отпрянуло в сторону и скрылось в молоке тумана. Крис ощутил, как у него подгибаются ноги – он отчего-то знал, что из всего отряда в живых остался лишь он, спасенный обреченной на смерть ведьмой.

*

Лидия задремала, прижавшись щекой к его спине. Перемотанное тряпками запястье все еще тревожило ее, и она беспокойно морщилась каждый раз, когда задевала его во сне.

Крис так и не сказал ей, что они изменили направление; впрочем, он был уверен, Лидия знала это и без него.

*

Для того, чтобы не использовать больше свою кровь, ей всего-навсего нужен был чабрец. Криса это устраивало.