Actions

Work Header

The Day Will Come

Chapter Text

Веселый деятельный Кусланд взялся за дела в эрлинге с большой охотой. Логейн из Денерима следил за его успехами. Он успел привязаться к Кусланду – как, наверное, мог бы привязаться к племяннику. Логейн всегда тяжело сходился с людьми, а своим другом за всю жизнь называл лишь одного человека, но Герой Ферелдена, наверное, все же был особенным. 
- Вы знали? - спросил Кусланд сразу в начале их знакомства, и Мак-Тир, мгновенно поняв, о чем речь, честно ответил:
- Нет. 
- Мне хотелось верить в это, - сказал Кусланд и устроился рядом на поваленном бревнышке, вытягивая ноги к огню, ни на миг не усомнившись в словах всенародного предателя.
Логейн ожидал хулительных речей, да и собственная роль в предстоящих событиях представлялась ему достаточно четкой. Но мальчишка захотел выслушать, а потом – совершенно неожиданно – смог понять.
Они просидели у костра до утра, разговаривая, и когда начали бледнеть на небе звезды, Кусланд вдруг прижался щекой к его плечу, как самый настоящий ребенок, и решительно сказал:
- Надо идти вперед. Понимаете? Всегда надо идти вперед. Всегда есть, зачем. Вы говорили о безоружных людях, которых убили орлесианцы – я видел трупы родных, убитых безоружными. Все равно нужно жить. А теперь я устал, и я иду спать.
В ночь перед битвой взволнованный мальчишка заявился к нему – советоваться. Будь на его месте кто другой, Логейн предпочел бы сдохнуть вместе с Архидемоном, но Кусланд был Кусландом, и было бы стыдно сдаться, когда вчерашний юнец, потерявший все, был полон решимости идти до конца. Да и не годилось бросать его одного…
Логейн тогда усмехнулся, понимая, что Посвящение, альтернатива смертной казни, дало ему второй шанс. Логейн Мак-Тир никогда не верил во вторые шансы. 

А потом из Башни Бдения пришло письмо. Варел, которого Логейн хорошо знал и уважал, никогда не переводил бумагу попусту, и Мак-Тир распечатывал конверт с дурными предчувствиями. Манера Варела была легко узнаваема. 
«Командор хорош. Служить под его началом – одно удовольствие. У парня есть и мозги, и сердце. 
Но беспокоюсь за него. В бою теряет самоконтроль. Был ранен неприлично много раз. Бросается в схватку, как будто ищет смерти. Он очень хорошо о тебе отзывается. Напиши ему.
И еще. Если не слышал, в Орден приняли сына Рендона Хоу. Может быть, дело в этом. Не знаю» 
Логейн скомкал письмо и выругался. Теперь ему полагалось припомнить все ободряюще слова.

Шанс на посещение Башни Бдения предоставила словно сама судьба. Требование отправиться в Монтсимар было неожиданным и неприятным, но зато давало возможность, сделав небольшой крюк, заехать в Амарантайн.
Командор встретил Логейна даже более радостно, чем тот ожидал, улыбался и сверкал глазами, торопясь пересказать новости. Мак-Тир придирчиво оглядывал мальчишку, но выглядел тот действительно неплохо, тем более для человека, на плечи которого рухнуло управление эрлингом.
Он также заметил, что Кусланд умудрился собрать вокруг себя очередную странную компанию. Из старой шайки остался лишь Огрен, громогласно поприветствовавший Логейна от пивного бочонка.
- Пошли, - велел Логейн и, цепко ухватив Командора за плечо, повел в бывший эрлов кабинет. 
Кусланд, никогда не страдавший недостатком ума, сразу сообразил, что его будут отчитывать, но, кажется, не понимал, за что. Логейн, едва они остались наедине, без лишних предисловий спросил:
- Почему ты вдруг решил героически покончить с собой?
Кусланд приподнял бровь, и Мак-Тиру пришлось пояснить:
- Дошли слухи, что юный герой бросается в битву, забывая о том, что неплохо было бы выйти из нее живым.
Он ожидал, что Кусланд начнет отшучиваться или попытается перевести тему, готов был к долгим словесным баталиям, но тот сразу сник и сказал почти жалобно:
- Знаю. Мои люди тоже заметили.
Потом вздохнул и начал говорить в своей излюбленной манере, когда тема была ему важна и обдумана бесчисленное количество раз, короткими, рублеными предложениями:
- Сначала надо было жить, чтобы остановить Мор. Остановил. Тяжело было. Потом прислали сюда. Дел невпроворот, люди хорошие, и все мне нравится. Мучает мысль, что когда-нибудь и с Архитектором разберемся. Не знаю, что буду делать. Наверно, испугался, что буду только сказки рассказывать.
Про Архитектора Логейн знал из редких Кусландовских писем. 
- Знаешь, чего ты боишься, придурок? - спросил он, и мальчишка обратил на него обнадеженный взгляд. – Что наступит затишье, и ты перестанешь падать в кровать без сил. И придется ненадолго побыть человеком и переварить все, что было.
Кусланд помолчал. Потом согласно опустил ресницы. 
- Вы отлично понимаете. Не приведи Создатель, начнут сниться сны.
Логейн опустился в богатое кресло, вздохнул, погладив узорную ручку. 
- Я снял свою метафорически броню Командора, когда ты победил меня в том поединке, - сказал он честно. – Странно, но тогда ты мне что-то втолковал, хотя и говорил какую-то банальщину. Все совсем плохо?
Кусланд был честен настолько, что это порой восхищало. Он не торопился с ответом, подумал и наконец сказал:
- Уныло вещать про четко отведенный срок не хочется.
- Хорошо, - подбодрил Логейн.
- И то, что мы остановили Мор, не оставило мне раны, которой не исцелить.
- Еще лучше.
- Зевран писал из Антивы. Очень хорошие письма. Кажется, он хочет вернуться в Ферелден, когда разделается со своими делами…
- Не сомневался в паршивце, - Логейн откинулся на спинку кресла.
- Но... - Кусланд потемнел лицом. – Морриган и Алистер… Мать, отец, Гилмор… Их я забыть не могу.
- Отца и Мэрика я тоже забыть не могу, - согласился Логейн. 
- Мне иногда кажется, для меня это слишком много.
- Ты начинаешь уныло вещать, - предупредил Мак-Тир, поднимаясь на ноги. И раскрыл объятья, как не делал уже лет десять. – Иди сюда.
Кусланд вскочил на ноги и торопливо прижался, шумно дыша. Он и обычно не походил на Героя Ферелдена, не хватало ему мрачной обреченности во взгляде, а сейчас вовсе выглядел как обиженный ребенок. Логейн держал мальчишку в объятьях так долго, что затекла спина, но отпускать его не хотелось. 
Кусланд отстранился очень нескоро.
- Я еду в Монтсимар, - предупредил его Логейн. – В Орлейский Орден. И, знаешь ли, планирую вернуться живым. К тебе под командование.
- Хорошо, - твердо сказал Кусланд. – Спасибо вам. Я так понял, что я могу иногда уныло вещать, и это не начнет нового Мора.
Логейн не удержался, потрепал его по волосам. 
- Что-то мы всегда получаем взамен того, что ушло, - сказал он. – Я много потерял на том Собрании Земель, но, как оказалось, получил мелкого философа.
- Вы мне тоже дороже жизни, - Кусланд усмехнулся. – Хотя я побаиваюсь того, что могу получить взамен Алистера и Морриган. Я сейчас найду вам комнату. И еще нужно вам карты отдать. Нас всех не повесят, если вы на день задержитесь? 
- Вероятность мала, - дипломатично ответил Логейн.
- С завтрашнего дня я буду портить жизнь Первому Стражу, - предупредил мальчишка деловито, и Логейн дернул уголком губ. – И в Орлей тоже напишу. Намекну, что у меня в Антиве друзья. А сейчас я устал, и я иду спать.