Actions

Work Header

Полный отказ системы

Work Text:

– Чего? – говорит Дерек, когда поднимает трубку, а потом кривится с такой силой, что в шее защемляет нерв. Как по часам: подходит три пополудни и будто от интенсивного приема кофеина у него отключается мозг. – То есть. Простите. Техподдержка.

– Эм-м-м-м… – голос на той стороне провода полон скепсиса. – Я пытаюсь дозвониться в «ЙОДАстайл»?

– «ЙОДАстайл» это мы, – Дерек трет больное место в шее, стараясь вспомнить инструкцию по общению с клиентами. – Техподдержка. Дерек. Меня зовут.

Точка. Дерек зарекается еще хоть раз выпить что-то с кофеином. И все равно, насколько вкусный латте в комнате для отдыха персонала.

– Вы вообще пытаетесь следовать правилам общения с клиентами? – насмешливо интересуется звонящий, и Дерек скидывает звонок, отмечая его в регистрационном журнале как случайное отключение.

Четверное «случайное отключение» за день.

– Да, Дер-Дер, это именно то отношение к работе, которое произведет впечатление на руководство, – говорит Эрика, упираясь подбородком в край кабинки Дерека. – Нет, действительно, я поражена.

– Я здесь не для того, чтобы кого-то поражать, – Дерек трет кулаками закрытые веки до цветных разводов перед глазами. – Я здесь, чтобы закончить магистратуру. И пошло руководство на хрен.

– Ага, на хрен этих парней, – раздается знакомый веселый голос. Дерек медленно поворачивается на стуле и видит Стайлза – мистера Стилински, хренова генерального директора – облокотившегося о другую сторону его кабинки. – Мисс Рейес, я, как всегда, очень раз вас видеть, но когда я повысил вас до начальника отдела, это не было приглашением оставлять этаж продаж, чтобы донимать Дерека.

Эрика усмехается.
– Почему нет? Ты же всегда оставляешь управленческое крыло, чтобы донимать Дерека.

Мистер Стилински («ради всего святого, называйте меня просто Стайлз») – двадцати двухлетний генеральный директор «ЙОДАстайл», компании, которую он создал всего несколько лет назад, чтобы распространять свое (очевидно революционное) качественное поисковое программное обеспечение. Эта история как раз для легенд «стартапов»*: заем лишь в десять тысяч долларов у богатого одноклассника, и год спустя он оказался на обложке «Time» как «новый Цукерберг». (Еще он попал в список «People» «Самые сексуальные миллиардеры до 25», что он воспринял с большим энтузиазмом. Купил этот выпуск всему персоналу, и только поэтому у Дерека где-то в столе остался разворот с его фото).

Сейчас Стайлз практически может себе позволить купить «Google», но он отказывается съезжать из тесных офисов в центре Бикон Хиллз. Каждое утро он появляется в джинсах в облипку ужасной расцветки и клетчатых рубашках на несколько размеров больше, и по меньшей мере раз в день заявляется в техподдержку, чтобы доставать Дерека.

Он доводит Дерека до белого каления.

– Не знал, что ты был здесь, – говорит он Стайлзу, слишком поздно присоединяясь к разговору. – Я… сосредотачивался.

– Ага, эти случайно сбросившиеся звонки выбивают из колеи, да? – усмехается Стайлз, приподнимаясь на цыпочках, чтобы передать ему поверх стенки кабинки огромный термо-стакан кофе с логотипом компании. – Я попросил парней из маркетингового заказать. Подзаправься, чувак! Мне надо, чтобы ты доработал до шести.

Когда Дерек берет стакан, их пальцы соприкасаются. У Стайлза очень отвлекающие внимание пальцы, длинные и подвижные и все время лезущие всюду без спроса: обхватывающие край Дерековой кабинки, или играющие с кубиком Рубика со стола Дерека, или гладящие губы Стайлза, когда он глубоко задумывается.

Дерек внезапно хочет почувствовать их на себе, на лице и шее, перебирающие его волосы и спускающиеся ниже по спине и…

(Ладно, может, он по уши влюблен в своего несносного начальника-миллиардера, ну и что. Он с этим справится. Он же профессионал).

– У тебя кофе капает на клавиатуру, – говорит ему Стайлз, и Эрика хохочет, пока Дерек, бубня ругательства, пытается вытереть пролитое листиками для заметок. – Эй, Рейес, в отдел продаж!

– Но отсюда открывается более приятный вид, – возражает Эрика, специально делая крюк, чтобы пройти к лифтам мимо Стайлза. – М-м-м-м-м. Давай, детка, потряси для меня своей…

– Положи еще один доллар в банку «Сексуальные домогательства»! – кричит ей вслед Стайлз, потом с озорством улыбается Дереку. – Там все доллары ее. Наверное, уже набралось несколько сотен. Думаю, мы купим на них надувной замок-батут на корпоративный пикник, а ее не пригласим.

Дерек смеется, – звук получается жалким и скрипучим – и все лицо Стайлза смягчается.

– Эй, эй, перестань, – он протискивается в кабинку и выхватывает испорченную клавиатуру из-под рук Дерека. – Я скажу, чтобы прислали новую. И еще, может, герметичный термос-непроливайку. Только если ты действительно не планируешь разрушить мою компанию изнутри посредством ряда тщательно спланированных мелких аварий.

– Вторая фаза завершена, – речитативом произносит Дерек, поднеся часы ко рту, будто это шпионский передатчик. Стайлз смеется так сильно, что прислоняется к столу, чтобы удержать равновесие, и Дерек чувствует, как краснеет от удовольствия.

– Ну ты даешь, – Стайлз обеими руками сжимает его плечи перед уходом, и его ладони обжигают даже через слои Дерекова костюма. – Не переживай, чувак, осталось несколько часов. Ты можешь забрать кофейный стакан домой. Я заказал его специально для тебя.

Дерек ждет, пока Стайлз выйдет, потом рассматривает стакан. На одной стороне логотип компании, а на другой шрифтом «Comic Sans» с эффектом потертости выведено:

«МЕНЯ ЗОВУТ ДЕРЕК ХЕЙЛ
И Я СЛИШКОМ КЛАССНЫЙ ДЛЯ ИНСТРУКЦИЙ»

Дереку стыдно от того, как екает в груди.

***

Все в техподдержке ненавидят Дерека, кроме Бойда. Дерек не удивлен, почему его ненавидят (работу свою он выполняет не очень хорошо), но он озадачен, почему с ним в хороших отношениях Бойд.

– Обед, – говорит Бойд, кидая на его стол сандвич из «Subway». – Завтра твоя очередь. Интересная чашка. Это теперь все с такими надписями?

– Эм… – Дерек бережно сжимает в руках новый герметичный фирменный стакан, украшенный надписью «ДЕРЕК ХЕЙЛ, ДЕРЖУ ПАРИ, МЕНЯ ТЫ НЕ ПРОЛЬЕШЬ!» розовым шрифтом «Papyrus». – Это подарок.

Бойд выгибает бровь.
– Послушай, может, это неуместно, но… как думаешь, ты сможешь поговорить с боссом? Техподдержке нужны новые компьютеры, эти барахлят уже с октября.

– Почему именно я? – интересуется Дерек, хмуро глядя на пачку чипсов. – Стайлз все время сюда приходит.

– Ага, – медленно отвечает Бойд, – поговорить с тобой. Так ты поможешь или нет?

– Хорошо.

Скорее всего, Стайлз согласится. Если у него есть время и деньги заказывать для Дерека термо-стаканы с неловкими надписями, то, наверное, он придумает, как раздобыть новые компьютеры для техподдержки.

– То есть, если не хочешь, то не надо, – продолжает Бойд. – Я знаю, что у вас могут быть неприятности, если он вдруг проявит фаворитизм к твоему отделу.

– Неприятности? – Дерек выбирает кусочки сыра из сандвича. Бойд всегда притворяется, будто забывает, что Дерек не ест сыр. – Ты о чем?

– А, точно, – говорит Бойд, закатывая глаза. – Я понял. Режим невидимости. Словно вы двое этим кого-то одурачите.

Дереку так и не удается уговорить Бойда объясниться, но по его просьбе Стайлз покупает двенадцать новых компьютеров для отдела. На утро после их установки Дерек находит на своем столе новый коврик для мыши. В углу на нем крошечный логотип компании, а все остальное место занимает мультяшный страус с облаком-фразой: «ВЗБОДРИСЬ, ЭМОУ!»

При виде коврика Эрика хохочет десять минут кряду.

***

– Я хочу тебе кое-что показать, – говорит Эрика, внезапно выскакивая из-за стула Дерека. Дерек переворачивает кофе, но, к счастью, он в ужасном стакане, который подарил Стайлз, поэтому тот подпрыгивает и катится по столу без всяких последствий.

– Я должен заполнить журнал звонков, – отвечает Дерек, прищуриваясь и глядя в экран. – У нас есть код для «цель звонка неустановленна, потому что клиент начал ругаться на итальянском»?

– Нет, нет, это не по работе, это важно, – Эрика откатывает его стул в сторону и вводит адрес в строку браузера. – Посмотри. Посмотри на этого парня и скажи, что похоже.

Дерек смотрит, и его тут же окатывает жаром.
– Эрика, это же порносайт!

– М-м-м, ну и что? – она тычет пальцами прямо в экран.

– Я только сегодня его вытирал!

– Это гей-порно версия Стайлза, – благоговейно выдыхает Эрика, и… стоять!

Теперь, когда Дерек действительно смотрит, он видит, о чем она – длинное тело, узкая талия, широкие плечи, мягкие растрепанные вихри каштановых волос. У него даже несколько родинок, как у Стайлза, на лице и по плечам и прямо у основания… эм…

– Может быть, – уходит от прямого ответа Дерек. Он наклоняет голову, завороженный изображением. – Что-то есть.

– Ты что, смеешься? Да это его полная копия! Вот смотри… вот фото с видео про копов. У него задница точно такая! Вот как выглядит голый Стилински!

Дерек морщится.
– У него нос не такой.

– Господи, – хихикает Эрика. – Боже мой, это так мило. Ты думаешь, что Стайлз круче, чем его порно-двойник.

– Я не сказал… – Дерек глубоко вздыхает и закрывает окно. – Иди давай, мне надо записать необъяснимый звонок.

– Дерек, это совершенно естественно, – утешает его Эрика, гладя по голове напоследок. – Любовь слепа. Твое восприятие подорвано.

– У тебя весь мозг подорван, – буркает Дерек.

Это глупо, и Дерек даже не знает, зачем это делает, но когда к четырем часам линии замолкают, а он устал и ему скучно, хоть на стену лезь, кажется хорошей идеей еще раз посмотреть на голого двойника Стайлза.

Он находит сайт в истории и, несколько раз украдкой глянув через плечо и отключив звук на всякий случай, начинает пролистывать кадры из видео. У актера нос действительно не такой, слишком узкий внизу и чересчур орлиный. Родинки не на нужных местах, и глаза темно-голубые вместо золотисто-карих.

Хотя, наверное, это самое близкое к оригиналу, что когда-либо светит Дереку.

Он пишет Эрике.

Тема: порно-близнец
У этого парня кожа темнее и губы слишком узкие, но я вижу некое сходство в этой сцене в офисе.

 

Ответ приходит почти сразу.

Тема: Re: порно-близнец
В какой сцене в офисе???

 

Дерек копирует и вставляет ссылку, позорно напоминая себе посмотреть этот ролик позже.

Тема: Re: Re: порно-близнец
Вот здесь >> beefcake.com/trailers/performance-review/ Что-то в линии челюсти и, может, в ресницах? Но он бы никогда не надел твидовые брюки.

 

Дерек нажимает «Отправить».

И только потом замечает.

Дело в том, что каждый новый сотрудник «ЙОДАстайл» может сам придумать себе адрес электронной почты. Вот как у Эрики оказался явно смехотворный адрес stilettokiller@yoda.com. Который на первый взгляд очень похож на stilesstilinski@yoda.com. Именно этот адрес первым выпал автоматически, когда Дерек начал набирать адрес Эрики, что Дерек бы заметил, не будь таким непроходимым дебилом!

Так, ладно, он только что случайно обсудил с вышестоящим начальством гей-порно. И отправил ему ссылку на видео. С рабочего адреса.

– Бойд! – Дерек колотит в стену кабинки. Он не помнит, как дышать. – Бойд, помоги! Бойд, как возвратить отправленное на сервер компании письмо? Бойд!

– Успокойся, – говорит Бойд, и Дерек вздыхает чуть свободнее, потому что именно так Бойд влияет на людей. – Даже не переживай об этом.

Дерек облегченно сползает на стуле.
– Значит, есть способ?

– Блин, нет, конечно. Это невозможно. Я хочу сказать, чтобы ты не переживал, потому что ты уже облажался.

У Дерека от ужаса перехватывает в груди, а Бойд кидает ему пачку печенья из «Subway» через стену, разделяющую их столы. Дерек их съедает, проглотив ком в горле и решив, что все равно получит сердечный приступ, так что калории не помешают ускорить события.

***

Дерек делает третий перерыв на кофе и выпивает столько эспрессо, что хватит прожечь дыру в желудке. Потом идет на рабочее место, готовый набирать заявление об увольнении прямо сейчас, лишь бы никогда не смотреть в ужасно привлекательное лицо Стайлза.

Когда он возвращается, к Эмоу-коврику прикреплена записка: «Зайди ко мне! Стайлз». Сейчас Дерек ощущает лишь оцепенение. Будто он достиг пика абсолютной паники, а потом перевалился через край в беспамятство.

В офис Стайлза он берет с собой кофе-стакан. Кофе там уже нет, но прохладные пластиковые изгибы термоса в руках успокаивают.

– Дерек! – заметив его, Стайлз выглядит довольным. Дерек хотел бы, чтобы это было иначе. – Эй, привет. Заходи. Закроешь дверь?

– Прости! – начинает Дерек, даже не успев до конца закрыть дверь. – Прости, я думал, что пишу Эрике. Но ошибся. Я не хотел…

– Дерек, подожди.

– Я не… – Дерек сжимает термос в руках и смотрит в пол. – Я повел себя непрофессионально, и мне не следовало проводить параллели, но я не… я тебя уважаю.

Стайлз смеется.
– О, Дерек, прости, дай мне просто… о господи. У тебя такое лицо.

Дерек возмущенно на него смотрит.
– Мне сейчас очистить стол или…

– Умолкни, – говорит Стайлз, быстро приходя в себя. – Умолкни! Я никогда тебя не уволю, ты что, сумасшедший?

Дерек моргает.
– Почему нет? Я плохой работник.

– Я знаю. Вообще-то я поэтому тебя и вызвал. Сегодня дел не много, и я решил, нам надо обсудить более подходящее для тебя место в компании. Ты никогда не думал работать в креативном направлении?

– Что, – Дерек спотыкается об одно из больших низких кожаных кресел, стоящих перед столом, и падает в него. – Что?!

– Возможно, исследования и маркетинг, может, даже реклама, – разъясняет Стайлз, размахивая руками, как он делает, когда чрезвычайно взбудоражен. – Нам нужны там свежие идеи, а ты же собираешься получить магистра гуманитарных наук, да?

– Я говорил тебе об этом три месяца назад, – ошеломленно замечает Дерек.

– И еще, Дерек, ты умный, ты действительно умный. И весь твой потенциал растрачивается на должности, где твоя главная обязанность общаться с тупыми людьми. Это… не твоя сильная сторона.

– Зачем? – Дерек аккуратно ставит стакан на пол, а потом сжимает подлокотники до скрипа кожи, пытаясь нащупать точку опоры в этой неразберихе. – Зачем тебе… Я лажаю с первого дня здесь. Из-за меня уходят клиенты. Да я тебе порно отправил!

Стайлз пожимает плечами.
– Я всегда знал, что у тебя есть потенциал. Казалось глупым просто махнуть на тебя рукой. И э… разве это был не флирт? Когда ты мне прислал ссылку?

Дерек застывает.

– Просто, – осторожно продолжает Стайлз, – не знаю, заметил ли ты, но этот Дик О’Брайен вообще-то похож на меня, – он откашливается. – Ну, как более накаченная, более сексуальная версия меня. Поэтому я так решил.

– Он не сексуальней, – машинально возражает Дерек, и Стайлз одаривает его своей самой красивой улыбкой, о боже. – Но. Я не хотел тебе это отправлять. Я не стал бы…

– Ты не стал бы, – его улыбка тухнет. – О’кей, наверное, с меня доллар в банку. Много долларов. Дерек, прости меня. В будущем… пожалуйста, говори, если я ставлю тебя в неудобное положение, хорошо? Я знаю, что то, как я руковожу этой компанией, походит на едва сдерживаемый хаос, но я не хочу, чтобы ты чувствовал, что тебя принуждают. Больше никакого флирта, о’кей?

– Но я не флиртовал, – Дерек сводит брови на переносице. Как бы ему хотелось, чтобы термос вновь был полон кофе. – Стайлз, поверь…

– Я про себя говорил, – произносит рассерженный Стайлз. Он хватает мягкий мячик для снятия стресса и бросает его Дереку в голову. – Боже, какой ты идиот.

– Подожди. Подожди! – Дерек подбирает мячик, упавший ему потом на колени, и на нем тоже логотип компании. – Термос для кофе?

– Термос, коврик для мыши, канцелярия, новые компьютеры! – Стайлз на каждом слове широко взмахивает руками. Дерек зачарован. – Дерек, я по уши, безудержно, непрофессионально влюблен в тебя с первого дня твоего собеседования. Это ужасно. Ты должен подать на меня в суд.

– Ты намного симпатичнее Дика О’Брайена, – выпаливает Дерек, и Стайлз распахивает глаза. – То есть… я… – Дерек трясет головой. – Я тоже, вот что я хотел сказать.

– Ты… – Стайлз встает и, облизнув губы, пересекает кабинет. – Ты смотрел видео, которое мне прислал?

– Э, нет, – Дерек не может глаз отвести от Стайлза, который идет к нему явно с какими-то серьезными намерениями. – А что?

– Они трахаются в кресле, – говорит Стайлз, подходя вплотную, а Дерек зачарованно смотрит на него. – Таком же большом, как это. Сначала он садится верхом на второго, спиной к груди? Медленно двигается на нем, а потом… – Стайлз наклоняется, опираясь на предплечья Дерека, и ведет носом по линии его челюсти. – Потом они меняются. Другой облокачивается о спинку, широко разводит ноги, как…

– Подожди, да, просто… – Дерек высвобождает руки, чтобы наконец отцепить пальцы от подлокотников и запустить их в волосы Стайлза.

Первый поцелуй не совсем получается – они оба наклоняют головы в одну сторону и сталкиваются носами – потом Стайлз тихо гортанно смеется и корректирует угол, потом трется щекой о его лицо, будто пес ластится, от этого жеста привязанности у Дерека тянет в груди. Стайлз выдыхает ему в рот, обхватывая затылок и перетекая ему на колени, словно ноги уже не держат, и Дерек подхватывает его за бедра в облегающих джинсах и думает, не кажется ли ему все это от передозировки кофеина.

– У тебя кабинет запирается? – спрашивает Дерек, когда они отрываются друг от друга, чтобы отдышаться.

– Я худший генеральный директор в мире, – стонет Стайлз, спрыгивая с него и подбегая к двери. – Возьми смазку и презервативы в верхнем правом ящике стола.

– Ничего себе, – Дерек пытается не хихикать в прямом смысле слова, позабавленный тем, насколько он взволнован, но это безнадежно. – Черт, зачем тебе…

– Дерек, я – оптимист! Вот как на ровном месте строятся компании. Позитивное мышление. И терпение.

Когда Дерек находит нужное, он видит, что презервативы не распечатаны. Он улыбается.
– Терпение, значит?

– Которое вот-вот закончится, – скороговоркой отвечает Стайлз. Он закрывает дверь на задвижку, задергивает шторы и набрасывается на Дерека.

***

– Так вот, – произносит Стайлз, тяжело дыша и конвульсивно сжимая пальцы вокруг запястий Дерека, – как я говорил. О новом месте для тебя.

– Мне как бы и здесь нравится, – говорит Дерек, ухмыляясь Стайлзу в затылок, когда тот ворчит в ответ на плоскую шутку. Он крепко держит Стайлза за талию и несколько раз толкается жестче, слушая, как стоны становятся пронзительнее и отчаяннее. – Ты можешь… да… отклониться больше назад?

– Все, что делает Дик О’Брайен, я могу лучше, – заявляет Стайлз. Он одной рукой упирается в подлокотник, чтобы приподняться выше, и закидывает вторую руку назад Дереку на затылок. Он лениво поводит бедрами, проверяя угол, и впивается пальцами в волосы Дерека. – О боже мой, да, именно так! – он запрокидывает голову Дереку на плечо, и тому частично видна его широкая мягкая улыбка. – Но я имел в виду… ага, о-о-о-о да, но медленнее, о’кей? Я имел в виду твой переход в маркетинг.

– Нам обязательно говорить об этом сейчас? – недовольно произносит Дерек. Он останавливается на секунду, чтобы обеими руками обхватить Стайлза, одна сверху груди, а другая внизу поперек живота, и притянуть ближе к себе, удерживая на месте.

– Дерек, – нетерпеливо стонет Стайлз, и Дерек приподнимает его, коротко толкаясь и прикусывая кожу на затылке, когда он начинает чуть всхлипывать от неудовлетворенности. – О господи, хорошо, Дерек, иисусе, мы потом это обсудим, просто дай мне…

– Ты здесь босс, – выдыхает Дерек, обхватывая ладонью член Стайлза. Они оба смеются, когда Стайлз кончает, и потом Дерек почти скидывает Стайлза с кресла, когда кончает сам, и они еще десять минут целуются, хотя прямая линия Стайлза не замолкает.

***

Они окончательно портят кресло, но Стайлз покупает новое со сверхпрочным чехлом, плюс идентичное в новый кабинет Дерека. Дерек прекращает быть отвратительным работником, но Стайлз так и не перестает заказывать ему ужасные персонифицированные товары с логотипом компании.

Дереку приходится положить этому конец, когда дело доходит до «ЙОДАстайл»-кондомов.