Actions

Work Header

Перья и Сэндвичи с беконом

Chapter Text

Рассеянные солнечные лучи заглядывали сквозь шторы в комнату, чтобы посоревноваться в яркости со светом крыльев Джона. Бледная кожа Шерлока излучала жизнь, тепло и свет. Джон нежно отодвинул пальцем одинокую кудряшку, упавшую Шерлоку на щеку.

– Я знаю, что ты не спишь, – тихо сказал Джон.

– Если я проснусь, ты вылезешь из кровати. Следовательно, я еще сплю, – произнес Шерлок, не открывая глаз. Джон рассмеялся.

– Я могу остаться здесь, если ты расскажешь, о чем думаешь.

Шерлок улыбнулся уголками рта и, открыв глаза, самодовольно посмотрел на Джона.

– Ты идеален для меня.

– А я думал, я идиот.

– Ты умеешь наблюдать. Только мне понадобился год, чтобы понять, что ты делаешь это не человеческим путем, – пожал плечом Шерлок.

Джон поерзал на подушке и принялся изучать его лицо. Даже своим крылом, которым обнимал Шерлока, Джон почувствовал, как тот напрягся.

– Я замечаю вещи, но мысли читать не умею, – мягко сказал он.

Шерлок сделал глубокий вдох, перекатился на спину и прикоснулся ладонями к внутренней поверхности крыльев. Джон поежился; он потихоньку начинал привыкать к прикосновениям, но даже такая легкая ласка угрожала ясности сознания.

– Ты не ждешь, что я стану тем, кем не являюсь, – вслух размышлял Шерлок. – Ты не ждешь, что я буду терпелив к тупым людям или буду брать скучные дела.

– Я надеюсь, что ты вынесешь мусор или хоть раз в жизни почистишь холодильник, – заметил Джон. – Я жду, что ты будешь вести себя, по крайней мере, цивилизованно по отношению к клиентам, которые нам платят, и к детективам в Ярде.

– Ты не ждешь, что я прекращу свои эксперименты.

– Тебе они нужны.

– Ты не надеешься на секс.

– Ты не боишься моих крыльев, – не сдавался Джон. Он поднялся на локтях и провел пальцем по щеке Шерлока, по ресницам и губам. – Ты не ждешь, что я буду человеком.

– Люди…

– Не говори, что они скучны, – перебил его Джон. – Не смей так говорить, потому что ты прекрасен, Шерлок, и ты полностью и целиком человечен. И я согласен быть единственным созданием на Земле, кто знает об этом, ибо это значит, что я могу забрать себе всего тебя.

Шерлок пробежался взглядом по его лицу, а потом взглянул на крылья.

– В моем доме есть комната, где ты можешь их расправить.

– Наступит день, ты станешь предупреждать меня о смене темы беседы, – Джон подвинулся вниз, сложил руки у Шерлока на груди и положил голову на сплетенные пальцы. – Мои крылья и дом твоего детства, мы об этом говорим?

Шерлок запустил пальцы в перья.

– Будет место, чтобы привести их в порядок.

– Привести в порядок?

Шерлок пожал плечом.

– Уложить? Расчесать? Что тебе больше нравится?

Джон усмехнулся.

– Мне все нравится. Не хочу, чтобы ты останавливался. Ты даже понятия не имеешь, как потрясающе то, что ты делаешь.

– Любой бы смог…

– Я не доверяю «любому» свои крылья, Шерлок. Я доверяю тебе.

– Тогда я приведу их в порядок.

– Почему ты так заботишься об их порядке?

Шерлок уклончиво отвел взгляд. Ему не было равных во лжи, если он хотел соврать, но все умение куда-то растерялось, стоило Шерлоку оказаться голым в постели с демоном. Его демоном.

– Они в кошмарном состоянии, – вынес свой вердикт Шерлок.

– Так же, как наша гостиная, – отметил Джон. – А кухня – какая-то химическая катастрофа. Не возникает желания убраться там?

Шерлок фыркнул.

– Конечно нет.

– Тогда почему? – Джон ободряюще улыбнулся и повернулся, устраиваясь поудобней. Крылья при этом совершенно случайно прижались к рукам Шерлока, который тут же принялся их ласкать.

– Они другие, – тихо сказал Шерлок. – Особенные. Перья должны быть… идеальными.

Румянец, который Джон пытался согнать всю ночь, снова появился на щеках. Он склонил голову и сказал:

– Ладно. Делай, что хочешь, мне придется смириться, как обычно.

– Так ты поедешь со мной домой? – с надеждой спросил Шерлок.

– А ты представишь меня своей матери? – игриво спросил Джон.

Шерлок замялся. Джон удивился, почувствовав укол разочарования в сердце.

– Нет. Я просто…

– Джон. Я не… – Шерлок сел, заставив Джона тоже подняться, но, вместо того, чтобы оттолкнуть, Шерлок притянул его в объятия. – Я не о том. Твоя человеческая оболочка почти идеальна, но мама умнее Майкрофта. Она может… заметить что-нибудь.

– Если она узнает, – медленно произнес Джон, – то не будет против? Она верующая?

– Мы все ученые. Даже ленивый Майкрофт, хоть он и специализируется на власти.

– Тогда все отлично, – улыбнулся Джон. – С радостью встречусь с твоей мамой.

– Хорошо, – Шерлок обнял ладонями лицо Джона и поцеловал в губы, быстро спустившись на шею, плечо, а потом и на крыло. Джон вдохнул от неожиданности, а Шерлок засмеялся, согревая дыханием перья. – Позвоним ей на выходных. Не хочу ждать.

~~~
Джон не был голоден. Он не мог быть голодным. Ну, он мог, но в этом не было никакой нужды. Когда Джон завладел телом, то изменил его биологию так, что митохондрии теперь перерабатывали его энергию, которая выделялась за счет самого существования Джона. Этой функции изначально в теле не было, но Джон ее создал, когда узнал, что пенсии не хватает на жилье и еду одновременно.

Так что, нет, он не был голоден. Однако он скорее вернется в Ад, чем пропустит такое удовольствие, как завтрак, особенно сейчас, когда он был уверен (ну, или почти уверен), что не будет есть в одиночестве. Поэтому Джон положил в сковородку бекон и ломтики хлеба и заварил чай, пока Шерлок в гостиной жаловался на отсутствие интересных дел.

– Тебе не нужны сегодня расследования. Мы идем гулять, – проинформировал Джон, протягивая ему тарелку с сэндвичем. Себе он сделал два. Шерлок редко съедал больше половины – только когда был чрезвычайно голоден.

Шерлок поднял глаза и проследил его путь до кухни.

– Куда?

– В парк, – Джон вытащил из чашек чайные пакетики, добавил молоко, сахар и быстро размешал.

Когда он вернулся к столу, Шерлок торопливо спросил:

– В какой парк? Кто-то умер?

– Если только утки не стали серийными убийцами.

Шерлок удивленно моргнул поверх своего ноутбука.

– Утки?

Джон улыбнулся.

– Утки. Они тебе понравятся. Когда я тебе расскажу, о чем они говорят.

– Утки.

– Да, утки.

Шерлок недоверчиво фыркнул и, откусив немного от сэндвича с беконом, перестал обращать на Джона внимание, хотя то и дело поглядывал на невидимые крылья Джона. Джон, в свою очередь, улыбнулся и принялся читать газету. Он съел полтора бутерброда, Шерлок же за это время откусил от своего три раза, а потом откинул булку и стал грызть бекон одной рукой, другой печатая что-то на компьютере. Тишина было удивительно уютной, и Джон улыбнулся еще шире, когда Шерлок прижался своей ногой к его.

– Я тоже, – объявил Шерлок, прикончив свой завтрак. Джон все читал газету.

– Хм-м?

Шерлок вздохнул.

– Люблю тебя, – нехотя прояснил он.

Джон положил газету на стол.

Шерлок так сосредоточенно смотрел на компьютер, что казалось, будто тот взорвется с минуты на минуту.

– Спасибо, – сказал Джон и вернулся к своему сэндвичу.

Губы у Шерлока дернулись. Это была не совсем улыбка, но что-то очень похожее на нее.

Наконец, Джон отставил кружку, сложил газету и встал.

– Возьми хлеб, который ты не доел.

Шерлок поднял на него взгляд.

– Утки, – сказал он, вложив в одно слово столько эмоций, на сколько только был способен его красивый голос. Джон улыбнулся.

– Думал, я отдам тебе титул самого сумасшедшего в наших отношениях? Мы идем в парк, и там я представлю тебя уткам.