Actions

Work Header

Ошибка

Chapter Text

ГЛАВА 1
Подростки визжат в экстазе. Фрэнк кричит в микрофон, его пальцы, словно бабочки, порхают по грифу гитары, останавливаясь на нужных ему ладах. Он смотрит на бесконечный океан лиц перед ним, обладатели которых движутся в такт музыке, размахивая руками и распевая наизусть их песни. Взгляды многих из них устремлены на Фрэнка и тот, вдоволь налюбовавшись своими счастливыми фанатами, переводит глаза на Джерарда, который носится по сцене и истошно кричит в микрофон, как будто пытаясь выплеснуть энергию, которая копилась в нём всю жизнь. Он всегда такой. И эту энергию он дарит не только фанатам, но и своим друзьям по группе. Фрэнк никогда не забудет это ощущение. Когда что-то подобное плещется в твоих жилах, ты кажешься себе непобедимым. Это такое блаженство. Он падает на колени, довольно сильно, так, что, наверное, останутся синяки. Но, не обращая внимания на боль, его пальцы продолжают порхать по ладам, извлекая из гитары просто волшебные звуки. Фрэнк уже знал, что после концерта на него навалится усталость и, наверняка, будет болеть нога, но сейчас это неважно. Сейчас он непобедим.
Он опрокидывает голову назад, доигрывая последние аккорды, и закрывает глаза. Открыв их, он видит, что не он один стоит на коленях. Джерард тоже опустился на сцену низко склонив голову, чёрные пряди волос скрывали глаза и он тяжело дышал в микрофон. Мгновение спустя он поднялся на ноги и начал говорить с фанатами, пытаясь втолковать им, что они должны быть сильными и жить своей жизнью. Он всегда так делает.
Несколько секунд Фрэнк вслушивался в его речь, а затем медленно поднялся на ноги. Голос Джерарда перекрывал визг фанатов, но Айеро не раздражал этот шум. Он готов был слушать его вечно, ведь это значит, что их музыка не бессмысленна, что она кому-то нравится и, возможно, даже является смыслом жизни для кого то. Отходя ближе к кулисам, он берёт бутылку воды и утоляет жажду. Ему на глаза попадается Рэй, который смотри на него с улыбкой, тряся своими непослушными волосами. Фрэнк посылает ему ответную улыбку и кидает бутылку в толпу, зная, что тот, кто её поймает, будет счастлив и, возможно, никогда от неё не избавится.
Боб начинает играть «Cemetery Drive» и Фрэнк бежит через всю сцену, сшибая на бегу бедного Майка, и подбегает к барабанной установке. Боб, улыбаясь, смотрит на него, продолжая размахивать палочками. Фрэнк отворачивается от него, подбегает к краю сцены и, подняв «Pansy» над головой, начинает играть. Это немного неудобно, он иногда путает лады, но сейчас это не важно. Он просто тонет в музыке.
Это было чертовски хорошее шоу.
***
Рэй хлопает Фрэнка по плечу, когда трое парней идут по коридору отеля, мокрые от пота и уставшие от такого бешеного концерта, но счастливые и довольные тем, что всё прошло отлично. Во время туров парни редко ночевали в отелях, а в основном спали в автобусе. Но сегодня у них была возможность поспать на нормальных кроватях, которые будут стоять на месте, а не трястись всю ночь, не давая уснуть. Но спать они будут ночью, а сейчас их ждёт вечеринка.
- Ты идёшь на вечеринку? Она на несколько этажей выше, - Рэй смахивает с лица волосы, которые мгновенно возвращаются на место и снова закрывают ему глаза. Фрэнк улыбается, наблюдая за непослушными кудряшками. Они ему безумно нравятся, но сам себе он таких волос, конечно же, не пожелал бы.
Фрэнк делает вид, что раздумывает над его вопросом, а затем пожимает плечами. Половина удовольствия от гастролей и различных фестивалей заключается в общении с другими группами. Обычно, после концертов, они собираются в каком-нибудь свободном помещении и бухают до самого утра, а потом весь день пытаются прийти в себя, и, сделав это, отыгрывают очередной концерт, чтобы снова собираться вместе. И всё это, как круговорот воды в природе, повторяется из раза в раз, в течение многих дней, недель, месяцев и даже лет, - Конечно, я пойду. Без меня там будет скука смертная, так что я просто обязан там появиться, не так ли?
- Ты такая скромняжшка, - Рэй дал Фрэнку подзатыльник и умчался в конец коридора с такой скоростью, что Фрэ даже не успел отомстить своему обидчику.
Прожигая взглядом затылок Рэя, который радостно размахивая руками и странно подёргивая ногами, удалялся всё дальше от него, Фрэнк почувствовал, как Джерард поравнялся с ним, и повернул голову в его сторону. Уэй сегодня был очень тихим (не считая, конечно, его бешеного поведения на сцене). Он не горел желанием с кем-либо разговаривать и лишь иногда кивал или, наоборот, покачивал головой, когда к нему кто-либо обращался. Его брат уже успел смыться от парней на вечеринку. О да, он всегда должен появляться первым на подобных мероприятиях. Таким уж был Майк. Либо прийти одним из первых, либо вообще не приходить. Боб, наверное, сейчас всё ещё был на концертной площадке, зависая со своими старыми друзьями из технического персонала.
- Ты придёшь на вечеринку? – спрашивает Фрэнк.
Джерард опускает голову, глядя на Айеро, и прижимает к груди альбом с рисунками. В последнее время он с ним почти не расстаётся, - Я не знаю, Фрэнки. Сегодня что-то не очень хочется. Нет настроения.
Он вытаскивает из кармана ключ от номера и открывает дверь.
- Ну, если ты передумаешь… - говорит Фрэнк, облокотившись на косяк.
- Я так не думаю, - отвечает Джер, входя в номер и оборачиваясь к Фрэнку. На его лице до сих пор осталась косметика, подводка размазалась, образуя под глазами большие тёмные пятна, похожие на синяки. Его чёрные волосы слегка взлохмачены, а на щеках красуется белый грим, придающий его, и без того бледной коже, какую – то неестественную белизну - Мне хотелось бы немного тишины.
- Можно я посижу с тобой? – неожиданно для самого себя выпалил Фрэнк, но когда слова слетели с его уст, он сразу понял, что сейчас хотел именно этого и ничего другого. Он всегда любил оставаться с Джерардом один на один, но, в последнее время, Уэй стал таким замкнутым и необщительным, что предпочитал большую часть своего времени проводить в одиночестве. Но сегодня, Фрэнк решил, во что бы то ни стало провести с ним хоть немного времени, - Мы могли бы посмотреть какой-нибудь фильм, или телепередачу. Всё, что хочешь.
Джерард смотрит на него задумчивым взглядом, слегка покусывая нижнюю губу, и нахмурив брови, - Я не думаю, что смогу составить тебе хорошую компанию сегодня.
- Раньше тебя это не останавливало, зануда,- ухмыльнулся Фрэнк. Он знает, что Джерарду не нравится, когда кто- то на него наезжает.
- Пошёл ты, мудак. Все мечтают провести немного времени с великим Джерардом Уэем, и я думаю, ты тоже.
- Ну тогда, я думаю, что ты хочешь остаться один просто чтобы подрочить, продолжая думать обо мне. Если что, то я не против, противный, - прощебетал Фрэнк, начиная смешно двигать бровями, будто пытаясь соблазнить Уэя.
- Вау, - сморщился Джер, - Ты выглядишь таким брутальным мужиком.
- Это я-то брутальный? – усмехнулся парень, наклоняясь к Уэю, - Кто из нас брутальный – так это ты. Ведь не от меня несёт потом на несколько метров, как от самого настоящего мужика. Может, тебе всё же стоит принять душ? Или так и будешь шататься по коридору, да народ травить?
Джерард просто смотрел на Фрэ, думая, что же ему ответить и, не придумав ничего путного, просто выпалил, – Тебе бы тоже не помешало помыться.
- О, да. Мы несколько дней тряслись в нашем автобусе и всё это время я просто мечтал об этом. Мне душ чуть ли не во сне являлся…
Парни замолчали на несколько секунд, в течение которых Джерард странно смотрел на Фрэнка и тот, не выдержав этого, неизвестного ему взгляда, тихо спросил, - Джи, ты в порядке?
- Да, да, - опомнившись, пробормотал Джер, проведя рукой по спутавшимся волосам, - Просто задумался, - он пожал плечами, отводя взгляд от Фрэнка.
Фрэ ждал, что тот скажет что-нибудь ещё, но спустя множество секунд тишины он решил, что, наверное, не стоит больше доставать Уэя, если уж тот так сильно жаждет одиночества, - Ну хорошо. Я, пожалуй, пойду. Увидимся завтра, Джи, - он даёт Джерарду быстрое, короткое объятие, которое превращается в длинное, когда руки Уэя обхватывают его талию и притягивают ближе. Фрэнк улыбается ему в плечо, стараясь дышать через рот, потому что от Джерарда действительно не очень приятно пахнет. Конечно, они несколько дней провели в автобусе и у них не было возможности принять душ, да и сегодня на концерте Уэй выложился по полной. Он носился по сцене, как сумасшедший, что, естественно, способствует потоотделению. Но даже стараясь не дышать через нос, Фрэнку всё равно было плевать, как выглядит и пахнет Джерард.
Десяток секунд спустя, которые показались Айеро вечностью, они разорвали объятие и парень мягко улыбнулся Джерарду, который ответил ему тем же. По телу младшего парня будто разлилось тепло. Вдруг он подумал о том, как же любил свою жизнь. Он в туре, со своими лучшими друзьями, каждый день выступает на сцене, перед тысячами фанатов, которые просто обожают его, и ещё есть Джерард… Просто Джерард.
Улыбнувшись своим мыслям, он хлопает Уэя по плечу в знак прощания и разворачивается, направляясь в свой номер.
- Спокойной ночи, Фрэнки, - говорит Джерард, устало улыбаясь вслед парню.
***
Как долго он мечтал о душе. Фрэнк стоял под струями горячей воды наверное дольше, чем следовало бы, потому что его кожа стала розовой, а подушечки пальцев слегка сморщились. Заставив себя, наконец, выйти из маленького рая, под названием «Душевая кабинка», - он подошёл к зеркалу и, проведя по нему рукой, посмотрел на своё отражение. Фрэнк взмахнул головой, убирая со лба длинные чёрные мокрые пряди, которые резко контрастировали с белыми короткими волосками, покрывающими его голову с двух сторон.
Он обернул полотенце вокруг бёдер и покрутился перед зеркалом. Оценив свою фигуру, Айеро, как и во все предыдущие дни, отметил, что довольно хорош собой, однако ему всё же не помешало бы иметь немного больше мышц. Он ухмыльнулся и покачал головой, открывая дверь и выходя из ванной.
Как только дверь распахнулась, он застыл на месте. В его номере кто-то был и этот кто-то определённо не из группы.
- Чувак? – позвал Фрэнк, пытаясь рассмотреть своего нежданного гостя. Он так и не мог понять кто это. Не то, чтобы этот парень прятался от него, вовсе нет, он стоял прямо в середине комнаты, между двумя односпальными кроватями. Он стоял спиной к Фрэнку и неяркий свет, льющийся из приоткрытой двери ванной комнаты, освещал человека небольшого роста, с тёмными волосами почти до плеч, в жёлтой кофте в чёрную полоску и жилете тёмно-оливкового цвета.
Он определённо не знал, кто этот человек.
- Какого чёрта ты делаешь в моём номере? – уже громче спросил Фрэнк и по его коже пробежал холодок. На нём всё ещё не было ничего, кроме полотенца, а в комнате был чужой, незнакомый человек, от которого можно ждать чего угодно. Как, чёрт возьми, этот парень вообще здесь оказался? Фрэнк же сам запирал дверь. Может он попал сюда через вентиляцию?
- Послушай, чувак, тебе действительно нельзя здесь находиться. Если ты сейчас уйдёшь, то я не вызову охрану, - сказал Фрэнк, потуже затягивая узел на полотенце.
Злоумышленник до сих пор не сказал ни слова, но Фрэнк, прислушавшись, уловил какие-то странные звуки, похожие на шум сломанного радио. Правда это был не совсем шум. Это был голос, еле уловимый. Казалось, будто это голос человека, говорящего с тобой по телефону с противоположенного конца мира.
- Чувак? – ещё раз позвал Фрэнк, уже всерьёз собираясь разбить зеркало в ванной и использовать его осколки как оружие.
- Не волнуйся, - сказал, наконец, незнакомец, будто поняв, что Фрэнк хотел сделать.
- Слишком поздно. Надо было раньше это сказать. А теперь уходи из моего номера.
- Нет. И всё-таки перестань волноваться. Я серьёзно, - услышав эти слова от своего гостя, Фрэнк сразу обратил внимание на его акцент. Судя по всему, парень был из Джерси. И было в этом голосе что-то до боли знакомое, только вот он никак не мог понять, что именно, - Не волнуйся и не вызывай охрану, хорошо? Ничего плохого я тебе не сделаю. Сейчас я повернусь.
Серьёзно, этот мужик что, полный идиот? Он не понимает простых слов? Сколько ещё раз его надо просить уйти? Фрэнк решил, что нисколько. Он уже собирался разбить зеркало, но тут парень повернулся к нему лицом. Когда Фрэ заглянул ему в глаза, он испытал шок. Казалось, будто он смотрит сам на себя в зеркало.
Потому что это были его собственные глаза.
Щёки этого человека были чуть полнее, чем у Фрэнка, кожа более загорелая, а его волосы были гораздо длиннее, но ошибки быть не могло. Это было его собственное лицо.
- Какого хрена? – в шоке прошептал Фрэ и схватился рукой за дверной косяк, стараясь удержать себя в вертикальном положении. Его мозг отказывался работать, а сердце выдавало просто бешеный ритм, - Серьёзно, что за… - он не успел договорить, как его колени всё же подогнулись и он начал медленно сползать на пол, продолжая ошарашенно смотреть на своего посетителя, или на себя… Он уже и не знал, как его можно назвать. Крепкие руки обхватили его, не давая упасть, а Фрэнк никак не мог понять, как этот человек за какую-то долю секунды смог преодолеть несколько метров. Или, может, его мозг уже просто не может нормально функционировать? Сейчас Айеро не хотел об этом думать.
- Не трогай меня! – воскликнул он, пытаясь бороться с мужчиной, который придерживал его, не давая упасть.
- Не будь идиотом, Фрэнк, - сказал его двойник. Он подхватил Фрэ на руки и отнёс на кровать. Айеро никак не мог прийти в себя от шока, но пообещал себе, что как только он более или менее возьмёт себя в руки, то сразу надерёт задницу этому наглецу.