Actions

Work Header

Холодные ночи в Мелтдауне.

Chapter Text

- Сид, что бы ты ни придумал — это плохая идея (с)

— А это нормально, что я так увлечена Арнольдом, ну всякие там вздохи, портреты, поклонение святыне?
— Нормально, пока тебе это не мешает.
— Пока не режу животных на алтаре?
— Ты все правильно поняла (с)

– Не в том смысле, как ты думаешь. Я знал, что ты меня любишь, и я ждал. Я всегда верил, что терпеливый в конце концов непременно побеждает. (с)

 

Внутри было тепло.

Элли торопливо, пока никто не заметил, подула на озябшие пальцы. Перчатки остались дома, наверное, завалились между двумя не распакованными коробками. Она торопилась, поэтому решила, что обойдется. Теперь она готова была признать, что ужасно ошиблась.
Пальцы так замерзли, даже в карманах теплой куртки, что начали болеть, оттаивая в тепле. Элли немного испугалась, когда увидела свои посиневшие, как у покойника, ногти.

В тамбуре было совершенно пусто, но за стеной, покрашенной бежевой краской, ровно гудел генератор. Элли отдышалась, откинула плотный шарф с лица и несколько секунд постояла перед дверью.
Потом решительно толкнула ее. У нее не было времени на сомнения.
Денег оставалось впритык, а мальчишки все еще быстро росли. В таком суровом климате им наверняка потребуются новые куртки, теплые, не чета южным курточкам, и зимние ботинки, и Бог весь что еще. Как бы Элли ни было страшно и неловко просить работу, она должна была это делать.

Тяжелая дверь закрылась за ее спиной с всхлипом. Элли обернулась и заметила, что ребро двери по периметру оббито толстой резиной – очень умно: тепло не выходит в тамбур, сохраняется внутри. Элли нерешительно расстегнула куртку и покрутила головой.

Она услышала смех из кабинета за стеклянной дверью, но не сразу поняла, о чем вообще речь. Тот, кто говорил, обладал выразительным французским акцентом, грассировал и проглатывал часть звуков. Должно быть, не местный, а тоже приехал с юга. Может, даже из Монреаля.

Элли подкралась ближе, чувствуя себя глупо, и постучалась. Разговор моментально смолк, за дверью возник высокий и широкоплечий золотисто-рыжий красавец. В его внешности так причудливо смешались и отчетливо скандинавские, и индейские, и такие же отчетливо латиноамериканские черты, что Элли даже растерялась. Она бы не удивилась, если бы именно этот красавчик, - с ума сойти, у него даже были веснушки на носу!, - обратился к ней с французским акцентом, но нет, он спросил совершенно нормально, внятно и разборчиво:

- Я могу тебе чем-то помочь, душечка?
- Д-да, - выдавила Элли, неожиданно для себя застучав зубами.
Красавчик вздернул густую золотистую бровь, открыл дверь и затащил Элли внутрь, где была натуральная жарища.
- У нас гости! – радостно заявил кто-то, кого она пока не видела за широкими плечами, обтянутыми зеленым свитером. – Мэнни, иди сюда, у нас гостья!
Элли приподнялась на цыпочки и посмотрела на того самого французишку.
- Снимай курточку, - проговорил он, сияя огромными серыми глазищами, чуть раскосыми на треугольном лице. – Будешь чай? Может, хочешь кофе? Сахар? Мед? Конфетку? Ты же совсем замерзла, милая! У нас есть шоколадные конфеты!

- Это Сид, - сказал золотистый красавчик, с кривоватой ухмылочкой наблюдая за ее ошарашенным лицом. Ухмылка ему очень шла, и Элли подозревала, что красавчик об этом отлично знает.
- Я Диего, - представился золотистый. – А ты кто, крошка?
- А я Элли, - ответила она. – От чая не откажусь, и можно две ложки сахара.

Сид, сероглазый, мелкий и худенький, кивнул, вскочил и едва не споткнулся о термопушку, перешагнул провод и достал из шкафчика чистую чашку. Потом он шагнул обратно и снова запнулся о провод. Потом он щелкнул кнопкой чайника, спохватился и заглянул внутрь.
- Ох, вода закончилась! – сказал он себе под нос, вскочил, схватив чайник, и споткнулся в третий раз.
- Да отодвинь ты эту хреновину в сторону! – не выдержал Диего, который, как и Элли, с молчаливым интересом наблюдал за этими метаниями. – Ты ж убьешься нахрен!
Сид кивнул, набрал в чайник воды из большой бутыли, пошел обратно и осторожно переступил провод.
- Сколько говоришь сахару? – спросил он гостеприимно. – Ой, а у нас же печенье есть, сейчас достану!
Он бросился к рюкзаку, висящему на крючке, зацепился через провод и едва не полетел носом вниз.

Элли невоспитанно хрюкнула в ладонь. К счастью, этого никто не услышал, потому что термопушка опрокинулась, Диего поймал ее носком ботинка и подтолкнул обратно, поставив на место. При этом он успел схватить падающего Сида за плечи и поставил его на место тоже.
- Спасибо, котик, - рассеянно ответил Сид, совершенно не смутившись.
Диего отодвинул агрегат подальше от стола, пропустив электрошнур под стулом.

Глухая деревянная дверь в глубине кабинета открылась, оттуда пахнуло прохладой и сигаретным дымом. И вышел самый здоровый мужик из всех, каких Элли только доводилось видеть своими глазами - высокий, с плечами лесоруба, заросший густой бородой до глаз. Еще и рыжий; но не золотистый, как вот этот красавчик Диего, и не клубничного оттенка, как она сама, а медный, темно-рыжий. Элли заметила в его бороде легкую проседь.

- Что у вас такое? – низким и сипловатым, но в целом приятным басом спросил рыжий великан, глядя в распечатки. – Сид, а где…
Он вскинул голову и замолчал, заметив Элли. Потом улыбнулся, прищурив глаза.
- О, - проговорил он. – О! У нас дама в гостях?
- Привет, - сказала она. – Ребята, а это вы давали объявление, что ищете работника?

Рыжий великан вдруг помрачнел, да так стремительно, что Элли прикусила язык.
- Уже не ищем, - ответил он грубовато, сложив могучие руки на груди.
- Вообще-то ищем, - осторожно вмешался золотистый красавчик Диего. – Мэнни имеет в виду, что нам секретарь не нужен, нам нужен водитель погрузчика на складе.
- Ну так? – пожала плечами Элли. – Значит, все-таки ищете? Все-таки нужен?
Стало очень тихо, только в чайнике булькала закипающая вода.
- А ты не шутишь? – посерьезнел Диего.
- Сертификат показать? – ответила Элли.
Диего кивнул.

Элли растерла пальцы, которые немилосердно ныли, расстегнула куртку до низа и вытащила из внутреннего кармана пакет с документами. Диего забрал ее сертификат, внимательно перечитал и хмыкнул. Потом вдруг засмеялся, запрокинув голову, показав красивую, крепкую шею. На золотой цепочке болтался клык какого-то крупного и явно вымершего животного. Если, разумеется, не было где-нибудь малюсенькой приписочки «мэйд из чайна».

- Ну так что, Элли Рипли, - улыбнулся Диего. – Пошли поглядим, на что ты способна?
- Можно и не смотреть, - прогудел Мэнни, который все это время рассматривал ее недобрыми глазами. – Бабу на работу я не возьму!
- Вообще-то, это сексизм, - заметила Элли, которая начала злиться. – За такое можно штраф словить, вы же в курсе, мистер?
- Ну так топай жаловаться, - предложил тот. – Можешь прямо сейчас начинать, как раз за месяц до Уайтхорса дойдешь.
Элли поморщилась, хотя ей было что ответить. Но какой толк ругаться, делу это не поможет, только потеряет время.

Она молча забрала свои документы, аккуратно сложила их обратно и сунула в карман. У нее горело лицо от злости и унижения, и ужасно хотелось пнуть этому великану по яйцам.

- Хоть чаю выпей, - предложил Сид, заметно огорченный тем, что беседы не вышло.
- Спасибо, обойдусь, - фыркнула Элли, хотя у нее внутри все смерзлось в ком, ноги просто оледенели, и от горячего чая она бы на самом деле не отказалась.
- Так, погоди пару минут, крошка, - вдруг сказал Диего. – Сид, держи ее, а то леди сбежит.
Он решительно и бесстрашно схватил мрачного Мэнни за плечо и утащил в кабинет, где тут же загудели низкие, злые голоса.

- Послушай, - позвал ее Сид. – Ты, пожалуйста, не спеши. Вот, выпей!
Он вскочил и почти насильно сунул ей в руки чашку с чаем. Еще и шоколадную конфету затолкал в рукав.
- Мэнни не злой, - виновато проговорил Сид. – У него, понимаешь, все сложно со слабым полом.
- Я не слабый пол, - резко отозвалася Элли.
Впрочем, ей тут же стало неудобно. Сид отнесся к ней по-доброму, сердечно, не стоило на нем срываться.

- Ну, в общем, Мэнни не очень любит женщин, - вздохнул Сид. – Тяжело ему.
- Он что, гомик? – спросила она, прищурившись. – Поэтому?
- Не, куда там, - усмехнулся Сид. – Мэнни у нас гетеросексуальный. Это я.
- Что ты? – не поняла Элли, прихлебывая крепкий горячий чай.
- Ну, я гей, - Сид заморгал пушистыми ресницами.
- Ой, - Элли побагровела. – Прости, пожалуйста. Честно, я не… я не имела в виду… я вовсе не…
Ей захотелось откусить себе язык. Надо же было ляпнуть так бестактно!

- Да все в порядке, - Сид расплылся в улыбке, его это только позабавило.
Передние зубы у него были крупные и выступали вперед, но в целом улыбка была очень обаятельная и милая, хотя красивой ее Элли бы не назвала. Своеобразной.

- Ты просто готова выцарапать Мэнни глаза, - усмехнулся Сид. – Но я, знаешь, от него тоже не ожидал такой грубости. Обычно Мэнни хороший и не хамит.
Элли пожала плечами. Она не поверила, что эта махина патриархальной тупости и сексистских предрассудков в принципе может быть хорошей.
- Не переживай, милая, - кивнул Сид. – Диего его сейчас уломает.
Мат за дверью стоял уже буквально трехэтажный. Элли поморщилась. Сид – тоже.

- Может, не стоит? – опасливо спросила Элли. – Лучше я пойду.
- Нет! – твердо ответил Сид и встал у двери с такой решимостью, словно, в самом деле, мог бы остановить Элли, которая была выше его на голову и крупнее почти в два раза. – Понимаешь, нам очень нужен водитель для погрузчика! Прямо очень нужен!
- А что, кроме меня никто не приходил? – удивилась Элли.
Сид вздохнул.
- Так сезонники уже уехали, - сказал он грустно. – А всех толковых водителей уже давно разобрали.
Элли хмыкнула.

Дверь дальнего кабинета открылась, и оттуда вывалился взъерошенный и сияющий Диего.
- Пойдем, крошка, - позвал он. – Давай поглядим, что ты умеешь на деле.
- Ты уговорил его? – обрадовался Сид.
- Уговорил? – фыркнул Диего, цапнул со стола конфетку и забросил ее в рот. – Я его заставил!
- Я не согласился! – рявкнул из кабинета Мэнни. – Можешь с ней сколько угодно по складу колесить, но работу я ей нихера не дам.
- Пойду я, пожалуй, - решила Элли. – Удачи, парни.
Она повернулась, но Диего схватил ее за рукав.
- Куда собралась?! – рыкнул он. – Двигай со мной. А ты захлопнись, Мэнни!
Мэнни предложил Диего пройти в определенное место и там сделать с собой определенные манипуляции. Диего почти машинально пожелал Мэнни того же и потащил Элли на склад.

Склад оказался неожиданно огромным. Элли не ожидала, что у компании, где, судя по всему, трудилось всего трое мужиков, будет такой большой склад. Но, видимо, и оборот был приличный. Элли прошлась вдоль стеллажей, поскребла затылок, рассматривая паллеты, сложенные ровными штабелями и обмотанные блестящим целлофаном и скотчем.

- И что тут? – спросила она, кивнув в сторону уходящих до дальней стены полок.
- Древесина, - ответил Диего. – Эта уже готовая, просушенная. Неделю назад должны были отгрузить, но я ни х-х…черта не успеваю сам. А Мэнни, болван бестолковый, управлять погрузчиком не умеет. Ну а Сид, сама видела, у нас возится с бумажками. Нам пиздец как нужен квалифицированный водитель.
- Ладно, - вздохнула Элли. - Покажи оборудование.

Она увидела погрузчик и едва не взвыла:
- Да он старше меня на двадцать лет!
- Какой уж есть, - буркнул Диего. – Летом новый купим, если не вылетим в трубу с этими простоями.
Элли обошла отключенный погрузчик, внимательно рассматривая его. Потом подошла поближе и громко фыркнула, увидев ключи под рулем.
- Что? – оскорбленно спросил Диего. – У меня почти закончился обед.
Элли сняла крышку и несколько секунд рассматривала проводку, кое-где обмотанную изолентой.
- Кто ремонтировал? – деловито спросила она.
- Ну я, допустим, - агрессивно ответил Диего. – А что?
- Ничего, молодец, толково, - похвалила Элли, вернула крышку на место и уселась на водительское место.

Диего, не ожидавший похвалы, удивленно вскинул брови. Элли выпрямилась и вздрогнула, заметив, что в дверях склада стоит хмурый Мэнни, все так же угрюмо набычившись и сложив руки на груди. У Элли задрожали руки, но она справилась с собой.

Просто вспомни, чему тебя учили, - подумала она. – И чем ты занималась три долбанных года в Монреале. Давай, девочка, не позволяй какой-то самовлюбленной свинье смутить тебя!

Ее руки, крепкие и сильные, задвигались почти без участия мозга, на одних рефлексах. Элли запустила двигатель, опробовала самую малую скорость, заставила погрузчик покрутиться на месте, сначала по часовой стрелке, потом против. Диего наблюдал за ней с ухмылкой. Мэнни – с мрачным неудовольствием. Кажется, его очень огорчило, что она в самом деле умеет управлять этой штукой.
Элли подсунула вилочный захват под паллету на стеллаже, осторожно вытащила паллету, потом положила обратно.

- Ну что? – спросила она, глядя на Диего.
- Заебись, - ответил тот, ухмыляясь. – Мэнни, мы ее берем, а ты свое несогласие можешь засунуть себе…
Мэнни молча повернулся и ушел. Элли заглушила двигатель и автоматически выдернула ключ.
- Завтра с утра выходи на работу, Элли Рипли, - весело сказал Диего. – Иди к Сиду, подпиши там все бумажки. В девять я жду тебя на этом самом месте.
Элли поскребла затылок.
- А ты уверен? – спросила она с сомнением. – Кто тут вообще хозяин?
- Вообще-то Мэнни, - осклабился Диего. – Но ты его не бойся. Он, конечно, будет изображать свирепую обидку, но работа твоя.

- Да не будь ты таким дебилом! – не выдержал Мэнни, который, видимо, подслушивал под дверью и не утерпел.
Он вернулся и ткнул в Элли пальцем.
- Ты ее знаешь? Я вот вообще не знаю! Да может у нее десяток судимостей!
- Не думаю, - поморщился Диего. – Для десятка девочка слишком молода, может, пара-тройка…
- У меня нет судимостей, - холодно ответила Элли, которой совершенно расхотелось тут работать.
- Ну, может у нее десяток детишек! – рявкнул Мэнни. – И одиннадцатый в пузе! Я из твоей зарплаты ее декретные буду вычитать!
- Детишек у меня нет, - сказала Элли прежде, чем Диего вякнул про пару-тройку. – И если ты еще раз ткнешь в меня пальцем, громозека, я его тебе сломаю.
Мэнни осекся и поглядел на нее с изумлением.
- Это вам позарез нужен водитель, - холодно ответила Элли, глядя на него в упор. – А я себе где угодно работу найду, у вас тут вроде дефицит со специалистами в городе. Так что захлопни хлебало, борода, и пошел вон с моего пути.
Диего присвистнул. Мэнни выглядел так ошарашено, словно с ним заговорила стойка с гаечными ключами.

Элли молча застегнула куртку, натянула шапку и зашагала к выходу.
- Эй, стой! – завопил Диего и догнал ее почти у самой двери.
На шум выглянул Сид и удивленно заморгал, увидев, что Диего зажимает Элли у дверного косяка.
- Что это вы тут делаете?
- Слушай, ну перестань, - сказал Диего. – Манфред у нас немного несдержан на язык, но ты не злись, пожалуйста.
Он мягко ворковал и потихоньку подталкивал Элли в теплый кабинет.

- Завтра в девять, - повторил Диего, когда Элли ознакомилась с документами и выпила еще чашку чая. – Раньше не приходи, раньше я и сам не собираюсь сюда тащиться.
- Лодырь, - ответил Сид, колдуя над принтером. – Тунеядец. Я вот прихожу в восемь!
- Это твои проблемы, - равнодушно ответил Диего. – Мне, знаешь, есть чем заниматься по утрам… и с кем.
Он ухмыльнулся и пошло подвигал густыми золотыми бровями. Сид презрительно фыркнул, отмахнулся и отвернулся. Но когда Элли случайно обернулась, она заметила, что Сид исподтишка смотрит на Диего тоскливым жадным взглядом. Элли сразу стало все понятно про эту парочку.

Ей стало жалко Сида. Он был такой дружелюбный, общительный… только какой-то совсем серенький. И волосы у него были бесцветные, мышиные, и мешковатая толстовка с длинными завязками у горла была серо-зеленая, и вообще в его внешности было что-то такое неброское, пройдешь мимо – и не вспомнишь. Глаза только хороши – большие, ясные и ласковые. Но такие, как вот этот Диего, они не ценят ласковые ясные глаза, им подавай кого-нибудь эффектного, яркого. Ботаники и гики, вроде Сида, всегда западают на красавчиков, и всегда больно получают по носу и самооценке.
История эта была стара, как мир.

- До завтра, крошка, - проговорил Диего, рассеянно поглядев на часы. – И учти, мы тебя найдем, если что. Городок тут маленький.
- Не угрожай мне, - хмыкнула она. – Я не из трусливых.
- Это я заметил, - улыбнулся Диего, повернулся к Сиду и сказал. – Прикинь, она пообещала выдрать Мэнни бороду, если он еще хоть раз поперек тявкнет.
У Сида буквально отпала челюсть.
- Вранье! – фыркнула Элли. – Такого я не говорила.
Сид сглотнул и кивнул.
- Я просто пообещала переломать ему пальцы за хамство, - небрежно ответила Элли и улыбнулась, заметив, с каким уважением поглядел на нее Сид. – Ладно, ребятки, до встречи.
- Пока, Элли, - сказал Диего.
Сид закивал и бросил ей еще одну конфету.

Элли натянула шапочку поплотнее, накинула сверху капюшон и вышла в белую пургу. Ее сразу же подхватило ветром и потащило в стену, но Элли сгорбилась, приподняла шарф почти до переносицы, сунула моментально замерзшие ладони в карманы и упрямо зашагала.
Буря выла и свистела, в лицо то и дело швыряло сухим, колючим снегом. Элли почти бегом добежала до ближайшей улицы и прислонилась спиной к кирпичному дому, переводя дыхание. Тут ей метель была не страшна, каменные дома более-менее защищали ее от ветра, а на некоторых строениях, сверху, были козырьки, спасающие пешеходов от снега. Хотя не очень-то много было этих пешеходов. А может, они просто все растворились в этой молочно-снежной каше.

И это теперь наш дом, - с унынием подумала Элли. – На два года – так точно… а может и навсегда, если мы тут замерзнем к чертовой матери.

Ей стало ужасно жалко себя: она была еще так молода, и хотела бы посмотреть на мир, а в итоге застряла на неопределенное время на крайнем севере, в небольшом рабочем городке, среди таких вот мужланов и сволочей, как этот медно-рыжий великан. Потом Элли подумала о мелких, и ей стало их еще жальче. Им так чудесно жилось в Монреале, теплом и многолюдном. Как они приживутся среди этих бандитов и головорезов? Среди этой почти круглогодичной лютой снежной зимы?

Она, едва живая от холода и ветра, доползла до их коттеджа. Он двухкомнатный и одноэтажный, без гаража и подвала, стоял на отшибе, в конце улицы, поэтому внутри всегда было стыло. Дрожащие стекла пришлось заклеивать бумагой и скотчем.
До них тут жили какие-то сезонники, и во время уборки Элли неожиданно нашла припрятанную пачку с травкой. Она обалдела от такой находки, и теперь боялась, что Крэш и Эдди тоже найдут какое-нибудь припрятанное дерьмо, а ей не скажут. Травку Элли распотрошила и вышвырнула за дверь, откуда ее тут же унесло вьюгой в бескрайнюю тундру.
Один косячок Элли все-таки оставила себе, вот как чувствовала, что пригодится.

Она плотно закрыла дверь, включила отопление, отряхнула куртку от налипшего снега и повесила в тамбуре. Зубы начали стучать, пальцы снова заныли, под ногтями разлилась синева. Элли увидела свои перчатки, лежащие на самом видном месте – на коробках у кухни.
Она выругалась и уже хотела было разбирать вещи, - надоело спотыкаться о тюки и коробки, - но поняла, что сил не хватает даже на то, чтобы сделать себе чашку горячего кофе. Она села на старенький, продавленный диван, оставшийся от прошлых жильцов, зажмурилась и подавила всхлип.

Комната постепенно прогревалась, морозные цветы на окнах бледнели. У Элли слипались глаза. В тишине тикали часы, за окнами рычала и хрипела вьюга, упрямо пытаясь выдавить стекла и ворваться в дом. Элли собралась с силами, тяжело встала и дошла до своей кровати. Вытащила из нычки в изголовье косяк и прикурила его от кухонной плиты. Спичек она в этом бардаке не нашла.
Ей ужасно хотелось плакать, но Элли мужественно стискивала зубы, прикусывая бумагу. Ладони отогрелись и наконец-то перестали болеть. Элли поглядела на часы и решила, что полчаса покоя у нее есть, а потом нужно делать ужин, мелкие вернутся из школы, нужно разобрать вещи, навести порядок, а завтра….

Она задумалась. Положение ее было шаткое и какое-то непонятное. Она так и не поняла, нужно ли ей идти завтра к этим странным парням, возьмут ли ее на работу, или нет. Наверное, стоило еще раз пройтись по городку и поискать место получше. Но, насколько Элли могла судить, если кто-то здесь и требовался, так это, в массе своей, официантки и проститутки. Элли как-то не улыбалось ни первое, ни второе. А еще ей совершенно не хотелось больше встречаться с такими вот свиньями, как этот Мэнни, и выслушивать пренебрежительные оценки своей компетенции.
Городок-то был на краю света, небольшой и замкнутый, и Элли уже сообразила, что здесь свои порядки, и законы всем этим уродам не писаны, они сами себе закон.

Она вздохнула, затянулась – и едва не поперхнулась дымом, услышав, как хлопнула входная дверь. Близнецы ввалились в дом: раскрасневшиеся, веселые, в пятнистых шарфах. Ну прямо не мальчишки, а парочка игривых опоссумов.
Прятать сигарету было поздно, так что Элли сделала строгое лицо и сразу сказала:
- Нет.
Эдди захлопнул рот. Крэш приуныл.

Они торопливо выбрались из курток, обсели ее с двух сторон и принялись заглядывать в глаза.
- Эл, что случилось? – спросил Эдди, подергав ее за клубнично-рыжую прядку, выбившуюся из прически.
- Ничего, - ответила она. – Я нашла работу.
- Это здорово? – осторожно переспросил Крэш.
- Угу, - ответила она, перегнулась и безжалостно потушила сигарету о покоробленную столешницу, потом обхватила мальчишек за шеи и притянула к себе. – Натворили чего-нибудь?
- Не, - быстро сказал Эдди. – Мы были паиньками.
- Да тут все скучные какие-то, - сморщил нос Крэш. – И одни малолетки вокруг...
- Прикинь, Эл! – перебил его Эдди. – В школе тридцать человек! Всего тридцать, Элли! Можешь себе такое представить?
Элли хмыкнула.
- Мальчики, - сказала она. – Я вас прошу, продержитесь хотя бы неделю без вызовов к директору, ладно? У нас денег осталось впритык.
Они вдруг переглянулись, и эти переглядки ей совершенно не понравились.

- Мальчики, - сказала Элли стальным тоном. – Без глупостей.
- Хорошо, - мягко ответил Эдди, погладив ее по руке. – Мы не будем.
«Мы тебе не скажем» - вот что это обозначало на самом деле.

- Пожалуйста, не торгуйте наркотиками, оружием и собой, - устало попросила Элли. – Мы пока не умираем с голода, но взнос копам за вас обоих сразу я внести не смогу.
- В этой дыре есть копы? – усомнился Крэш.
- В любой дыре есть копы, - с многоопытным видом бывалого уголовника ответил Эдди.
Элли захихикала.
Ее не то разобрало джоинтом, не то просто стало смешно, потому что Эдди был мелкий, темноволосый, хорошенький, с мелкими белыми зубками, и в тюряге, разумеется, никогда не сидел. Даже на ночь в участке не оставался, несмотря на свои хулиганские наклонности. Элли бы скорее сдохла, чем позволила братишке оставаться за решеткой.

- Давайте не будем так сразу знакомиться с местными легавыми? – предложила она. – Нам совсем не нужно, чтобы вы светились в полицейской базе, сами знаете.
Близнецы кивнули. Это они отлично знали.
- Да тут, наверное, до сих пор поклоняются Пентиуму, - сказал Эдди.
- И Бэйсику, - захохотал Крэш. – Небось, в школе наши телефоны приняли за Тэтрис!
- Придурки, - вздохнула Элли.
Близнецы принялись идиотничать, прикидываться, будто пляшут с бубнами, вызывая дух вай-фая. Элли помассировала переносицу.

- Так, - сказала она, прерывая это безудержное веселье. – Мальчики, мне завтра рано вставать, так что давайте разберем уже вещи, и я пойду спать.
- Да мы и сами можем, - убедительно сказал Крэш.
- Ага, - согласилась Элли. – Только я потом ничегошеньки не найду, знаю я вас!
Она поднялась, выбросила за порог сигарету, убедившись, что вьюга унесла ее в ночь. Когда она вернулась, близнецы уже, - ну да, кто бы сомневался, - распаковали ноутбуки, и пытались подключиться к сети.

- Это – потом! – строго сказала Элли. – Сначала посуду.
Крэш сморщил нос. Эдди громко засопел. Но спорить они не стали, покладисто пошли за ней и принялись открывать коробки.
- Эл, - вдруг спросил Эдди. – А мы здесь надолго?
- Не знаю, - честно ответила она. – Как получится.
Крэш кивнул, взгляд у него стал серьезным и встревоженным. Эдди безрадостно усмехнулся и щелкнул его по уху.
- Смотри не написай в постельку, малыш.
Крэш щелкнул зубами, едва не отхватив Эдди палец.
- Да это было всего-то один раз! – сказал он возмущенно. – Мне было шесть лет! Ты никогда не забудешь?
- Неа, - честно ответил Эдди. – Это была моя постель, чувак! Моей злопамятности нет предела.
- Эдди, успокойся, - машинально ответила Элли и выругалась, увидев, что несколько тарелок разбилось при транспортировке.

- Ой, - сказал Эдди, заглянув в осколки. – Элли, может, перейдем на железные миски, а?
- Тебя первого переведем, - огрызнулся Крэш. – Я даже маркером подпишу, что бы ты мимо своей мисочки не пробежал. Молодец, Эдди, хороший песик!
- Крэш, успокойся, - сказала Элли.
- Я сам тебя маркером подпишу! – пообещал Эдди. – На лбу тебе, знаешь?! Напишу твое настоящее имя! Ссыкло!
Крэш остановился, отложил пакеты с носками и бельем Элли, - эта коробка каким-то образом попала на кухню, - засучил рукава и приготовился давать по шее. Элли молча растащила их и отвесила каждому подзатыльник.
- Мудила, - громко прошипел Крэш.
- Ссыкло, - просвистел Эдди.

Элли уже приготовилась снова вмешаться, но близнецы заткнулись, а через пару минут, совершенно забыв о сваре, принялись обсуждать одноклассников и каких-то задохликов из младших классов. Элли подозревала, что близнецы выбирают себе очередную жертву, чтобы измываться над ней. Но близнецы сошлись во мнении, что все вокруг какие-то бледные и дохлые, и так не интересно, и вообще, приехали они в какую-то задницу мира, где ничегошеньки занятного нет, и даже снег такой мерзкий, что из него и снежка не слепишь.

О-хо-хо, - подумала Элли, перестав слушать их перепалку. – Хотела бы я сама знать, мальчики, надолго ли мы тут застряли и что мы тут найдем на свои задницы?