Actions

Work Header

На его месте

Work Text:

Из всех идиотских, выбешивающих и абсолютно бесполезных Дьявольских фруктов, раскиданных по Грандлайну и всем четырем морям, этот был самым идиотским, выбешивающим и охуенно бесполезным.

 

И каким-то образом целая команда попала под его действие. Нехило так, да?

Санджи осмотрел свое тело, бугрящееся мускулами, но на удивление проворное для столь мощной конституции, потом оглянулся и оценил растерянные лица своих накама. Он закатил глаза, а в этот момент его нога уже стремилась к столкновению с рожей того дебила, из-за которого они оказались в нынешнем положении.

 

Но удар не достиг цели, потому что нога Санджи оказалась тяжелей и короче обыкновенного. Твою ж мать! И тогда он врезал кулаком, наслаждаясь тем, что ему нет нужды беречь руки и что верхняя часть его нынешнего тела обладает силой, которой недостает ногам.

Раздался приятный треск, когда голова пирата стукнулась о перила, после чего он свалился за борт.  

 

“Счастливо оставаться, козел”, ¾ подумал Санджи без капли жалости к упавшему пирату, который его крайне выбесил, и приготовился к тому, что вот сейчас его тело вернется к своему естественному состоянию.

Еще секундочку.

И еще чуть-чуть.

 - Черт! - воскликнул он. Голос у него стал ниже и грубее, почти рычание. - И почему мы не меняемся обратно?

 - Я полагаю, кок-сан, что сила Дьявольского фрукта еще какое-то время действует, даже если его обладатель трагическим образом покинул этот мир,  - было крайне странно слышать такие спокойные, хладнокровные и здравые мысли из уст Усоппа.

 - А если это навсегда? - очаровательный ротик Нами-сан исторг душераздирающее завывание, чем напугал их всех. Глаза у нее тут же наполнились слезами. Это Чоппер, судя по всему. Санджи прошиб холодный пот от одной только мысли, что придется флиртовать с животным, если они до конца своей жизни останутся в таком виде.

 - Супер-здорово!  - Луффи энергично принял нелепую позу. Он захлебывался словами, даже когда его сведенные руки растянулись до невозможности. Фрэнки же рассмеялся с той беспечностью и восторгом, который они обычно привыкли наблюдать у своего капитана.  

Санджи почувствовал, как приближается мигрень.

 - Не думаю, что это навсегда, - сказал Усо.. твою мать, Робин-чан. - Подобные эффекты со временем исчезают. Однако, сколько именно времени потребуется - зависит от конкретного Дьявольского фрукта, но я ни разу не слышала, чтобы влияние длилось больше недели.

Можно вздохнуть с облегчением.

 - Эй, кок, - Санджи с изумлением услышал свой собственный голос, который обращался к нему в характерной манере, и зажмурился в надежде отложить мигрень хоть на несколько минут, прежде чем столкнуться с самым невероятным зрелищем, которое он имел несчастье наблюдать в своей жизни. Из всех людей…

 

Он посмотрел на собственное тело, которое стояло напротив и пялилось на него с чужеродным для этого лица выражением. Санджи понял, что ему срочно требуется закурить. Он рефлекторно похлопал себя по переднему карману пидж… Твою ж мать. Его одежду теперь носило тело напротив. Так что, разумеется, никаких сигарет не оказалось в переднем кармане рубашки, в которую он был одет в настоящий момент.  

 

 - Эй, кок, - упорствовал ублюдок, который занимал тело Санджи. - Это ты внутри меня?  

На уровне коленей раздался смешок, а лицо Усоппа приняло крайне несвойственное ему выражение веселья человека, который о многом догадывается. Рядом с Усоппом Робин разглядывала свое тело со смесью изумления и любопытства, время от времени тянулась к своей груди, но каждый раз отдергивала трясущиеся руки. И Санджи не мог винить этого идиота, потому что попытался бы сделать ровно то же самое, поменяйся он телами с Робин, но...

 

 - Будешь распускать руки, длинноносый, и я оторву тебе бошку, как только мы вернемся на свои места, - с таким низким рычащим голосом его угроза звучала гораздо весомей. Руки Робин моментально опустились.

 - Благодарю, кок-сан, - Усопп очаровательно улыбнулся. Санджи с трудом переборол острое желание закричать от ужаса. Ему срочно требовалась сигарета, чтобы успокоиться и подумать. Он был в полном душевном раздрае.

 

Он кинулся к своему телу... к Зоро, это сейчас Зоро… и начал ощупывать пиджак в районе переднего кармана, пытаясь отыскать жизненно необходимую пачку.  

Худощавая рука схватила его за запястье с хорошо знакомой силой.  

 

 - Эй, дебил, это мое тело ты сейчас собираешься травить, - сказал он… Сандж.. Зоро, блин! Санджи в упор посмотрел на него и раздраженно нахмурился. Ему было плевать, чье это тело, ему срочно требовался никотин.

 - Свали в туман, маримо, -  сказал Санджи и снова потянулся за пачкой сигарет.  

 

Пальцы на запястье сжались сильнее.

 - Это мое тело, а я не курю, тупица,  - Зоро повторил медленно, словно разговаривал с пятилетним или умственно отсталым. Санджи моментально встал на дыбы.

 - Да мне похуй, - его нереально раздражала вся эта ситуация.  И все из-за того блядского сдохшего пирата. К сожалению, Санджи не мог убить его снова, и у него все зудело от желания подраться.

 

Неуловимым движением Зоро, отпустив его руку, выхватил из белых ножен катану, которая висела на зеленом харамаки у Санджи на поясе. Санджи моргнуть не успел, а обнаженное лезвие уже с силой прижималось к его руке.

 - Ты охуел? - его собственное тело вытворяло такое, что он в жизни бы не вообразил. Намек был предельно прозрачен, а он никогда не считал себя идиотом. - Ладно, ладно, никакого курения до тех пор, пока не поменяемся обратно, - неохотно уступил Санджи.

Зоро, видимо, его ответ удовлетворил: он кивнул и вложил меч в ножны.

Санджи глубоко вздохнул; в голове уже пульсировала боль. Если они в ближайшее время не вернут все на свои места, то их ждет долгая неделя.

 

 - Санджи-и-и-и, - сказал Луффи голосом Френки, отчего в висках стало дергать сильнее: попробуй-ка не запутаться кто есть кто, - я проголодался-я-я-я.

 

Хотя, видимо, некоторые вещи никогда не меняются. Луффи всегда остается Луффи, чье бы тело он не занимал сейчас, и всегда будет хотеть есть.

Что ж, а Санджи по-прежнему был коком, и работу никто не отменял.

 

***

 

Что крайне приятно осознавать, при любых обстоятельствах Санджи, чем бы ни занимался, оставался лучшим в своем деле. И пусть теперь его руки были крупнее, а пальцы не такие проворные, но знания и навыки все еще оставались при нем. Так что обед вышел так же хорош, как и всегда, хотя вид Луффи, который безумное количество мяса запивал литрами колы, вводил в ступор. А Френки собрался переплюнуть в обжорстве их капитана… или наоборот? Твою ж мать, им надо вернуть все обратно прежде, чем кто-то из них тронется умом.  

 

Остаток вечера прошел без происшествий, слава тебе, боженька. Санджи не знал, долго ли продержится его бедный рассудок, прежде чем окончательно свихнуться, но было бы неплохо сломать что-нибудь в башке маримо и оставить его с необратимыми повреждениями мозга. Никто и не заметит разницы, когда они поменяются обратно телами.

 

Он задумчиво смотрел из вороньего гнезда на спокойный океан, и у него руки чесались засунуть в рот сигарету. Но даже окажись хоть одна из них в его поле зрения, он бы все равно преодолел искушение: пусть Санджи на секунду забыл, что его нынешнее тело ему не принадлежит, но прекрасно знал, что для мохоголового очень важно его здоровье, и поступить так ¾ значит проявить неуважение. Драться, оскорблять и бесить друг друга дни напролет ¾ это между ними считалось честной игрой, но вредить его телу так мелко и глупо ¾ нет.

 

И как долго они еще будут в таком состоянии? Его накама уже довольно неплохо приспособились к ситуации. Усопп стал практиковаться в стрельбе, используя бесчисленное множество рук, Чоппер и Робин воспользовались возможностью плавать нормально, а не как топоры, Луффи с Френки дурачились с новыми телами. И лишь Зоро ничего не делал, только дрых в укромном местечке. Обычно после обеда пару часов он тягал железо, но сегодня пропустил тренировку. То ли потому, что посчитал мускулы Санджи не способными на такие изнурительные занятия, то ли решил не тратить время, находясь в чужом теле. Санджи оставалось только гадать над причинами.

 

Шум с палубы выдернул Санджи из раздумий, возвращая в реальность. К вороньему гнезду приближался легкий шорох чьих-то шагов, потом наверх взобрались.Санджи улыбнулся. Ну наконец-то.

 

 - Эй, маримо, я уж думал, что ты сегодня не придешь.

 -  И упущу такой шанс? Мечтай, кок.

 

Каждый раз, когда за обедом Санджи поднимал взгляд, он видел, как на него в ответ смотрят собственные глаза, в которых светились озорство и откровенное желание. Они реально собираются это сделать? Ну, глупо было бы упустить такую возможность, правда ведь?

 

Мягко говоря, очень странно целоваться с самим собой. Вкус и рельеф собственного рта, к которому он прижимался своим нынешними губами, был и нов, и в чем-то знаком, скользящий язык сохранил легкий привкус гвоздики и сигарет. Длинные пальцы опустились на его лицо, скользнули вниз по шее и крепко прижали к телу напротив, узкое бедро пробралось между его ног и притиснулось к напрягшемуся члену. Санджи застонал; этот стон, принадлежащий одновременно и ему, и Зоро, невероятно возбуждал.

 

Руки Зоро спустились ему на пояс, дернули за харамаки, который Санджи и не думал снимать, и начали освобождать его от одежды. Губы тем временем скользили по шее, прихватывая кожу. Шея у Санджи всегда была чувствительной, но сейчас, казалось, тут нашлась сверх-эрогенная зона, отчего все его тело подрагивало от переизбытка ощущений. Он решил отплатить той же монетой, прекрасно зная на собственном теле все места, отзывчивые к прикосновениям: руки скользнули под рубашку Зоро - его рубашку - и, легонько почесывая ногтями, провели вверх по спине Зоро.

Сдавленное чертыхание послужило более чем щедрым вознаграждением за его усилия. Санджи сделал мысленную пометку запомнить все свои нынешние эрогенные зоны - на будущее, когда они поменяются телами обратно.    

 

Они в рекордно короткое время избавились от остатков одежды, Санджи толкнул Зоро вниз, на пол, и устроился сверху. Странно было видеть под собой свое собственное тело, но это только сильнее возбуждало.  

 -  Эй, кок, - Зоро отвлек его, и Санджи прекратил священнодействовать.  - Ты в самом деле этого хочешь? Это все-таки твое тело.

Вопрос заставил его задуматься на секунду.

То, что происходило между ними сейчас ¾ чем бы оно ни было - стало относительно недавним развитием их отношений. Логическим продолжением их ссор, драк и переходов на личности, что скрывали узы более глубокие, чем они готовы были признать вслух. Но оставался один момент, насчет которого Санджи стоял насмерть: он никогда не окажется снизу. Зоро было все равно как, пока он получал удовольствие, но Санджи из-за своейконституции и внешности в одновремя оказался слишком популярной мишенью шуточек со стороны юнг, и теперь не горел желанием подставлять задницу.

 

Но в этот раз не считается, потому что подставляется не Санджи, верно? Будет считаться, если он позволит трахнуть себя, находясь в теле Зоро?

Он слишком много времени потратил на  пустые размышления.

Злясь на себя за то, что так легко отвлекся, Санджи качнул головой и снова склонился над Зоро.

 - Мы сделаем все именно так, маримо, - заверил он Зоро, выдыхая ему в рот,  и поцеловал его еще раз.

Ему было странно целовать себя же, но это меркло по сравнению с тем, что последовало дальше: изучать собственное тело губами, языком и зубами, мягко прикусывать изгиб между плечом и шеей, царапать бока. Тело под ним выгнулось дугой, когда он втянул в рот сосок, языком жадно пробуя вкус кожи. Если звуки, которые издавал Зоро, можно было как-то расшифровать, то ему явно нравилась осведомленность Санджи о чувствительных точках своего тела, и Санджи не сдержал ухмылки, играя с его пупком, отчего Зоро извивался и чертыхался. От звука собственного голоса, раздающегося извне, возбуждение пульсировало почти болезненно.

 

Он на секунду прервался, потянулся в сторону и схватил маленькую бутылочку лосьона для рук, который они держали в вороньем гнезде именно для таких случаев.

И тут же вернулся обратно, смазав пальцы. Он снова на мгновение задумался, прежде чем лишить анальной девственности собственное тело, но им нужно перестать париться, им обоим. Так что нерешительность Санджи продлилась не больше секунды.

Зоро вздрогнул, когда Санджи втолкнул в него пальцы.

 -  Блядь, кок, ты поаккуратней, а то как в первый раз!  - задохнулся Зоро, но потом видимым усилием заставил себя расслабиться.

 

Санджи почувствовал, насколько узко оказалось внутри, и понял, что в этот раз им потребуется больше подготовки, чем обычно. К тому моменту, когда Санджи счел, что его тело подготовлено достаточно, Зоро превратился в оголенный комок нервов, в маленькой комнате его частое дыхание звучало оглушающе. Санджи тоже стремительно приближался к своему пределу. Сегодня они долго не продержатся.  

 

Он, сжав зубы, толкнулся внутрь медленно, погружаясь в собственное тело сантиметр за сантиметр. Блядь, да как же узко! Настолько узко, что он свихнется, если сейчас же не начнет двигаться. Войдя полностью, Санджи остановился, чтобы глотнуть воздуха, сосчитать до десяти и успокоиться.  

 - Двигайся уже, ублюдок, мать твою! - тяжело простонал под ним Зоро.

 

Санджи поторопился выполнить просьбу, медленно вышел и снова двинулся внутрь, осторожно и  размеренно толкаясь в попытке отыскать идеальный угол. Ему приходилось тщательно контролировать силу: тело Зоро было намного сильнее, чем он привык, и сила первых толчков заставила ходуном ходить тело под ним.

 

Зоро дотянулся до него и вцепился в короткие волосы, притянул к себе для поцелуя губами голодными и обжигающими. Санджи закрыл глаза и принялся быстрее вбиваться в гостеприимное принимающее тело, ощущения стали такими сильными, что у него начала кружиться голова

Все вокруг закружилось.

Ошарашенный Санджи открыл глаза и выругался.

 -  Выйди нахуй из меня, маримо! - он выкрикнул раньше, чем подумал, подняв глаза на Зоро, который изумленно таращился на него сверху вниз. Охуенно прекрасный момент поменяться телами обратно!

 

Зоро, сбитый столку так же, как и Санджи, замер на половине движения с крайне напряженным выражением лица. Твою мать, останавливаться сейчас без вариантов.

 

Ощущения были странные, очень странные. Его заполняло до краев, причем он чувствовал, как тело пытается порваться по шву, твердый член Зоро внутри. Санджи застыл, сжался вокруг члена Зоро и увидел, как тот затрясся, задрожал, стараясь не шевелиться, пока в реальность все встает на свои места.

 - Прекрати сейчас же, идиот, и расслабься, чтобы я мог двигаться, - проскрипел Зоро сквозь стиснутые зубы, медленно подаваясь назад.

Санджи глубоко вздохнул и принял для себя решение. Да, чувство оказалось чуднЫм, но нельзя сказать, что неприятным.

 - Не смей останавливаться сейчас, маримо, - сказал он, обвил ногами Зоро за талию, и вжал в себя, и тут же же выгнулся дугой от ощущений.

 - Ты уж определись, ¾ проворчал Зоро, но дернул уголком рта в усмешке. Он снова начал вбиваться и ускорился, наклонился к Санджи, подхватывая его под бедра и поднимая выше. И при следующем же движении Санджи выругался.

 

Нет, все это было отнюдь не неприятно, глубокие сильные толчки что-то задевали внутри, а от мерного скольжения по члену, напряженному до боли, у Санджи окончательно сносило крышу, толкая за грань. И почему он вообще противился? Охуенные ощущения.

 

Видимо, Санджи сказал это вслух: он заметил, как на лице Зоро появилась коварная ухмылка. Потому он решил стереть ее, схватив Зоро за колючие волосы и притянув в поцелуй.

 

Зоро мог бы и раньше обратить внимание, что Санджи уже на грани. Под его выгнутой дугой спину пробрались чужие руки, пальцы с легким нажимом провели вниз до бедер, царапая ногтями. Санджи задрожал и, задушенно застонав, кончил, удовольствие от всего этого нереального ощущения почти ослепляло. Пока он пытался отдышаться, Зоро напрягся и через пару толчков кончил следом, после чего резко навалился на Санджи всем своим весом.

 - Слезь с меня, - сказал Санджи, сделав пару вдохов. Он столкнул с себя придурка и потянулся к сброшенной рубашке.

Зоро что-то проворчал, скатился с него и улегся на спину, сразу же закрыв глаза, чтобы предаться своему сну-после-каких-либо-физических-усилий.

 

Когда Санджи повернулся, в пояснице резко закололо, отчего он нахмурился, а ощущения спермы Зоро, оставшейся внутри, породило резкое желание закончить дежурство, чтобы пойти принять душ. Он прикурил сигарету и вдохнул жизненно необходимый никотин. Требовалось поразмыслить.

 

Его радовало вновь обретенное родное тело и возможность курить, когда вздумается, но это был интересный опыт. Крайне интересный.

Санджи определенно будет не прочь меняться ролями, время от времени.

Он медленно затянулся сигаретой и взглянул на храпящего идиота, спящего на полу. Нет, он, конечно, будет не прочь, но в жизни не скажет об этом Зоро, потому что иначе кое-чье самомнение взлетит до небес.    

Возможно, они могли бы даже подраться за право быть снизу.