Actions

Work Header

Постулат о собаке

Chapter Text

Вблизи мистер Валентайн похож на бульдога. Черты лица рыхловаты, нос приплюснут, матовые щёки понемногу начинают обвисать. Овал лица и цепкие глаза придают сходство с Черчиллем. Весьма призрачное сходство. Черчилль хотя бы умел стареть.

Он знал, что старость подступает с шеи, течёт по лицу снизу вверх, заливаясь в ноздри, уши, глаза. Сколько лет Валентайну — пятьдесят? Шестьдесят? Старость промачивает губы. Рот собирается в складочку. Брови серебрятся. Тщетно мистер Валентайн прикрывается легкомысленными кепками со скошенным козырьком. Старость на подходе, её не обманешь.

Подумать только. Какая чушь лезет в голову. Это всё профессия: даже в самых экстремальных ситуациях волей-неволей пристально рассматриваешь людей.

Со всей ясностью Гарри Харт понял: сейчас его убьют.

Прямо здесь. Бесславно и тупо. В смешных декорациях. На пороге церкви. Шепелявящий злодей достанет пушку, в двух словах объяснит план апокалипсиса, выдаст что-нибудь эффектное, потом бах! — и всё.

Гарри Харт быстро восстановил в памяти завещание (дом, машина, счета, антиквариат). Вспомнил письмо, которое написал месяц назад: «Если вы читаете это послание, значит, меня уже нет». Ну и банальность. Больше всего его беспокоило, что в третьем предложении допущена ошибка, причём нелепая — правописание составных числительных. Гарри всегда забывал дефис.

Умирать и без того неприлично, а уж безграмотным — совсем позор.

Впрочем, печали напрасны. В комичной смерти есть своё облегчение. Умиротворяющая проза жизни.

Бах! — и всё.