Actions

Work Header

Окно В 4 Минуты

Chapter Text

ПРОЛОГ

Она спрыгнула с крыши, тяжело приземлившись ему на плечи – сам виноват, черт побери, что позволил вот так на себя наскочить. Он качнулся назад, стараясь размазать ее по стене террасы, и только затем почувствовал стягивающую горло проволоку: Боже, она обожает эту чертову удавку. Он с силой ударил ее о кирпичи - петля по-прежнему душила его, ударил снова, и затем, отчаянно пытаясь глотнуть воздуха, вместе с ней врезался в стеклянную дверь гостиной. Под их напором стекло разбилось, она слетела с его плеч и покатилась по толстому белому ковру, но лежать не осталась – вскочила за секунду, покрытая кровью, задыхающаяся, сжимая в руке смертельную черную дубинку, которой бы вломила ему по голове, не успей он вовремя подставить руку и блокировать. Ее это не остановило – она бросилась на него, вынудив отступить, и прижала к полу, пережимая дубинкой горло.

Спросила по-русски:

- Зачем ты следишь за ним? Что тебе от него нужно?

Он не ответил, только сейчас заметив пистолет Вальтер с глушителем в ее затянутой в перчатку руке, и понял, что она собирается убить его. Он сжал пальцы. Пластины вдоль руки сдвинулись.

- Хочешь помочь ему - сдайся, - уже на английском продолжала она.

Он смотрел на нее и даже не моргнул, когда она приставила пистолет к центру его лба.

- Он расстроится, но без тебя ему будет лучше, - произнесла она, и он непроизвольно вздрогнул, потому что это была правда. Затем ее лицо изменилось – она уставилась на него сверху вниз, будто он выкинул нечто неожиданное – и это был его шанс, единственный шанс остаться свободным. Он рванулся вперед, отбив дуло в сторону, пуля всего на дюйм разминулась с его головой, и оглушил ее металлическим кулаком. Потеряв сознание, она тяжело рухнула на пол, с ее головы на ковер стекала кровь – он поднялся на ноги и удрал. Баки Барнс бежал, спасая свою гребаную жизнь.

 

 

ГЛАВА 1.

 

- Я слева, - окликнул Стив, пробегая мимо женщины в черном тренировочном костюме. Ее белокурые волосы, собранные в хвост, развевались на бегу. Он легко обогнул ее, взметывая гравий по пути.

Побежал дальше, повернув к возвышающемуся белому Мемориалу Линкольна. – Я сле…

- Не смей, - выдохнул Сэм Уилсон, и Стив, ухмыльнувшись, хлопнул его по спине и рванул вперед, выходя из зоны досягаемости, хотя Сэм выбросил длинную руку и едва не ухватил его.

- Я слева, - предупредил Стив, и мужчина в синей спортивной фуфайке сместился в сторону, но потом дернулся обратно, пересекая ему путь. Стив врезался в него, сшибая с ног. Оба полетели на траву, и Стив постарался извернуться, чтобы не приземлиться сверху, но они все равно тяжело покатились в переплетении рук и ног.

- Простите, - инстинктивно начал Стив, пытаясь сесть. – Вы не…

- Веди себя естественно, - сказал Баки. – За нами наблюдают один, два - по меньшей мере, три агента.

У Стива отвисла челюсть. Баки был небрит, но волосы он подстриг как раньше – а затем Баки поморщился и потянулся к лодыжке, и Стив протянул руку, чтобы помочь, прежде, чем осознал, что Баки загораживает его от наблюдателей - должно быть, у него на его лице все написано. А еще Баки дает повод придвинуться ближе и коснуться. Прошли годы, но воспоминания нахлынули волной - тот словарь почти невинных прикосновений для повседневной жизни, полной обмана. Стив положил ладонь на лодыжку Баки и взглянул на его щиколотку; голова Баки склонилась близко к нему.

- Баки, это ты? – пробормотал Стив, чувствуя стеснение в груди. – Ты в порядке? Ты…

Их взгляды встретились.

– Да, - ответил Баки. – Это я, - и в нем больше не было того замешательства, как на хеликерриере. – Я не мог подобраться к тебе. За тобой постоянно таскаются агенты, плюс жучки в твоей квартире и на твоем мотоцикле, - Стив ощутил, как в нем поднимается волна гнева – как они посмели, кем, черт побери, они себя считают – рука Баки в перчатке опустилась на его руку. – Это из-за меня, - рот Баки нерадостно скривился. – Они стараются тебя охранять от меня. Стив, прости…

- Все в порядке, - беспомощно произнес Стив. – Они не понимают. Я, это же… нам надо объяснить…

- Мы не сможем объяснить, - вид у Баки был несчастный. – Они не станут… они никогда… давай, помоги мне встать, - и Стив дернулся поддержать его, украдкой почти обнимая, когда Баки прислонился к нему, чтобы меньше нагружать щиколотку. Затянутая в перчатку рука Баки стиснула его плечо. Он был хорош - Стив все время забывал, что тот играет.

- Слушай, если меня поймают, - тихо произнес Баки. – Меня убьют, или же засунут в коробку с маленьким окошком и… Стив, я не могу, - Баки отодвинулся, перенося вес с ноги на ногу, показывая, что он в порядке, видите, никаких проблем. – Давай, пожми мне руку, - подсказал Баки и протянул ладонь.

Стив не раздумывая повиновался. Они пожали руки будто незнакомцы.

- Так какой план? Расскажи о плане, - тихо и поспешно произнес Стив.

Баки заколебался.

– Стив, я не могу просить тебя доверять…

- Заткнись. Заткнись, черт побери – я пойду с тобой.

- Тебе нельзя. Пока нельзя. Но кое-какие идеи у меня есть, - признался Баки. – Иди сюда, развеем подозрения, - Баки полез в свой карман и извлек телефон. – Селфи, - пояснил он, забрасывая руку на плечо Стиву и поднимая телефон, и Стив по-настоящему рассмеялся, громко, потому что именно так всегда случалось, когда люди узнавали его. Вообще-то ему это не нравилось - заставляло ощущать себя общественной собственностью, аттракционом для туристов, типа Вашингтонского Монумента. – Проблема в том, что у нас, вероятно, окно лишь в десять минут, - говорил Баки. – Ты исчезаешь с радара на десять минут - они высылают группу захвата. Этого времени мало – если мы хотим уйти чисто. А должно быть чисто, если мы собираемся… сам знаешь. Поселиться где-нибудь, - пробормотал Баки, и оба отвели глаза. Они не могли смотреть друг на друга, у Стива горло заболело, до чего он хотел.

- Тебе пора, - натянуто сказал Баки. – Развернись и беги дальше. Я похромаю отсюда.

Стив был не готов. Он не мог этого сделать. Он…

- Держи глаза открытыми. Я найду тебя. И на все отвечай «да», - сказал Баки. – Просто говори «да», понял?

- Да, - тут же отозвался Стив.

- Вот и хорошо. Сделай это своей привычкой, - сказал Баки. – Поторопись, уходи: уже слишком долго, - и может быть, он увидел, что Стив все еще колеблется, потому что добавил. – Это моя жизнь, Стив. Иди, - ничто другое в мире не вынудило бы его, но теперь Стив развернулся и побежал прочь, наращивая скорость. Позади него Баки медленно, прихрамывая, потрусил прочь. Когда он обернулся второй раз, Баки уже не было. Вся встреча заняла около трех минут.

Он сорвался на спринт, разрываясь между восторгом и отчаянием. Три минуты – и все изменилось, вся его жизнь стала другой. Будущее. Он хотел задохнуться, хотел ощутить, как разрываются легкие, как в прежние дни.

Преисполненный нетерпения Сэм поджидал его под обычным деревом. Стив рухнул на траву подле него, его грудь тяжело вздымалась. – Что, успел в Делавэр сгонять? Я слышал, там рогалики хороши, - пошутил Сэм.

- Нет, я…я столкнулся кое с кем, - сказал Стив и поднял глаза к чистому небу.

 

***

 

17:30 СГР вышел из Библиотеки Плезант (A- 81)
17:38 СГР прибыл на Грин Маркет Плезантвиля (A- 43)
17:46 Нарушено прикрытие —A-43
18:06 СГР покинул Грин Маркет Плезантвиля (A- 43)
18:15 СГР прибыл на 2003 Хиллиар; безопасное место (A- 13)

- Что интересно, - сказала Наташа, поднимая взгляд от отчетов. – Агент 43 считает, что он ее вычислил.

- Знаю, - ответил директор ЦРУ Лео Купер. – Ее уже заменили. Я не хочу рисковать.

Наташа придержала язык. 43 была хорошим агентом; Наташа запрашивала ее особо. Она бы не совершила ошибки новобранца. Так почему же Стив ее заметил? И почему именно теперь, хотя эта операция проводилась уже несколько недель? Стив не слишком обращал внимание на окружение - он двигался как в пузыре, отдельно от других и немного погруженный в себя. В другую сторону это тоже работало: Стив должен бросаться в глаза – красавец, шесть футов два дюйма, но взгляд как бы скользил по нему; люди шли мимо, как будто его там не было, он не существовал.

Один призрак притягивает другого, подумала она.

- Раньше он никого не оставлял в живых, - говорил Купер, рассматривая глянцевые фотографии, разбросанные по огромному столу: Стив Роджерс пробегает через Молл, Стив Роджерс ест омлет и тост в закусочной «Угольщик», Стив Роджерс покупает вишни на фруктовом лотке. – Никого – если они входили в его список. Роджерс был его последним заданием – Фьюри, Ситуэлл, Роджерс. Господи, только посмотрите, насколько он уязвим, - Купер подтолкнул к ней фото через стол: Стив Роджерс выходит с рынка Плезантвиль, держа на сгибе руки бумажный пакет с продуктами. – Два выстрела и у меня мертвый Капитан Америка посреди округа Дюпон. Агент Романоф, вы уверены…

- Уверена, - ответила Наташа. – На тормозах это не спустить.

- Потому что я могу задержать его, - сказал Купер. – Поместить в защищенную камеру…

- Роджерс не согласится, - сказала Наташа.

- Я не собирался предоставлять ему выбор, - отозвался Купер. – У нас есть камеры, которые смогут удержать его.

Наташа сохраняла нейтральное выражение лица.

- На тормозах это не спустить, - повторила она. – По моему мнению, вы зря задействовали персонал для наружного наблюдения. Он не станет стрелять с крыши. Он подойдет близко, где-то в уединенном месте – его квартира, раздевалка, туалет. Увеличьте количество агентов вокруг его квартиры и сузьте окно до семи минут.

Купер смерил ее тяжелым взглядом. – Думаете, это личное?

Наташа встретила его взгляд - ЦРУ и половины не знали, им и не нужно знать. Всего шестеро людей во всем мире были в курсе, что Зимний Солдат был сержантом Джеймсом Бьюкененом Барнсом: Стив, Сэм, Фьюри, Мария, Тони и она. Куперу не нужно знать больше, чем он уже знает; она не собиралась давать ему дополнительное оружие против Капитана Америка. – Да, - сказала она. – Именно так, - а затем: - В конце концов, это был его последний приказ на убийство. Он может быть сентиментален насчет этого.

Купер подумал минуту, затем кивнул.

– Хорошо. Я пригласил вас в качестве консультанта, думаю, стоит прислушаться к вашему мнению, - сказал он, но это прозвучало недовольно. – В конце концов, вы дважды видели его и выжили.

Больше, подумала она, но придержала язык.

– Я никогда не значилась в списке его мишеней, - любезно просветила она и вернулась к отчетам, выискивая нечто необычное - триггер, который внезапно заставил Стива обратить внимание на окружающий мир. Тот бегун, размышляла она – может, он переживал из-за него и решил в кои-то веки смотреть по сторонам.

- И все равно, я считаю, что мы должны поместить его под охрану, - бурчал Купер, останавливаясь возле огромного окна. – Пока можем.

Наташа положила руки на стол и сказала так спокойно, как только смогла:

- Сэр, если вы задержите Капитана Америка против его воли, то получите кошмар в прессе, но не Зимнего Солдата. Так что не мешайте мне делать мою работу, - заявила она. – Мы сможем защитить его – но только если он не будет об этом знать.

 

***

Стив только что вышел из комнаты Пегги, когда зазвонил его телефон – это был Старк. Старк никогда не звонил ему. Он хмуро глянул на телефон, затем нажал кнопку ответа.

– Алло?

- Я получил твое послание, - выпалил Старк. – Это великолепно; абсолютно верное решение, - сказал он. – Могу прислать перевозчиков к твоему дому через час, если это не слишком быстро для тебя. Пеппер предупредила, что не стоит давить, хотя я предпочитаю считать себя страшно эффективным. Думаешь, ты успеешь к обеду, или как?

Стив не сразу сообразил, о чем речь.

– Перевозчики? Через… час?

- Да – в смысле, ты же не собирался делать все сам, верно?

- Нет, - медленно произнес Стив. – Не собирался.

- Так как, через час? Два? Ладно, хорошо, - сказал Тони. – Завтра прямо с утра, скажем, в 9 часов, хорошо?

Потребовалась всего секунда, чтобы решить.

– Да, - ответил Стив. – Хорошо. Просто замечательно.

 

 

- Отлично, - сказал Тони, вешая трубку, затем позвонил Наташе: – Ты гений, как ты ухитрилась это провернуть?

- Провернуть что? – спросила Наташа.

- Роджерс, - ответил Тони. – Нью Йорк, - когда она не ответила, нахмурился и пояснил. – Роджерс переезжает в Нью Йорк. Утром я получил от него сообщение, он хочет приехать в Башню. Я решил, это ты уговорила его – по соображениям безопасности.

- Надо подумать, - ответила Наташа и повесила трубку.

 

 

Стив развернулся и пошел обратно в комнату Пегги, смиряя свои эмоции, когда она при виде его подняла глаза, удивленная и обрадованная – как будто он не был у нее только что, как будто их тарелки и кофейные чашки не стояли горкой на подносе возле ее кровати. – Пегги, - сказал Стив, снова усаживаясь возле нее и взяв ее за руку. – Я… думаю, что уеду на некоторое время. В Нью Йорк. Собираюсь пожить у сына Говарда в Нью Йорке.

Пегги приподняла бровь. – У Тони? – спросила она.

- Да, - ответил Стив, и затем честность вынудила его добавить – Ненадолго, а затем, может быть, где-нибудь в другом месте.

Пегги минуту вглядывалась в его лицо, затем потянула его за руку. Он наклонился и поцеловал ее в губы, касаясь ладонью ее щеки и облака мягких волос. Пегги теперь не всегда осознавала детали, но она его знала лучше, чем кто-либо другой, почти лучше всех. Он закрыл глаза и отдался поцелую; ему по-прежнему нравилось, когда она целовала его.

- Что-то произошло, - пробормотала Пеги ему в губы.

- Да, - сознался Стив. – Да. Пег. Думаю… Пегги, я думаю, у меня появился шанс жить снова, - и теперь лицо Пегги было внимательным, и серьезным, и полным любви, и как он может ее оставить, она же была его лучшей девушкой, как он сможет…

- Тогда иди. Тебе пора идти, - сказала Пегги. – Дорогой мальчик. Иди и не оглядывайся.

Он чувствовал, как искажается его лицо.

– Я только и делаю, что оглядываюсь, - сказал он и снова поцеловал ее, пытаясь овладеть собой. – Я буду писать, - обещал он, тихо и поспешно. – Или позвоню, если смогу…

- Не дай им себя найти, - тихо, но внушительно предупредила Пегги - все еще лучший оперативник в мире. – Делай больше, чем считаешь необходимым. Перестраховывайся. Стив, - сказала она, сжимая его руку, ее пожатие все еще было крепким. – Не рассказывай мне слишком много, но там будет кто-то, кто присмотрит за тобой? – она внимательно смотрела на него. – Нужно, чтобы за тобой кто-то присматривал.

- Да, - сказал Стив и крепко сжал ее руку. – Да, кое-кто там будет.

- Хорошо, - ответила Пегги.

 

 

Стив вернулся к лифту и нажал кнопку, затем опустил козырек кепки пониже, закрывая глаза, пряча свои эмоции от других. Дверь лифта раскрылась, внутри была целая толпа, Стив втиснулся туда и нажал "L". Там уже стояли два врача в белых халатах, женщина, везущая свою мать в инвалидном кресле, молодой парень с ребенком в рюкзаке на груди и парень-рассыльный с огромным букетом цветов – лилий, заметил Стив. Пегги обожала лилии.

Он так глубоко задумался о Пегги, что сначала заметил цветы, и только потом знакомое лицо за ними. Он отвернулся, обратив внимание, как Баки закрывался цветами от камеры в лифте. Лифт остановился, и вошли еще две женщины. Все подвинулись, и Стив переместился ближе к Баки, не отрывая взгляда от светящихся цифр над дверью. Отвернулся, чтобы цветы не лезли в лицо.

- Простите, - сказал Баки. – Здесь как на станции Центрального Вокзала.

- Ага, - пробормотал Стив. – Это точно, - они провели быстрый напряженный разговор глазами, прежде чем снова принялись делать вид, что не знают друг друга. Они стояли так близко, что соприкасались локтями; Стив засунул ладони себе подмышки, чтобы удержаться от прикосновений. – На самом деле, - произнес Стив в следующий раз, когда дверь открылась и все потеснились еще. – Забавно, что вы упомянули его. Я как раз собираюсь переехать в Нью Йорк.

- И не говорите, - ответил Баки.

- Да, я там родился, - сообщил Стив.

- Вам нравится? Большой город? – поинтересовался Баки.

- О, да. Люблю Нью Йорк, - лифт прибыл на нижний этаж, и люди стали выходить; Баки посмотрел на Стива и перевел взгляд вперед, прежде чем нажать на кнопку этажа Пегги. Стив кивнул; да, ей понравится.

 

 

Наташа мрачно смотрела на телефон, затем нажала кнопку и поднесла его к уху.

- Что, черт возьми, случилось? – вместо приветствия спросил Сэм. – Он только что позвонил мне и пригласил на ужин. Сказал, что собирает вещи, чтобы переехать в Нью Йорк. Это ваши люди гоняют его по доске?

- Не я. Не Старк и не ЦРУ. Но кто-то, - признала Наташа. В игре появился новый персонаж, она его чувствовала.

- Хватит уже дергать его взад-вперед, - продолжал Сэм. – Я сделаю все что смогу, чтобы защитить его, но если ваши люди полезут к нему…

- Это не я, - настаивала Наташа, затем вздохнула и сказала. – Может быть, это Барнс.

- О, замечательно, - сказал Сэм. – Просто…

- Нью Йорк – его дом. Он… - минуту она колебалась, затем продолжила. – У нас случилась пара перестрелок. Может быть, он пытается выровнять игровую площадку, поменять условия…

- Ты его видела? – спросил Сэм.

- Да, - Наташа потерла лоб; ранка от ее последней схватки с Барнсом уже зарубцевалась. – Он здесь.

- Черт, - тихо и с чувством сказал Сэм, затем вздохнул. – Ну ладно. Как ты хочешь, чтобы я сыграл?

- Вообще не играй, - ответила Наташа; хватит уже давить на Сэма. – Ты его друг, им и оставайся. Делай что всегда, спрашивай, о чем хочешь. Но если заметишь угрозу…

- Да, хорошо, - сказал Сэм и отключился.

Не успела она положить телефон, как он зазвонил снова: Шэрон Картер, агент 13. – Он заходил, - без предисловия доложила 13. – Постучался ко мне. Сказал, что переезжает; принес бутылку вина и цветок, спросил, не нужно ли мне что-нибудь из его кухонной утвари. Сказал, что сожалеет, что мы не смогли узнать друг друга лучше, и может быть у нас появится шанс снова работать вместе. Но сам он в это не верит, - заключила 13. – Ни одному слову. Лгать не умеет совершенно. Я что-то упустила?

- Нет, - сказала Наташа. – Не ты, - она повесила трубку и склонилась над планшетом – это она что-то упустила: какой-то триггер, ключевой обмен информацией. Она просмотрела отчеты, выискивая нечто необычное, увидела, что Стив провел почти два часа с Пегги Картер. Обычно он проводил с ней только час.

 

 

В Дом Рузвельта Наташа прибыла в неурочный час: обитатели дома только что закончили ужин, и Картер готовили ко сну. Наташа прислонилась к двери ее комнаты, закрыла глаза. Весьма возможно, она перестраховывается. Вернуться в Нью Йорк может быть идеей Стива. Она была почти уверена, что тот оставался в Вашингтоне только в надежде, что Зимний Солдат будет его там искать. Но он мог сдаться, сменить стратегию.

Служащая в розовом жакете вышла из комнаты агента Картер.

– У вас что-то важное? У нее был утомительный день.

- Да, - ответила Наташа. – Важное, - служащая вздохнула и сделала приглашающий жест.

Облаченная в бутылочно-зеленый пеньюар поверх ночной рубашки, Пегги Картер уже дремала, откинувшись на подушки.

– Агент Картер, - начала Наташа, присаживаясь на стул возле постели. – Я Наташа Романоф, работала на ЩИТ. Хотела бы задать вам несколько вопросов. О Стиве. Стиве Роджерсе.

Взгляд Пегги скользнул к прикроватному столику, где среди фотографий в рамках с изображениями ее мужа и детей, стоял небольшой диптих. Она протянула руку, и Наташа подняла фото и передала ей. Пегги взглянула на него, затем вернула ей: слева было фото Стива, которое она никогда раньше не видела, хотя видела подобные - тоненький парнишка с растрепанным светлыми волосами, хрупкими плечами и огромными смелыми глазами. На другой было фото привычного ей Стива: сильного и на удивление сдержанного. Теперь Стив выглядел здоровее и много, много несчастнее.

Когда Наташа подняла глаза, Пегги улыбалась.

- Что вы хотите знать? Я с радостью поговорю о Стиве.

- Ну, просто… когда он приходил сегодня, он не показался вам расстроенным…? - больше она ничего не успела сказать, потому что рот Пегги задрожал.

– Но он мертв, мертв, - сказала она. – Стив мертв уже больше семидесяти лет.

- Правильно, - пробормотала Наташа. Предполагалось, что она возьмет и вывалит на агента Картер, что Стив жив? Тем самым подстегнув ее память, или же просто расстроив? Она прикусила губу. Кажется, она припоминает, что нельзя спорить или поправлять слабоумных; ты их только обеспокоишь или напугаешь. – Простите, - сказал она. – Да, конечно.

- Он был таким милым мальчиком, - сказала Пегги, забирая у нее диптих и с любовью глядя на него. – Не проходит ни дня, чтобы я не думала о нем. Иногда мне кажется, что мы ошиблись, что не имели права сотворить с ним такое. Но он был нам нужен, понимаете, - она вытерла глаза и губы носовым платком, который сжимала угловатой тонкой рукой. – Он и никто другой. Можете вообразить, чтобы вся эта мощь досталась кому-то не столь достойному?

- Нет, - совершенно честно ответила Наташа. – Не могу. Стив действительно хороший человек.

Если Пегги и заметила ее ошибку во времени, она этого не показала.

– В нем было так много отваги, - продолжала она. – Такая сила и такое сердце. Я поняла, что он Капитан Америка, как только увидела его. Сыворотка – дело было не в ней, - ее глаза наполнились слезами. – Стив был Капитаном Америка во всех значениях. Дорогой мальчик.

Наташа улыбнулась ей.

– Простите за беспокойство. Не стану мешать вашему отдыху, - она взглянула на вазу с цветами возле постели и провела по ним пальцами – карточки не было. – Очаровательные цветы, - сказал она на прощанье.

- Да, - согласилась Пегги, втянула воздух и снова улыбнулась. – Их принес Джеймс, - и Наташа замерла.

- Джеймс? – повторила она. – Джеймс Барнс? – она с трудом удержалась от желания вызвать группу, окружить здание.

- Да. Приходил повидать меня, паршивец. Принес цветы и эклеры. Я обожаю эклеры.

Наташа хмуро присмотрелась к белой коробке из под пирожных. Их принес Стив; это было в рапорте, он специально заходил в пекарню в Джорджтауне. Хотя про цветы там не упоминалось.

– Что он сказал? – медленно спросила она.

- Кто? – уточнила Пегги.

Наташа вздохнула и пояснила: – Джеймс Барнс.

- О, он просто хотел сообщить, что переезжает в Нью Йорк, - сказала Пегги, разглаживая покрывало. – Собирается остановиться у Тони, сына Говарда, Тони. Думаю, он попытается спасти Стива, - шепотом призналась она. – Но не знаю, сможет ли. Стив уже очень давно мертв.

Наташа открыла было рот, затем снова закрыла - она понятия не имела, что сказать. Пегги вздохнула.

- Бедный Стив. Бедный Джеймс. То, что он хотел, тогда было невозможно. Теперь, конечно, это я невозможна, верно?

- Я… простите, я не понимаю, - осторожно произнесла Наташа. – Чего хотел Джеймс?

- Ну, Стива, конечно же. Но Джеймс был реалистом. А Стив нет. Он не понимал, что это невозможно – что он Капитан Америка, достаточно важная фигура, куда более заметная, чем рядовой солдат, - Пегги покачала головой. – Это бы никогда не… Но теперь все по-другому, верно? - она слегка улыбнулась Наташе. – Так много невозможного случилось. Как там говорится? Где есть жизнь, там есть надежда?

- Да, - с готовностью кивнула Наташа. – Да, я в это тоже верю.

 

 

Она прямиком направилась в офис охраны и заставила прокрутить записи с камер наблюдения - дешевая пленка, зернистое черно-белое изображение каждые три секунды, дерганное. И тем не менее, она сразу же увидела, что цветы принес не Стив. Курьер оказался неприметной личностью: крепко сложенный, сутулый, на голове кепка, ветровка с логотипом цветочного магазина. Она уставилась в монитор, пытаясь понять, может ли это быть Барнс: его лица нигде не удавалось рассмотреть, но она видела его руку вокруг вазы – перчатки. На нем были рабочие перчатки.

А затем у нее перехватило дыхание, потому что в лифт вошел Роджерс – и если это правда, если Пегги не сошла с ума, и это Барнс, то он подобрался к Стиву слишком близко, мать его, их разделял только букет цветов.

В ее голове мелькали возможности - и все плохие: Барнс смог подобраться так близко, а Стив не заметил – вполне возможно, но почему? Или же Стив заметил, и промолчал, а это означает – что? Она куснула себя за палец. Переезд в Нью Йорк. Она подозревала, что Барнс каким-то образом играет с ним, а что если он играет в открытую? Вынуждает Стива сохранять молчание чем – возможностью сдаться ему без борьбы? Она слегка кивнула сама себе, это бы вынудило Стива сотрудничать, без вопросов. Но зачем? Вывести Стива на позицию - для чего, собственно?

- Мне нужно это фото, - сказала она охране. – Дайте распечатку, - и затем стала раздавать приказы команде по защищенной линии. – Сократите окно до четырех минут. Роджерс исчезает с радара больше чем на четыре минуты - я хочу об этом знать, и мне нужна команда наготове, вооруженная и готовая взять Зимнего Солдата.

***

 

- Ты мне нужен, - сказала Наташа в телефон, и спустя двадцать минут он постучал в ее дверь.

- Милая, - приветствовал Клинт, и оба рассмеялись. Наташа поцеловала его, захлопнула дверь, затем повалила его на кровать. Он глядел на нее снизу вверх, а она оседлала его бедра, вытащила рубашку из штанов и расстегнула их. – Не пойми меня неправильно, - сказал Клинт. – Потому как это замечательно, но я тебе нужен именно для этого?

- Сначала это, - ответила Наташа и взяла его. Он был хорош в постели, ее фаворит. Гибкий, и сильный, и терпеливый, так старался подарить ей наслаждение, но самое главное – он умел выбросить все из головы и помочь ей сделать то же самое, на несколько драгоценных мгновений стать просто телом. Он заставил ее кончить дважды, прежде чем она стала задыхаться и дала ему разрешение остановиться, а затем они смеялись и разнузданно трахались, пока не свалились, запыхавшись, на кровать.

- Я хочу тебе кое-что сказать, - произнесла она, вся потная, глядя в потолок. – Это настолько секретно, что даже не имеет уровня секретности.

- Ладно, - буркнул Клинт.

- Зимний Солдат, - сказала Наташа, не глядя на него. – Это Джеймс Бьюкенен Барнс.

Она почувствовала его реакцию, а затем он перекатился на бок и нахмурился, глядя на нее, его каштановые волосы ореолом окружали голову.

– Джеймс Барнс, - повторил он. – Как «Баки Барнс в Воющих Коммандос»?

- Да, - ответила она.

- Черт, - тихо произнес он. – А Кэп знает?

- Да, - сказала Наташа. – Он его и опознал.

- И как он это воспринял?

Наташа криво улыбнулась. – Никак не воспринял. Он не видит Зимнего Солдата тем, кто он есть – только тем, кем он был.

- Этот парень стрелял в него, - возразил Клинт.

- О, он не только стрелял, - сказала Наташа, отодвигая Клинта в сторону и садясь. – Ты не видел его после хеликерриера. Зимний Солдатизмордовал его – и Роджерс ему позволил. Он ему позволил, Клинт, - настойчиво повторила она, опережая возражения. – Я сражалась со Стивом бок о бок, я знаю, что он может. Я видела, как он дрался с Зимним Солдатом, когда не знал, кто это. Барнсу он позволил избить себя. И Барнс не упустил возможности, - на секунду она позволил своей маске соскользнуть, позволила беспокойству отразиться на лице. – Стив мог справиться с Зимним Солдатом – но не сможет справиться с Джеймсом Барнсом, - она жестко глянула на Клинта. – Так что это придется сделать нам.

Клинт нежно провел рукой вдоль ее бока, обвел шрам большим пальцем.

– Чем я могу помочь?

- Роджерс переезжает в Нью Йорк, - ответила она. – В Башню Старка, можешь поверить?

- Ну, это же хорошо, верно? – удивился Клинт. – Башня Старка чертовски хорошо охраняется, в отличие от его теперешнего жилья.

- Конечно, если он останется внутри, а ты думаешь, он там останется? – Наташа покачала головой. – В Нью Йорке защитить его будет в тысячи раз сложнее – вот зачем ты мне нужен. Думаю, Роджерс примется искать Барнса, и скорее всего, сможет его найти. То есть, Барнс позволит себя найти. Пегги Картер сказала… - она остановилась, подумала. – У меня был весьма запутанный разговор с Пегги Картер.

Не знавший Клинта человек мог бы пропустить вспышку интереса на его лице.

– Рассказывай.

Наташа покачала головой и почти рассмеялась.

– Она не уверена, кто из них жив, и живы ли они вообще. Она их путает, что само по себе интересно. Но она сказала мне две вещи. Первое: что Барнс едет в Нью Йорк спасать Стива. Но…

Клинт закивал. – Она поняла все наоборот.

- Точно, - сказала Наташа, - Должно быть, Стив сообщил ей, что собирается в Нью Йорк спасать Барнса. Это, по крайней мере, имеет смысл. Думаю, Стив надеется отыскать Зимнего Солдата и привести его в Башню – или заманить его туда.

- Тони это понравится, - пробормотал Клинт.

- Лучше Старк, чем ЦРУ, - заметила Наташа. – В смысле, на месте Стива, я бы задумалась. Я знаю, что Стив слепой оптимист, когда речь заходит о правительстве, но даже он должен понимать, что если ЦРУ доберется до Барнса, тот исчезнет с концами – его запрут в максимально строгой изоляции. Со Старком могут быть тазеры и то, что у него считается безопасностью, но у них будет шанс.

- Что еще она поведала? – поинтересовался Клинт.

Наташа прикусила губу.

– Она сказала, что у них были… отношения. У Роджерса и Барнса. Сексуальные. Или любовь, как посмотреть.

- Да ты шутишь, - отреагировал Клинт.

- Не шучу. Она так сказала – а она была девушкой Кэпа, уж она-то должна знать.

Клинт выглядел озадаченным, насколько вообще мог.

– Что ж, - заключил он. – Это объясняет твой грандиозный провал в качестве свахи.

- И даже больше, - мрачно заметила Наташа. – Это объясняет, почему Кэп позволит Зимнему Солдату убить его.