Actions

Work Header

Король Адского Пламени

Work Text:

Вот, как всё началось.

- Иди, ты станешь моей Чёрной Королевой нового Клуба Адского Пламени? - Кейд Килгор, подросток двенадцати лет от роду, стоял посреди своего огромного кабинета и протягивал вешалку с запечатанным костюмом: кожаный черный корсет, мини-шортики и обитый мехом плащ. Костюм первой Черной Королевы, Мэдлин Прайор.
Кейд фальшиво улыбался в ожидании ответа: он прекрасно знал, что Иди пришла в эту академию с целью убить его. Вернее, того, кто выстрелил в голову её близкому другу, этому уродцу бруду, по совершеннейшему недоразумению оказавшемуся разумным мутантом. Но Кейд верил, что его хитрые манипуляции и сладкие речи могли склонить девушку на тёмную сторону. Что, после двух недель обучения абсолютной ненависти к миру, Иди Оконкво признает своё злодейское нутро по наитию, без применения волшебных технологий Адского Клуба.
К собственной глупости, Кейд Килгор был тщеславен, и только по этой причине пошёл на столь большой риск. Конечно, Иди пока так и не смогла вычислить стрелявшего, но Килгор всё равно не чувствовал себя в безопасности, оставаясь с ней один на один. Однако желание доказать всему миру и себе самому, что он настоящий мастер интриг, пересилило страх смерти.
- Простите? - переспросила Иди. Когда по всей академии сообщили, что она вызывается в кабинет директора, Иди успела мысленно попрощаться с собственной жизнью. До неё в этот кабинет вызывали только Соплю и Квайра, и обоих с тех пор никто так и не видел. А потому столь щедрое предложение застало её в расплох: она не имела ни малейшего понятия, как именно ей стоило сейчас поступить.
- Иди, - пафосно начал Кейд. - Мы всю неделю наблюдали за тобой, и ты наша самая лучшая ученица. Мы возлагаем на тебя большие надежды. Если ты примешь моё предложение стать Чёрной Королевой, это будет большая честь для нашего Клуба. И, конечно, для меня, как для Чёрного Короля, лично. Так что скажешь?
Он продолжал давить, уверенный в скорой победе. И в тот момент, когда Иди наконец-то взяла из его рук костюм, сердце Кейда возликовало: это была победа, безоговорочная победа.
- Это большая честь и для меня, - кротко ответила она. - Мне переодеться прямо сейчас?
Кейд рукой указал на ширму, за которую Иди могла спрятаться, чтобы снять с себя кадетскую форму академии и облачиться в свою новую одежду. Наблюдая за тенью переодевающейся девушки, он ловил себя на мысли, что Иди для своих четырнадцати лет не так уж и стара: они действительно могли бы вместе быть парой, править Клубом Адского Пламени да и всем миром в придачу.
- Есть только одна проблема, - затягивая корсет, заметила Иди. - Ведь если я буду вашей Чёрной Королевой, это значит, что мы будем вместе?
- Это проблема для тебя? - заволновался Кейд.
- Нет, - натягивая перчатки, она наконец-то вышла из-за ширмы. - Но это проблема для одного из кадетов академии, Бру. Бедняжка так сильно влюблён в меня, что готов загрызть любого, кто встанет между нами, - Иди уверенно подошла к Кейду и, наклонившись так близко, что Килгор смог бы её поцеловать, томно прошептала на ушко:
- Тебе придётся избавиться от него, - и тут же отстранилась, улыбнувшись.
Кейд, взволнованный то ли неожиданной близостью, то ли костюмом Чёрной Королевы, то ли умопомрачительным успехом в перевоспитании Иди, дёрганно поправил и так идеально силящий галстук-бабочку и, улыбнувшись во весь рот, кинулся к экранам наблюдения:
- Это будет проще простого, моя королева! - включив камеры одна за одной, Кейд вывел на экран сразу несколько комнат: пыточную комнату, лабораторию, какое-то подвальное помещение и, наконец, кабинет физических испытаний, где как раз проходил урок у единственной группы студентов Академии Адского Пламени. Взбудораженный безоговорочной победой, Килгор обернулся к Иди и спросил:
- Как мне его убить для тебя, моя Королева? Один раз я уже стрелял ему в голову, быть может, во второй раз мне стоит вырезать ему его инопланетное сердце? Точно! Я попрошу Франкенштейна сделать ему укол морфина!
- Укол, - холодно улыбнувшись, проговорила Иди. - Это хорошая идея, мой Чёрный Король.
Она неслышно подошла к нему со спины и приобняла за плечи. Килгор ещё никогда не чувствовал себя столь важным, значимым и, он бы даже не побоялся этого слова, любимым. Да, Иди определённо любила его, а если нет, то очень скоро полюбит. Сразу, как только он убьёт...
Мысль оборвалась так же внезапно, как и жизнь Кейда Килгора.
Его сердце, его маленькое чёрствое сердце больше не билось. В секунды, что осталось ему прожить, Кейд успел бросить взгляд вниз и увидеть, как из его груди торчат острые ледяные пики, чуть подтаявшие от тёплой крови.
- Иди... - сквозь хрип прошептал он, оборачиваясь назад. Она стояла рядом, сразу позади него, пальцами правой руки придерживая его за спину. В её взгляде отчётливо читалась ненависть, столь же холодная и одновременно жгучая, как и лёд, обволакивющий её руку и проткнувший его насквозь.
- Ты, - процедила она сквозь зубы, с трудом сдерживая порыв зарыдать прямо сейчас. Слезы стояли в глазах, но Иди мужественно старалась не обращать на это внимания. Прямо сейчас она была палачом. Не только Кейду Килгору, но и самой себе, своей душе и своему будущему. Одним ударом она раз и навсегда перечеркнула все надежды на правильную жизнь.
К этому моменту Иди готовила себя с той самой минуты, как решила уйти в Академию Адского Пламени. Она говорила себе, что её решимость не пошатнётся, что она не будет колебаться, когда встанет вопрос об убийстве стрелявшего в Бру. Но сейчас, видя собственными глазами, как жизнь покидала Кейда Килгора, Иди резко осознала, что так и не смогла подготовить себя нужным образом.
Она была монстром, ведьмой, убийцей. Но ещё никогда Иди не убивала по собственному желанию. "Я чудовище, а именно этим чудовища и занимаются," - пыталась она себя успокоить, но это не помогало. Принять себя оказалось куда сложнее, чем просто отмстить.
- Так-так-так... Посмотрите-ка кто перешёл на тёмную сторону.
Иди, застанная врасвлох, испуганно обернулась: в дверях, подперев косяк плечом, стоял Квайр, в одних только майке и шортах, растрёпанный, со следами крови на лице и руках. Она бы поспорила на что угодно, что в голосе Квентина ей послышались нотки обеспокоенности и сожаления, но дальнейшие события заставили её начисто в этом разубедиться.
- Квентин, я... - по началу Иди сама растерялась, не зная, что и сказать-то в такой ситуации. Но довольно скоро она вспомнила, что уж кто кто, а Квайр должен был её понять. Он же главная заноза в заднице не только школы, но и всего мутантского общества. Разыскиваемый Мстителями террорист и, наконец, просто один из плохих парней. В считанные секунды Иди растопила лёд, высвобождая свою руку, и медленно пошла в сторону Квайра. Тело Килгора с гулким "бух" упало на мраморный пол.
- Я же говорила, - она остановилась всего в нескольких шагах от Квентина, стараясь держатсья сильной. В горле всё ещё стоял ком, но Иди старалась не показать виду, что убийство Кейда её беспокоило. Храбрилась, как могла, больше перед самой собой. - Что разберусь с этим сама.
- Да-а-а уж, - протянул Квайр, оттолкнувшись от двери. - Моя помощь тебе тут точно не понадобилась. Хорошая работа, Иди! - он похлопал её по плечу, проходя мимо в сторону безжизненного валявшегося на полу тела Килгора. - Ты уже думала, что делать с телом?

изображение

Задавая все эти вопросы, Квентин старался казаться невозмутимым, чтобы как можно лучше соответствовать смоделированной ситуации. Когда Квайр, измотанный побегом, еле дыша вбежал в кабинет директора, он искренне надеялся, что успеет вовремя: что сможет отговорить Иди от бесмыссленного убийства, за которое она будет корить себя всю оставшуюся жизнь.
Но когда это мечты и надежды Квайра сбывались, не так ли? Он вовсе не был одним из таких счастливчиков.
Он застал тот самый момент, когда Иди безжалостно воткнула шквал ледяных игл Килгору в спину. Он опоздал. Всего на какие-то пару секунд.
- Иди! - ещё в дверях Квайр прокричал её имя. Она испуганно обернулась на этот крик, но всё, на что только мог смотреть Квентин: это лёд, продолжавший разрастаться по телу Килгора с устрашающей скоростью. Медлить было нельзя. Один только чёрт знает, сколь глубоки были раны и как долго Кейду ещё оставалось быть живым.
В этом было что-то неправильное, что-то осуждаемое не столько обществом, сколько самим Квайром. Являясь одним из сильнейших телепатов на планете, ему не составило бы большого труда захватить разум Иди и заставить её остановиться, а потом переписать в её воспоминаниях всё так, словно Кейд Килгор никогда не стрелял в Бру, стереть саму мысль о мщении из её головы.
Но, во-первых, он был чертовски измотан - за его плечами был не только побег, но и уничтожение странного артефакта, что всё это время приглушал его телепатические силы - а, во-вторых, он сам себе в этом никогда не признавался, но Иди была его другом.
Не то, чтобы для Квайра было проблемой забраться в чьи-то мысли без разрешения - он практически всю жизнь только этим и занимался, как же иначе, если все эти идиоты столь громко думают? Но он всегда открыто признавался в этом, никогда не врал ни человеку, ни мутанту, что только что покопался в его голове.
И потому его пугал не факт промывки мозгов Иди, а то, что ему придётся это скрыть.
Одна из причин, по которой он люто не только ненавидел, но и презирал Чарльза Ксавье - это то, что чёртов старик грешил подобными играми разума с теми, кто ему доверял. И, не смотря на всю аморальность таких действий, почему-то умудрялся оставаться положительным игроком на поле. Ничто не бесило Квайра так сильно, как подобное лицемерие.
"Будь ты проклят, лысый старик, и будь проклята твоя дурацкая школа!" - выргуался про себя Квентин и, прислонившись к двери, чтобы не упасть, он мысленно сконцентрировался на разуме Иди. "Ты умная девочка, Иди, потом ты поймёшь," - едва заметно вклинился в её мысли Квайр прежде, чем слегка подкорректировать картину реальности. Он не умел просить прощения, ведь в итоге ему всегда важно было лишь его собственное мнение. И он прекрасно знал, что сам никогда себя не простит, так в чём был смысл унижаться ещё и перед ней?
- Так что ты будешь делать с телом? - он присел на корточки возле Килгора, всего лишь потерявшего сознание от боли и потери крови, но по крайней мере живого. Одновременно с этим Квентин всё ещё продолжал смотреть на мир глазами Иди, и в искривлённой реальности Кейд бездыханно лежал на полу в луже крови и воды, что уже успела натаять со льда.
- Я... не знаю. Я должна всё рассказать профессору Логану и, быть может, они отправят меня в тюрьму. Или ещё куда-нибудь, где самое место таким убийцам как я, или...
- Иди, - прервал её Квентин, резко поднимаясь на ноги. - Иди... Иди, нет! - быстро подбежав, он схватил её за плечи и заглянул прямо в глаза. - Нет, мы не будем никому об этом рассказывать. Никому не обязательно знать, что кто-то убил одного и избавится от остальных членов Клуба Адского Пламени, - в его взгляде промелькнул огонёк азарта. Он действовал спонтанно, но идея, случайно сорвавшаяся с губ, резко начала развиваться в его голове, превращаясь в идеальный план как для защиты Иди, так и для всеобщего блага в будущем. Блага в понимании Квайра, конечно же.
- Остальных? - непонимающе переспросила она.
- Да, Иди, остальных! - подогреваемый азартом, Квентин смело обнял её и в воздухе очертил рукой идеальное видение будущего. - Ты только представь, для всех Клуб Адского Пламени продолжит своё существование, но теперь в его главе будут стоять не безумные выродки богатых семей, жаждущие наживы, а мы, элита среди мутантов, которая направит все свои силы на то, чтобы обеспечить нашему роду лучшее будущее. Вместе с тобой, Иди, мы вернём Клубу Адского Пламени его первоначальное предназначение, снова посвятим его цели, что была озвучена самим Шоу.
- Вместе со мной?
Этот простой вопрос заставил Квайра запнуться. Каким бы гениальным телепатом он не был, всё же усталось и поддержка видимости реальности давали о себе знать: к собственному разочарованию Квентин не до конца смог продумат свой новый гениальный план. Но если его подсознание выдало "мы", значит это правильный ход действий - осталось только убедить Иди встать с ним плечом к плечу.
- Да, - и, упав пред ней на одно колено, Квентин продолжил. - Иди Оконкво, я обещаю тебе, что избавлюсь от остальных правителей этого самопровозглашённого Клуба Адского Пламени. Окажешь ли ты мне честь стать моей Чёрной Королевой?
Иди молчала. Это было уже второе предложение за день, и в этот раз у неё не было причин соглашаться, ей было незачем вести эту странную игру. Она не так много знала о Клубе Адского Пламени - на уроках истории говорили, что его основал Себастиан Шоу, один из самых опасных мутантов на планете. Но Лори рассказывала, что их команда спасла Шоу из лап каких-то деревенских бандитов, и что их Себастиан не особенно был похож на великого злодея. "Если привести пример," - говорила Лори. - "Он как Эван. Мы видим в нём только хорошее, тогда как взрослые были знакомы с его ужасающим прошлым и не могут этого забыть. Он был чудовищем, Иди."
- Хорошо, - потупив взгляд, ответила она. Чудовище должно быть среди ему подобных, и если этот клуб был основан монстром и убийцей, то ей, Иди, здесь было самое место.
- Хорошо? - казалось, что с удивлением спросил Квентин. Глубоко внутри себя он был рад - так ему будет легче приглядывать за Иди, рядом с ним она точно будет защищена от ужасных ошибок. Но причина, которая заставила её согласиться, наводила ужас на Квайра.
- В конце концов, что значит ещё один грех, когда ты совершил их уже так много, как я, - спокойно заметила Иди. - После всего, что я сотворила, я больше не могу быть Ойей, одной из Людей Икс. И потому я принимаю твоё предложение, Квентин Квайр. Я буду твоей Черной Королевой нового Клуба Адского Пламени.

изображение

Дальше было проще. Когда профессор Логан с остальным преподавательским составом наконец-то смогли добраться до Академии Адского Пламени, Квайр уже успел уговорить Иди молчать о свершённом ей убийстве.
- Я возьму всю вину на себя, Иди, - сказал он. - С моим имиджем неисправимого злодея есть шанс, что Барсук наконец-то исключит меня из своей школы. А тебе лучше остаться вне подозрений, чтобы наш Клуб Адского Пламени смог начать свою работу.
Иди запротестовала:
- Я не смогу снова надеть школьную форму. Не после того, что я сделала.
- Ты начинаешь кое что понимать, - приободряюще подмигнул ей Квайр. - Оставь одежду, если она тебе нравится. Пусть себе думают, что хотят, главное лишь то, что думаешь о себе ты сама, Иди. Так что пойдём, надо отправить тебя домой.
Квайр телепатически почувствовал появление взрослых на острове. С ними был и Кракоа, который мог бы с лёгкостью перенести Иди обратно в школу имени Джин Грей, а там уж Квентин смог бы объяснить преподавателям и этому деревенскому выскочке, какого чёрта Кейд Килгор весь израненный валяется посреди директорского кабинета. Главное, чтобы ледяные иглы успели полностью растаять к моменту их прихода.

- Квайр! - Логан был всего в шаге от того, чтобы впасть в состояние берсеркера. Сражение с Лордом Дефстрайком не измучало, а наоборот, только его разозлило. И, узнав от Рейчел, что Квентин Квайр свалил из школы, как только преподавательский состав выяснил, что среди учеников или учителей был предатель, Логан заведомо приготовился разорвать этого розоволосого сопляка на мелкие кусочки.
- Квайр! Мать твою! - с ноги вынося входную дверь, Росомаха с когтями наготове ворвался в здание Академии Адского Пламени. Да так и замер в проходе, наткнувшись взглядом на Иди, позади которой, невинно посвистывая, замер Квайр.
- Иди, - сухо процедил Логан. - Отойди от него. Живо!
Он не знал, что в этой ситуации ему не нравилось больше всего: довольная рожа Квентина, то, что они стояли рядом или то, что на Иди был надет костюм Мэдлин Прайор, с которой у Логана были связаны одни из самых тёмных воспоминаний. Всё было слишком странно.
- И ты правда послушаешься его? - с издёвкой спросил Квайр. Он знал, что Иди не отойдёт от него ни на шаг, как знал, что этот факт выбесит Росомаху ещё сильнее. Квентин мысленно упивался своим триумфом: этот глупый клоун в жёлто-черном трико (а ведь казалось бы - взрослый мужик уже, директор школы) даже не подозревает о том, что же именно здесь произошло.
- Мне жаль, что я не смог уберечь тебя от него, Иди, но послушай... - Логан учуял запах крови, окутывавший обоих ребят. Часть её принадлежала Квайру, и об этом отчётливо говорили ссадины на его руках и лице, другая же часть была Росомахе не знакома. "Во что ты вмешал Иди, мелкий ублюдок," - подумал он, а вслух продолжил:
- Чем бы он тебе не забил голову, ты не должна в это верить.
- Я хочу домой, мистер Логан, - тихо сказала Иди. - Квентин обещал доставить меня домой, в школу. Я не должна верить этому?
- Кракоа сможет отнести её туда точно так же, как привёл вас на этот остров, - заметил Квайр. - Бру уже где-то на улице, его бы вам тоже неплохо захватить. С ним ещё пара новых мутантов и Глоб, возможно. И лучше поторопиться, пока мисс Гатри не убила вашего уборщика Жабу, - он потянулся, прикрыв рукой зевок. - Академия Адского Пламени официально закрыта. И, да, можете меня даже не благодарить, - изобразив реверанс, закончил он с улыбкой.
Принюхавшись, Логан почуял, что этот мелкий гадёныш не врал. Медленно втянув когти, он пропустил на улицу Иди, но как только Квайр прошёл вслед за ней, он ухватил его за шиворот майки и угрожающе прорычал ему на ухо:
- Если ты хоть как-то замешан во всём этом, Квайр, я придушу тебя собственными руками.
- Лучше бы ты с таким энтузиазмом членов Клуба Адского Пламени ловил, - язвительно заметил Квентин, за что тут же получил подзатыльник от Логана. - Эй! Я, между прочим, единственная надежда на спасение твоей дурацкой школы, так что побольше уважения.
- Уважение ещё нужно заслужить, сосунок, - прорычал Росомаха.
- Заслужить, например, поймав Чёрного Короля? - как бы невзначай заметил Квентин. Логан замер. Запах крови, чрезмерная даже для Квайра самоуверенность и это замечание могли означать только одно. И он толком не знал, хорошее или плохое.
- Что ты сделал? - тихо спросил Росомаха. Зная Квентина, тот вполне мог убить мелкого засранца, и это бы означало полный крах Логана как преподавателя. Особенно, если Квайр втянул в это дело Иди. Ведь только для этого они с Китти и создали школу имени Джин Грей - чтобы дети росли детьми, без всех этих битв за выживание и уж тем более без преднамеренных убийств.
- Только то, что должен был сделать ты, - злобно огрызнулся Квайр. - Он в кабинете директора. И я бы не советовал тебе спешить. Если этот подонок сдохнет от потери крови, мы оба прекрасно знаем, что не будем по нему скучать.
- Мы с тобой ещё поговорим, - прежде, чем в рывке броситься вперёд, бросил Логан.
"Китти, Рейчел, заберите Квайра и других детей и уходите," - мысленно связавшись с ними, он лишний раз подумал, что впереди их ждёт очень тяжёлый разговор с Квентином. Квайр и так был самой главной причиной повальной мигрени у всего преподавательского состава, так как этот мелкий гадёныш всегда умудрялся выкопать из закромов истории самые тёмные и постыдные решения в их жизни. Так и сейчас: Квентин чуть не убил одного из учредителей Клуба Адского Пламени, и это никак не назвать хорошим поступком. Это преступление, за которым непременно должно последовать наказание. И в такой ситуации Логана больше всего бесил тот факт, что Квентин знает: несмотря на все будущие крики, угрозы и выговоры, он ему благодарен. Ведь если бы не Квайр, а он добрался до Чёрного Короля первым, от мелкого пацана вряд ли бы осталось хоть что-то живое, а в его персональном аду навсегда бы поселился ещё один мертвец.

Наказания в школе для одарённых подростков имени Джин Грей были до ужаса похожи на обычные школьные наказания: либо ты отсиживал дополнительные два часа после занятий в классе для "отличившихся", либо помогал Жабе облагораживать территорию. И, что самое неприятное: никаких способностей.
Для Квентина класс для наказаний был его вторым домом. Оставленные под надзором Локхида, набедокурившие студенты чаще всего убивали своё время плюя в потолок, однако Квайр всегда находил себе более приятное занятие: художественные работы по партам, телепатические подзатыльники соратникам по несчастью, пока дракон их не видит, да изредка поднятие бунта. Просто, чтобы разрядить обстановку напряжённого молчания.
- Никогда не понимал, почему нам запрещается разговаривать, - сладко потянувшись и откинувшись на спинку стула, нарочито громко сказал Квайр. Это был первый день после инцидента с академией Адского Пламени , и потому в комнате для наказаний помимо Квентина дружно сидели все бывшие студенты: Иди, Бру и даже Глоб, решивший всё-таки вернуться в школу. По недоразумению им составили компанию Санто, первым делом в столовой за завтраком заехавший Глобу по его глупой розовой роже, и Джулиан Келлер, который по частоте штрафов и выговоров почти догнал самого Квентина, но всё так же оставался незаметной серой мышью в массе всех учеников.
- Молчать, Квайр! - резко подлетев и оскалив морду прямо у него перед носом, прорычал Локхид.
- А то что? - самодовольно усмехнулся Квайр.
- А то отведу к директору, - злобно сверкнув глазами, парировал дракон. Квайр поморщился: во время последнего разговора Логан пообещал ему, что если тот ещё хоть раз попадётся к нему на глаза, то он досрочно окончит школу Джин Грей. И эта новость бы безусловно порадовала Квайра, если бы под досрочным окончанием не имелось в виду тюремное заключение. Не показательное, а наоборот, тайное. Ни студенты, ни другие иксмены, ни тем более местная пресса и Мстители никогда бы не узнали о том, что Квентин Квайр был упрятан за решётку. О нём бы просто забыли, как будто он какой-то неудачник.
Убедившись, что угроза сработала, Локхид наконец-то отлетел от Квайра и вернулся к своим делам за преподавательским столом. Что может быть страннее преподавателя-дракона? Пожалуй, когда он к тому же напяливает очки.
"Йоу, лузеры!"
Обычно Квентина не напрягал этот идиотский мараторий на разговоры, но с той самой секунды, как к нему в голову прокралась идея о восстановлении Клуба Адского Пламени, ему как можно скорее хотелось начать воплощать этот план в жизнь. И, если не словами, то хотя бы мыслями он сможет со всеми переговорить.
"Квайр, завали хлебало", "отвали, Квентин", "мы с Бру заняты" - в голову Квайра тут же посыпались возмущённые голоса. "Эй, придурок!" - последняя фраза принадлежала Джулиану и была больше призывом, чем ответом, и Квентин с интересом повернул голову в поисках Келлера. Тот как ни в чём не бывало раскачивался на стуле, закинув свои полуметаллические руки за голову, пальцы правой сложив в многозначительный фак.
"Я очень рад, что вы все такая радушная публика!" - продолжил гнуть своё Квайр. Ему не впервой было общаться со стадом баранов, которые не хотят его слушать. В конце концов, что они могут ему сделать? Это класс для наказаний - нельзя ни говорить, ни вставать с места, ни уж тем более пытаться ударить кого-то из соседей. А если бы кто и попытался воспротивиться таким правилам, то это сам Квайр, ведь у остальных здесь присутствующих просто кишка...
- Келллер! - взревев, стремглав подлетел к тому Локхид сразу после того, как пенал Глоба заехал Квайру прямо по лицу, явно намекая, чтобы тот заткнулся. И, пока Квентит, злобно стреляя глазами в затылок Джулиана, потирал ушибленный подбородок, по залу пронёсся общий одобрительный смешок.
- А что сразу Келлер? - делая вид, что ему плевать на угрожаюзе рычащего перед его носом дракона, спросил он. - Пенал вообще-то Глобу принадлежит. Он и кинул.
- Ничего я не кидал! - тут же подняв руки вверх, заявил Глоб.
- Я чую телекинетическое вмешательство, мистер! - неодобрительно размахивая хвостом сказал Локхид.
- Так это Квайр, - тут же парировал Джулиан. - Он у нас главный по ментальным выкрутасам.
- Я что, похож на идиота, который будет бить сам себя? - вступил в разговор Квентин.
- Ну я так точно ничего в тебя не кидал, - не поворачиваясь, просто переместив глаза себе на затылок, уверил его Глоб. Это было, мягко говоря, отвратительно. Санто, всё это время с молчаливой улыбкой наблюдавший за потасовкой, снова почувствовал желание врезать этому розовому недоразумению по его мягкой роже. Так, для профилактики.
- Он просто хочет меня подставить! - Джулиан картинно вскинул руки. - Локхид, после мисс Прайд, Квайр второй мутант, с которым ты провёл больше всего времени на этой планете. Тебе ли не знать, как он думает.
- Клевета! - вскочив из-за стола, чтобы на кулаках защитить своё недоброе имя, вскрикнул Квенинт.
- Квайр, сядь на место, - размахнув крыльям и мешая ему добраться до Келллера, попытался утихомирить его Локхид. - Если вы оба сейчас же не перестанете, то следующим с вашим делом будет разбираться директор Логан.
Квентин с досады заскрежетал зубами и в бессильи сжал руки в кулаки. Джулиан открыто упивался тем, что смог победить его в словесной перепалке: широкая улыбка и многозначительно поднятый средний палец его левой руки это только подтверждали.
- Что, цыплёнок боится встретиться с Росомахой? - елейно спросил Келлер. - Где же былая удаль Квентина Квайра, где же... - он замолк тут же, как только Локхид с угрожающим блеском в глазах, завис у него прямо перед лицом.
- Молчу! - Джуллиан поднял руки вверх. Дракон важно кивнул, удовлетворённый его действиями, и медленно полетел в сторону учительского стола, бурча про себя о том, как сильно его недооценивают в этой школе: то поставят на замену учителю математики, то следить за сорванцами в его законное свободное время, разве что к Дупу в напарники не назначают, и на том спасибо.
Едва Локхид успокоился и снова занялся бумажной волокитой, Квайр снова принялся ментально атаковать разумы студентов. Вот только в этот раз он решил остановиться лишь на одном.
"Эй, Келллер!"
Квайр не удержался и снова забрался к Джулиану в голову. Вся эта перепалка подтолкнула его на пару хороших мыслей: первая - ему жизненно необходимо переговорить с Келлером один на один, и вторая - он должен отомстить.
"Съебал из моей головы."
- Живо! - взревел Джулиан, вскакивая со стула. И тут же замер, заметив, что из кабинета все, кроме Квайра, неожиданно пропали, будто их никогда и не было. Ментальная комната - Келлер сразу это понял. Мисс Фрост учила их приёмам телепатических атак и защите от них. Когда кто-то пробирается к тебе в голову, первым делом он сталкивается с твоим подсознанием. Ты можешь даже не подозревать, что кто-то копошится в твоих мыслях, но твоё тело, твой разум сам начинает сопротивляться этому вторжению. И он автоматически создаёт такие вот ментальные комнаты, в которых пытается задержать нарушителя.
Конечно, для нетренированного разума этот защитный манёвр удаётся нечасто, но Келлеру повезло, что его наставником была Эмма Фрост.
- Мило, - раздался голос у Джулиана за спиной. Он обернулся и со злобой уставился на Квентина Квайра, сидевшего на своём месте, забросив ноги на парту. Заметив, что Келлер наконец-то обратил на него внимание, Квайр в вопросе развёл руками:
- И это всё, что ты можешь предложить в свою защиту?
- Ах ты ублюдок, - засучив рукава пиджака, Джулиан попытался добраться до Квайра, чтобы придушить его собственными руками. Настоящими, а не этим отребьем из металла, что приходилось носить ему в реально жизни. На самом деле, протезы не так уж и были ему нужны, но среди обычных людей руки в перчатках порождают куда меньше вопросов, нежели их полное отсутствие.
Однако с Квайром возникли непредвиденным проблемы: если только что этот розоволосый панк сидел прямо у него за спиной, то уже в следующую секунду их разделял как минимум десяток парт. И как бы Келлер не старался, это расстояние всё никак не желало сокращаться.
- Не спеши, - скинув ноги с парты, медленно поднялся Квентин. - У нас ещё хватит времени, чтобы помериться силами, - и он довольно улыбнулся.
Неожиданно количество парт резко сократилось, и Келлер, не успевший вовремя остановиться, пулей пронёсся мимо Квентина, который как будто совершенно случайно решил выставить одну ногу вперёд. Джулиан споткнулся и кубарем полетел куда-то вниз, но перед самым падением наконец-то смог взять себя в руки и вспомнить некоторые детали из уроков Эммы Фрост.
Например, тот факт, что они сейчас находятся в его, Келлера, голове. А значит, именно он тут хозяин.
Зависнув в паре сантиметров от пола, Джулиан развернулся в воздухе и мягко встал на ноги. Внимательно наблюдавший за всем этим Квайр торжественно ему зааплодировал:
- Браво! Брависсимо, Геллион! Я уже хотел в тебе разочароваться.
- Свалил из моей головы, Квайр!
- А то что? Снова случайно споткнёшься и покажешь мне ещё одно из самых глупых падений века?
- Нет, я просто вышвырну тебя своими же руками и потом...
- Руками? - заинтересованно переспросил Квентин. - Какими руками, Геллион? Тебе же их разорвал на молекулы тот Нимрод, разве нет?
Взрыв. Прежде, чем он успел что-то ответил Квайру, Джулиан провалился в собственное прошлое, в то время, когда со всех сторон доносились крики раненых и грохот взрывов, когда всё тело ныло и болело от перенапряжения, и когда нельзя было останавливаться.
Утопию изолировали и подвергли атаке Нимродов, и сдаться тогда означало раз и навсегда подписать смертный приговор всей расе мутантов. Джулиан изо всех сил телекинетически сдерживал двух роботов, которые изо всех сил пытались прорваться через защиту моста, чтобы добраться до острова.
Он кричал, потому что его голова раскалывалась от перенапряжения - сдерживающее поле ослабевало с каждой секундой, с каждым новым ударом этих уродских роботов, которые не прекращали ни на минуту транслировать "цель обнаружена, мутант, кодовое имя Геллион, уничтожить, уничтожить".
Всё вокруг было похоже на ад, и Джулиан уже не обращал внимания на то, что из-за чёртовой жары и боли не мог сдержать слёз. Он должен выстоять. Нимроды не должны прорвать защиту моста. Он должен защитить Утопию.
И, до крови закусив губу, Келлер из последних сил постарался укрепить телепатическое поле.
Но в этот момент один из Нимродов наконец-то откалибровал систему для противостояния способностям Геллиона, и одним ударом пробил защитную плёнку.
Джулиан даже не понял, что произошло. Яркий свет, обжигающий и оглушающий, сбил его с ног. Едва коснувшись асфальта, он почувствовал, как кто-то подхватывает его за плечи и пытается оттащить в сторону. Взгляд в сторону - Волна. В глазах которой стоял неописуемый страх и ужас.
Всё ещё оглушённый, Джулиан был окружён тишиной. Он спросил у Норико, что произошло, но даже не услышал собственного голоса. Видел, как её губы двигались, отвечая, но не мог разобрать ни слова. Она неотрывно смотрела на его грудь и, кажется, что-то спрашивала. Очень испуганно спрашивала.
Келлер опустил взгляд, чтобы узнать, что же так испугало Волну и в безмолвии уставился на собственные руки. Вернее, на то, что от них осталось.
Понимание пришло первым. А вслед за ним, сразу скопом, вернулись все приглушённые взрывом чувства.
И Джулиан заорал.
От дикой боли и ужаса, что предстал его глазам.
- Тише ты так, болезненный! - сквозь весь этот кошмар прорезался до жути знакомый голос Квайра. - Знал бы, что будешь так верещать, хоть кляп бы тебе ментальный вставил.
- Ублюдок, - тяжело дыша, выругался Келлер. Они снова были в кабинете, снова одни, стояли друг на против друга. Никаких взрывов, никаких Нимродов, ничего подобного. Всё это была лишь телепатическая игра Квайра.
- Я могу тебя запереть в этом воспоминании навсегда, - холодно заметил Квентин, резко оттолкнувшись от парты. Он подошел к Джулиану вплотную и строго посмотрел тому прямо в глаза. - Могу выжечь твой разум одним щелчком пальцев. Заставить вести себя, как ополоумевшая карга, или вечно смотреть на то, как Икс и София бросают тебя. Так что будь хорошим мальчиком, Джулиан. Ты меня понял? - он дождался, пока Келлер неуверенно кивнёт, и довольно ухмыльнулся. - Замечательно. Я хотел всего лишь поговорить с тобой, Джулиан. У меня есть для тебя предложение.
- Предложение? - со смешком переспросил Келлер, растирая запястья. Только что пережитый кошмар всё ещё отдавался фантомной болью в руках. - Страшно подумать, ради какого предложения ты решил устроить мне столь показательный урок, Квайр.
- Представь, что будет, если ты откажешься, - с ногами забравшись на парту, заметил Квентин, продолжая пристально следить за Келлером. Тот лишь ухмыльнулся на его замечание. - Джулиан, не хочешь ли ты стать Чёрным Королём Клуба Адского Пламени?

Как только часы добрались до отметки в 6:00, Локхид взмахом крыла показал провинившимся студентам, что они наконец-то могут быть свободны. Первым за дверь вылетел Глоб, показав небывалую прыть для своего огромного роста, следом выскочил Бру, изо всех сил натягивающий поводок, за который его придерживала Иди, и последними, чуть поодаль друг от друга кабинет покинули Джулиан с Квентином.
Их ментальный диалог продолжался до конца совместного наказания, и в конце концов Келлер всё-таки согласился на предложение Квайра. Сначала, конечно, дико рассмеялся и раскритиковал его план, но после пары телепатических тумаков и пробуждённого чувства собственного величия, решил примерить на себя роль Чёрного Короля.
Оказавшись в коридоре, Джулиан поравнялся с Квайром и спросил:
- Но как ты собираешься это всё провернуть? Каким образом мы будем возглавлять Клуб Адского Пламени прямо под носом у учителей? Не думаю, что мисс Саммерс так уж и не читает наши мысли время от времени, что если она услышит о клубе?
Квентин до последнего не обращал на Келлера никакого внимания, показательно игнорируя его. И только когда они дошли до школьных шкафчиков, а Джулиан весь извёлся вопросами, Квайр сказал:
- Всё просто. Мы создадим ученическую команду с таким названием.
- Но ученические команды были расформированы ещё... - Келлер хотел было напомнить Квайру про последний опыт в школе Чарльза Ксавье, но оказался перебит.
- Келлер, - заметил Квентин, довольно ухмыльнувшись. - Я же всё-таки школьный президент. Я прикажу всем студентам разбиться на ученические команды, мол, для поднятия командного духа, создания здоровой конкуренции и всякого такого, придумаю уж что-нибудь или не будь моё имя Квентин Квайр.
- Но как быть с настоящим Клубом Адского Пламени? - оскорблённый снисходительным тоном, Джулиан попытался снова подкопаться к идеальному плану Квайра.
- О, - зловеще улыбнулся Квентин и захлопнул дверцу шкафчика. - Об этом уже можешь не беспокоиться.

Ничто хорошее не совершается под покровом ночи. Это доказывалось сотнями кинофильмов, тысячами книг и просто миллионами заявлений в полицию. Вот и сейчас, только последний солнечный луч скрылся за горизонтом, как недвижимая картина природы была потревожена странной компанией.
Их было двое: нахального вида подросток в коротких шортах и с короткоствольным ментальным ружьем на плече, и матёрый, потрёпанный жизнью мужчина в до безумия нелепом желто-черном прикиде. Они стояли перед забором огромного загородного поместья, почти наслаждаясь последними минутами тишины и покоя.
Всё началось с одного звука.
Сникт.
- Если мне хоть что-то не понравится в твоих действиях, пацан, я зарою тебя так глубоко, что никто и никогда тебя уже не сможет найти. Мы поняли друг друга? - бросил Росомаха. Он не церемонился: Квайр ему не нравился, Клуб Адского Пламени ему не нравился, вся эта затея с ментальной зачисткой ему тоже не нравилась, но Рейчел сказала, что это хорошее решение, и Логану пришлось прислушаться к её словам.
“Как бы сильно мы не недоверяли Квентину Квайру, надо сказать, что он нас изрядно удивил этой выходкой с клубом,” - начала тогда Рейчел. “Это тяжело признать, а ещё тяжелее в это поверить, но он повёл себя как герой. Мы не можем наказывать его за это.”
“И что ты предлагаешь?” - этот разговор Логан уже заранее ненавидел. “Простить и забыть? Этот засранец нуждается в наказании, как я в пиве, малышка.”
“Пусть докажет, что изменился,” - неожиданно подал голос молчавший до этого момента Бобби. И, ей богу, лучше бы он молчал и дальше. Логан в голос рассмеялся: “Квентин Квайр не способен измениться”.
И вот тогда-то Рейчел и сказала: “это может сработать”.
“Лучше бы тогда она сама пошла и взялась за эту работу,” - в мыслях Логан проклинал Рейчел на всех известных ему языках, но вместе с тем прекрасно понимал, что никто не смог бы справиться с этим заданием лучше него.
После того, как Квайр запер его в ментальной реальности, этот мелкий пиздюк стал с куда большим уважением относиться к нему, а потому вряд ли бы решился выкинуть что-то эдакое. Если подобное отношение вообще можно было назвать “уважением”.
- Да понял я, понял, - издав тяжелый вздох отозвался Квентин, снимая короткоствол с плеча и прицеливаясь. - Срезай замок уже, у этих ребят сильная телепатическая защита и пусть я сильнейший телепат из ныне живущих, вынужден признать, что скоро наше прикрытие пойдёт прахом.
Один удар, резкий и быстрый, и ворота медленно открылись вовнутрь, приглашая непрошеных гостей. Квентин замер, на какое-то время задумавшись о том, что бы случилось, окажись эти когти у его горла. А ещё лучше, что бы сделал он сам, окажись такое оружие в его руках.
- Эй, пацан, - голос Логана прорезался сквозь поток мыслей Квайра. - Чего встал как вкопанный? Куда дальше?
Квентин довольно ухмыльнулся: дальше начиналась его любимая часть. Полное уничтожение Клуба Адского Пламени. Вбежав за ворота вслед за Логаном, он первым прокрался к парадному крыльцу и замер, одной ногой ступив на лестницу.
- Дальше тебе придётся спустить меня с цепи, барсук, - обернувшись из-за плеча бросил Квайр Логану. - Внутри может быть слишком много камер. Мы ведь не хотим, чтобы Мститель был замечен во взломе с проникновением и избиении детей, не так ли?
- Поговори мне тут, - оскалился тот в ответ, но всё же отступил в тень колонны. Этот мелкий засранец был прав в том, что для тихой работы Логан не годится. Пусть внутри здания и находились дети, но дети это были особенные - достаточно богатые, чтобы привлечь к себе внимание, и при этом достаточно умные, чтобы внимания было не слишком много. И меньше всего Логану было нужно объясняться перед Кэпом, по какому праву он ворвался в их дом. А вот репутации Квайра было вполне достаточно, чтобы этих объяснений избежать: проблемы мутантов всегда решаются только мутантами, и Логан нашёл бы способ замять этот вопрос.
“Я позову тебя, как только потребуется вытащить тела,” - обозначив начало телепатического диалога, сказал Квентин. “Не высовывайся лишний раз.”
“Не нарывайся, пацан,” - только и успел отозваться Логан, прежде чем Квайр открыл входную дверь и нырнул внутрь дома.
Его встретила наводящая ужас тишина. Она словно пронизывала собой всё пространство, заглядывала в душу и пробуждала желание как можно скорее свалить из этого богом проклятого места.
“Логан?” - подозревая худшее, решил проверить свою догадку Квайр.
И, конечно же, оказался прав - тишина была создана искусственно. Связь с внешним миром потерялась в тот же миг, как только он переступил порог. Логан не услышит его, даже если его мозг будет биться в конвульсиях и взывать к помощи изо всех сил: Квентин находился под телепатическим куполом. И кто бы ни поставил эту ловушку, он теперь точно знал, что она сработала.
- Вот же блять, - тихо выругался Квайр и, взведя курок ментального ружья, медленно побрел вперёд, в глубь тёмного коридора.
Тишина угнетала. Давила со всех сторон, а отсутствие хоть какого-то нормального освещения только усиливало эффект - в доме было прохладно, но Квентину всё равно становилось жарко и душно. Оттянув ворот футболки и сделав глубокий вдох, он, прислонившись к стене почти вплотную, медленно подошел к первому дверному проёму и осторожно заглянул за угол.
Ничего.
Только гребаная тьма, едва разбавляемая лунным светом, пробивающимся сквозь неплотные занавески. Это была лишь первая зала, а сколько их там впереди? Десять? Двадцать? В какой именно из них сидят эти богатенькие детишки, в ожидании, когда Квентин Квайр доберется до них, что, конечно же, будет ловушкой?
Они ведь считают себя умными, так? Они думают, что смогут перехитрить его.
Квентин широко улыбнулся: уж что-что, а этого им точно делать не стоило.
Всего одна мысль - и страх, который охватил его почти полностью, сковывая движения, вгоняя в панику и заставляя терять разум, начал отступать. Он всегда был один против целого мира, в этом была вся его жизнь, всё его существо. И он никогда не встречал безвыходных ситуаций. Этим детям стоило хорошенько подумать, прежде чем переходить ему дорогу.
- Эй, вы! Сосунки! - смело заходя в зал, прокричал Квайр. - Тип все такие смелые и гениальные, да? Создали телепатическое поле и думаете, что заперли меня в своём огромном доме? Что ж, позвольте заметить, - он вытянул в сторону окна руку с ружьём. - Вы заперты в этом доме вместе со мной.
И нажал на курок.
Ментальный заряд яркой голубой вспышкой врезался в тонкий защитный телепатический барьер, помешавший ему достигнуть окна. По стене пробежались волны, отдаляясь от места попадания снаряда и постепенно сходя на нет. Квайр и не надеялся, что его выстрел сможет пробить дыру в телепатическом куполе. Он лишь хотел показать Клубу Адского Пламени, что готов идти до конца.

Комнаты сменялись коридорами, а те снова комнатами. Изнутри особняк, казалось, напоминал какой-то лабиринт и, бредя в полутьме, Квентин начал терять счёт времени. За окнами всё ещё стояла лунная ночь, но когда вопрос касается игр разума - здесь сложно угадать, реальность ли это или же просто картинка, которую его заставили увидеть.
Он шёл, опираясь на собственные ощущения - чем ближе он был к источнику телепатического поля, тем тяжелее ему было бороться с навязчивыми мыслями и страхом, который наверняка уже давно бы сковал любого другого мутанта.
Но Квентин Квайр уже не один год сопротивлялся вторжению Мисс Саммерс в его собственный разум, он тренировался создавать телепатические блоки с того самого момента, когда его способности только проявились. Не гнушаясь возможностью залезать к другим в головы, Квентин изо всех сил старался обезопасить свою от подобного вмешательства.
Но даже для него это путешествие по особняку было не из легких.
Давление со стороны всё возрастало - то и дело вокруг себя, в этих чёртовых коридорах, Квайр видел вариативные картины будущего. Мир, полные его страхами, отчаянием и лишенный всякой надежды. Квентин пытался не обращать внимание на происходящее, боролся с внутренними демонами, зажмуривая глаза и продолжая идти вперёд уже на ощупь, лишь бы не видеть истекающих кровью тел, протянутых рук, молящих о помощи и укоризненных взглядов.
Он мог избавиться от видений, но от фантомных голосов спасения не было. Ему чудился смех Иди, истеричный и наводящий ужас, и сразу вслед за ним - десятки предсмертных криков, среди которых звучало едва различимое: “ты ошибся, Квентин”.
“Ошибся, и уничтожил всех нас.”
Внезапная тишина заставила Квайра остановиться и открыть глаза. Он стоял в круглой комнате, с арочными проемами по всей длине стены. Ровно посередине, прямо перед ним, было зеркало. Огромное, высотой чуть ли не до потолка, с идеально гладкой поверхностью. Не успел Квентин и подумать о том, что он, похоже, наконец-то нашёл источник телепатического блока, как зеркало заговорило с ним: “Чего ты боишься, Квентин Квайр?”
Оно звучало в каждом уголке его собственного разума, заглядывало прямо в душу. Квентин не мог отвести взгляда от ровной блестящей поверхности, которая должна была бы отражать всю комнату и его самого, но вместо этого - ничего. Лишь зеркальная гладь и голос, иголками впивающийся в его сознание.
“Чего же ты боишься?”
Мгновение - зеркальная гладь пошла рябью, и глазам Квайра предстал он сам. Та же одежда, та же прическа и те же очки. Вот только в руках у него уже не было ментального ружья и Кваентин, к собственной досаде, мельком проверил, что на самом деле оно никуда не делось.
Зеркало играло с ним.
Квайр подошёл поближе, и отражение также сделало несколько шагов вперед. Остановившись только перед самой зеркальной гладью, Квентин медленно поднял руку и пальцами слегка коснулся поверхности. Он ожидал наткнуться хотя бы на что-то: твердое, мягкое, тянущееся или хотя бы липкое - но вместо этого не почувствовал ничего. Как будто перед ним не стояло сейчас никакого зеркала. Словно оно само было не более чем иллюзией, созданной настоящим источником, чтобы запутать Квайра и сбить со следа.
А потом его отражение резко замахнулось и изо всех сил схватило Квентина за горло. От неожиданности, он выронил своё ментальное ружье и то растворилось в пространстве, лишённое телепатической поддержки. Квайр из зазеркалья же повалил его с ног на пол, пытаясь дотянуться до горла и второй рукой, чтобы придушить его раз и навсегда, но Квентин успел оправиться от шока и вовремя перехватил противника за запястье.
Зеркало исчезло - оно полностью собралось в образе нового Квентина, который сейчас стремился избавиться от своего оригинала.
Квайр, настоящий, смог коленом заехать своему клону по животу и, воспользовавшись замешательством, перекатиться по полу и оказаться сверху. Следом дело оставалось только за кулаками. Квентин никогда не любил драться в рукопашную, он не считал себя бойцом. По крайней мере, не тем, кто марает собственные руки в потасовке. Но ситуация была исключительной.
- Считай, что ты уже давно мёртв, - после крепкого удара по челюсти, прошипел в ответ его противник. - Убьёшь меня, и погибнешь сам, Квентин Квайр. А кому как не нам знать, что только твоя собственная жизнь тебе дороже всего на свете?
Он смеялся. Сухо, судорожно, с ярко выраженной хрипотцой. Даже не способный толком дать сдачи, примятый к полу, этот зеркальный Квентин всем своим видом показывал, что он здесь победитель. Как будто эта схватка была проиграна для настоящего Квайра ещё до того, как началась.
Сама мысль об этом выглядела безумно.
Квентин, конечно, был изрядно измотан постоянной борьбой с телепатическим вмешательством, но он не хотел верить, что мог пропустить какой-то ментальный удар исподтишка. То, что происходило здесь и сейчас, в этой круглой комнате, было реальным. Это не могло быть видением или же сражением в чьем-то сознании. Он не мог настолько облажаться.
- Хорошая попытка, - усмехнулся Квайр, выпрямляя руку и снова создавая ментальное ружьё. - Вот только я тебе не верю.
- Так стреляй, - отражение довольно расплылось в улыбке.
Квентин прицелился из ружья так, чтобы попасть этой фальшивке прямо в лоб, взвёл курок, но, к собственному удивлению, не выстрелил. Сомнения, которым он ничего не мог противопоставить, грызли его изнутри - какова вероятность, что он сейчас действительно сражается с собственной проекцией? Вдруг он всё-таки дал слабину в защите и теперь какой-то экстрасильный телепат просто играется с его разумом, наблюдая со стороны за тем, как Квентин уничтожает сам себя? Что если он действительно оказался в ситуации, из которой ему никогда не выйти победителем?
Сомнения - единственное, что когда-либо могло остановить Квентина Квайра. И его враг, специально или же нет, смог обернуть эту слабость против него.
Квайр почувствовал, как по затылку скатилась капелька пота. Он смотрел самому себе прямо в глаза, наблюдал эту самодовольную ухмылку и всё пытался собраться с силами, чтобы принять решение. Момент затягивался.
- Так и знал, - хмыкнув, заметило отражение. - Ты слишком любишь себя, чтобы сдел…
Выстрел. Беззвучный и безболезненный в физическом плане, но неимоверно мощный в телепатическом. Ментальная пуля впилась в лоб фальшивке, пропуская заряд энергии через всё её тело. Физическая оболочка замерцала, пошла рябью и, в конечном счете окончательно спала, обнажив под собой темнокожего пацанёнка от силы тринадцати лет от роду в черной рубашке и белом костюме, заляпанным свежими пятнами крови. Мануэль Эндукье, Квентин видел его рядом с Кейдом Килгором, когда решался вопрос о его принятии в Академию Адского Пламени.
- Чёрт, - только и смог выдохнуть Мануэль, едва ментальные искры исчезли и оцепенения спало. - Испортил весь механизм, придурок!
Только сейчас Квайр заметил, что посреди лба Эндукье тянулся тонкий стальной обруч - вероятно, что-то, помогающее ему создавать телепатическую проекцию. Элемент, который все это время не позволял Квентину расслабиться ни на секунду. Зато теперь разум Мануэля был для Квайра словно открытая книга, и он с огромным удовольствием накинулся на него.
Клуб адского Пламени официально был распущен - после “смерти” Кейда, оставшиеся Короли и Королева решили, что сейчас стоит уйти в подполье. Забыть об этой инициативе раз и навсегда, спасая собственные шкуры. Мануэль просто не успел вовремя скрыться - он должен был расставить телепатическую ловушку в этом особняке и исчезнуть, но Квайр с Логаном оказались здесь раньше.
Что ж, если не весь Клуб, то хотя бы один из его Королей - Квентину этого было более чем достаточно. Ему всего-то нужен был показательный шаг, что-то, что могло бы выставить его в лучшем свете перед учительским составом. И одного Короля для этого было более чем достаточно.
Едва Эндукье попытался подняться на ноги, как Квайр заехал ему по подбородку прикладом, повалив обратно на пол.
- Да ты хоть знаешь, кто я? - сплюнув в сторону, вскипел от злости Мануэль. - Это я помог тебе свалить из вашей дурацкой школы. Это я сделал тебя настоящим злодеем! Да в конце концов, я Белый Король Клуба Адского Пламени!
- Пацан, ты чё, совсем отстал от жизни? - заводя курок ментального ружья, усмехнулся Квайр. - Короли нынче мрут как мухи. Особенно в возрасте двенадцати лет.
Один выстрел - и тело юного Эндукье мешком повалилось на пол.
- Король умер, - отпинав мальчика в сторону, громко крикнул Квентин, довольно улыбаясь. - Да здравствует король!

изображение

Квентин начал воплощать свой план в жизнь уже на следующий день: он не любил зря тратить время, особенно, когда все события складывались наилучшим для него образом. Ночная вылазка с Логаном не только освободила его от дневных наказаний, но и повысила лояльность преподавательского состава школы.
Момент был самым подходящим для того, чтобы начать воплощать план о создании нового Клуба Адского Пламени в реальность. И первым шагом на пути к его величию было объявление о разделении учеников на команды, о чём он и поспешил объявить по громкой связи во время обеденного перерыва.
“Внимание всем ученикам Школы имени Джин Грей!” - голос Квентина раздавался во всех уголках школы, начиная от столовой и заканчивая кабинетом директора.
“Говорит ваш непревзойденный президент, честно избранный и столь любимый всеми вами. Начиная с этого дня все ученики обязаны разбиться на ученические команды: вы можете сами выбрать себе напарников, а можете дождаться официального указа, где каждый из вас будет записан в одну из групп. Все списки пожеланий уже к вечеру должны быть у меня. Каждая команда обязана иметь название, символику и, конечно же, лидера, который с этого момента обязан будет отвечать за все действия своих ребят,” - он перевёл дыхание, набирая в грудь побольше воздуха для последних слов.
“И да начнутся учебные игры. Школа имени Джин Грей сегодня, Школа имени Джин Грей завтра, Школа имени Джин Грей всегда.”

- Вы это слышали? - Бобби Дрейк на всех скоростях влетел в учительскую, оставляя за собой витиеватую дорогу изо льда. - У нас есть школьный президент?
Из всех присутствовавших в комнате, разве что Птица Войны не одарила Бобби взглядом, полным снисходительности.
- Серьезно? И я единственный об этом не знал? - искренне удивился Дрейк. - Нам надо срочно что-то сделать с системой оповещения, потому что…
- Об этом писали в школьной газете, Бобби, - мягко заметила Китти.
- У нас есть школьная газета?! - он картинно вскинул руки, но тут же защитно выставил ладони вперед и широко улыбнулся. - Да шучу я, шучу. Но что он задумал?
- Быть может, одумался и решил сделать хоть что-то полезное для школы?
- Мы говорим о Квентине Квайре, Китти, он не может сделать что-то полезное, - сухо заметил Логан, дожёвывая мясной бургер. - Он явно что-то задумал.
- Мне казалось, Квентин уже доказал, что он изменился в лучшую сторону, - сложив руки на груди, запротестовала Прайд. - Ты всегда видишь в нём только плохое.
- Потому что в этом паршивце и есть только плохое.
- Это не такая уж и плохая идея, - вступила в разговор Рейчел. Логан закатил глаза - в последний раз, когда она так сказала, ему пришлось пилить с мелким засранцем в убежище Клуба Адского Пламени посреди ночи. И эта авантюра Логану была совсем не по душе.
- Я серьезно, - продолжила Саммерс. - Идея с конкурирующими командами уже присутствовала в старой школе Ксавье, я видела записи и результаты такого способа обучения. Это хороший план.
- Квайр может даже самую положительную идею вывернуть наизнанку, Рейч. И я не говорю, что эта идея плоха, но с этого юного Гитлера нельзя спускать глаз, - Логан смял обёртку в кулаке и бросил в сторону мусорной корзины у стены. Дуп, пролетавший мимо в это самое время, был не шибко рад тому, что бумажный кулёк так и не достиг места назначения, упав на пол.
- Так значит, ты с ним соглашаешься! - победно воскликнула Прайд. - Вот уж никогда не думала, что услышу от тебя что-то подобное.
- Это логично, - вместо Логана ответила Рейчел. - Ребятам надо учиться работать в команде. Учиться слушать друг друга и принимать совместные решения.
- Ребята! - вытянул руку вверх Бобби, привлекая к себе внимание. - А подобные изменения в плане обучения разве не должны обговариваться со старшими?
- Господи, Бобби, это же Квайр. Он никогда не будет ничего ни с кем обговаривать.
- То есть ты предлагаешь спустить ему это с рук, Китти? - Рейч в удивлении подняла бровь. - Это непедагогично.
- Нет, - устало потёрла виски Прайд. - Я предлагаю оставить это нововведение по командам, но все-таки сделать выговор Квентину. Он должен знать, что пост президента школы не даёт ему вседозволенности. Это должен знать каждый студент, но особенно - Квентин Квайр.
- Этот мелкий засранец только посмеется над тобой, Китти, - поднимаясь из-за стола, продолжил гнуть свою линию Логан. - Ты знаешь, что эта идея ему сойдёт с рук, мы это знаем, он это знает. Но если вы хотите сохранять иллюзию того, что преподавательский состав хоть как-то может повлиять на Квайра - вперёд, только меня от этого освободите.
На последних словах, даром что не хлопнув дверью, Логан вышел прочь из учительской.

Неожиданное объявление по радио переполошило не только учительский состав, но и всех студентов Школы имени Джин Грей. Кто-то панически носился по коридорам, подкатывая то к одному, то к другому ученику с предложением сплотиться в одну команду, а кто-то нашел себе напарников чуть ли не в первые полчаса после объявления.
Пикси никогда не волновалась, что она может остаться одна - за все то время, что она была с Людьми Икс, у нее появилось много друзей. К тому же, ведь однажды она уже была участницей команды Поригонов, когда впервые присоединилась к тогда ещё Школе для одарённых подростков имени Чарльза Ксавье.
И потому она ничуть не была удивлена, когда, столкнувшись в коридоре с Лори и Габриэлем, те предложил ей присоединиться.
- Только если вы согласитесь взять ещё и Анола! - вспорхнув от восторга, выпалила Пикси. - Уж простите, ребята, но мы всегда были вместе с ним с самых первых дней школы, и я ни за что не присоединюсь к команде, если нам с Виктором придется конкурировать.
- Даже если учесть, что мы, безусловно, лучшая команда из тех, что вообще может собраться в этих стенах? - искренне веря в собственные слова, несколько амбициозно заявила Лори.
- Да, Меган, мы ведь уже сработались на поле боя, мы с тобой ведь близки как никогда. Пять Огней! Как в старые добрые времена, м? - Велоцидад, в привычном ему жесте, закинул руку Пикси на плечо и прижал ту к себе. Меган же, недовольно фыркнув, взмыла в воздух, освобождаясь от этих нежеланных объятий.
- Вы были командой, - вздёрнув носик, подчеркнуто заметила Пикси. - У вас был лидер, Хоуп, которая хотя бы разбиралась в тактике ведения боя. И сейчас, без неё, вы просто подростки с суперспособностями. Так что вряд ли вас можно будет назвать сильными. И к тому же, я не хочу конкурировать со своим лучшим другом.
Трансоник сложила руки на груди и, с секунду подумав, спросила:
- Хорошо, если мы возьмём Анола, ты с нами? - Лори не была в восторге от того, что в их слаженной команде появится кто-то новенький, пусть это и Виктор Борковски, один из лучших учеников школы и главный соперник Квентина Квайра в борьбе за президентство. Но ей нужна была Пикси: телепортер в команде - это сильное преимущество.
- Заметано! - протянув руку для “пятюни”, тут же отозвалась Меган. - Вы уже собрали остальных?
- Да, кстати об этом… - явно нехотя протянул Велоцидад. Ему самому не шибко нравился ответ на этот вопрос и потому он изо всех сил тянул время. Его спасла Лори:
- Дикарь с нами, - бросила она. - Но Иди отказалась. С ней что-то случилось там, в Академии Адского пламени. Что-то, чем она не хочет делиться с нами. Со мной.
Лори сделала глубокий вдох, чтобы перевести дух. В последнее время она сильно беспокоилась за Иди.
- Будем надеяться, что она так и не выберет себе группу, и при официальном распределении её назначат в нашу команду, - пожав плечами, грустно заметила Лори. - Только это нам и остаётся.

- Иди, Иди! Постой!
Квентин нашёл её медленно бредущей по одному из многочисленных коридоров школы, совсем рядом с жилым отсеком. Бру, на поводке, мельтешил рядом с ней и, как только Квайр с ними поравнялся, тут же угрожающе зарычал. Сознание до сих пор так и не вернулось к нему.
- Я из-за командных сборов. Ты же помнишь, что мы пообещали друг другу?
- Стать королем и королевой Адского Пламени? - покрепче сжав поводок в руке, тихо спросила Иди. Квентину не нужно было залезать к ней в голову, чтобы понять: особо тёплых чувств к этой идее она не питала. Но Иди требовалась защита, и для Квайра это был единственный способ её предоставить.
- Ага, - он кивнул и неожиданно схватил Иди за руку. - Я всё устроил. Старых королей больше нет, и теперь мы их полноправные преемники. Самый настоящий Клуб Адского пламени, пусть сейчас это лишь командное название, это…
- Идеально прикрытие, - тихо перебила она, мягко убирая руку. Квентин кивнул:
- Видишь, ты понимаешь с каждым разом все больше и больше. Сначала одежда - избавиться от школьной формы было правильным решением.
- Школьная форма лишний раз напоминает мне… - начала было Иди, но Квентин её перебил:
- О том, что весь мир в лице этих чёртовых преподов стремиться обезличить нас, да.
- Нет, - неожиданно строго и громко сказала Иди. - О том, что я её недостойна.
- Иди, что за чушь? - Квайр попытался было подойти поближе, чтобы обнять её, но между ними внезапно возник Бру, натянув поводок и грозно зарычав, всем своим видом показывая, что готов если не глотку ему вырвать, то как минимум укусить.
- Мы монстры, Квентин. Нам не стоило возвращаться обратно в школу, мы вообще не должны здесь быть. Рядом с будущими героями, будущими Людьми Икс и…
- Эй, - ментально заставив Бру отойти в сторону, Квайр осторожно обнял Иди за плечи и заглянул ей прямо в глаза. - Мы именно там, где должны быть. Героям нужны злодеи, понимаешь? Так как насчет того, чтобы стать ими ради геройского будущего всех остальных?
Иди сомневалась. После всего, через что ей пришлось пройти, после всех тех смертей, причиной которых стали её способности и её решения, Иди всё ещё сохранила в себе надежду на спасение своей души. Она понимала и принимала тот факт, что была рождена не просто мутантом, а дьяволом, монстром, для которого не существует счастливого будущего.
И если уж ей не суждено стать хорошим человеком, так действительно, почему бы не помочь в этом другим?
- Хорошо, - скромно улыбнувшись, кивнула она. - Мы ведь возьмём Бру?
- Для тебя - всё, что угодно, моя королева, - заверил её Квентин.

Эван сидел в библиотеке, штрудируя учебник по математике, когда почувствовал чье-то присутствие. Инстинкты его не обманули - обернувшись, он увидел замершего в дверях Квентина, плечом подпиравшего дверной косяк. Довольно хмыкнув, что Сабахнур наконец-то его заметил, Квайр торопливо подошёл к его столу и, развернув стул, присел рядом, уткнувшись подбородком в деревянную перекладину спинки.
- И давно ты там стоишь? - Эван благоразумно закрыл учебник и отодвинул его в сторону: по крайней мере в ближайшие двадцать минут позаниматься ему точно не удастся. Если Квентину Квайру что-то от него требовалось, он никогда не отцепиться, не достигнув желаемого. К тому же, в последнее время они неплохо ладили, и Эвану действительно было интересно, чего же хочет Квайр от него в этот раз.
- Только вошёл, - соврал Квентин. На самом деле он подпирал дверной косяк уже минут пять. Не то чтобы он не мог решиться побеспокоить Эвана и оторвать его от занятий, нет - с этим у него никогда не возникало проблем. Причина, по которой Квайр так долго мялся в дверях была проста: он гадал, стоит ли втягивать Сабахнура в этот фарс с Клубом Адского Пламени.
Как бы Квентин не пытался себя убедить в обратном - в этой школе всё-таки были люди, о которых он беспокоился. И Эван принадлежал к их числу. Внутри себя Квайр боролся с собственным эгоизмом - возможно, впервые в жизни он решил поставить чьи-то интересы превыше своих, но всё ещё не мог без лишних раздумий принять правильное решение.
Впрочем, его он так и не принял.
- У меня есть к тебе дело, Апокалипсис.
- Я уже устал тебе повторять, что я не…
- Что ты не Апокалипсис, ага. Конечно, прости, - Квайр хитро сощурил взгляд. - Ты маленький апокалипсис.
Эван закатил глаза - меньше минуты потребовалось Квентину Квайру, чтобы напомнить ему, почему они так редко общаются. Выдохнув, он с явными нотками недовольства в голосе спросил:
- Чего тебе?
- Ученические команды, - загадочно ответил Квентин. - Хочу предложить тебе сражаться вместе. Бок о бок. Как самые настоящие напарники.
- Нифига себе! - присвистнув, воскликнул от удивления Эван. - Решил-таки встать на путь исправления и побыть хорошим парнем?
Квентин медленно отрицательно покачал головой.
- А я уже хотел спросить, кто ты и куда дел настоящего Квайра, - вроде как рассмеявшись, но всё же с досадой продолжил Сабахнур. - Ты ведь знаешь, что нет. Я не собираюсь потакать твоим эгоистичным желаниям по захвату мира, власти, школы или что ты там себе удумал.
Он уже было потянулся обратно за учебником, как вдруг на его руку легла ладонь Квентина:
- Не спеши отказываться.
Эван поднял удивленный взгляд, но руку убирать не стал. Квайр, воспользовавшись моментом, пододвинул стул поближе, чтобы иметь возможность в любой момент дотянуться до Сабахнура и, понизив голос до шепота, заговорщицки заговорил:
- Они всегда будут видеть в тебе только плохое, Эван, - уже обеими руками Квентин обнял его за плечи. - В нас. Для них мы всегда будем злодеями, так пусть думают, что хотят.
Не моргая, Квайр смотрел ему прямо в глаза. Еще каких-то пару месяцев назад он бы даже не стал спрашивать у Эвана разрешения, чтобы забраться к тому в голову и заставить столь сильного мутанта принять его сторону. Но сейчас Эван был нужен ему не как оружие, не как солдат и даже не как последователь. Он нужен был ему как друг. А в вопросах дружбы насилие было неприемлемым.
- Но если злодеем меня видят другие, это ещё не значит, что я должен им быть, - Эван положил руки на спинку стула, не отстраняясь от этих странных объятий, но и не собираясь их поддерживать.
- Ты так говоришь, как будто я не в студенческую команду тебя зову, а предлагаю на пару захватить мир, - рассмеялся Квайр. - Это всего лишь игра, Эван. Игра, в которой никто другой не захочет, чтобы ты сражался с ним бок о бок. Я твой единственный настоящий друг в этой школе. Остальные, пусть даже если и общаются с тобой, сидят за одним столом во время обеда или просят помощи в домашних заданиях - все они боятся тебя и это то, что никогда не изменится.
- Ты не можешь знать, что чувствуют другие.
Слова Квайра были жестокими, и Эван отказывался в них верить. Но в памяти сразу возникало слишком много странных и неловких ситуаций, каких-то недомолвок и перешептываний за спиной со стороны других студентов школы. Как бы сильно Эван не хотел думать, что среди мутантов никто не будет обращать внимания на его гены, каждый раз кто-то ему да напоминал о том, чья кровь течет в его теле. И в кого он имеет возможность превратиться.
- Я телепат, Эван, - выпрямляясь на стуле, со знанием дела возразил Квентин. - Если кто-то и знает, то только я. Так ты со мной?
- Должен же кто-то тебя останавливать, - отозвался Эван. Квайр тут же вскочил со стула и по-дружески потрепал его по волосам:
- Так держать, малыш-Апокалипсис, так держать!
- Я же просил называть меня Генезис! - взмахнув руками в попытке избавиться от Квентина, вскрикнул Эван.
- Ага, конечно! - отстранившись, бросил Квайр. - Только не в этом мире, чувак, - и, шутливо отдав честь, Квентин вышел из библотеки.

Был ещё кое-кто, кого Квайр хотел забрать к себе в Клуб Адского Пламени: Степфордские Кукушки. Правда, по документам бы выходило, что их трое, но на самом деле Квентина интересовала только одна из них: Селеста. Самая, как он считал, амбициозная и горделивая из всех сестёр.
Квентин подозревал, что с ней могут возникнуть некоторые трудности. Учитывая их прошлое и при каких обстоятельствах они в последний раз общались, если Селеста не вырубит его ментальным ударом в первые секунды диалога - это уже был бы успех.
Однако, к его удивлению, Селеста решила обойтись без сцен.
- Чего тебе? - холодно спросила она, когда Квайр ещё только переступил порог гостиной. Удивительно, что Минди и Фиби не было рядом с ней, однако, прежде чем Квентин это заметил, Селеста сказала всё за него:
- Мы не симаские сестры, чтобы всегда быть вместе, придурок.
- Я ничего такого и не имел в виду, - тут же запротестовал Квентин, облокачиваясь о спинку дивана.
- Ты это мне будешь говорить?
- Виноват, - поспешно бросил он. - Я хочу предложить тебе кое что уникальное, Селеста. Нечто, что не нужно будет делить с сёстрами. Чего достойна лишь ты одна из вашей троицы.
Лесть. Кукушки пусть и считались довольно сильными телепатами, но их всегда можно было подкупить лестью. Когда вы все одинаковые, живёте одной жизнью на троих, принимаете общие решения, без возможности настоять на собственном мнении - вы начинаете особенно ценить тех людей, которые видят в вас личность.
- Будем считать, что ты меня заинтересовал, - поправив причёску, отозвалась Селеста. - и что же ты собираешься предложить?
- Селеста, - набрав побольше воздуха в грудь, чтобы его голос звучал как можно более пафосно, Квайр громко спросил. - Не хочешь ли ты стать Белой Королевой Клуба Адского Пламени?
Он даже толком не успел закончить вопрос, как на улице что-то ярко вспыхнуло и сквозь открытую форточку тут же донесли непонятные крики и ругань. Селеста не дала ответа. Вместе с Квентином они бросились к окну, чтобы увидеть, что же именно произошло, да так и замерли перед стеклом.
В саду, на лужайке прямо перед главным входом в школу, стоял Скотт Саммерс со своими прихвостнями. И уже что-то активно обсуждал с выбежавшим на крыльцо Росомахой. Квайр был готов поспорить, что Логан уже успел пообещать Скотту выпотрошить его наизнанку, если тот не уберется со школьной территории.
Переглянувшись, вместе с Селестой они выбежали из комнаты и стремительно направились вниз, на улицу, куда сейчас также сбегались все студенты и учителя. Каждый хотел узнать, зачем Скотт Саммерс заявился на их порог. После всего, что произошло между ним и Логаном, это должна быть очень веская причина.

- Мы пришли сюда не драться, Росомаха! - готовый в любой момент пустить лазер из глаз, Скотт всё же надеялся мирно разрешить этот конфликт. - Мы всего лишь пришли предложить дом каждому, кто в нём нуждается.
- У этих детей уже есть дом, Саммерс, и ты сейчас топчешь газон перед его стенами! - прорычал в ответ Логан. - Катись отсюда к чертям, пока можешь.
- У них должен быть выбор, - заметил Скотт. - И ты не имеешь права их лишать его.
Росомаха уже был готов накинуться на Саммерса с оголенными когтями, но вовремя выбежавшая на улицу Китти успела схватить его за плечо и остановить:
- Он прав, Логан, - сказала она. - К сожалению, в этом вопросе он прав. Мы не можем удерживать здесь тех, кто этого не хочет.
- Спасибо, Китти.
- Можешь не благодарить, - процедила та в ответ.
- Что ж, - Скотт внимательно осмотрелся по сторонам, оценивая, все ли ученики успели выбежать на улицу. - Как вы могли уже слышать, мы пришли сюда, чтобы предложить дом всем, кто в нём нуждается. Вместе с нами вам больше не нужно будет бояться ни собственных сил, ни нападок со стороны окружающих. Вам не придется прятаться по углам, скрывая свои способности и надеясь, что мир никогда не узнает о том, что вы мутант. Мы предлагаем вам будущее, за которое имеет смысл сражаться. Так что если кто-то желает покинуть стены этой школы и присоединиться к нашей революции - просто сделайте шаг вперёд, поднимите руку или же подайте голос. Мы будем рады принять каждого, кто решит разделить этот мир вместе с нами.
“Они хотят уйти,” - Селеста внезапно мысленно ворвалась в голову Квайра. - “Они хотят уйти вместе с Фрост.”
Квентин потерял Селесту из вида в тот самый момент, когда они вместе выбежали на крыльцо. Кукушка сразу же побежала в сторону своих сестёр, да так и затерялась в толпе, тогда как сам Квентин остался стоять у входа возле колонны.
“Мое предложение останется в силе, даже если ты послушаешься своих сестёр.”
“Я согласна, Квайр. Я не могу прямо сейчас возразить им всем, но ты должен знать, что я согласна.”
“То есть ты уверена, что однажды сможешь пойти против собственных сестёр?”
“Мы можем дружить сколько угодно, Квентин. Но Белой Королевой может стать только одна из нас.”
Квентин был приятно удивлен, что Селеста всё же решила согласиться на его предложение. Вместе с ней они смогут обеспечить для Клуба отличную телепатическую защиту. Такую, что никакой другой телепат никогда не сможет обнаружить их местоположение, пусть даже подключит к себе церебро на полной мощности.
Не дожидаясь окончания устроенного Саммерсом представления, Квайр, улыбнувшись собственным мыслям, развернулся и скрылся за дверью школы. Для него всё самое интересное на улице уже закончилось.

изображение

Прошло около недели с тех пор, как Скотт Саммерс объявился на пороге Школы имени Джин Грей и забрал вместе с собой Степфордских Кукушек. Между ученическими командами уже успели пройти первые соревнования, победителем в которых стали “Новые Люди Икс” - команда под руководством Норико Ашидо, состоящая из последних учеников Школы имени Чарльза Ксавье.
Задание было довольно простым - пройти тропу препятствий, созданную Опасной комнатой, победить Стража и добыть ключ, прекращающий программу и открывающий дверь тренировочной комнаты.
“Адское пламя” справилось с этим заданием за десять минут, “Новые Люди Икс” - за семь. Единственной командой, которая так и не смогла выполнить задание, были “Пять огней”. В тот момент, когда Пикси решила телепортировать всех, чтобы вывести из под удара Стража, где-то в программе случился сбой. По крайней мере, так считала сама Меган.
Она собиралась перенести всех за спину огромного робота, но вместо этого “Пять Огней” оказались посреди адского пекла, где-то в Лимбе. Хорошо ещё, что Пикси быстро сориентировалась и снова прочла заклинание перемещения, вернув ребят обратно в тренировочную комнату. Но программа на тот момент уже была остановлена, и их команду пришлось дисквалифицировать.
“У нас проблемы,” - голос Селесты зазвучал в голове Квентина прямо на уроке, кажется, истории искусства. Квайр не слишком слушал, о чем говорила Птица Войны, и был занят собственными мыслями.
“Что случилось?”
Специальный телепатический канал, который они установили с Селестой, помогал им поддерживать связь на приличных расстояниях друг от друга. Всё это время они общались друг с другом, обменивались свежими данными и строили планы о том, как Квайру выбраться из этой дурацкой школы и вывести за собой остальных участников Клуба.
“Помнишь, когда эта крылатая девчонка случайно попала в Лимб? Как оказалось, наша Ульяна в последнее время тоже часто не достигала конечной точки телепортации, застревая в том же измерении. Я только что вернулась из Ада, Квентин.”
“Сожалею,” - соврал Квайр, и Селеста тут же его на этом подловила:
“Вряд ли.” - она выждала несколько секунд, прежде чем продолжить. - “Ульяна что-то сделала с Лимбом. Она сказала, что как-то заперла его внутри себя. Не имею ни малейшего представления, что именно это значит, и даже не хочу себе этого представлять. Это отвратительно.”
“Но это может сыграть нам на руку. Как ты думаешь, достаточно ли Ульяна сильна, чтобы сдержать в себе целый мир?”
“Сомневаюсь.” - Селеста ментально фыркнула. - “Феникс сломал их всех. Что-то сделал с силами каждого, кто хоть как-то к нему приблизился. Ульяна может и не признавать этого, но в ней тоже что-то не так.”
“Это же просто замечательно!” - Квайр ликовал. Наконец-то ему подвернулась реальная возможность раз и навсегда избавиться от ментальной слежки со стороны этой назойливой мисс Саммерс. И если для того, чтобы стать свободным, ему нужно будет обрушить на землю геену огненную, он непременно это сделает.
“Ты сможешь внушить Ульяне, что ей стоит перекинуться с Меган буквально парой слов?”
“Серьезно?” - оскорбилась Селеста. - “Ты ещё будешь спрашивать, смогу ли я?”
“Так сделай же это.”

План Квайра был прост.
Когда-то давно Ульяна раз и навсегда связала душу Меган Гвинн с измерением Лимб. С тех пор Меган, хоть и сама того не подозревает, стала наследницей властителя демонов. Следующей после Ульяны, которая смогла бы покорить местных демонов своей воле и приказать им служить ей до скончания веков.
Все эти случайные и нежеланные прыжки в Лимб, которые случались с телепортерами - не менее чем крик измерения о помощи. Они призывали своих правителей, чтобы те встали на защиту границ Лимба. Возможно, Ульяна слишком долго игнорировала эти мольбы, и там случилось что-то непоправимое, из-за чего ей пришлось поглотить и запереть внутри себя целую реальность.
Но что случится, если дать Лимбу возможность оказаться на расстоянии вытянутой руки от ещё одного правителя?
Квентин надеялся, что это по крайней мере вызовет переполох. О том же, что случилось на самом деле - он и мечтать не мог.

Крики. Совершенно дикие и болезненные, массово раздались, казалось, со всех сторон сразу. На какое-то время это даже выбило Квентина из колеи - слишком много эмоциональных мыслей, страхов и мольб о помощи в один и тот же момент. Как будто где-то взорвалась бомба ужаса. Но, в отличие от всех остальных, Квайр прекрасно знал, где именно, и что за бомба.
Лимб выбрался наружу.
Буквально разорвал Ульяну Распутину изнутри, едва Меган Гвинн попыталась пожать ей руку в ответ на приветствие. Бедняжка Меган оказалась в эпицентре взрыва и, будь у Квентина хоть капля сострадания, он непременно бы ей посочувствовал.
Но вместо этого - поспешил мысленно связаться с Иди, Джулианом и Эваном. Ментальная волна, которая его самого заставила пошатнуться, наверняка задела и мисс Саммерс. А значит прямо сейчас он не находился под её наблюдением.
У Рейчел были проблемы куда серьёзнее, чем слежка за Квентином, и Квайр не преминул этим воспользоваться.
“Нам нужно бежать.”
Квайр не ждал ответа, и потому был неприятно удивлен, когда в его голове зазвучал голос Эвана: “Мы никуда не сбежим, Квентин, мы должны помочь школе.”
“Ты не знаешь, что именно сейчас происходит, Эван. А я знаю. Поверь, мы ничем не сможем здесь помочь.”
“Мы можем хотя бы попытаться”
“Эван.”
Времени было мало, и его явно не хватало на то, чтобы ещё спорить с этим упёртым болваном.
“Если хочешь сгореть заживо - вперёд. Но я в этом не участвую,” - со злостью и досадой бросил Квайр, прерывая разговор. В конце концов, он обещал себе присматривать только за Иди, Эван никогда не должен был стать его проблемой.
Но почему-то ему все равно было обидно, что он не сможет забрать Сабахнура с собой.
Пробегая по коридору мимо окон, Квентин не смог отказать себе в удовольствии посмотреть, что же именно он здесь устроил. На улице творился настоящий ад: трава горела, с дикой скоростью распространяя огонь по всему школьному участку и дальше, демоны с корнями вырывали алмазные деревья и с остервенением бросались на каждого, кто рискнул выбежать за порог школы, чтобы встать на защиту.
Квентин уже собирался бежать дальше, как заметил, что на крыльце появился Эван. Тот замер, как будто оценивая ситуацию, как будто пытаясь понять, насколько всё плохо. И, внезапно, именно в этот момент Квентин понял, что Эван сделал правильный выбор. Как бы он ни старался, ему никогда бы не удалось переманить этого малыша-апокалипсиса на свою сторону. Но это не значит, что он не сможет присматривать за ним.
- Давай, - едва заметно улыбнувшись, чтобы никто ни в коем случае его не заметил, прошептал себе под нос Квайр. - Будь супергероем, мой мальчик.
И, словно услышав его слова, Эван отчаянно бросился в самое пекло битвы.

Вокруг царил самый настоящий ад, демонам не было видно конца и края, и каждый её участник, будь то студент или же преподаватель, с ужасом осознавали, что долго они не продержатся.
Но, как и всегда, решение само себя находит. Разрезая очередную тварь из Лимба кинжалом души, Пикси прорвалась к Анолу, который, в свою очередь, только что когтями вырвал горло какому-то демону.
- Ты в порядке? - звонко спросила она.
- Пока ещё да. Как в старые добрые времена, да? - уворачиваясь от шипованного хвоста и запрыгивая на спину очередному монстру, отозвался Виктор. - Вот бы сейчас снова как по волшебству возникла Ульяна и забрала этих тварей обратно в свой мир, а?
- Её разорвало прямо у меня на глазах, - Пикси продолжала защищаться при помощи клинка. - Это ужасно, Виктор. Я только протянула ей руку, как этот ужас взял и… - она не могла подобрать слов. Во время отчаянной борьбы за свою жизнь было сложно подбираться нужные слова.
- Хорошо, но как она тогда заставила демонов послушаться её?
- Она использовала тогда кусок моей души, чтобы остановить эту дьявольскую мясорубку.
Постепенно, до Меган начал доходить смысл сказанных ею слов.
- Даже не думай! - закричал Анол, догадавшись, о чем именно сейчас задумалась Гвинн. Подобравшись к ней поближе, он добавил:
- Это слишком опасно.
- Ты видишь здесь другой выход? - Пикси смотрела ему прямо в глаза с такой надеждой, что Виктор отдал бы все на свете, лишь бы иметь возможность честно сказать ей “да”. Но он не знал, как иначе можно было остановить этот ад. Да и план, предложенный Меган, тоже оставлял желать лучшего - он предполагал слишком много “если”. Всё могло пойти не так.
- Ты видишь здесь другой выход, Вик? - она не отпускала его. Держала за плечи, паря в нескольких сантиметрах над землей и губами шепча один и тот же вопрос. Виктор опустил голову и посмотрел в сторону - он не мог дать ответа.
Быть может, его и не существовало вовсе.
Меган могла быть какой угодно: назойливой, бесящей, шумной или же недальновидной. Но её вряд ли можно было бы назвать глупой. Она лучше других понимала, что другого пути нет: Лимб, поглотивший Ульяну, вырвался за границы своего измерения и, оказавшись без правителя, был готов похоронить в себе реальный мир. И если кто и сможет подчинить весь Лимб своей воле, то это только она: не без помощи магического меча, конечно, выкованного из части её собственной бессмертной души.
Вот только для этого ей придется сначала вырезать из себя эту часть.
Когда-то Ульяна пыталась разбить её душу на пять волшебных камней - довести дело до конца у нее не вышло, но одна часть всё таки была отделена от Пикси и в последствии стала кинжалом души, что так остро режет дух, но не плоть.
Меган медленно достала кинжал и, держа за рукоять обеими руками, развернула его лезвием к себе.
- Ты не обязана этого делать, Мегс, - взмолился Анол. - Я не готов потерять тебя, Мегс.
- Ты не потеряешь меня, глупый. Мне всего лишь нужно превратить энергию своей души в оружие, и тогда, с его помощью, я наконец-то смогу покорить этих чертовых демонов Лимба. Если ты боишься, что я стану столь же бездушной, как и Ульяна - напрасно. Это лишь ещё одна пятая моей души, Вик. Больше половины всё еще останется внутри меня.
- Но что если этого будет недостаточно? - Анол положил руку поверх ладоней Пикси. - Что если Лимб поглотит тебя также, как и её?
- Ульяна всегда будет мне напоминанием, почему я должна стоять до конца, - Меган говорила ровно и четко, а вместе с нем внутри неё всё разрывалось. Ей не больше Виктора хотелось дробить свою душу, но она не видела иной возможности спасти реальность от этого смертельного пекла.
Кто-то должен был принять на себя ответственность за Лимб. Кто-то должен был стать его правителем.
- Прости, - еле слышно прошептала Пикси и резко, со всей силы воткнула кинжал себе в грудь. Анол не успел даже толком вскрикнуть, как его волной неизвестной энергии отбросило в сторону, а ярко-розовый свет,охвативший Меган, заставил зажмуриться.
Сначала было больно. Кинжал обжигал, но не тело, а душу. Словно тупым лезвием разрезал невесомую плоть, постоянно цепляясь и застревая, оставляя после себя рваную рану, которую ничто не смогло бы залечить. Меган не знала, когда ей следует остановиться, не имела ни малейшего понятия, какую часть души уже впитал её кинжал и сколько ещё ему может потребоваться.
Просто в какой-то момент она потянула руками рукоять от себя.
Мгновение - и она уже снова стоит на земле, крепко сжимая в руках меч, окруженный розовым свечением.
Когда Анол вновь открыл глаза - перед ним уже стояла совсем другая Пикси. Она практически не изменилась, но разве что в волосах появилось больше черных прядей да в глазах появился какой-то бесовской отблеск.
- Мегс? - испуганно протянул Виктор. Вместо ответа, Пикси хитро оскалилась, обнажив обострившиеся верхние клыки, и с диким улюлюканием взмыла в воздух, оставляя позади себя черную пыльцу, осыпающуюся с её крыльев.
То, что чувствовала Меган, было новым и странным для неё, однако ветер, звучащий в ушах, хоть немного, но помогал справиться с этим ощущением. Это была свобода, совершенно невероятная и чистая. Как будто до этого момента её то-то постоянно тянуло к земле, и вот, наконец-то, она смогла избавиться от этого.
Свобода опьяняла её, застилала глаза. Там, внизу, прямо под ней, продолжалась кровавая бойня между мутантами и демонами. Одни сражались за собственную жизнь, другие - за свой родной дом.
Это открытие заставило Меган в удивлении зависнуть в воздухе. Теперь монстры из Лимба больше не казались ей такими ужасными, как раньше. Она как будто бы научилась понимать их, на собственной шкуре ощущать то, что испытывают они. Им здесь не нравилось и больше всего на свете демоны хотели бы вернуться домой.
В привычный для них мир огня и лавы.
- Бедняжки, - прошептала Меган и стрелой метнулась к земле. Демоны, все как один, сворачивали голову в её сторону, стоило ей пролететь рядом с ними. Они провожали её взглядом и замирали на месте. Они видели в Гвинн их властителя и жаждали услышать от неё приказ.
Пикси приземлилась на постаменте, где совсем недавно ещё стояла статуя Джин Грей, и, скорее по наитию, медленно подняла меч прямо над своей головой.
- Я надеюсь, вы понимаете меня, демоны Лимба, - громко, во весь голос, заставляя обернуться на себя тех, кто ещё продолжал сражаться, заговорила Меган. - Я знаю, что вы хотите вернуться домой. И если вы послушаете меня, то я смогу отправить вас туда. Всех до единого.
В рядах демонов неожиданно начались волнения. Пикси было заволновалась, что её план не сработал, что сейчас эти твари отвернутся от неё и продолжат сражение, однако причиной переполоха стал один-единственный монстр: не переставая смотреть на Меган, он встал перед ней на одно колено. И его примеру поспешили последовать если не все, то многие демоны, стоявшие сейчас на этом поле.
Меган, надеясь, что она знает, что делает, набрала в грудь побольше воздуха, чтобы произнести заклинание.
- Sihal! - она перебегала взглядом с одного демона на другого, которые замерли перед ней, преклонив колено и завороженно следя за каждым её движением. - Novarum… - ощущения были странные, как будто сам Лимб проходил сквозь неё. Она чувствовала, как он пульсирует у неё под кожей, до самых костей ощущала страх, охвативший сейчас жителей этого измерения ада. Страх и желание как можно скорее снова обрести правителя.
И хочет она этого или нет, Лимб выбрал её своей королевой.
- Chinoth, - едва слышно прошептала Пикси и со всей силы опустила меч вниз, остриём воткнув его в гранит под собственными ногами, расколов постамент напополам.
Миг - она стояла в школьном дворе, окруженная своими друзьями и тысячами демонов, пришедшими прямиком из ада.
Миг - и стены школы исчезли. Остались только монстры и сам Лимб.
- Sihal Novarum Chinoth! - поспешно крикнула Меган, телепортируя себя обратно наверх, к школе и своей команде. Едва её ноги коснулись жжёного газона, как она без сознания упала на землю. Меч, выскользнувший из рук, покатился в сторону, растворяясь в ярко-розовых вспышках.
- Мегс! - к ней бросился Анол, подхватывая Пикси на руки и поднимая с земли. - Ей срочно нужно в медотсек! И давайте надеяться, что на этом борьба с адом закончена, - он осторожно передал Меган на руки Велоцидаду и, выпрямившись, внимательно осмотрел поле боя. - Каждый проверьте, где сейчас находится ваш сосед или же друг. Если вам нужна медицинская помощь - зовите телепатов, пусть они подскажут, где вас можно найти, чтобы отнести в медотсек.
Он остановился, что перевести дыхание. Горячий воздух Лимба слегка обжег ему горло, и Виктор не мог долго громко разговаривать. Вокруг него мельтешили студенты и преподаватели: кто-то тащил раненых в сторону школы, кто-то сам, с трудом перебирая ногами, пытался добраться до крыльца. Чуть впереди, прямо перед Виктором, в позе лотоса сидела Рейчел Саммерс, телепатически пытающаяся связаться с каждым студентом, чтобы убедиться, что он в порядке.
Судя по её лицу, что-то было не так.
- Мисс Саммерс? - Виктор осторожно коснулся её плеча. - Вы всех нашли?
- Нет, - не открывая глаз, со злостью процедила Рейчел. - Я не чувствую Иди и Джулиана, Анол. И я была бы чертовски этим напугана, если бы вместе с ними из поля моего зрения не пропал и Квентин Квайр.
- Он…
- Он сбежал. Воспользовался переполохом и сбежал прямо у нас из под носа.

Вот, как всё началось.
И вот, как всё закончилось.

Квентин проснулся среди ночи в своих покоях в особняке Клуба Адского Пламени весь в поту и с дико бьющимся сердцем. Ему приснился кошмар. Освобождающий и очищающий огонь, окутавший его со всех сторон, пробудивший в нём удивительной силы голод, которой ни одному живому существу еще не приходилось испытывать.
Феникс.
Такое видение не могло присниться просто так и ему было лишь одно логичное объяснение - Феникс возвращается на Землю и, вероятно, уже нашёл себе нового носителя.
По крайней мере так считал Квентин, искренне полагая, что он был единственным, кто видел это предзнаменование. Как будто на Земле не существовало других телепатов, способных сдержать в себе столь огромную космическую силу.

Рут закричала.
Не от боли, а скорее от неожиданности, и от ужасного осознания, что ждёт их всех в будущем. Она услышала, как в коридоре началась какая-то беготня. Но никто не забегал к ней в комнату, чтобы проверить, всё ли с ней в порядке - причиной ночного переполоха была вовсе не она. Рут ловила остатки мыслей, обрывки, долетавшие до её пока что слабого телепатического сознания.
Они уже знают. Феникс летит к Земле, и это требует безотлагательного сбора команды. У супергероев нет времени на сон, особенно когда их планете угрожает такого рода опасность.
В комнате переговоров было шумно: каждый стремился высказать свои идеи и свою точку зрения, считая предложения других абсолютным бредом и какой-то дикостью. Анол безуспешно пытался привлечь всех к порядку, но даже его лидерских качеств было для этого недостаточно.
- Мы должны найти Хоуп и заставить её послать этого Феникса к чертям.
- Стоит ли нам рассказать Мстителям? Они наверняка уже засекли его на радарах, так быть может…
- Когда они в последний раз попытались остановить Феникса погиб Чарльз Ксавье, вы правда хотите привлечь к этому Мстителей?
- Но Феникс летит сюда и...
- И я достаточно сильна, чтобы сдержать его, - неожиданно прозвучал голос, который заставил всех замолчать и обернуться к двери. - Да, простите... - в проёме стояла Рут, пальцами придерживаясь за металлический косяк, ещё не слишком уверенная в себе, чтобы без вопроса войти в комнату переговоров, но уже достаточно смелая, чтобы настаивать на своём решении.
С тех пор, как их команду официально назвали "Людьми Икс", Рут была белым пятном в глазах каждого: через какие бы трудности разным поколениям иксменов не случалось проходить, среди них всегда был хотя бы один телепат. А силы Рут, без сомнений, сильно отличались от привычной телепатической поддержки: она не могла быть их связующим звеном, не могла затуманить чужой разум и не могла проникнуть в сознание других, чтобы вызнать их истинные намерения.
Она была телепатом, но при этом им не была.
- Рут, послушай, - Анол встал со своего места, - Никто из нас не ждёт, что ты пойдёшь по стопам мисс Грей или мисс Фрост...
- Да! - также подскочила в воздух Спрайт. - Твои способности уникальны, как у каждого из нас, и если ты телепат в икс-команде, ещё не значит, что тебя всегда будут сравнивать со старшими участниками.
- Феникс выбирает своим носителем только сильнейшего телепата, Рут, и, посмотрим правде в глаза, это не ты, - как ни в чём не бывало, добавила Меган, и, заметив, как все скосили взгляд неодобрения в её сторону, развела руками, - Я всего лишь озвучила правду, что витает в ваших собственных мыслях. Рут заслуживает того, чтобы мы были с ней честны.
- Не говорите обо мне так, будто я здесь не стою. Я всё ещё в одной комнате с вами, - наконец-то заговорила Повязка, вновь привлекая к себе всеобщее внимание. Было что-то удивительное в том, что ей хватило дерзости сделать пусть и лёгкое, но замечание Пикси. - И если я говорю, что готова, значит я готова.
.
- Напомните мне больше никогда не верить этой слепой курице! - уворачиваясь от металлического кулака Геллиона, прокричала Пикси. - Я ведь с самого начала говорила, что ей это не по зубам, но где это видано, чтобы слушать какую-то там Меган Гвинн, а? Теперь вот давай, пытайся противостоять этому клубу сумасшедших телепатов, да ещё и самого Феникса в придачу. Какого чёрта, а?
- Меньше слов, больше дела! - радостно отозвалась на эти стенания Иди, запуская в сторону Пикси ворох ледяных игл. - И мы не все тут телепаты, милочка!
- Но все определённо сумасшедшие!
Рут облажалась. Когда Феникс наконец-то достиг Земли, она телепатически связалась с ним и предложила своё тело в качестве аватара. Чтобы они смогли поговорить с Фениксом и выяснить, зачем в этот раз он решил посетить их планету.
Она удержала в себе космическую силу ровно тринадцать секунд. К сожалению, как телепат Рут всё ещё была слишком слаба. Нет, Повязка могла бы продержаться и дольше, но рядом появился Клуб Адского Пламени с Квентином Квайром во главе.
На данный момент сильнейшим из известных телепатов.
И Феникс выбрал его.
Как только огненная птица соединилась воедино с телом Квайра, весь мир резко пришел в движение. Келлер напал сначала на Анола, а затем уже на Пикси, которая, в последствии, столкнулась с погодной ведьмой.
А пока Меган развлекалась с Иди, Генезис впечатал Квентина в стену, так сильно сдавив его горло, что ещё одно небольшое усилие и его позвоночник бы переломился.
- Я всегда буду побеждать тебя, Квайр! - выкрикнул Эван. - Когда же ты наконец поймёшь, что тебе никогда не превзойти меня, глупец!
Квентин что-то пытался прохрипеть в ответ, но Генезис слишком сильно пережал ему горло. Чуть ослабив хватку, он спросил:
- Что-то хочешь сказать?
- Да, - всё ещё хрипя, ответил Квайр и добавил с насмешливой улыбкой. - Ты говоришь точь в точь как Апокалипсис.
Это было неблагоразумное замечание. Сравнение с Апокалипсисом в школьные годы всегда выводило Эвана из себя, и для Квентина было приятно узнать, что некоторые вещи так и не меняются. Вот только последствия сейчас были не столь приятны, как во время их совместного обучения.
Не став сдерживаться, Эван изо всех сил врезал ему по подбородку:
- Не смей опять разыгрывать эту карту, Квайр!
- Но я не могу лгать тебе, Эван. Никогда не мог, - почти что в бреду, ответил Квентин. Удар Генезиса оказался чертовски сильным: во рту отчётливо чувствовался привкус крови. Либо какой-то зуб, либо вовсе вывих челюсти - в любом случае, незамеченным этот бой для него точно не пройдёт. Сил сопротивляться уже не было и всё, что Квентину оставалось - только колкие и издевательские замечания, выдавать которые он не забывал ни на секунду.
- Да заткнись ты уже, заткнись! - колошматя его до потери пульса и чуть ли не вбивая в стену, кричал Генезис. - Почему ты никогда не знаешь, когда стоит остановиться, Квентин? Почему всегда всё должно заканчиваться именно так? - когда после очередного удара Квайр наконец-то затих и обмяк, Эван остановился. Замер на месте, испуганно смотря на дело рук своих. На то, как тело Квентина медленно сползло по стене вниз, бесформенно распластавшись по земле.
- Квентин, какой же ты всё-таки идиот, - с сожалением заметил он. Как бы сильно Эван не хотел одержать победу над Квайром, куда желанней для него было их примирение. Конец бесконечной войне импровизированного добра и зла. Казалось бы, за столько лет издёвок и стычек, он должен был ненавидеть Квентина всей душой, но вместо этого Эван испытывал в нему совсем другие чувства: благодарность, преданность их дружбе и какое-то необъяснимое желание заботиться о нём. Ведь этот придурок совсем не знает границ, и когда-нибудь он непременно вляпается в проблему, из которой не сможет выбраться.
Тяжело вздохнув, Эван уже потянулся к нему своими руками, которые мгновенно преобразовал в наручники с эффектом блокировки способностей, как неожиданно ему в голову вписался чей-то кулак. Перед глазами вмиг пронеслись салатово-зелёные звёздочки и, бросив Квайра, Эван резко повернулся в сторону удара, готовый дать отпор.
Однако там никого не оказалось. Но только он успел этому удивиться, как уже с другой стороны ему по лицу снова заехало чьим-то кулаком. Но в этот раз Эван смог заметить, что орудием на самом деле оказалась металлическая перчатка, кем-то телепатически управляемая.
- Геллион! - взревел Генезис, осматриваясь вокруг и выискивая Келлера взглядом. - Покажись, чёртов трус!
Но Келлер не показался. А обернувшись обратно к стене, Эван обнаружил, что и Квентин уже скрылся с места боя. С досады он что есть духу вреза кулаком по стене, проломив её насквозь.
Клуб Адского Пламени сбежал с поля боя получив то, за чем он и пришёл. И Эван ничем не смог им помешать.

изображение

- Ты размяк, Квайр! - взревел Джулиан, врываясь в комнату Квентина, не замечая, что поднимает в воздух все предметы рядом с ним. - Нянчишься с этим мелким Апокалипсисом, как будто он значит для тебя больше, чем все наши планы! Ты же мог с лёгкостью убить его, почему не сделал этого?
- Я был слаб, Келлер, - огрызнулся на него Квайр. У него дико болела голова: с того самого момента, как Феникс вселился в него, Квентин понял, что совладать с этой чёртовой космической птицей не так-то просто. И как у Джин Грей получалось проделывать это столько раз?
- Слаб? И в прошлые разы ты тоже был слаб, так что ли, Квентин? Ведь это Генезис всегда срывает наши планы, именно из-за него мы ни разу так и не достигли наших целей.
- Ну, Феникс всё-таки добрался до меня, разве нет? - воспользовавшись тем, что Келлер решил перевести дух, возразил Квентин.
- Я говорю не про твои личные, а про наши цели, Квайр. Про цели Адского Пламени, до которых тебе, похоже, нет никакого дела. И, знаешь, я начинаю сомневаться, что ты создал этот Клуб ради спасения рода мутантов. Больше похоже, что ты создал его только для того, чтобы потешить собственное самолюбие.
Квайр не мог ничего ему возразить. Не сейчас, не в таком положении, когда его голову изнутри разрывает удивительная по мощности сила.
- Я ухожу. Я сделаю всё, чтобы спасти нашу расу, Квентин Квайр. С твоей помощью или без неё, - Келлер громко хлопнул дверью, подчеркнув конец как их разговора, так и своего участия в этом Клубе Адского Пламени.
- Пусть уходит, - в запале ссоры Квайр не заметил, что Иди вошла в комнату. Дождавшись, когда Джулиан уйдёт, она медленно подошла к Квентину и обняла его, прижав к себе. - Я знаю, зачем ты всё это делаешь, Квентин. Келлер здесь тебе не помощник.
Это было странно, и даже очень. С того самого времени, как они вдвоём захватили Клуб Адского Пламени, Иди всегда держалась очень холодно: никогда не позволяла себе открыто выражать эмоции, говорить громче положенного или даже улыбаться, что уж говорить о дружеских объятиях. Перепалка с Джулианом не так сильно выбила Квайра из колеи, как тот факт, что Иди только что его обняла.
- Ты... Иди... прости, что? - он был настолько обескуражен, что даже не мог подобраться нужных слов для простого вопроса.
- Всё в порядке, Квентин, - отстранившись, она улыбнулась, отчего Квайр ещё сильнее ощутил неправильность происходящего и сразу про себя отметил: вот теперь-то уж точно ничего хорошего лучше не ждать.
- Видел бы ты сейчас своё лицо, - рассмеялась Иди.
- В последний раз Иди Оконкво, которую я знаю, смеялась на школьном балу в честь конца света, - с подозрением заметил Квайр.
- В тот день, когда Кейд Килгор застрелил Бру, да, я помню, - сразу посерьёзнела она. - Много воды утекло с тех пор, Квентин. Многое изменилось. Посмотри на себя, - Иди отошла от Квайра на несколько шагов назад, как будто чтобы лучше оценить его. - Подумать только, могли ли мы тогда предположить, что когда-нибудь ты всё-таки избавишься от своих ужасных шорт и наденешь нормальные брюки?
- Всё же смена вкуса в одежде и изменения характера нельзя сравнивать между собой, - резонно заметил Квайр. - Так почему ты смеёшься?
- Потому что это смешно? - Иди вздёрнула бровь и, подойдя поближе, удобно устроилась прямо на столе, грациозно закинув ногу на ногу. - Ты, конечно, в этом не признаешься, Квайр, но Джулиан кое в чём прав, - она внимательно следила за выражением лица Квентина, словно это его поведение, а не ёё, вызывало сейчас бурю вопросов. - Эван всегда был для тебя кем-то больше, чем просто другом. И это ещё если забыть о том, что у тебя нет друзей.
- Иди, - ещё секунду назад Квайр стоял в отдалении, и вот теперь он уже совсем рядом с ней: одной рукой обнимая за талию и притягивая к себе, а второй придерживая за шею. - Пусти меня. Если есть хоть малейшее подозрение, что кто-то вновь забрался к тебе в голову, пусти меня и я разберусь с этим, - он смотрел ей прямо в глаза, тёмно-карии, в которых тонули, сплетаясь, оранжевые и голубые вспышки бликов. Смотрел с опаской увидеть в них отражение влияния Мастермайнда или любого иного телепатического вмешательства.
Да, у него не было друзей. Он всегда сам так говорил, в стремлении огородить себя от возможной боли или ненужных моральных измышлений. Но убедив в этом всех, Квентин так и не смог убедить себя самого. Эван, Иди, Селеста и Джулиан, да даже этот вечно действующий на нервы Росомаха и его дурацкая школа - вопреки голосу разума, Квайр чувствовал, что успел к ним привязаться. Они были ему дороги.
Поэтому сейчас, когда Иди могла оказаться в беде, Квайр чувствовал острую необходимость помочь ей. Как и раньше, в прошлом, когда из-за неё он вляпался в эту историю с Клубом Адского Пламени. Когда взял на себя всю ответственность за якобы смерти предыдущих Королей, лишь бы Иди оказалась вне подозрений.
- Дурачок, - прошептала она, щёлкнув его по носу. - Люди смеются, когда им нравится то, чем они занимаются, Квентин.
- Но всё это время... - растерянно пробормотал Квайр, отстраняясь от Иди.
- Всё это время я не могла принять себя, - облокотившись о стол, объяснила она. - Мне казалось, что мы творили зло. Да, сражались за лучшее будущее для всех мутантов, но прибегали к тем же способам, что и Магнето в его ранние годы. Однако, сколько бы раз мы не выступали с террористическими актами, ни один человек не погиб, ни один мутант не пострадал - ты всё продумывал до мелочей. А с каждым нашим нападением доверие к Людям Икс возрастает: будучи необходимым злом, мы несём добро в этот мир.
- Так что заставило тебя передумать?
- Эван.
Квентин непонимающе уставился на неё. На самом деле, он давно уже понял, к чему шёл весь этот разговор, но не хотел признаваться в этом самому себе. Прямо сейчас Иди говорила вслух, подумать только, о самом большом обмане Квентина Квайра, и для него не существовало ничего более ужасного, чем признать правдивость её слов. Если бы Квентин так сделал, это был бы уже не он.
- Или ты, я ещё не определилась, - после небольшого молчания добавила вдруг Иди. - Когда я смотрела на вашу последнюю схватку, то увидела, сколь чистой цели следовал наш план: благодаря тебе Генезис предстал перед людьми, как настоящий герой. Эван всегда хотел им стать, и ты даровал ему такую возможность.
- Нет, Иди, на самом деле... - а как оно было на самом деле? Квентин был настолько поражён поведением Иди, что даже не мог придумать реалистичной лжи, чтобы разубедить её. Но это и не потребовалось.
- Тшшш, - приложив палец к губам, перебила она его. - Я никому не скажу о твоём маленьком секрете, Квентин, не бойся. Ты хочешь казаться злодеем, но на самом деле именно ты положительный персонаж в этой истории. Джулиан был прав, когда сказал, что ты помогаешь Эвану. Но он ошибся, сказав, что ни один твой план так и не смог претвориться в жизнь. Они смогли. Все как один. - спрыгнув со стола, Иди подошла к Квайру и по-дружески потрепала его по щеке.
- Хех, - он ухмыльнулся в ответ. - Скажи это Барсуку, и он рассмеётся тебе в лицо.
- Он животное, - сказала Иди, направляясь к двери. Возле неё она остановилась и, в последний раз обернувшись к Квайру, добавила: - Ты хороший человек, Квентин, запомни это.
- Хороший ещё не значит счастливый, - бросил он вслед, когда Иди уже вышла из комнаты и уже не могла его слышать. - Но по крайней мере Эван счастлив. Хотя бы один из нас.

Ещё никогда Квайр так не ошибался.
В тот же самый момент Эван сидел на полу в своей комнате в школе, подпирая спиной стену и подтянув к себе колени почти до самого носа. Он думал, постоянно возвращался мыслями к последней битве и каждый раз корил себя за провал. Не смотря ни на что, ни на какие успокаивающие фразы, он знал, что облажался.
“Ты сделал всё, что мог” - так они говорили. Каждый из Людей Икс, из его друзей, бывших одноклассников, выросших вместе с ним под одной крышей. Все они говорили Эвану, что это была не его вина, но в их глазах он видел совсем другое.
У Квайра было всё. Феникс, слава, уважение его приспешников, красивые девушки вокруг и власть. Даже у побеждённого, у Квентина Квайра всё равно в руках был весь мир. И это выводило Эвана из себя похлеще, чем напоминания, что он будущий Апокалипсис.
Он ведь всегда хотел только одного: быть хорошим. Но, видимо, этого желания оказалось недостаточно, чтобы его приняли в ряды Людей Икс. Профессор Логан говорил, что он просто ещё не готов, но за этими словами Эван отчетливо слышал "мы тебе не доверяем".
Сколько ещё хороших поступков ему надо совершить, чтобы доказать - он не Апокалипсис и никогда им не станет? Всю свою жизнь он только и делал, что доказывал другим, что гены - это не главное. Он помогал Людям Икс справляться с трудностями и всё шло хорошо, Спрайт почти уговорила Анола принять его, но потом Феникс просто решил вернуться на Землю. И нужно было всего лишь не дать Клубу Адского пламени им завладеть. Простое задание, разве нет?
Но он провалился.
Потому что Квентин Квайр всегда получает то, чего он хочет. Так может, он был прав насчёт всего этого?
Может, действительно стоит перестать пытаться доказать всем вокруг, что ты из хороших парней? Зачем идти против собственной природы?
Эван медленно поднялся на ноги, выпрямляясь во весь рост.
- Я Апокалипсис, - сказал он самому себе. - И ничто этого не изменит.

Ничто не разносится по всему свету быстрее, чем плохие новости. О новом наступлении Апокалипсиса Квентин знал уже через пятнадцать минут после его первого нападения. Апокалипсис - Эван, ещё совсем глупый - начал искать себе новых Всадников. Четверку, которая могла бы последовать за ним хоть на край света.
И Квентин Квайр мог поклясться чем угодно, что это так называемое “нападение” было ничем иным, как приглашением присоединиться к уничтожению привычного мира, посланное лично для него.
- Почему? - Квентин задал всего один вопрос, спуская с неба и замирая на одном уровне с Эваном, сейчас выглядящим куда более похожим на настоящего Апокалипсиса. - Почему ты это делаешь?
- Всё это время ты был прав, Квайр, люди и мутанты никогда не будут жить в мире, только геноцид всего человечества может спасти нашу расу и всю планету, - оторвавшись от земли навстречу ему, он бросил взгляд на Квентина. - Присоединяйся, ты ведь всегда этого хотел, разве нет? Встань рядом со мной.
- Эван, - в надежде, что имя из прошлого сможет хоть как-то напомнить Апокалипсису о временах, когда он меньше всего хотел закончить как суперзлодей, Квентин подлетел к нему так близко, что мог рукой коснуться его лица. - Единственное, чего я когда-либо хотел - чтобы ты мог быть героем в глазах людей и общественности, пока я был для них злодеем. Не разубеждай их в этом, не заставляй меня спасать их от тебя...
"...ведь ты мне дороже всего человечества разом, Эван. И ты не поверишь, как больно знать, что только в моих силах остановить тебя." - телепатически уже закончил он. Это была точка невозврата. Признание не столько Эвану, сколько самому себе - до сих пор Квайр старался держаться подальше от подобных мыслей. Ведь это было равносильно признанию в собственной слабости.
Но боль от предвидения будущего уже сейчас была столь сильна, что Квентин не выдержал. Это была его последняя надежда образумить Эвана. Последний оплот веры в то, что у него ещё есть шанс хоть как-то изменить ситуацию.
- Какой же ты всё-таки идиот, Квентин Квайр, - Апокалипсис лишь усмехнулся в ответ. - Я всегда говорил, что у тебя никогда не хватит сил остановить меня.
- Ты заблуждаешься, - с болью в голосе ответил он. Ну почему? Почему мироздание его столь сильно ненавидит? Где же он так облажался, что уже который год выплачивает за свои грехи? Он столько лет строил из себя антигероя, так почему же в конце концов именно он должен спасти весь этот проклятый богом мир?
- Заблуждаюсь? - Апокалипсис было рассмеялся, но тут Квайр неожиданно приложил ему палец к губам.
- Эван, - он внимательно следил за тем, как взгляд Апокалипсиса сменялся с удивлённого на обозлённый. Ещё чуть-чуть, и его бы снесло телепатической волной, а после и вовсе стёрло бы с лица земли. Но Квайра это совсем не беспокоило, по крайней мере не так сильно, как перспектива убить Эвана. - У меня всегда были силы, чтобы остановить тебя. Просто я никак не мог набраться решимости использовать их против тебя. Я ведь всегда... - он запнулся и наконец-то убрал руку от его лица. - Эван, ты ведь всегда был мне другом.
На это заявление Апокалипсис вволю рассмеялся:
- Ты был слаб. И сейчас ты не сильнее. Конечно, можешь попытаться, но тебе меня не остановить, ведь... я же твой друг, - последнее он сказал уже с усмешкой, издеваясь над Квентином.
- Нет, - на удивление спокойно возразил тот. И только огненные всполохи, очертившие его силуэт, выдали истинные намерения Квайра. - Эван Сабахнур был и всегда будет мне другом. Но его здесь нет. Зато есть ты, - в глазах Квентина промелькнул образ огненного феникса. - Апокалипсис.
Он глубоко вдохнул, прежде чем продолжить свою речь.
- И только в память об этой дружбе, я поддержу тебя. В надежде, что однажды вся эта злоба отступит, и я снова смогу пообщаться с тобой настоящим, Эван Сабахнуром, наивным героем, всегда желавшим для этого мира только лучшее. Так что мы сделаем его идеальным, Эван, вместе. В твоих генах заложено стремление создать мир во имя расы мутантов, а в моих жилах течёт космическая сила, что всегда нам благоволила. Мы с тобой единственные, кто может спасти эту планету от людской скверны, так кому придёт в голову пытаться нас остановить?
Всего один взмах руки - и огненные всполохи погребли в себе рыпнувшуюся было в желании атаковать Пикси. Квентин и Эван зависли в воздухе друг напротив друга, неотрывно глядя глаза в глаза. Феникс и Апокалипсис.
Квайр не произнёс этого вслух, но всё было и так понятно: вдвоем они слишком сильны, и никто уже не сможет им противостоять.
- Я долгие годы так сильно ошибался в тебе, Квентин, - непривычно эмоционально для Апокалипсиса, Эван потянулся вперёд и подмял Квайра под себя, обняв.
- Я всегда буду рядом с тобой, дружище, - крепко обняв Эвана в ответ, с довольной ухмылкой заявил тот. - Всегда.

- Он точно не очнётся? - осторожно обходя вокруг лежащего на земле Эвана, спросила Спрайт.
- Вы серьезно? Нет, вы это серьёзно? Мы оставим Апокалипсиса в живых? - заломив руки, закричала Пикси. - Да он чуть было не уничтожил всех нас только что!
- Он больше нам не навредит, Меган, - холодным тоном остановил её Анол.
- Сколько раз Апокалипсис должен попытаться уничтожить наш мир, чтобы из тебя наконец-то выбилась эта дурь? - продолжила кричать та. - Хватит уже бояться того, что ты превратишься в Скотта Саммерса, хватит уже быть такой тряпкой, Анол! - и, в завершение столь бравой речи Пикси занесла меч души над телом Эвана.
- Меган! - тут же подскочив к ней и выставив руку так, чтобы помешать ей ранить Апокалисиса, повысил голос Анол. - Иксмены никогда не убивали и не будут. И дело здесь не в чьих-то страхах или желаниях, а в том, что никогда нельзя опускаться до самосуда.
- Один раз его уже оставили в живых, и что же из этого вышло? - дьявольски блеснув глазами, спросила Пикси. - И, ладно, ладно, - чтобы доказать свою лояльность она спрятала меч души в спинных ножнах. - Но ты серьезно собираешься доверить его охрану Квайру? Этому самодовольному идиоту, который ещё со школьных лет отравлял нам жизнь? Благодаря которому Эван и стал Апокалипсисом, серьёзно?
- Эй, я попросил бы! - тут же вмешался в разговор сам Квентин. - Я, между прочим, единственный среди вас, кто был способен хоть что-то противопоставить Апокалипсису. И, замечу, не моя вина в том, что вы никак не хотели принимать Эвана в свою компанию. Все это время именно вы отказывали ему, не говоря в лицо, но намекая, что никогда не будете доверять ему. Все эти годы именно вы напоминали Эвану, что он был рождён Апокалипсисом и никакое воспитание не способно изменить в нём этого.
- Дайте я вырву этому ублюдку его грязный и лживый язык! - снова схватилась за меч Пикси, но в этот раз её за руки успел перехватить Санто. - Вы защищаете его, серьёзно? Вы правда собираетесь его отпустить? Квентина, мать его, Квайра, с силой Феникса в груди и Апокалипсисом под мышкой? Да вы же абсолютные идиоты, если не видите, какую ошибку сейчас пытаетесь совершить! Sihal Novarum Chinoth! - вскрикнула она, телепортируясь из хватки Санто в сторону.
- Меган, ты должна успокоиться, - тихо заговорил Виктор, надеясь разрешить сложившуюся ситуацию мирным путём.
- О-о-о, - протянула Пикси. - Я успокоюсь. Тогда, когда весь этот мир сгорит в огне, что нашлет сам на себя. Хотите отпустить его - отпускайте. Но тогда больше никогда не просите у меня помощи.
- Меган, - Виктор не терял надежды достучаться до её разума. - Квентин сможет позаботиться об Апокалипсисе и не позволит ему снова выбраться на свободу, - он рукой показал Квайру, что ему стоит уже идти, дальше они справятся сами.
- Что ж, - провожая взглядом спину Квентина Квайра, язвительно заявила Гвинн. - Вы сами сделали свой выбор. А я сделаю свой.
- Пикси!
- Sihal Novarum Chinoth! - она прокричала заклинание и исчезла в облаке розового дыма. Её было куда идти - в Лимб. Измерение, что было куда менее безумным, чем то, где убийц оставляют в живых.
- Мы спасли мир, Санто, но я не чувствую себя победителем, - всё ещё смотря на то место, где только что была Меган, тихо заметил Анол.
- Люди Икс до нас проделывали такое сотни раз, - слегка похлопав его по спине, так что Анол едва смог устоять на ногах, отозвался Санто. - Но мир так и не перестал бояться и ненавидеть мутантов
- Так что же, значит вот какого это? Быть одним из Людей Икс?
- Если ты имеешь в виду чувствовать, что проиграл, даже когда победа осталась за тобой, то, думаю да, Вик. Пойдём, нам надо вернуться обратно в школу и все рассказать мисс Прайд и остальным.
- И что мы им скажем? Что мы отправили в кому Апокалипсиса и сдали его на руки нашему самому главному врагу? Что не уследили и позволили Пикси окончательно выжить из ума? Что мы оказались полностью разбиты…
- Тише, ты, тише, - Санто не церемонился. Он просто заткнул Анолу рот собственной рукой и с привычной ему простотой сказал:
- Мы скажем, что спасли Мир, Вик. Вот и всё, что им нужно знать.