Actions

Work Header

Третий Шанс

Chapter Text

Джон Ватсон был терпеливым человеком. Может быть, и не самым терпеливым на свете, но где-то вторым по терпеливости. Сразу после Матери Терезы.

И сейчас Джон чувствовал, что терпение его на исходе.

Джон перепугался до чертиков, когда учительница Хэмиша позвонила ему на работу и высоким взволнованным голосом сообщила, что за Хэмишем только что приехали на полицейской машине и забрали прямо с урока литературы. Высокий мужчина, невероятно похожий на Хэмиша, размахивал своим удостоверением и убеждал, что Хэмиша нужно срочно доставить в Скотланд-Ярд: вопрос жизни и смерти.

– Я очень надеюсь, что это было преувеличение, – жалобно произнесла учительница, и Джон поспешил ее успокоить:

– Конечно же, преувеличение. Никто не умер. «По крайней мере, пока», – мрачно добавил про себя Джон. Руки тряслись, будто проклятый тремор вдруг вернулся, и гудки шли целую вечность. Наконец, Грег Лестрейд взял трубку. Да, у нас. Да, оба. Все в порядке, Джон, Салли присмотрит за мальчиком. Шерлок? Шерлок занят.

«Занят, так его раз этак», – Джон скрипел зубами, взбегая по лестнице Ярда. Ему пришлось отпроситься с работы пораньше, пробежаться до метро под холодным ливнем и полчаса убеждать охранника, который счел его подозрительным, что он не террорист.

– Я знаю этот взгляд, сэр, – хмыкнул мужчина напоследок. – Так смотрят, прежде чем взять в руки автомат.

К счастью, под рукой у Джона не было ни автомата, ни даже самого завалящегося гарпуна. Влетев в кабинет Лестрейда, Джон увидел трогательную картину: Шерлок рылся в коробке со старыми желтыми папками, Лестрейд печатал за компьютером, а Хэмиш сидел на краешке стола, болтая ногами, и ел сэндвич.

– Джон? Что ты тут делаешь? – Шерлок соизволил оторвать взгляд от документов, только когда Джон схватил его за локоть и рывком поднял на ноги.

– Надо поговорить, – процедил Джон. – Выйдем.

– Что? Мне некогда! Взгляни, тут все эти нераскрытые…

– Выйдем, – повторил Джон очень тихо, и Грег сочувственно хмыкнул; только было непонятно, кому из них он сочувствует в этой ситуации.

– Па, ну ты чего? – Хэмиш тревожно переводил взгляд с Джона на Шерлока. – Все же в порядке, правда! Фотографии тел они мне не показывали!

– Какое облегчение! – саркастично воскликнул Джон. Шерлок осторожно попытался высвободить локоть, но ему это не удалось. – Что ты творишь, по-твоему?! Забрал Хэмиша с уроков! Притащил в Ярд! Впутал в расследования! Мы, кажется, договорились…

– Все было не так, – запротестовал Шерлок. – С ним возилась Донаван, ему даже дали еды, чем ты недоволен? И это даже не расследование, так, старые дела накопились, и Лестрейд любезно свалил их на мои плечи.

Грег закатил глаза.

– Он прислал за мной машину, и я уже собрался ехать в Ярд, но тут вспомнил, что сегодня моя очередь забирать Хэмиша из школы, – Шерлок явно гордился тем фактом, что столь незначительная информация сохранилась на его жестком диске.

– Ты должен забирать его после уроков, а не во время! – повысил голос Джон. Шерлок лишь отмахнулся:

– Брось. Это всего лишь литература. Вымышленные переживания вымышленных персонажей. Он не пропустил ничего важного.

– Ты размахивал удостоверением и чуть не довел до инфаркта учительницу!

– Это было так круто, пап! Все решили, что я особо опасный преступник, – Хэмиш скорчил свирепую физиономию, сощурив глаза, оскалив зубы и высунув узкий розовый язык. Так, по его мнению, должны были выглядеть особо опасные преступники.

– В конце концов, ты мог бы позвонить мне, – устало заявил Джон.

– Зачем? – Шерлок искренне удивился. – Ты нам здесь не нужен, зачем тебя отвлекать?

– Мы справились сами, – встрял Хэмиш, сверкая глазами и восхищенно глядя на Шерлока. Джон почувствовал горечь. И еще он почувствовал себя идиотом: несся сюда, не пойми зачем… А они тут справляются… сами.

Сами, значит.

– Грег, проследишь, чтобы эти двое отправились домой до темноты? – попросил Джон, дождался кивка и вышел из кабинета.

Он бродил по улицам, не зная, куда податься. На работу возвращаться не было никакого смысла, дома было пусто, скучно и… грязно. С возвращением Шерлока на Бейкер-стрит вернулись и горы хлама, возникающие там, где прошел Шерлок, словно по волшебству: перепачканные в чем-нибудь ядовитом пробирки, записи на обрывках бумаги, раскрытые книги на разных языках мира; нелепого вида шляпы, накладные усы и банки с таинственным содержимым; чашки с недопитым кофе и чаем, образцы тканей, беличьи хвосты, ржавые клинки и много других жизненно необходимых вещей. Джон прекрасно понимал, что если вернется на Бейкер-стрит, то потратит свой свободный вечер на уборку.

Может, в кино? Одному на вечерний сеанс? «Ты жалок, Джон». Он наморщил лоб, пытаясь припомнить, когда у него в последний раз было свидание. Когда у него в последний раз было хотя бы желание пойти на свидание с кем-то… Но в голову лез только недавний разговор на кухне да нелепое признание Шерлока.

«Я испытываю к тебе любовь».

Джон до сих пор не решил, как к этому относиться и что вообще делать, поэтому старался даже не думать на эту тему. Но, как назло, мысли снова и снова возвращались к этому, словно маньяки на место преступления.

Джон помотал головой. Ну и сравнения! Это все влияние Шерлока.

Не на работу, не домой и не в кино; бродить по парку в такой дождь – верный способ заработать простуду, идти в паб и напиваться тоже нельзя, как потом показаться на глаза Хэмишу? Гарри наверняка занята своими делами; напрашиваться в гости к Майкрофту казалось нелепым, а все старые друзья как-то незаметно исчезли из жизни Джона: он был слишком зациклен сначала на Шерлоке, а после на Хэмише, чтобы поддерживать общение с другими людьми.

И вот теперь он оказался один на вечерней улице, мокнущий под дождем и совершенно никому не нужный.

В кармане завибрировал телефон. Джон взглянул на экран, мимолетно отметив, что батарея уже садится: «Входящий вызов: Молли Хупер».

Молли звонила с упорством рекламного агента: если не каждый день, то через день – точно. Обычно Джон отклонял вызовы, изображая глубокую обиду. Он на самом деле был очень зол первые дни, когда снова и снова обдумывал все сказанное Шерлоком. Почему Шерлок доверился Молли, а не своему лучшему (и единственному) другу? Как Молли могла скрывать от него правду, пока Джон практически терял рассудок от горя и тоски?! У Джона было много вопросов к этим двоим, но если гениальному социопату он был готов простить все за один факт его возвращения, то в случае с Молли обида была гораздо глубже.

И все-таки Джон не умел долго злиться. Если он и избегал Молли, то только потому, что знал: она будет плакать, каяться, и в конечном итоге ее же придется и утешать.

Немного поразмыслив, Джон решил, что пришло время для примирения. Он ответил на звонок и уже через сорок минут стоял у дверей Молли, зажав под мышкой бутылку виски.

***
– Зайдем в магазин?

– Нет.

– Ладно.

Хэмиш покосился на идущего рядом Шерлока. Бледный и молчаливый, брови сведены к переносице, губы плотно сжаты. И так с той секунды, как Джон ушел из Скотленд-Ярда.

Шерлок шел слишком быстро – длинные ноги, широкие шаги. Хэмиш за ним едва поспевал. Бежать не позволяло чувство собственного достоинства, волочиться позади было скучно. Никаких магазинов – это хорошо. Значит, никаких овощей. Вечером придет Джон и наверняка заставит поужинать, но можно будет соврать, что Шерлок уже его покормил. Тратить время на магазины действительно бессмысленно. Они с Джоном обычно пробегали между рядов и скидывали все в корзину, будто опаздывали на поезд. Каким-то удивительным образом Джону удавалось купить все необходимое прежде, чем Хэмишу станет совсем уж скучно.

С Шерлоком не скучно никогда. Ну, Хэмишу не скучно. Шерлоку скучно, но ведь это же Шерлок. Так Джон часто повторяет: «Это же Шерлок». Вроде как универсальное объяснение.

– Шерлок, подожди! – пришлось все-таки побежать. Шерлок остановился, нетерпеливо оглянулся через плечо. Ему хорошо, с его-то ножищами.

– Ну?

Они снова пошли рядом. Никаких такси: Шерлоку лучше думается на ходу. И никакого метро, конечно же, нет! И это хорошо. Метро скучное. Такси дорогие. К тому же, приятно идти рядом, замечать, как люди сравнивают их взглядами. Все эти идиоты-прохожие были настолько предсказуемы! Хэмиш мог бы сказать наверняка, что творится в их маленьком скучном мозгу:

«Ох, как мило! Отец и сын гуляют вместе! А как похожи, надо же! Словно две капли воды!»

Словно два человека с одинаковой ДНК. Хэмиш ухмыльнулся, глядя на кудрявый затылок Шерлока. Это все равно что в будущее заглянуть. Вот как он будет выглядеть в старости! Впрочем, его старость может наступить раньше, чем у нормальных людей. Хэмиш подслушал доктора пару месяцев назад, он обсуждал «проблему Хэмиша» с коллегой. Может быть, через пару лет Хэмиш будет выглядеть как двадцатилетний. Или тридцатилетний. Или… Даже подумать страшно...

«Если стану старше Джона, буду заставлять его есть цветную капусту», – мстительно подумал Хэмиш.

– Эй, Хэм!

Хэмиш вздрогнул. Ну точно – Гэррисон из его класса. Ограниченный идиот с акульей улыбкой. Это ненормально, все эти железяки на зубах. Пусть говорят что угодно о дантистах и пользе скобок – Хэмиш уверен, что все это скорее для устрашения, а не для здоровья. Жутко, когда твоя улыбка металлически сверкает, вы понимаете?

– Эй, ХЭМ! – придурок не понял, что его игнорируют. Он вышел из бакалейной лавки и теперь стоял посреди улицы, размахивая рукой. Шерлок и Хэмиш шагали по другой стороне улицы, и от одноклассника их отделяла дорога, к большому облегчению Хэмиша. Он прибавил шагу, обгоняя Шерлока – нечего так плестись, дома ждет эксперимент. Хэмиш поежился: взгляды спину, он всегда их отчетливо чувствовал. Все эти люди, которые пялятся ему вслед. Наверняка Гэррисон не станет держать язык за зубами; в понедельник Хэмиша ждут расспросы, с кем это он шел по улице. И что отвечать? Было бы забавно ответить правду и посмотреть, как постоянный отпечаток тупости на лице мальчишки сменится отвращением или недоумением. Или что там должны испытывать люди, узнав, что разговаривают с клоном. Все эти эмоции – в них не разобраться, с химическими реакциями куда проще, чем с эмоциональными.

«Может, сказать, что Шерлок – мой отец?» – подумал Хэмиш рассеянно. Теоретически, да и фактически – это правда. Мысль об этом заставляла его гордиться, и в то же время было в этом что-то неправильное. Такое смутное, неприятное чувство. Его отец – Джон, хотя он и не является его отцом. А Шерлок, хотя и является отцом, вовсе никакой не отец. Когнитивный диссонанс – Хэмиш недавно выучил этот термин, как нельзя лучше объясняющий его чувства. Теперь это было его любимое словосочетание. Он собирался назвать так попугая, когда Джон разрешит купить его.

В самом ближайшем времени.

***
Они вернулись домой, но Джона там не было. Нелогично. Куда он мог уйти? Дом и работа. Куда еще? Шерлок сложил руки под подбородком; перед глазами возникла трехмерная карта Лондона, на которой пульсирующими точками были отмечены места, где временами бывал Джон.

Кладбище. Отпадает за ненадобностью; что может заставить Джона вернуться туда?

Встреча с сестрой. Вздор: Гарри Ватсон готовится к свадьбе; Джон не упоминал, да ему и не нужно было. В данный момент она, вероятнее всего, примеряет платье. Либо выбирает цветы. Да, судя по погоде и времени – цветы. Ей не до брата.

Что еще? Гайд-парк. Без мальчика Джон туда не пойдет. Куда он уходил, когда злился? Он ведь часто уходил. Говорил: «Пойду прогуляюсь». Шерлок улыбнулся; точнее, его губы шевельнулись, но он не сообразил, что улыбается. Был слишком занят размышлениями. Где же Джон гулял? Риджентс-парк. Маршрут прост: вдоль по Бейкер-стрит, на перекрестке налево, затем направо; иногда на обратном пути заходил в продуктовый. Нет, нет, все не то, Джон не стал бы ехать от Скотленд-Ярда к Бейкер-стрит, чтобы идти в магазин за молоком! Кстати, о молоке.

– Мне нужен чай!

Тишина. Шерлок поморщился. Без Джона в доме слишком тихо. Это его клацанье, когда он молотил по клавиатуре ноутбука. По амплитуде ударов можно было понять, что именно он описывает – новое дело или выходки своего гениального соседа. Пару раз он так и написал в блоге: «гениального». Шерлок снова улыбнулся.

Потом вспомнил, что блога больше нет. И Джона нет – куда-то ушел. Разозлился. Почему? Причины? Ну же, это должно быть просто. Шерлок сжал зубы. Отчего человеческие чувства такие запутанные, если сами люди в основной массе своей примитивные и предсказуемые существа? Как в чем-то настолько простом может крыться что-то настолько сложное? Парадокс. Шерлок не любил парадоксы: они рушили логические заключения.

И все же разозлился. Был злым с самого начала, потому что Шерлок забрал Хэмиша с урока. О да, Хэмиш, Хэмиш, вечно Хэмиш. Джон превратился в настоящую наседку. Дай ему только волю – он станет хуже Майкрофа. При мысли о брате кольнуло в груди, но Шерлок поспешно направил мысли в нужное русло. Итак, Джон был зол, но не настолько, чтобы уходить, даже не попрощавшись. Значит, что-то произошло уже при встрече. Шерлок что-то сказал не так, неправильно. Надо вспомнить все произнесенные реплики. Шерлок мысленно расчертил пространство перед собой на строки, как в школьной тетради. Каждая строка – одна реплика. Напротив каждой – символ, обозначающий возможность негативной реакции. От грустного смайлика к веселому. Начнем.

– Шерлок!

Строки исчезли. Шерлок моргнул и раздраженно уставился на Хэмиша, сидящего в соседнем кресле.

– Что?

– Я же просил чай.

– Это я просил чай.

– Я тоже просил.

– Я не слышал, – отмахнулся Шерлок. – Налей себе сам.

– Ты ведь тоже хочешь чай? Сходи и налей нам обоим.

– Ты ближе к кухне.

– Ты старше.

– Это не аргумент. Нам неизвестен твой точный возраст.

Хэмиш ухмыльнулся.

– Где Джон, когда он так нужен!

Шерлок вздрогнул. Действительно.

– Сколько времени? Почему Джона до сих пор нет?

– Не знаю, – Хэмиш нахмурился. Достал из кармана телефон и набрал номер. Несколько секунд слушал, приложив трубку к уху, а потом недоуменно посмотрел на Шерлока. – Отключен. Джон никогда раньше…

– Без паники, – Шерлок поморщился. Хэмиш не выглядел паникующим, так что Шерлок сказал это скорее себе самому. Джон не мог попасть в беду. Мориарти больше нет, снайперов нет, никто бы… никто его бы… Внезапно вспыхнула перед глазами картинка: пустой бассейн и Джон, увешенный взрывчаткой. Перед этим они, кажется, тоже поссорились. Или это было в тот раз, когда пришлось упасть с крыши? О да, Джон накричал на него из-за миссис Хадсон. Они вечно ссорятся, а потом что-нибудь… Нет. Суеверия лишены логического основания.

– Без паники, – повторил Шерлок тверже. Хэмиш прикусил нижнюю губу. Шерлок сморщился, увидев, как отвратительно это смотрится: кудрявый, голубоглазый, губы кривятся, будто вот-вот заплачет. Поэтому он и уничтожил все детские фотографии, кроме тех, которые Майкрофт спрятал в сейфе. Нет, не думать о брате.

– Может, позвоним Майкрофту? – спросил Хэмиш.

– С какой стати? – получилось резче, чем он собирался. Но Хэмиш упрямо задрал подбородок. Не его жест. Жест человека с низким ростом, старающегося казаться выше. Жест Джона, когда он уязвлен, но собирается отстаивать свое мнение.

– Майкрофт его живо разыщет. Майкрофт знает все и про всех. У него есть Око.

– Что? – Шерлок поднял брови.

– Око, – терпеливо пояснил Хэмиш, снабдив его взглядом «это-же-элементарно-Холмс». – Всеведущее Око. Оно помогает Майкрофту быть в курсе событий. Находится на вершине черной башни. Или вроде того.

– Что за башня? Это в пределах Лондона? – наморщил лоб Шерлок. Если у Майкрофта появилось новое оборудование для наблюдения, лучше узнать об этом подробнее. Чтобы было проще вывести из строя.

– Не знаю. Он не говорит. Сказал, это засекреченная информация, и мне нужно кольцо, если я хочу узнать больше.

– Кольцо?

– Кольцо, – пожал плечами Хэмиш. – Не знаю, где его взять. Я пока работаю над этим вопросом. Кстати, Шерлок, помнишь, я тебе рассказывал про проклятый колодец…

– Нет. Несущественная информация, – Шерлок отмахнулся. Все эти сказки и байки. Трата времени. – Некогда, Хэмиш. Мне нужно найти Джона.

Хэмиш вскочил с кресла:

– Я с тобой!

– Нет. Ты слишком медленно ходишь. Миссис Хадсон за тобой присмотрит. Или позвони Майкрофту, раз уж вы такие друзья, – с отвращением добавил Шерлок. В груди снова кольнуло, на этот раз куда болезненней. «Стоит проверить сердце», – подумал Шерлок. Возможно, в следующей жизни, когда у него будет время заниматься своим здоровьем и прочими скучными вещами.

А сейчас надо было найти Джона.