Actions

Work Header

А при чем тут прыжки в горячий шоколад?

Chapter Text

- Он там… совсем один. А вам известен девиз пингвинов!
- Эм, никогда не прыгать в горячий шоколад?
- Не-е, другой девиз! Никогда не плавай в одиночку!
(после спасения Рядового)
- Спасибо, что спасли меня, Шкипер!
- Да не за что, мой юный Рядовой. Ты же помнишь девиз пингвинов?
- А-а... а причем тут прыжки в горячий шоколад? (с)

- Нет, ты не понимаешь, у мужчин совершенно другой взгляд на эти вещи. Другая планета вообще.
- В смысле?
- Вот ты по квартире бегаешь, бьешь посуду, орешь на него, какой он мудень, а он смотрит и думает про себя "Надо же, какую я себе бабу страстную отхватил! Какой я молодец!" (с)

— Пингвинам можно, а мне что, нельзя, да?
— Пингвины, они же психи! (с)

 

 

Шкипер перевел дыхание и с трудом сел, отпихнув попавшуюся под руку стеганую розовую подушку.

В этой большущей сибаритской спальне была огромная застекленная дверь, через которую можно было выйти на просторный балкон, заставленный цветочными горшками и всякими пальмами. Обычно Джулиан пил на балконе кофе и раздражал Шкипера своим видом. Да и вообще, самим своим существованием.
Сейчас дверь была распахнута настежь, - шелковые шторы метались под потолком, - Шкипер сам же ее и распахнул, когда пришел. Он уже давно понял, что секс с Джулианом – дело жаркое, долгое и потное, так что легенький сквознячок не помешает. Однако сильно дуло по-настоящему прохладным пассатом, видимо, где-то далеко в океане был шторм и вот – донесло отголосками бури.
Шкипер поежился и встал. Глубокие царапины на спине и пояснице заныли, из какой-то ранки даже потекла кровь. Шкипер только вздохнул и вышел наружу, на балкон, надеясь, что в такое позднее время никто из соседей не разглядит его, а то позора не оберешься.

 С балкона он видел и собственный магазинчик, и всю улицу, аж до самого поворота, и даже соседний переулок, освещенный фонарями. Под балконом сонно плескался океан. Шкипер взялся на перила и заглянул через край, присвистнул, заметив, сколько мусора прибило к сваям. Морис, наверное, регулярно вызывал кого-то для чистки, иначе мусорные завалы бы уже точно доставали до балкона, и пахло бы тут не цветущими петуньями, а чем-то похуже.

- Рыбонька? – позвал Джулиан из спальни. – Иди сюда.
Шкипер поморщился. Ему было лень воевать с Джулианом, хотя, по-хорошему, такое следовало сразу пресекать. Но Шкиперу льстил и утомленный, даже какой-то благоговейный голос Джулиана, и вообще – то, что неуемный Джулиан после секса с ним, Шкипером, несколько минут просто не может собрать конечности в кучку и найти силы открыть свой поганый рот.

Он вернулся в спальню и пару минут наблюдал за Джулианом. Тот не удосужился не то, что встать, а даже повернуться набок – так и валялся на смятой кровати, обнимая искусанную подушку, выставив задницу и раздвинув длиннющие, мускулистые ноги. Вот же шалава!

Шкипер против воли залюбовался им, хотя вообще-то он пидорасов страсть как не любил, и уж тем более таких, как Джулиан, натуральных, стало быть, пидоров. Но Джулиан был красивый, а в Шкипере взыграла мужская гордость и самодовольство. Джулиан был весь потный, потасканный и томный, как кошка. Вот сразу видно, что настоящий мужик постарался и ублажил это похотливое лемурло. Шкипер ухмыльнулся.

- Чего тебе? – спросил он, потянувшись за своей тельняшкой. – Еще хочешь?
- А может, и хочу, - невнятно пробубнил Джулиан в подушку. – А ты готов, морячок?
Шкипер даже вздрогнул. Он почти месяц не приходил к Джулиану, все дела да дела, а тот, оказывается, соскучился по крепкому хуйцу. Похвально.
Он подошел к Джулиану и погладил его по высветленным волосам, потеребил большую золотую сережку в ухе. Джулиан повернул к нему лицо и лениво улыбнулся. Губы у него припухли, словно он их искусал, потемнели, стали красными и сладкими. Шкипер решил, что точно трахнет Джулиана еще раз, неизвестно же, когда снова удастся так здорово поебаться.

Но пока он раздумывал как подступиться, Джулиан сел и потянулся всем телом, длинным, худощавым и загорелым, выскользнул из рук, словно угорь, и подошел к зеркалу, с интересом присмотрелся к засосам на шее.
- Рыбонька, - недовольно сказал Джулиан. – Ну что это такое, а?
- А что тебя не устраивает? – удивился Шкипер. – Ты же никогда не против, сам подставляешься.
Джулиан закатил глаза и громко вздохнул, словно Шкипер сказал какую-то глупость. Потом повернулся спиной и принялся, извернувшись, рассматривать синяки на бедрах.

 

- А за это извини, елки-моталки, - повинился Шкипер. – Оно как-то само.
- Ерунда, - отмахнулся Джулиан, сияя, как золотая монета на солнце. – Я привык к твоим дикарским манерам, морячок.
Шкипер хотел было возразить, что манеры у него вовсе не дикарские, просто некоторые так активно жопой крутят, что попробуй их удержать, не наставив синяков, но тут Джулиан его поразил. Джулиан вообще часто его удивлял своей нелогичностью и какими-то дикими пидорскими поступками. Хотя, если подумать, Джулиан весь состоял из нелогичности, блеска-треска и пидорских замашек. Без этого, по справедливости, он бы и не был Джулианом.

Он снова потянулся и вдруг гибко наклонился, обхватив себя за лодыжки и оттопырив задницу прямо перед зеркалом. Шкипер уставился на него, растерявшись, а Джулиан повел бедрами и проговорил, почти не пыхтя, несмотря на странную позу.
- Ого, Рыбонька, а ты здорово постарался!
Потом выпрямился и самодовольно хлопнул себя по круглой, загорелой заднице.
- Обожаю твой член, папочка! - заявил Джулиан. – Лучшая твоя часть!
- М-м, - только и ответил Шкипер.
Джулиан умел его смущать. Даже не тем, как бесстыдно трахался, подумаешь, распутных шлюх у Шкипера и раньше было предостаточно, а тем, что творил после.
Вот зачем, спрашивается, Джулиан рассматривал свою задницу прямо там? Что он хотел увидеть? И чем остался так доволен? По мнению Шкипера ничего примечательно там не было, дырка и дырка, припухшая и приоткрытая, ну да. И что?

- Так что, - спросил Джулиан, наблюдая за его остолбеневшим отражением своими медовыми наглыми глазами. – Еще разик? Или тебе пора спасать мир?
Он прогнулся и прикоснулся щекой к стеклу, не обращая внимания на то, что пачкает зеркало потекшей косметикой. Потеребил сережки в сосках, опустил руку вниз и подвигал ладонью по члену, где тоже блестела сережка.

До того, как Шкипер начал его регулярно ебать, он считал, что Джулиан мерзкий и сережки его мерзкие. Но теперь, следовало признать хотя бы себе, он уже так не думал. Джулиан заразил его пидорасней, наверное, но Шкипер теперь был уверен, что пирсинг тому идет, украшает как смазливую девчонку. Поэтому он и не возникал особо, когда малыш Рядовой пробил себе оба уха и повесил по сережке. В конце концов, за юнгу теперь отвечал Рико; Рядовой, его ориентация и его уши – это были проблемы Рико.

- Еще разик, - согласился Шкипер. – Ложись.
- Не хочу ложиться, - капризно ответил Джулиан. – Тут хочу.
- Перед зеркалом? – удивился Шкипер.
Вообще-то, над кроватью, на потолке, у Джулиана тоже было зеркало, но Шкипер всегда драл эту шлюшку задом кверху, а сам не имел привычки во время ебли таращиться на потолок. Да с Джулианом и некогда по сторонам смотреть, эту пакость пока ублажишь - семь потов сойдет. Так что, то зеркало было без надобности.

- Именно! – ответил Джулиан, задрав нос. – А что?
Шкипер пожал плечами, ему, в общем-то, было без разницы, даже любопытно стало. Так он Джулиана еще не трахал, а разнообразие еще никому не мешало.

Джулиан уперся ладонями в стекло, оставив отпечатки, оттопырил задницу и поглядел на Шкипера призывно. Его лемурьи желтые глаза заблестели, и он был в этот момент почти хорошенький, несмотря на поплывшую косметику. А может, благодаря ей и казался таким молоденьким, хорошеньким и женственным. Шкипер погладил его по бокам, сжал пальцы на бедрах, не замечая, что точнехонько попадает в свои же отпечатки, и дернул Джулиана на себя. Тот сладко всхлипнул от полного проникновения, расставил ноги шире и заскулил.
Шкипер толком ничего не видел, - перед его лицом болтались светлые волосы, - но он примерно представлял что там происходит – Джулиан дрочит на свою охуенность, конечно, что же еще. Шкипер бы поспорил насчет охуенности, но с другой стороны, Джулиан ему в жопу давал, причем, охотно и с удовольствием, ну так к чему портить ему кайф. Хочет – пусть дрочит.

Шкипер ритмично задвигался, сначала осторожно, опасливо, наслаждаясь тугой хваткой вокруг хера, но потом он понял, что Джулиан выдержит и сильней, начал толкаться размашисто, с оттяжкой, с хлопком яиц по коже. Бедра у Джулиана подрагивали, колени начали подкашиваться, он покачивался, как пьяный, и уже почти лежал на зеркале, издавая чудесные, высокие и хриплые звуки.
Если закрыть глаза – можно представить, что это не пидорас Джулиан, а какая-нибудь горячая развратная цыпочка с прокуренным голосом, которая не против подставить заднюю лазейку бравому моряку.

Шкипер вдруг опомнился и поискал взглядом свои брюки, где точно лежала еще одна резинка. Однако когда он представил, что придется прерваться, вынуть член из этой горячей узкой попки, потом натягивать гондон, потом Джулиан начнет выебываться по поводу смазки, или еще что придумает… в общем, Шкипер мысленно плюнул на риск подцепить гонорею, и продолжил.
Джулиан вскрикивал и царапал накрашенными остренькими ногтями стекло, все его многочисленные браслеты позвякивали на тонких руках. Шкипер знал, что Джулиан вовсе не такой хлипкий и слабенький, каким кажется, хватка у него была дай бог каждому, но все равно, со стороны Джулиан казался такой хрупкой нежной деткой, особенно когда одевался в свои развратные тряпки.

Шкипер не утерпел, - не хватало его грешных сил на самоконтроль, - поцеловал Джулиана в лопатку и несильно прикусил, оставив и там засос. Джулиан рыдающе вскрикнул:
- Шкипер! Ох! Усатик!
Шкипер прорычал что-то в ответ.

Как же он ненавидел себя, слабака, в эту секунду. Он всегда осуждал таких, как Джулиан. Он и Рико-то принял лишь потому, что Рико был ему как брат, да и вообще, более непохожих людей, чем Рико и Джулиан было сложно найти. А вот так вышло, что он начал трахаться с Джулианом – и к своей горечи признал, что никогда он еще так охуенно не ебался, как с этой похотливой, безмозглой тварью, красивой, шумной, яркой тропической бабочкой.
Джулиан с таким наслаждением это делал, всем своим распутным телом показывал, как ему нравится, что его натягивают на толстенный хуй – и перед этой честностью Шкипер оказался бессилен. Он хотел бы Джулиану и шею свернуть за гниль, которую тот пустил ему по венам. Но и как же было охренительно, ебаный в рот, как же было заебато пялить Джулиана, такого отзывчивого, страстного, готового всегда подставить задницу или рот.

Шкипер, плохо соображая, что делает, укусил Джулиана за плечо, потом стиснул челюсти на лопатке с такой силой, что ощутил медный привкус во рту. Джулиан заорал и вскинулся на цыпочки, звонко стукнулся лбом о зеркало и начал оседать. Его трясло, он всхлипывал и дергал бедрами, на стекле остался черный смазанный след туши, а внизу осели белесые брызги. Шкипер перехватил его под живот, помог устроиться на четвереньках и продолжил. Джулиан сладко поскуливал, его голова безвольно болталась, светлые волосы от пота потемнели у корней. Укус на лопатке налился синевой, припух. Шкипер уже предвидел недовольство и истерику, когда Джулиан опомнится.

Он с силой надавил Джулиану на загривок, заставляя опуститься грудью на пол, схватил за бедро и принялся трахать безо всякой жалости. Устал Шкипером быть джентльменом.
Джулиан снова вскрикнул. Шкипер вдруг заметил, что Джулиан наблюдает за ним в зеркале. Глаза у него были мутные, желтые, рот непристойно припух, из края рта текла слюна. Шкипера почему-то именно это добило – эта прозрачная капелька, которую Джулиан почти сразу размазал по подбородку. Шкипер охнул и стиснул пальцы на теплом мускулистом бедре.
Тут уж Джулиан завопил от боли и дернулся, пытаясь увернуться. Шкипер лег на него, прижимая его к полу, усмиряя. Он инстинктивно втолкнулся до самого конца и замер. Джулиан лежал под ним неподвижно и покорно, только часто дышал. Шкипер даже слышал и чувствовал, как быстро бьется у Джулиана сердце в груди.

- Папочка, а ты неплох, - оценил Джулиан, помолчав. – Надо же, для своего возраста ты еще и ничего!
- Мне сорок, - устало ответил Шкипер, сползая с него.
- Боженька святой! – охнул Джулиан. – Как ты еще не рассыпался?
Шкипер испытал острое желание дать Джулиану по шее, да только лень было, очень он умотался.
- Знаешь что, - ответил он. – Поглядим, какой ты будешь в моем возрасте, уговорились?
- Отличный я буду, - нахально ответил Джулиан и встал. – Уж получше тебя, Рыбонька.
Ну хоть на этот раз не любовался своей жопой, а сразу прошел в смежную ванну и принялся смывать ужасно размазавшуюся косметику. Черные круги вокруг глаз делали Джулиана похожим на ручного лемурчика. Шкипер хотел было предложить ему обработать укус на спине, очень уж нездорово тот выглядел, но Джулиан редко принимал его помощь, да и вообще, после такого хамства Шкиперу что-то не сильно хотелось заботиться об этом пидорасе.

Он стащил с подушки наволочку и обтерся ею, словно полотенцем. А что, египетский лен отлично впитывал пот, а со Шкипера разве что не текло ручьями. Ну а Джулиан – мальчик богатый, от одной испорченной наволочки не обеднеет.
- Морячок, ты что творишь? – рассеянно сказал Джулиан, выглянув из ванны. – Дать тебе полотенце?
- Нет, - ответил Шкипер. – Уже не надо.
Он отбросил потемневшую наволочку и натянул тельняшку. Ткань коснулась свежих царапин на спине, Шкипер едва не зашипел. Вот поэтому он и предпочитал потрахивать Джулиана мордой вниз. Во-первых, так все-таки не слишком пидорастично, не в глаза же им друг другу смотреть? А во-вторых, хоть так можно уберечься от этих остреньких крашенных коготков. И так вся спина как решето.

- Уходишь? – равнодушно поинтересовался Джулиан. – Приходи, когда у тебя выходные будут, ладно?
- Ладно, - проворчал Шкипер, покусывая ус. – Может и приду.
Джулиан усмехнулся. Он отлично знал, что Шкипер припрется, не устоит. И Шкипер, к его огорчению, это знал, и знал, что Джулиан тоже в курсе. Засада какая-то, и стыдобища тоже, как ни посмотри.

- Все, крошка, - буркнул Шкипер. – Всего наилучшего.
Он застегнул брюки, схватил сандалии, решив пройтись домой босиком, но остановился на пороге.
- Джулиан, - попросил Шкипер. – Сделай мне одолжение, камбалу тебе на хвост, не приходи к нам скандалить, а? Заебали уже твои капризы.
- Вот еще! – фыркнул Джулиан. – Размечтался, морячок! Завтра же зайду за омарами!
- А омаров на этой неделе нет, - злорадно ответил Шкипер. – Закончились.
- Подумаешь, - улыбнулся Джулиан. – Я что-нибудь придумаю.
Шкипер приуныл.
- В общем, готовься, папочка, - пообещал Джулиан, зловредно улыбаясь распухшими губами. – Я непременно нанесу визит в вашу вонючую лавчонку!
- Чтоб тебя морские черти на дно утащили, - пожелал ему напоследок разозленный Шкипер и ушел, делая вид, что не слышит, как Джулиан самодовольно хохочет.
Вот ведь... пидорасина. Всегда ему мало.

Шкипер несколько минут постоял на пороге, оглядываясь по сторонам. Ограда двухэтажного особняка заросла молодыми сосенками и ползучими цветами, поэтому было непонятно – слоняется ли кто по улице, или все уже разошлись по домам. Морис тоже, должно быть, в такое позднее время спал, иначе обязательно вышел бы проводить гостя и напутствовать какой-нибудь ядовитой репликой в спину. Шкипер поморщился и быстро пошлепал домой, убедившись, что улица пуста, и у всех соседей погасли окна.
До рассвета оставалась парочка часов, но Шкипер надеялся, что успеет поспать. Он свернул к своему магазину, обошел его, стараясь потише ступать по гравийной дорожке вдоль дома. Рико, к примеру, спал чутко, не хватало еще встретить его, возвращаясь с поебушек. То есть, на самом деле в поебушках ничего такого не было, но у Шкипера возникло какое-то неприятное, зудящее ощущение, что любой, кто на него посмотрит, сразу поймет, с кем он таскался.

Он тихо зашел в дом, открыв дверь своими ключами, и прислушался. Наверху было тихо, но на кухне капала вода. Шкипер, удивившись, свернул туда – это было как-то необычно, что бы Рико – и не починил протекающий кран, Рико очень раздражался от таких мелочей и оперативно их исправлял.
Однако это была не вода, это капал на поддон рассол с селедки, которую оставили на ночь. Шкипер хмыкнул и пошел наверх. Его даже немного смутила эта необычная тишина: обычно и Ковальски нервно бормотал во сне, и Рико с Рядовым могли если не пекаться, то вертеться и перешептываться, а тут было так тихо, словно никого не было дома.
Шкипер постоял пару минут перед дверью Ковальски, но потом услышал внутри слабое шебуршание, это Ковальски повернулся с бока на бок. Видимо, начал спокойнее спать. Ну, значит, все было в порядке.

Шкипер зашел в душ, включил прохладную воду, быстро разделся и, сжав зубы, залез под струю. Разодранную ногтями спину обожгло холодом, Шкипер едва не вскрикнул от этого ощущения, одновременно и неприятного, но и парадоксально приятного тоже. Царапины начали зудеть, и зуд этот тоже был приятен, как последствия хорошего, качественного секса.
Шкипер невольно улыбнулся, достал свою мочалку, выдавил побольше шампуня и принялся растирать плечи, бока и бедра. Он даже пожалел, что Джулиана нет рядом, можно было бы заставить его потереть спинку, наверняка это похотливое лемурло согласилось бы с удовольствием. Шкипер уже заметил, что Джулиана чем-то очаровывает его тело, хотя что в нем необычного… тело как тело, крепкое и здоровое, и на том спасибо.

Наконец, он сполоснул голову и выбрался наружу, замотав бедра в полотенце. И тут же услышал далекую музыку, ритмичное буханье басов и электронный визг. У Шкипера от возмущения едва усы не встали дыбом. Он рванулся в гостиную, где тоже был балкон, пусть и не такой просторный и красивый, как у Джулиана, буквально всем своим влажным после мытья телом чувствуя, как накатывает на него идиотская музыка. Эта клубная, зубодробящая гадость лилась над всем районом, и как обычно, хоть бы кто почесался, хотя Джулиан всем мешал спать. Шкипер даже дрогнул от ярости, увидев, что Джулиан приплясывает на балконе, размахивая бокалом.
Возле его дома уже остановилась несколько тачек с придурочными дружками. Видимо, Джулиан так удачно потрахался, что решил на радостях закатить очередную дурацкую вечеринку.

- Джулиан! – заорал Шкипер, вцепившись в парапет.
- Что? – ответил тот, отсалютовав и пригубив свое цветное бухло. – Хочешь присоединиться, Усатик?
- Вырубай это говно, пидор вертлявый! – рявкнул Шкипер. – Не то я сейчас приду и вырублю тебя заодно!
Джулиан рассмеялся.
- Слышишь, что говорю?! – рассердился Шкипер. – Вырубай свой музон!
Джулиан отмахнулся, музыка взвилась на новый уровень звука.
В следующий раз убью гада, - решил Шкипер. - Сверну ему шею – мне ж только спасибо скажут.

Он зашел в свою спальню, сдернул покрывало с аккуратно заправленной кровати и шлепнулся сверху. Правда, тут же вскочил и лег осторожней – каждая царапина на спине заныла от соприкосновения с жесткой простыней.
Музыка вливалась и в его открытое окно, хоть оно выходило в другую сторону от особнячка Джулиана, но встать и закрыть было как-то лень. Кроме того, воздух стал душным и влажным, видимо, гроза с океана наконец-то дошла и до города. Шкипер понадеялся, что в дом Джулиана ударит молния. Желательно бы – в самого Джулиана и его гребанную музыкальную систему.
Шкипер зевнул и перевернулся на бок, закрыл глаза, пытаясь сообразить, какие дела поджидают его завтра с утра. Он притерпелся к музыке и пьяно-веселым взвизгам, и заснул по-военному быстро, не проснувшись, даже когда на Фриско налетела грозовая туча, с громом, ливнем и молниями.