Actions

Work Header

Казарма с исписанной стеной

Chapter Text

В этом мире Капитан Америка повсюду: он следит за тобой с листовок в транспорте, значков детей, фанатской символики. Его обтянутый голубыми лосинами зад не печатают разве что на туалетной бумаге, хотя в последнем Джеймс сомневается: умудрились же они сделать его принт на трусах. Мысль, что покупать их было совсем не обязательно, посетила Джеймса уже в норе, заставляя почувствовать себя идиотом, но Джеймс утешился, что городскому сумасшедшему можно.
В его убежище Капитана особенно много - он красуется на выщербленной кружке, заношенной футболке, брошенной в угол серой толстовке, смотрит с доски памяти: совсем тощий и неприлично раскаченный, почти голый и наглухо забранный в приличную военную форму старого образца. Под каждой фотографией даты и комментарии, написанные по-русски. Их всего два: "pomnyu" и "ne pomnyu". Последних гораздо больше.
Джеймс вспоминает: медленно, не все, путая действительность с желаниями. Блуждая во тьме, он изучил жизнь сержанта Барнса по всем возможным источникам и хочет оказаться им - Барнс ему симпатичен, чувства капитана к нему удобны. Но теперь сомневается в каждой вспышке памяти - сознание умеет играть шутки с хозяином, может убедить принять за истину то, что тебя устраивает. Последнее было бы проще, но Джеймс откуда-то знает, что никогда не искал легких путей.
Жить в этом мире он приспосабливается пугающе быстро: ГИДРА просчиталась, дав ему слишком много навыков. Прятаться от бывших своих было даже легче, чем от чужаков. Джеймс знал, где можно залечь на дно, координаты баз, на которых можно провести техобслуживание руки. И контакты половины нанимателей в городе - всего пара заданий сопровождения, и вот уже в кармане весело шуршит наличка, которой достаточно для прозябания на илистом дне и поисков.
Он приходит к Романовой первой. Та его ждет - она тщится ощериться ножами и защититься, но Джеймс не хочет поддаваться ей. Бой длится считанные секунды, после чего он опускает ее, закованную в наручники, на кровать, и пару мгновений смотрит. У него есть от силы полминуты прежде, чем она освободится и попробует сбежать. Он тратит их рационально:
- Я выбираю сторону, - сообщает он по-русски. - И потенциал вашей меня устраивает больше.
Наташа перестает дергаться - уже освободила руки. Хорошая девочка. Джеймс еще не все помнит, но когда-то он думал об этой шпионке именно так.
- Продолжай, - предлагает Наташа.
Она не принимает правила и говорит по-английски, но Джеймс слишком давно играет в шпиона, чтобы отдать ей инициативу. Он продолжает так же, по-русски:
- Мне нужна информация.
- Загляни в сеть, - усмехается Наташа. - Мы слили туда все. Больше не надо брать заложников, чтобы узнать про нас.
- Не та.
- А какая?
- Пока не знаю. Капитан ищет меня?
Наташа пожимает плечами, и Джеймс кладет ей на стол потрепанную копию дела, взятого в одно из посещений бывшего "дома".
- Ты можешь проверить его на подлинность. Можешь поверить мне на слово. Отдай ему. И никогда не говори, что видела меня. Если он узнает - в следующий раз ты увидишь меня в рядах противника. Как думаешь, спасет ли тебя капитан от меня?
В глазах Вдовы он видит привычный отголосок страха. Это хорошо, но почему-то сейчас так не кажется.
- У тебя есть выход на Россию?
- Вроде того, - неохотно признается Наташа. - А что?
- Достань мне "Беломорканала". Эту мерзость с фильтром невозможно курить.
Когда он уходит, Наташа смеется. Это нравится больше страха в ее глазах.
Он ищет - себя и тех других, которых не слишком хорошо помнит. Их всего трое, но каждый страшнее Зимнего Солдата хотя бы потому, что изначально хотели убивать. Три цели, которые быстрее найдет Щ.И.Т.
Он убеждает себя, что это - не проверка. Он не смотрит - использует ли Капитан информацию, вытащенную за распутанные нити, себе во благо. Всем нужно оружие. Всем полезны разработки психов, породивших на свет Зимнего Солдата.
Только не Капитану. Джеймс потягивает пиво в дешевом баре в Гарлеме, где очень легко скрыться, если знать как. Он глотает омерзительный напиток и курит сигарету, от дыма которой ведет даже привыкшего ко всему бармена. Перед ним на экране мелькают голые женщины, которые открывают рот под песню. Все прерывается на экстренный выпуск новостей.
Джеймс снова думает, почему американцы все еще зовут это экстренным, а не регулярным. С той частотой, с которой герои крушат их города, пора бы пересмотреть терминологию.
На экране знакомая квадратная рожа с минимумом информации о ней. Джеймс не помнит кодовое слово или имя. Он - Второй. Парень из колбы по-соседству: страшный, тупой. Мясник, Джеймс его никогда не уважал. Трудная цель.
Милая девушка в углу экрана комментирует битву. Капитан Америка по другую сторону баррикад. Он выбрал разоружение.
Он прошел тест? Но ведь Джеймс не тестировал, не так ли?
Вторым он приходит к Фьюри, чтобы не шагать через голову. Он долго говорит об условиях, о собственной памяти и неготовности всю жизнь провести с психологом. Они сходятся на том, что Джеймс на испытательном сроке под присмотром Капитана.
Джеймсу кажется, что Фьюри все знал заранее.
Фьюри кажется, что он все еще может ошибаться, но оно того стоит.
Третьим он приходит к Капитану. Тот живет в халупе в Вашингтоне - взломать ее и проникнуть не стоит труда, но Джеймс почему-то выбирает обычную дорогу. Он поднимается по лестнице, давит на кнопку звонка. Капитан открывает не сразу, да так и застывает на пороге, чуть не проглотив зубную щетку:
- Бфаки? - тихо шипит он.
- Джеймс. Ты должен знать - я почти ничего не помню. Женщину в платье в горошек, которую звал матерью. Тощего пацана с крышкой от мусорного бака, которого вечно бьют. Я пришел к тебе не потому, что скучал. Потому что не хочу драться против вас. А ты - мое условие, выдвинутое Фьюри. К тому же ты удобен. Прямо сейчас.
Капитан кивает так быстро, что Джеймсу кажется - он даже не понял, что сказали. Попроси сейчас Джеймс прыгнуть в окно - наверное, прыгнул бы. Без щита. Хорошо, что он - славный парень, наверное. Он не собирается о таком просить.
- Я убийца и шпион с руками по локоть в крови. И я собираюсь жить тут. Это нормально?
- Это самое нормальное, что со мной случалось в последние пару месяцев, - выдыхает Стив, догадавшись, наконец, вытащить изо рта зубную щетку. - Ты сказал Фьюри?
- Фьюри. Я уже решил все свои проблемы, так что оставь комплекс няньки за порогом. Я взрослый гордый мальчик, на шее сидеть не собираюсь.
- А, да... конечно.
- Ну, если только самую малость. Чуть-чуть. У меня заблокировали счета - второе условие. Полная финансовая подконтрольность. Купишь мне у Романовой блок "Беломорканала".