Actions

Work Header

Обещание

Chapter Text

Майкрофт зашел в бар и устроился за угловым столиком, предварительно проведя ладонью по сиденью стула. Мебель здесь была сделана из дешевой древесины и сально поблескивала. Майкрофт поправил складки на брюках, повесил зонт на спинку стула и взглянул в сторону барной стойки, а потом отвернулся.

На своем столике он обнаружил три крошки. А, четыре.

Никто не подошел, чтобы забрать его заказ.

Коротко загудел телефон: Антея хотела знать, какие распоряжения ей передать исполнителям по поводу файла Z-02. Майкрофт обещал подумать и выдать указания утром. Он закинул ногу на ногу, устраиваясь удобней. Музыка была так же отвратительна, как и обслуживание. Майкрофт облизал сухие губы. Что бы он сейчас выпил? Вино? Пиво? Виски, неразбавленный?

Воды. Стакан воды для начала.

Майкрофт прижал пальцем крошку, раздавил ее. Принялся водить ногтем по столешнице, изучая микроскопические царапины и пятна. Люди сидели здесь, толкали по гладкой столешнице свои бокалы, бросали мобильники и бумажники, стучали кулаками в пьяной ярости или пьяном восторге. Оставляли следы. Улики. Майкрофт прикрыл глаза, вздохнул, снова уставился на Уотсона.

Он так устал.

Уотсон пил за стойкой, рядом с ним сидела молодая девушка, предположительно – студентка. Время от времени она крутилась на своем табурете и бросала на Майкрофта взгляды. На него здесь все смотрели – он привлекал внимание, и это было недоброжелательное внимание, очевидно. Словно он проник на частную вечеринку людей в дрянных клетчатых рубашках не позаботившись о дресс-коде, к примеру. Свою рубашку собеседница Уотсона завязала под грудью, оставляя обнаженным живот. Наклон ее головы, легкие касания пальцами запястья Уотсона, ее поза – она не могла сказать открытым текстом, но все-таки говорила. От скуки Майкрофт попробовал угадать, занимается она проституцией профессионально, или просто ищет друга на одну ночь.

Уотсон приглушенно хохотнул, судорожно стискивая край стойки. Где-то Майкрофт читал о психологическом исследовании, якобы, женщин привлекают страдающие мужчины. Вдовцы и иже с ними. Несмотря на отчаянные попытки веселиться, доктор Уотсон производил впечатление глубоко несчастного человека. Даже его сгорбленная спина говорила о внутренней боли, сложно представить, о чем кричала каждая черточка его лица. Да, Уотсону могло бы повезти сегодня ночью. Но не повезет.

– Там мужик пялится на тебя весь вечер, – сказала ему девушка. – Ты его знаешь?

Уотсону не было нужды поворачиваться. Он ответил, чуть повысив голос, хотя Майкрофт и без того мог расслышать каждое их слово.

– Это моя совесть. Не обращай внимания.

Майкрофт скривил губы. Потом чуть ослабил узел галстука. Никто так и не пришел, чтобы взять его заказ.

Доктор Уотсон выпил два кувшина темного пива, трижды ходил «отлить», один раз положил руку девушке на поясницу, хотя она наверняка не возражала бы, спустись его рука несколько ниже. После предупреждения бармена – «Тебе уже хватит, дружище» – выпил еще два стакана. Майкрофт провел три с половиной часа, сидя за пустым столиком под чужими взглядами, размышляя о файле Z-02.

Когда он волок Уотсона на улицу, тот хихикал ему в плечо и выглядел даже большим идиотом, чем обычно.

– Совесть? – уточнил Майкрофт вполголоса.

– Да, точно. Рад, что тебе понравилась моя шутка.

– Не понравилась.

– Тем более рад…

Майкрофт помог Уотсону спуститься по лестнице и добраться до обочины, где был припаркован автомобиль. Но там доктор встал, как вкопанный. Внутрь его пришлось впихивать буквально силком, и все это со стороны сильно смахивало на похищение. Майкрофт был раздражен, что ему приходится заниматься этим собственноручно. В конце концов, у него были специальные люди на такой случай. У него были люди буквально на любой случай. Но Майкрофт обещал, и привык держать данное слово.

В машине Уотсон навалился на него, вцепился в колени, задышал тяжело. Озвучил очевидное:

– Что-то мне нехорошо…

Майкрофт закатил глаза.

 

***

 

Шерлок сидел, забравшись с ногами в кресло, и прижимал кончики пальцев к губам. Меж сложенных ладоней у него был спрятан телефон. Как только он завибрировал, Шерлок уставился в крохотный экран, позволяя голубому свету отразиться в зрачках.

«Если его стошнит на мои брюки, с этим фарсом будет покончено. МХ»

Дернув уголком губ, Шерлок снова сложил руки. Он съежился в кресле, слушая, как за окном завывает тонко сигнализация. Она вопила уже десятую минуту, и на двадцатой Шерлок собирался сойти с ума. Он закрыл глаза и глубоко, медленно вдохнул. После короткой паузы выпустил воздух, представив, что это сигаретный дым.

Телефон снова задрожал, и Шерлок, не открывая глаз, набрал ответ:

«Я оплачу химчистку».