Actions

Work Header

Лестница Пенроуза

Chapter Text

В детстве Артур Каллахан мечтал стать библиотекарем. Желательно в немноголюдной библиотеке районного масштаба. Уже в семь лет он вполне реалистично оценивал свои способности к социализации и справедливо сомневался, что сможет легко осуществлять коммуникации с более чем десятком людей. Впрочем, даже компания из пяти человек всегда казалась ему огромным неконтролируемым стадом.

Мама Артура до его тринадцати лет всерьез беспокоилась, не аутист ли ее сын. Доктора тоже сомневались. Единственный сын Каллаханов, вовсе не обещавший стать надеждой и опорой семьи, а наоборот – грозивший остаться на горбу родителей инфантильным замкнутым лузером, посетил на своем школьном веку шесть психологов и одного сумасшедшего психиатра.

Также Артур с малолетства твердо знал, что с женским полом ему в жизни не повезет. Он решил так еще в третьем классе, когда самая миловидная во всей младшей школе блондиночка обозвала его грубым непечатным словом, которого ни она, ни он, обычные московские третьеклассники, не должны были знать в принципе. После этого, едва приблизившись к своему девятилетию, Артур поставил на личной жизни жирный крест.

Все казалось предрешенным заранее. Маленькому смешному еврею в очках и брекетах на роду было написано стать забитым неудачником, проживающим свою жизнь между полупустым холодильником, продавленным диваном и бюджетным цветным телевизором отечественного производства.

Каким образом и когда из маленького очкарика вырос высокомерный сукин сын, не понял никто. Никто не отследил, когда Артур получил два высших образования, выучил несколько языков, увлекся бегом и йогой, помешался на дорогой одежде и приобрел очарование, бившее в мозг собеседника пулей первоклассного снайпера. Он умел не только завязывать связи, он имел полное право считать себя современным рабовладельцем, ибо обладал редким даром – побуждать людей работать на себя не за деньги, а за доброе отношение, улыбку с ямочками и маленький внимательный вопрос: «Как дела?»

И сейчас 27-летний Артур наблюдал из окна своей машины (кроссовер Hоnda cr-v, цвет spakle gray) за офисом компании, куда его пригласили на собеседование. Компания, надо сказать, была серьезная. Одна из самых серьезных в Москве. Да что там говорить – в мире. Ну, если вы когда-нибудь вообще слышали о компьютерах  и операционных системах.

Должность персонального ассистента при боссе-экспате – и не просто боссе, а генеральном менеджере российского отделения компании – показалась бы 99,95% населения столицы излишне хлопотной. Зато представители остальных 0,05% убили бы за нее с особой жестокостью. А Артур относился к последней категории. Он очень хорошо знал, на что идет.

***

До собеседования оставалось полчаса, и Артур неторопливо попивал кофе, прихваченный по дороге из «Старбакса».

Ему нравилось то, что он видел. Ландшафтный дизайнер, создавший зеленую зону во внушительном бизнес-парке в Крылатском, потрудился на славу. Впрочем, где располагалась искусственно созданная площадка, а где начинался природный Москворецкий парк, уже невозможно было различить. С некоторых этажей главного офиса должен был открываться фантастический вид. Артур невольно улыбнулся.

За то время, пока он наблюдал за предполагаемым местом будущей работы, с парковки отъехало два автомобиля сверкающей наружности – и прибыл один спортивный мотоцикл, также производящий сильное впечатление на знатоков. Однако с еще большим любопытством Артур смотрел на его владельца – парня, который сейчас не торопясь снимал шлем. Его внешний вид не вязался с предполагаемым дресс-кодом компании: кожаная косуха поверх майки с принтами, потертые джинсы почти на бедрах и короткий ежик волос на голове. Какой-нибудь приглашенный фрилансер-креативщик, подумал Артур. И весьма симпатичный. И походка у него… забавная. И черты лица… весьма привлекательные. Артур слегка облизнулся.

С женским полом отношения у него действительно не сложились, как он и предполагал в третьем классе. Но вовсе не потому, что он был обделен женским вниманием. Просто где-то на втором курсе университета Артур окончательно понял, что его больше привлекает свой пол. И это открытие ему понравилось. Оно делало его еще более непохожим на других.

А главное желание Артура в жизни оказывалось неизменным – быть не таким, как все. И оно всегда сбывалось.

***

Глянув на часы, Артур допил свой кофе, выбросил стаканчик из окна в ближайшую урну, взял с соседнего сиденья легкий кожаный кейс и вышел из машины. По пути к главному входу еще раз бросил взгляд на мотоцикл. Охренительная все-таки штуковина. Артур сам присматривался к мотоциклам, хотелось освоить уже что-то новое, почему не байк? И этот он, конечно, тоже видел в сети – дело рук мастеров из Баварии, BMW S1000RR, признанный мотоциклом года в Японии, а все знают, как сдвинуты на таких вещах японцы. Немецким ребятам надо было сильно постараться, чтобы обойти прославленные японские бренды. Да что там говорить, это вообще был первый случай в истории, когда мотоцикл BMW получил какую-либо награду в Японии! И теперь Артур созерцал это блестящее черно-красное чудо собственными глазами.

Что этот байк должен был сказать о его владельце? То, что хозяин явно привык к самым лучшим вещам, не чужд экстриму и может покупать себе дорогие вещи? Банально. То, что не задумывается о том, может ли он себе позволить лучшее, а просто берет и пользуется? То, что считает весь мир открытым для себя, словно волшебную шкатулку, из которой можно брать все, что захочется – все, что сможешь удержать?

Артур решил оставить все эти наблюдения свежеиспеченным выпускникам психологических факультетов. Ему стало ясно одно: владелец байка был далеко не ординарной личностью. Той еще штучкой, подумал Артур и усмехнулся. В общем, Артур не отказался бы столкнуться с ним сегодня где-нибудь еще разок.

И судьба ему подкинула подарок. Проходя по главному фойе, напоминавшему гробницу фараона своей холодностью и стадион – масштабами стеклянно-каменно-стальной пустоты, он кожей почувствовал чей-то взгляд  и повернул голову.

Так и есть. Тот самый парень в кожанке пристально смотрел на него – цепляюще, даже колюче, чуть приподняв брови, почти насмешливо.

Артур задержался на секунду, тоже посмотрел, оценивая и даже не пытаясь этого скрыть, но потом возобновил шаг. Все-таки сначала работа, а потом – интрижки. Не здесь и не сейчас.

***

Структура собеседований в этой компании была сложной, многоступенчатой. Артур уже прошел испытание на прочность с сотрудником HR-департамента, отвечающим за набор на вакансию ассистента; потом бои без правил – с главой того же департамента, стальной леди по имени Амалия; совершенно безумные тесты – с психологом компании; нечто напоминающее экзамен по высшей математике – с представителем отдела маркетинга; допрос с пристрастием – со службой безопасности; и теперь чувствовал себя персонажем квеста, которому осталось проскочить последнее препятствие –  пещеру с огнедышащим драконом.

Так оно и было. Амалия сообщила накануне по телефону, кстати, с несколько непристойным для железной леди придыханием, что в финале ему предстоит интервью непосредственно с боссом, для которого Артура и нанимали.

Ну что ж. Посмотрим на дракона.

Амалия, позванивая серьгами длиной чуть ли не до плеч, провела его в очередную переговорную с белыми креслами и белыми орхидеями на круглом столе. Стены здесь были стеклянные, но закрытые жалюзи.

– Ждите, – ужасным шепотом произнесла эта замечательная во всех отношениях дама, многозначительно округлила глаза и скрылась.

Они определенно подружатся, подумал Артур.

***

Босс вихрем внесся в переговорную, распространяя вокруг энергетику, почти ощутимую на вкус и на ощупь.

Артур успел отразить массивные плечи, синий костюм, ослепительной белизны воротничок, шелковый лиловый галстук с растительным узором, лоб, широкий и упрямый, как у бычка, тяжелый взгляд из-под этого лба, дорогущие золотые часы, – и вдохнуть парфюм от Диора.

Будущий начальник стрельнул глазами на вазу с орхидеями, стоявшую посреди стола, – с таким непониманием, ужасом и отвращением, будто это была гремучая змея,  нетерпеливо отставил ее на самый край, протянул Артуру руку, взглянул, улыбнулся… и Артур впервые за много лет почувствовал что-то вроде слабости в коленях.

Рука была сухой и горячей, как песок пустыни, а в потенциальном боссе он, точно в замедленной съемке, узнавал парня на мотоцикле, на которого так бесстыдно пялился в фойе.

Матерь божья, пронеслось в голове у Артура, и одновременно где-то очень глубоко в нем зажегся азарт – словно бы он ночью стоял на краю горы и смотрел в долину, а там, внизу, в кромешной темноте, вдруг вспыхнул красный огонек.

– Приятно познакомиться, Артур, – сказал потенциальный шеф, вежливо улыбаясь и сверля глазами, похожими сейчас на маленькие пистолетные дула.

Хриплый голос, британский акцент, забавно неровные зубы с левой стороны. Ему можно было дать и 25, и 40, смотря что он делал со своим лицом. А лицо это было самым выразительным из всех, что приходилось видеть Артуру. Театр отдыхал.

– Я оценил ваше резюме – и реноме тоже, – продолжил шеф. –  Да и, честно говоря, все эти вопросы из разряда «Почему канализационные люки делают круглыми?» всегда наводили на меня тоску. С моей точки зрения, человек познается только в бою, и нет смысла делать предположения, способен ли он на подвиг. С виду вы профессиональный боец. А дальше время покажет. Вы ведь не откажетесь провести вечер со мной за созданием презентации?

***

Новоявленный персональный ассистент искренне понадеялся, что будущий босс не осознал двусмысленности формулировки, но тут последний снял пиджак и остался в белоснежной и даже, кажется, хрустящей рубашке.

Артур сглотнул.

Этому человеку надо было охотиться в прериях. Или красть произведения искусства. Или обыгрывать лас-вегасские казино. Или заниматься сбытом оружия и наркотиков. Скрываться от Интерпола или, напротив, служить в Ми-6 и внедряться под прикрытием в террористические группировки. Да, а потом, после всех опасных передряг, накачиваться виски в дорогих барах, курить сигары и снимать девочек… ну, или мальчиков…

Стоп.

Артур вынырнул из дурмана и обнаружил себя холодновато улыбающимся. И слегка удивленным. Самую каплю.

– Я принят, и мы приступаем к работе? – уточнил он. – Я правильно понимаю, мистер Имс?

Немного игры никогда не помешает, подумал Артур, нажимая на это «мистер».

Имс оценил, ухмыльнулся и повел плечами. Очевидно, в рубашке он чувствовал себя все же менее комфортно, чем в майке и куртке.

– Правильно понимаете.

Артур на секунду сдвинул брови, потом коротко кивнул.

– Хорошо.

Рот Имса только снова пополз в улыбке – и да, Артур не стал скрывать от себя, что зафиксировался на этом, хотя и всего на секунду, – как в переговорную торжественно вплыли Амалия и кофе-леди. Амалия смотрелась гордым фрегатом при всех парусах, а хрупкая девушка с подносом – маленькой каравеллой у нее под боком. На шее девушки, словно кливер, алел фирменный платок.

Артур оценил изящество маленьких фарфоровых чашечек и их белизну, а также запах кофе, моментально разлившийся по комнате. Определенно, здесь любили комфорт. И это ему нравилось.

Амалия  по-королевски махнула рукой, отпуская девушку, опустилась в кресло и только открыла рот, чтобы начать очередную пафосную речь, как Имс развернулся с ней вместе с креслом и сказал:

– Я уже принял Артура на должность своего ассистента. Думаю, в этот раз мы обойдемся без формальностей. Почему-то мне кажется, я не ошибся. Так что давайте просто пить кофе.

На лице Амалии сменилось несколько выражений. Она словно спрашивала себя, хитрый ли это психологический ход или шеф действительно презрел все корпоративные стандарты.

– Амалия, I appreciate our policies you know it for sure. But in this case there is no doubt we'll manage perfectly together, isn't it? So no worry. How d'you think, Arthur, do we achieve harmony in work?

Амалия поджала губы и посмотрела на Артура.

– Sure I do, – улыбнулся он.

О да, он был более чем уверен в этом, особенно после того, как услышал свое имя в английском произношении Имса. А Амалии надо будет подарить коробку дорогих конфет.

Тем не менее, железная леди не угомонилась. Инициатива, о, эта инициатива неравнодушной к своему начальнику женщины. Однако вряд ли ей даруют здесь взаимность.

– И все же, Артур, в чем вы видите особенности своей работы? Что в ней, по-вашему, главное?

Неужели она и в самом деле надеялась его подловить на чем-то подобном?

– Амалия, я думаю, вы согласитесь, что, кроме профессионализма, здесь важна психологическая совместимость с будущим руководителем, готовность работать с ним в едином темпе и графике, готовность к решению нестандартных задач… Ну и, разумеется, умение эффективно взаимодействовать с управленческим составом компании, – Артур выразительно посмотрел на главу НR-департамента и даже позволил себе слегка вздернуть бровь, – понимание значимости и конфиденциальности получаемой информации. Также я считаю, что ассистент должен быть готов расти и развиваться вместе с руководителем. Ведь все управленцы высокого ранга – яркие, неординарные, харизматичные личности, которые стремятся к покорению новых вершин…

– Oh yes, as everybody knows I am brilliant and eccentric, – усмехнулся Имс, показывая зубы.

– И ассистент должен ему соответствовать, – закончил Артур.

Никто не должен был догадаться, как отреагировал его член на эту гримасу Имса.

– Я вижу, Артур, вы действительно понимаете суть задачи, – издала удовлетворенный звук Амалия и приникла губами к чашке. Хлебала кофе она, как моряк, истосковавшийся по пресной воде.

– D'you have any hobbies, Arthur?

– Tennis, swimming and riding.

– Indeed? – Имс оживился, как ребенок. Ну конечно – англичанин же. – I do like it as well! D'you ride well?

– Well enough.

– Would you agree to accompany me on it?

– Will be pleased to, Eames.

Артур решил попробовать, как оно будет звучать на языке. Звучало весьма неплохо. Кроме того, здесь же продвинутая западная компания – все друг друга знают по именам, все друг к другу на «ты». Правда, иногда советское воспитание все же сквозило сквозь новоприобретенную непринужденность – вот Амалия все время норовила «выкнуть», да и Артур думал, что обращаться к ней на «ты» он не скоро привыкнет. Она еще была не в курсе, что он знал маленький секрет ее отчества: Тихоновна. И в любой другой компании он бы именно так ее и называл – Амалия Тихоновна, но только не тут, тут – мода на молодость и моложавость. Да и этой даме-фрегату никак нельзя было дать больше 40, хотя на самом деле ей все 50. А что такое в наше время 40? Все еще первая половина жизни.

Но с Имсом все должно было быть по-западнически, разумеется. И Артур поэтому смело перекатывал это имя на языке, втайне совсем чуть наслаждаясь разрешенной степенью близости. И, о да, он будет называть шефа на «ты». В английском языке это не имеет значения, но в русском…

***

Часть дня оказалась посвящена знакомству с коллективом. Амалия, очевидно, решила взять негласную опеку над милым мальчиком-новичком, и «милый мальчик» решил, что такую возможность не стоит недооценивать.

Он шагал за Амалией, демонстрирующей ему офис корпорации с видом герцогини, показывающей свое поместье (Герцогиня из «Алисы», сравнил Артур и скрыл смешок), жал руки и улыбался, мимоходом отмечая написанное на лицах, мысленно выхватывая особо яркие типажи – а их было немало, но думал совсем о другом.

– Амалия, да вы прямо хозяйка дома, – сказал он. – Наверное, знаете все и обо всех без исключения. Информированность у вас – как у правительства.

– Не без этого, – согласилась она.

– Может быть, вы расскажете мне, что за человек мистер Имс? Вы же понимаете, чем я больше знаю о нем, его привычках, характере, тем эффективнее будет моя работа.

Артур не был вполне уверен, что на HR подействуют ямочки на щеках, но попробовать стоило.

И да! – Амалия повелась и пригласила его на обед в корпоративный ресторан, находившийся на первом этаже.

Артуру хотелось узнать о новом шефе как можно больше. И нет, он не чувствовал себя старой сплетницей. Во-первых, это действительно было необходимо. Во-вторых, старым сплетницам вряд ли бы оказалось знакомо ощущение жаркой, ноющей тяжести в паху при одном лишь взгляде на определенного человека. Артур давно подозревал в себе сучью натуру. И, похоже, сейчас она окончательно пробудилась во всей красе и развращенности.

С Амалией он был мил до зубовного скрежета. Даже сделал отдельный комплимент ее сережкам, которые выглядели страшнее атомного взрыва. Нет, Артур ничего не имел против лазурита с фиолетовыми прожилками в оправе из черненого серебра размером с лопатку для переворачивания блинов, но определил бы этой убийственной роскоши место в музее минералогии. Хотя, возможно, на древнерусской княжне они выглядели бы неплохо.

– Тонкая работа, они старинной выделки? – живо поинтересовался он – и угадал.

– О да, их сделали в девятнадцатом веке на одном из уральских заводов, сейчас такого качества камня уже не найти, – томно кивнула Амалия, и Артур послушно перешел от интереса к восхищению.

– Редкие украшения – для редких женщин, – протянул он, и, кажется, Амалия решила, что сразила юношу наповал.

Пусть думает так. И этот эффект придется закрепить.

Зато немного времени спустя он мог не стесняться в вопросах, маскируя их под профессиональную любознательность и желание угодить шефу.

После сорокаминутного ланча он знал, что Имс был прислан в компанию буквально неделю назад, но уже полностью влился в дела; что для него снята квартира на Гоголевском бульваре; что он страстный футбольный болельщик и фанат «Арсенала»; что занимается боксом и уже успел найти себе местного тренера; что любит очень крепкий кофе; что имеет привычку курить на балконе-веранде своего кабинета, откуда открывается вид на Живописный мост; что прибывает в офис в девять утра – в восемь из квартиры его забирает служебный мерседес; что любит собак, но из-за занятости не может позволить себе завести питомца; что неравнодушен к красивой одежде и не прочь полистать журналы, посвященные мужской моде. По-русски говорит очень хорошо, правда, с топ-менеджментом компании общается большей частью по-английски, но полностью на родной язык не переходит, считает, что надо тренироваться в русском.

Плюс Артур уже знал про его страсть к мотоциклам и верховой езде. На первый день вполне достаточно информации.

– Женат, дети? Если что, мне придется общаться и с его семьей, как я понимаю?

– О, об этом не беспокойся, – Амалия взяла тон опытного гуру и мимоходом коснулась его плеча. – Ни жены, ни детей. Да и вообще, он же англичанин. И тут ходили некоторые слухи... Хотя, Артур, я тебе уже и так рассказала слишком много.

– Амалия, в наших общих интересах – мое полное всеведение, – изогнул брови Артур, и она сдалась, наклонилась к нему, понижая тон:

– Слухи, что он жил не только с женщинами...

– Вот как, – как можно бесстрастнее сказал ассистент.

– Но я тебе этого не говорила.

– Я - могила, Амалия. Но хорошо, что ты сказала, в таких вещах надо быть предупрежденным.

– О, на работе он абсолютно корректен, не волнуйся. Никаких неловких ситуаций не будет.

В самом деле? А мы посмотрим.

Сама того не подозревая, «герцогиня» только что засунула Артуру в рукав весьма сильный козырь.

Может быть, даже джокера.

***

К вечеру Артур успел обустроить свое рабочее место, находящееся сразу за стеной кабинета начальника, – впрочем, как он полагал, большую часть времени он будет проводить непосредственно в кабинете.

Стены в обиталище генерального были прозрачными, кроме одной, но Артур удостоверился в наличии жалюзи. Кабинет действительно имел выход на опоясывающую веранду-балкон с видом на Живописный мост. Очевидно, оттуда шеф любовался видами русской столицы во время перекуров.

После того, как под Артура были налажены внутренняя сеть и интернет, и он разослал коллективу письмо с приветствием, описанием своего функционала и контактами, ему оставалось только ждать шефа.

И тот не замедлил появиться.

На часах значилось шесть вечера.

Презентация, над которой они трудились, представляла собой отчет для вышестоящего начальства, а не рекламу новой разработки для внешних клиентов, так что работа здесь больше была технической. Превратить колонки цифр в яркие диаграммы и снабдить их поясняющим текстом – задание скорее на усидчивость, чем на креативность и сообразительность.

Имс говорил мало, только проверял время от времени собранные Артуром части отчета, одобрительно хмыкал и вновь склонялся над  навороченным ноутбуком, который принес с собой. Иногда хмурил брови, будто что-то его беспокоило, потом принимался тихонько насвистывать под нос, постукивать пальцами по столу.

Все складывалось отлично, однако на Артура слишком сильно действовало само присутствие начальника. Нет, он не испытывал страха или неловкости, скорее ему становилось все жарче, в воздухе витала какая-то совершенно недопустимая, неприличная интимность.

Имс, кажется, нагревал воздух вокруг себя, от него шло мягкое тепло, исходили странные флюиды, заставлявшие Артура чувствовать истому во всем теле, потягиваться, ерзать, расставлять ноги – хотя он ничего этого, конечно, не делал. Даже звуки, которые производил Имс – будь то пресловутое насвистывание, шевеление листами бумаги, шорох карандаша или постукивание кончиками пальцев по дереву, – оказывали какое-то гипнотическое, эротическое воздействие.

Шеф сидел близко, так, что Артур поневоле вдыхал запах его одеколона, ткани его одежды, его тела, и тонкие ноздри ассистента при этом трепетали, как у хищника. Он не просто ощущал этот запах, он его жадно впитывал.

К тому же кондиционер здесь не работал, черт побери, а еще хваленая международная корпорация!

Он поневоле потянулся к воротничку и подергал шеей, потом ослабил галстук. Еще немного подумал, снял пиджак и закатал рукава рубашки по локоть.

– Кондиционер сломан, я тоже мучаюсь, – сочувственно сказал Имс. – Амалия сказала, что мастера уже ушли и сегодня ничего нельзя сделать.

Оказывается, он наблюдал, как Артур раздевается.

– Это Россия, мистер Имс. Завтра я займусь этим вопросом, – сказал Артур.

– А я вижу, вы знаете, как справляться с проблемами, Артур, – улыбнулся Имс. – Это хорошо. Только давайте на «ты». Я знаю, русские люди не очень к этому привыкли с начальством, но это наш корпоративный стандарт.

– Ну да, это не так просто для нас, – приподнял уголок рта Артур, – но я постараюсь.

– Начинай, – вдруг с какой-то совершенно неприличной ухмылкой предложил Имс. Словно приподнял край маски. И Артур на секунду увидел что-то хищное, темное, развязное, опасно-ленивое. Словно чье-то лицо мелькнуло в отражении стекла и тотчас исчезло.

– Можешь посмотреть презентацию, Имс. Я закончил, – сказал он, глядя на шефа.

У него создалось стойкое впечатление, что он все время упускает нечто в выражении лица начальника, в его интонациях, жестах. Нечто  важное, чего он никак не мог поймать, и в то же время твердо знал, что оно есть, спрятано, зашифровано, как секрет в китайской шкатулке, и что за эту разгадку полагается сумасшедший приз, только надо быть очень внимательным.

– Уже? – удивился Имс, кажется, искренне.

– Прошло три часа, – отзеркалил его движение Артур.

– Время с тобой летит совсем незаметно, – мурлыкнул, черт, в самом деле мурлыкнул Имс, и Артур содрогнулся.

– Артур, я понимаю, что нахален, но не мог бы ты сварить мне кофе? Умеешь? Я пока внимательно все просмотрю. Мне крепкий, черный, без молока и без сахара.

– Умею, – сказал Артур и вышел из кабинета в соседнюю комнату, к кофемашине.

– Послезавтра к нам выходит новый секретарь, – крикнул Имс в открытую дверь, словно извиняясь. – И она будет в твоем распоряжении так же, как и в моем.

А потом и вовсе появился в проеме двери, наблюдая, как Артур подставляет чашки, нажимает кнопки.

– Для меня это слишком сложная конструкция. И, кстати, она тоже часто ломается. Хотя немецкая.

– Но стоит она в московском офисе, – объяснил Артур и подал ему чашку на блюдце.

– Ну, теперь у меня есть ты.

– Ты смотрел презентацию?

– Да, все отлично.

– Хорошо.

– Ты куришь?

– Нет.

– Молодец. Полезно для здоровья. А я не могу бросить никак. Да и не хочу. Ну, хотя бы посиди со мной на балконе, мне скучно одному. А так – кофе, сигарета и очаровательный ассистент. Точно, это джинн исполняет мои желания.

Артур с ужасом почувствовал, что краснеет. Такое с ним случалось нечасто.

Он чувствовал себя слегка глупо, когда сидел с Имсом за столиком на веранде и смотрел на алую дугу Живописного моста – только чтобы не смотреть, как губы начальника – невероятно пухлые для мужчины – обхватывают сигарету. А вернувшись к глазам Имса, увидел, что тот смотрит очень внимательно – и насмешливо. Как будто все понимает, зараза.

– Завтра в семь тридцать тебя заберет водитель. В восемь вы с ним заедете за мной, и мы начнем наш первый рабочий день. Надеюсь, работа со мной доставит тебе удовольствие.

–  Мне кажется, это моя задача – удовлетворить все твои запросы, – сказал Артур.

– О, мне тоже не хочется тебя разочаровать, – хмыкнул Имс. – Считай, что это говорит мое личное эго. Кстати, кофе отличный. Обязательно научи делать такой же нового секретаря.