Actions

Work Header

Семейный Кингсмен

Work Text:

 

-1-

Все началось с потрясающего секса. С просто неприличного количества потрясающего секса. На всех возможных и невозможных поверхностях. Во всех возможных и невозможных позах. И никаких претензий, никаких осложнений...

Вы правы: слишком хорошо, чтобы быть правдой. Мерлин должен был почувствовать подвох. В его защиту: у Гарри здорово получалось отвлекать внимание от действительно важных вещей.
- Артур сегодня не в духе, - сообщил он однажды, заявившись в координаторскую рубку в разгар рабочего дня. – Отчитал меня, как школьника, за мятый галстук и отправил домой переодеваться.
Не то, чтобы Мерлин хотел соглашаться с Артуром. Тот был занудой и снобом, каких поискать. Но вспоминая, как… креативно они использовали эту дорогую удавку прошлой ночью, приходилось признать: когда шеф прав, он прав. К тому же, лично оценить масштаб катастрофы уже не представлялось возможным. Джентльмен до мозга костей Гарри Харт щеголял по менору не просто без злополучного галстука, но в рубашке с тремя расстегнутыми верхними пуговицами, открывавшими дивный вид на свежий засос в основании шеи. Температура в рубке вдруг резко подскочила.
- И вместо дома ты пришел сюда, потому что?..
- В словах Артура есть определенный резон.
Проигнорировав вполне себе удобное кресло, Гарри продефилировал через всю комнату и уселся прямо на стол перед Мерлином, совершенно не по-джентльменски раскинув ноги. Те самые ноги, которыми прошлой ночью…
- Неплохо было бы иметь в твоем шкафу сменный комплект одежды, раз уж последние пару месяцев у меня никак не получается добраться до собственной спальни, как думаешь?
К тому моменту Мерлин уже не думал. В интимном полумраке его капитулирующего сознания поскрипывала кровать, пахло потом и клубничной смазкой, и окончательно приходил в негодность этот чертов галстук.
Ну, в самом-то деле, какой вред может быть от одного лишнего костюма?
Через месяц Гарри перевез к нему свою коллекцию бабочек. 

-2-

После смерти Гавейна они напились вдрызг. И не пафосного коньяка, как положено, а дешевого виски, от которого цепенело горло. Вот уже почти век агенты Кингсмен умирали в бою или под пытками, гораздо реже – в мягких постелях на склоне лет. Но еще никогда – на отдыхе с женами. Нелепая и в то же время неординарная в их узком кругу кончина. Вполне в духе Гавейна, черт его дери.
- Девочку жалко, - выдохнул Гарри ему в затылок, лежа в постели в обступающих сумерках. По телу побежали мурашки, предсказуемо нырнув в пах. Возможно, пару стаканов виски назад… Не самый худший способ забыться, на пару часов изгладив смерть друга из памяти опустошающей судорогой оргазма. Сейчас же ленивые всполохи желания лишь дурманили и без того хмельную голову.
- Какую девочку?
- Малышку Роксану, конечно. Ни бабушек, ни дедушек. Ее сплавят с глаз долой в какой-нибудь закрытый пансион в глухой деревеньке.
- А как же Персиваль? Я думал, он возьмет племянницу под крыло.
Гарри за спиной лишь фыркнул.
- Есть и более милосердные способы избавить бедного ребенка от страданий.
Что правда, то правда. Персиваль был единственным рекрутом за всю историю агентства, которого из гуманных соображений попросили пристрелить собаку посреди обучения.
- К тому же, - продолжал Харт, практически вплавляясь в него крепким жарким телом и нагло запуская руку под майку, - ребенку нужен не чокнутый дядюшка, который запросто может дать стрихнин вместо жаропонижающего и потом еще трое суток не замечать остывающего трупа, а настоящая семья…
Оставшаяся часть этого монолога растворилась в ощущениях. Член Гарри упрямо делал попытки встать по стойке смирно и потереться о задницу Мерлина, короткие ногти чертили на груди узоры, а губы лениво прихватывали особо чувствительное местечко на шее. Путающиеся мысли тонули в эйфории.
- …как ты считаешь?
- Да, - выдохнул Мерлин вместе со стоном, - да, конечно. И прекрати, пожалуйста. От меня сейчас мало толку в постели, а спать в обнимку я не люблю.
- Терпи. Я пьяный и романтичный.

- Я пропустил очень важную часть разговора тем вечером, правда? – спросил Мерлин месяцем позже, смотря в большущие печальные глаза малышки Роксаны.
Когда он вернулся домой, физически и эмоционально выжатый досуха последней операцией, девочка, чьими фотографиями когда-то хвастался гордый Гавейн, уже сидела на кухне в пижаме и допивала свое молоко. У ее ног спал огромный черный монстр, терроризировавший Мерлина годами.
- Боюсь, пес шел в комплекте с хозяйкой, - предупреждая вопрос, извинился Гарри. Без единой, даже самой фальшивой нотки раскаяния в голосе.
Что ж, достойное завершение дня.
- Можно тебя… на взрослый разговор?
- Нет.
- Гарри, твою м!..
Роксана Мортон была чрезвычайно самостоятельным ребенком для своих шести лет. Без лишних слов она поставила стакан на подставку, вскочила с места и унеслась в новую спальню, разбудив тем самым треклятую псину. А через пару минут вернулась в обнимку с баллоном, полным наличности. На этикетке, а в прошлом тетрадном листе в клетку, неровным детским почерком было написано: «Банка хороших манер".
- Папа сделал ее для дяди Перси, чтобы тот вел себя, как джентльмен.
- С твоего папы станется.
Гарри, как всякий благородный победитель, спрятал улыбку в чашке с чаем. Ладно, он попытался. Малышка Рокси вытянула банку вперед и, судя по горящему в зеленых глазах огоньку – кстати, тоже папиному - готова была простоять так хоть всю ночь напролет. А обрадованный новой встречей пудель пристроился к его ноге с явными матримониальными намерениями.
Мерлин шумно выдохнул, признавая поражение, и вытащил из бумажника сотню фунтов. Авансом.

 

-3-

Говорят, нужна целая деревня, чтобы воспитать ребенка. И теперь Мерлин понимал, почему так говорят. Отцовство требовало полной самоотдачи, не размениваясь на глупости вроде долга перед страной и агентством. Менее важные вещи - вроде секса - уходили даже не на третий, на тридцать третий план. Но уж когда до них добиралась очередь…
Гарри ворвался… ладно, зашел в координаторскую рубку быстрее обычного. Гораздо быстрее. Запер дверь и начал вытряхивать себя из одежды, мало заботясь о сохранности пуговиц. И все это без единого слова. Мерлин наблюдал за его… его… скоростным стриптизом, если хотите, картинно выгнув бровь и намеренно не задавая вопросов.
- Моргана ворвалась в кабинет Артура и потребовала, чтобы ее пациенту – это мне – предоставили как минимум неделю на эмоциональное восстановление после Боготы, - взявшись за ремень брюк, наконец, пустился в объяснения любовник. – А ты же знаешь политику Артура в отношении этой женщины…
Политика Артура, как и всякого шовиниста, впервые столкнувшегося с сильной представительницей слабого пола, сводилась к мудрому изречению «Не буди лихо…».
- ...Персиваль увез Рокси на все выходные к троюродной тетке в Суррей, а тебе в четыре координировать совместную операцию с Ми-6. И таким образом, - заключил он, сверившись с часами, - это дает нам целых сорок семь минут. Раздевайся.
- И как тут устоять?
Не то, чтобы Мерлин ждал цветов и серенад, но хотя бы намек на прелюдию был бы не лишним.
- Сорок шесть минут.
Аргумент.
С другой стороны – с очень, очень приятной стороны – кому вообще нужна прелюдия? Особенно когда Гарри сам нетерпеливо стягивает с него свитер и воюет с пуговицами на рубашке, покрывая короткими жадными поцелуями везде, где только может дотянуться? Когда вжимается в пах горячим крепким стояком и трется через два слоя ткани, как перевозбужденный подросток? Когда, наконец, избавив от одежды, обводит с головы до ног многообещающим голодным взглядом, совершенно блядски облизывается и, Господи Боже, падает на колени?..
Правильно: ни-ко-му.
Но после двух проколов мозг Мерлина научился функционировать и в таких нечеловеческих условиях. Конечно, львиная его доля сейчас стеклась в член, но самые стойкие извилины все же вырывали из морока зарождающегося оргазма обрывки фраз.
- Только представь: все выходные лишь мы вдвоем, - шептал Гарри между беспорядочными поцелуями, спускавшимися по напряженному животу, - и никаких террористов, никаких двинутых ученых, никаких детей и сексуально-агрессивных собак. Я уже не помню, когда такое случалось в последний раз.
- Да… - хрипло выдохнул Мерлин, не узнавая собственного голоса. В паху скручивалась тугая пружина, натягивая тело струной.
- Хотя Рокси, конечно, чудный ребенок, - признал любовник, игриво прикусив тонкую кожу над тазовой косточкой, - и, несмотря на обстоятельства я рад, что она живет с нами.
В конце концов, он просто запустил ладонь Гарри в волосы, недвусмысленно подсказывая направление, и, наконец, почувствовал горячее дыхание на изнывающем члене.
- О, да, да…
- И только представь: она недавно призналась мне, что всегда хотела братика.
- СТОЯТЬ!!! – завопила последняя функционирующая извилина, изнывавшая от тоски и одиночества в затуманенном мозгу. – Нас снова пытаются наебать. Еще раз: НАебать!
В следующую минуту Харт уже сидел на полу, растерянно хлопая глазами, и ловил свою одежду. Судя по выражению лица, такого поворота событий он, ну, никак не ожидал. Выкуси, манипулятор хренов!
- Накинь, пожалуйста, что-нибудь, прежде чем мы продолжим этот разговор, - а иначе он закончится очередным бесславным поражением.
Ну, конечно, Мерлин знал о том, что у вдовы Ли Анвина отобрали родительские права. Стыд и позор ему, если б не знал с такими-то ресурсами! Но он и подумать не мог, что Гарри решит подобрать <i>еще одного</i> кукушонка. Им бы с Рокси справиться с Божьей помощью!
- Это меньшее, что я могу сделать, - отозвался любовник все с той же горечью, что застыла в уголках его губ еще три года назад. - В конце концов, я убил его отца.
Это было не то место, и совершенно точно не та ситуация, чтобы заводить подобный разговор. Но выбора, как всегда, не было.
- Ли Анвина убил террорист, взорвавший гранату. А ты просто был рядом. Ты, я и Джеймс. И никто из нас не виноват в его смерти.
В конце концов, Кингсмен предлагал своим рекрутам совсем не теплое местечко в глубоком тылу, и риск всегда шел в комплекте.
- Возможно. Но ты, я и Джеймс не ходили бы сейчас по земле, если бы не этот мальчишка. И мы должны ему.
Черт! Черт бы тебя побрал, Гарри! Насколько же проще было списывать все на спермотоксикоз!

-Эпилог-

Разумеется, стук в дверь раздался ровно в том момент, когда Мерлин навис над Гарри, запустив ладонь ему в брюки, и ни секундой позже. В самом деле, а когда же еще?
- Минуту! Сосчитайте… до скольки вас там научили в школе, и входите.
Их научили считать аж до двадцати. За это время любовники успели восстановить напрочь сбившееся дыхание, привести себя в относительно божеский вид и откатиться на разные стороны кровати. Чувствовались годы практики.
Первым на пороге появился ДжейБи, намертво вцепившийся в штанину пижамных брюк Рокси, которая в свою очередь тянула за руку отчаянно сопротивлявшегося Эггси. А с другого бока того подталкивал верный хозяйке пудель. Ну прямо картина маслом.
- Он боится грозы, - объявила малышка Роксана.
Кажется, она, действительно, всегда хотела братика, и с первого же дня взяла над мальчиком шефство. Несмотря на его яростные протесты.
- Сама ты боишься грозы!..
Но в следующую минуту вся детская бравада схлынула с Эггси под напором вполне себе взрослого страха.
- У них же «взрослое время», - в ужасе зашипел он, повернувшись в Рокси. – Взрослых нельзя беспокоить во «взрослое время»!
Оставалось только догадываться, какое наказание полагалось за подобный проступок, но оттого, как трогательно мальчик пытался закрыть собой сестренку, у Мерлина защемило сердце. А, к черту! Он любил секс, и секс любил его в ответ однажды, но, кажется, им больше не суждено быть вместе.
- Глупости, вы можете беспокоить нас, когда заблагорассудится…
- Предварительно постучав, - вставил Гарри, который вот уже полтора месяца пытался привить подопечному хорошие манеры. К сожалению, пока что безрезультатно.
- Предварительно постучав. К тому же вам все равно еще рано ложиться спать, так что забирайтесь-ка сюда, и дядя Гарри расскажет нам всем по сказке.
Эггси недоверчиво переминался с ноги не ногу, явно ища подвох, пока малышка Роксана не запрыгнула на кровать, попросту не оставив ему выбора. Пару-тройку минут они толкались и пинались, устраиваясь поудобнее.
- Что ж, жили-были… - начал Гарри, когда все, наконец, улеглись.
- Так начинаются сказки для девочек!
- Там будут и рыцари. Какая же сказка без рыцарей?
- Обещаешь?
- Слово джентльмена, юноша!
- Но я не хочу слушать сказку про рыцарей! Я хочу про принцессу!
- И принцесса тоже будет.
- Слово джентльмена?
- Еще пожелания?..

Спустя четыре с половиной сказки дети сладко спали, досматривая сны про принцесс и рыцарей. Пудель вполне целомудренно подпирал Мерлина со спины, а на шее с королевским комфортом развалился ДжейБи.
- Знаешь, я тут подумал: у нас ведь все начиналось с банального секса. А теперь у меня двое детей, собаки и партнер, с которым я… как это говорится? Не могу дойти даже до второй базы. Мне кажется, что на какой-то развилке моя жизнь свернула совершенно не туда.
- Туда она свернула, - сонно отозвался Гарри, накрывая его руку своей, - а теперь заткнись, пока всех не перебудил. У меня в запасе больше не осталось сказок.