Actions

Work Header

Анисья и кракозявки

Work Text:

1

Форум любителей познавать непознанное. 12 февраля 2012 года, сразу после полуночи, была открыта тема: «А вы помните, что случилось в этот день полвека назад на Алтае?»

«А вы что думаете, народ?» – писал один из постоянных посетителей, прикладывая к сообщению несколько ссылок.

История вкратце была такова. Из райцентра вышла туристическая группа, состоявшая из студентов технологического института – все они учились в столице края. Их было семеро. В предпоследней на маршруте деревне один из них, Павел Кашин, почувствовал себя плохо и путь с товарищами продолжить не смог.

Остальные, трое парней и три девушки, в конечный пункт маршрута – точку возврата – не прибыли. Через пару дней их хватились, отправили поисковую группу… Был обнаружен пустой палаточный лагерь, вещи были разбросаны – но почти ничего не пропало.

Вот только не было и следа людей. Ни живых, ни мёртвых.

Официальная версия гласила: стихийное бедствие. Место глухое, горы, обрывы, ветра, лавины… Но очень многое в эту версию не укладывалось.

Чего только за пятьдесят лет не говорили и не писали, тревожа покой безутешных родственников! Пытались приплести и криминал, и инопланетян, и всякие диверсионные происки. А в последние лет двадцать пять или даже чуть больше – всё чаще упоминались таинственные сверхъестественные силы…

О пропавшей семёрке было написано несколько книг – две документальные, с претензией на объективность, одна бульварно-художественная, «по мотивам» – впрочем, отдельные граждане считали этот опус «прорывом в прозрении», мол, так всё и было! Также теме было посвящено несколько более или мене документальных и в разной степени постановочных передач.

На всё это автор темы, каждое своё сообщение на в общем-то анонимном форуме аккуратно подписывавший ником «Скелет», сейчас и давал ссылки.

Сразу посыпались отклики.

«Эти ребята пропали, потому что их унесли инопланетяне!» – сразу же заявил один известный, но страдающий дилетантизмом уфолог.

«Ну народ, ну сколько можно, всё же уже писали», – высказался другой участник.

«Так юбилей же! – о, явилась дамочка, явно скучающая домохозяйка, которая во всём видела масонский заговор. – Может, мы наконец выведем их на чистую воду!»

«Расследование силами анонимуса. ЛОЛ», – сообщение было щедро украшено смайликами.

«Вот вам смешно… – писал создатель темы. – А мне иногда кажется, что их и найти можно…»

«Да ладно, – возражала скептично настроенная девушка. – Сколько таких случаев было, унесло тела – и с концами».

«Ни с какими не с концами! Это всё ЦРУ! – это всё та же странная домохозяйка. – Они ещё вернутся в виде монстров-мутантов!»

«Кто, ЦРУ?» – снова неизвестный со смайликами.

«Ага, и масоны!» – домохозяйка поставила тоже смайлик, но один – энергично кивающий головой.

«Да нет же, это были пришельцы!» – уфолог.

«Которые маскировались под масонов? Нет, ну это даже не смешно».

«Да что вы понимаете, – обиделась домохозяйка. – У меня дома живут масоны, вещи прячут, носки мужу выворачивают, когда никто не видит…»

«По-моему, – написал Скелет, – здесь поработала совсем другая сила. Имманентная этому месту на Алтае».

«Ну только не надо опять цитировать тот романчик, – написала скептичная девица. – Уже выяснили, что авторша всю мистику из головы выдумала».

«Это какой, «Ушедшие в землю»? Я бы не стал так отмахиваться от этой книги», – это снова Скелет.

«В местном фольклоре, однако, ничего подобного не упоминается».

«Я спрашивал неведомую *вырезано цензурой*. Она ходит по другим дням», – смайликовый.

«Модераториал. Еще одно нецензурное выражение – бан на неделю».

«О, вы лично встречали это удивительное создание?» – живо заинтересовался Скелет.

«А также инопланетян и гэбэшников. Они тоже отрицают».

«А с Пал Иванычем вы не беседовали?» – осведомился Скелет.

«А с масонами?» – спросила домохозяйка, уже начиная графически подхихикивать.

«Кстати да, кто-нибудь знает, что с ним сейчас? В книге Захарова было фото от две тысячи восьмого – а с тех пор?»

"С тех пор, насколько я знаю, ничего не изменилось, – высказался уфолог. – Я живу в том же городе. Я с ним недавно пиво пил».

* * *

Упомянутый Павел Иванович в это время сидел на лавочке у проходной родного завода, курил дешёвую сигаретку и вздыхал.

Февраль в этом году выдался солнечный и тёплый, так что можно было не бояться засидеться.

У Павла за плечами была целая жизнь. До сих пор интересная работа, на которой его ценили и не отпускали на пенсию, у него учились молодые… но, пожалуй, это и всё, что у него осталось. Личная жизнь разладилась много лет назад, и с детьми он виделся только по праздникам. Неинтересен он им был, вот что. Даже несмотря на приключение полувековой давности. Может, как раз потому, что всё самое-самое он тогда пропустил. Хотя если бы не… сейчас бы его уже не было.

Хотя как знать. О том, что, может, тогда любая мелочь могла изменить ход событий, он тоже думал не раз.

Если бы только он тогда не наступил на змею, которая ненароком выползла на прогалину, привлечённая необычным для февраля пригревшим солнышком… Если бы после этого организм так подло Павла не подвёл, если бы он, даже помирая, смог бы последовать за обожаемой Анисьей и остальными ребятами…

Как знать, а вдруг им одного человека и не хватило, чтобы выбраться.

Хотя…ведь он там не был, он так и не знает, что они чувствовали… что чувствовала она…

Наверно, и никто не узнает…

Павел потянулся, встал со скамейки – и тут увидел, что мимо проходной идёт девушка. Очень знакомой лёгкой походкой. Почудилось, наверно… Она ведь так одета… Вызывающе, почти неприлично. А в остальном – ну вылитая Анисья Могильникова. Любовь его юности и душа их тогдашней компании. Померещится же такое…

Павел Иванович протёр глаза. Девушка исчезала за поворотом.

 

2

В форуме появилось фото той давно пропавшей группы. Молодые ребята и девочки, студенты…

«Уважаемый all, – писал выложивший фотографию. – Одному мне страшно смотреть на этот снимок?»

Хотя так-то ничего особенного на фото не было. Парень, обнимающий девушку на переднем плане, еще двое строят рожи и машут руками, кто-то не успел влезть в кадр – только размытое пятно в углу снимка.

«На пятно мне тоже страшно, – созналась домохозяйка, – это она, Анисья Могильникова?»

«Может, мы же не знаем, кто снимал. Но вот правда – это же дня за четыре до…»

«Совсем молодые, жить бы да жить!»

«Неудивительно, что инопланетяне польстились».

«На фото не видно троих. Снимала, скорее всего, Костомарова, она занималась в фотостудии, и мы знаем, что большинство сохранившихся кадров с предыдущих этапов маршрута сделано ей. Значит, фигура не в фокусе – либо Юра, либо Анисья, да. Жалко, что другие снимки за тот день неудачны».

* * *

…Юрка пытался пристроиться к компании, желающей быть увековеченной. Рыцарских чувств к Анисье он не питал и старался в меру осторожно её отодвинуть.

– Уронишь же, – смеялась она, в шутку уворачиваясь и хватаясь за него же.

Павел, которому в этот момент приставляли рога, наблюдал эти цепляния и жестоко страдал.

– Ребята, ну спокойнее, – но в момент съёмки рука Раи всё же дрогнула. – Ну вот, опять, наверно, кадр запороли.

– Переделаем ещё, – улыбнулся Миша – тот, что ставил рожки. Он тоже умел фотографировать, пусть и похуже Раи Костомаровой.

– Конечно, – кивнула Зина. – И потом, это же точно никуда не пойдёт, только для себя.

Руководитель группы, Сергей, самый старший и серьёзный из всех, улыбнулся скромной девушке. Кажется, высказанная ею мысль поубавила смущения от того, что он обнимал её перед объективом.

Хотя что такого? Чего бы только не нашлось на уже отснятых плёнках, и уж дружеских объятий точно море…

Это сам Сергей знал, что чувствует к Зине нечто большее, что его не привлекает ни яркая Анисья, ни талантливая и резкая Рая. Зина была обычной, домашней, на фоне подружек терялась, и про неё говорили: «А, она тоже там была…» Зато без неё ничего бы и не было. Ни каши приличной – точнее, не просто приличной, а по-домашнему вкусной! – ни первой помощи при порезах и обморожениях… И вообще никакого уюта. А может, и никакой компании… Хоть и считалось, что всех затащила сюда Анисья, но этого одного было бы мало. Никто об этом, конечно, специально не задумывался. Но ощущалось…

* * *

«А вот описание места происшествия, – рассуждал тем временем другой анонимус, кажется, женского пола. – Палаточный лагерь, кострище, спальные мешки, вещи… Ничего не тронуто, и только чайник валяется относительно далеко… Всех почему-то этот чайник очень смущает».

«Ветер же. С последнего дня, упомянутого в дневниках, и до прибытия второй группы прошёл почти месяц. Следы замело, лёгкие вещи, оставшиеся снаружи, унесло».

«Вот я тоже думаю, что чайник в ручье естественным путём оказался… Никакая это не "рука неведомой силы"».

«Я бы поостерёгся упоминать её всуе…» – Скелет, конечно.

«А зачем неведомой силе чайник? Я ещё пойму – людям…»

«А шутить изволила… Или вихрем отбросило, когда оно их…» – это домохозяйка, явно пугавшаяся собственных слов.

«Зачем множить сущности без надобности?»

«Мне тоже кажется, – девушка, начавшая этот разговор, – что странность здесь не в чайнике. А в том, что всё так естественно…»

«Там всё естественно, если смотреть по отдельности».

«Вот-вот. Природного катаклизма не видно даже под микроскопом, а людей нет».

«Почему не видно? Только потому что раньше именно в этом районе ничего не происходило?»

«И потому что ничего вверх дном не перевёрнуто. А как на корабле-призраке…»

«Значит, что бы там ни случилось, оно случилось в другом месте. Да даже если это были хищные инопланетяне-людоеды с вундервафлями наперевес – были бы следы паники, драки, чего угодно!»

* * *

С чайником всё и впрямь было проще простого. Просто ручей был далеко, вернее, то место ручья, где лёд был тоньше и легче пробиваем.

– Вот ведь незадача, – громко пожаловался Юра, с трудом удержавшись на скользком склоне. – Уронил. Фонарь есть? Сейчас спущусь поищу.

– Да ну его в болото, – Рая решительно протянула ему руку – спортсменка всё-таки. – Утром найдём, когда светло будет.

– Вообще да, и так стемнело рано. Неохота без света бродить.

– Пошли обратно, хоть согреемся.

– Пошли.

Чайнику было суждено остаться валяться в ручье навсегда.

 

3

Обсуждение на форуме завершилось под утро. Рита заползла под одеяло и попыталась заснуть. Все её высказывания в сегодняшней теме отличались здоровым скептицизмом, но сейчас что-то было не по себе.

Может, слишком увлеклась, слишком приняла близко к сердцу… Живые люди ведь, моложе её самой… К тому же все они учились в её родном городе, и всё это случилось буквально в полудне пути отсюда… В полусне начинало мерещиться, как на них надвинулось странное, бесшумное, чтобы слизнуть…

И страшнее всего-то – даже не неизвестность. Неизбежность. Наползёт, накроет – и всё. А дальше… Хотя какое «дальше», если уже всё… Даже представлять жутко… Тем более когда пытаешься заснуть… Почему-то до сих пор ничего вот так не цепляло…

Когда Рита наконец задремала – перед глазами её пронеслись лица с фотографии. А после была ледяная темнота. Хотя бы без снов.

* * *

Тьма над горами стала непроглядной, ветер – ледяным, будто компенсируя необычайное дневное тепло.

В одной из палаток ещё шутили, смеялись и совместно рисовали по памяти местный пейзаж в записной книжке. В другой – девушки утеплились как могли, улеглись потеснее и пытались заснуть.

Ветер снаружи зловеще свистел – а потом всё разом стихло, и стало ещё более неуютно.

– Это ведь просто в ущельях тесно, вот и звук такой? – жалобно, шёпотом спросила Зина.

– Конечно! – подмигнула Рая. – Ведь никаких стенающих душ не существует, это всё предрассудки.

– А жаль, – вздохнула красавица Анисья. – Я бы вышла навстречу… и помогла такой душе найти покой. Это же так романтично…

– Да ну тебя с твоей упадочной литературой! – фыркнула комсомолка и активистка Рая. – Зинке и так не по себе.

На самом деле слегка не по себе было всем. Хотя не первая же ночёвка, не первый поход, и до того случалось много всего.

Но это место… было каким-то не таким. Гнетущим.

Может, зря они поторопились остановиться? Пройти бы хоть дальше в лес…

Ничего, когда рассветёт – всё должно развеяться. А так – ну вроде же всё спокойно.

Засыпая, все чувствовали, как их познабливает.

* * *

На следующий день кто-то вбросил вопрос:

«А Павлу эта змея точно не почудилось? В феврале-то месяце?»

«Оттепель же. И потом, это всё в материалах дела есть, и справки тоже, и всё».

«И колбасило его вполне натурально. Вон, на вчерашней фотке видно».

«Так это он Анисью небось ревнует».

«А я всегда думала, что змея была воображаемая. Или волшебная, она его специально укусила, чтобы он дальше не пошёл».

«А я думал, вы думаете, уважаемая, что змея была радиоуправляемая, и ЦРУ ей передало, что Павел им не опасен».

«Эй, эй, народ, давайте без перехода на личности. Нас и так за мат прикроют, как только кто-нибудь вбросит цитатку из Кузиной».

«А вбросьте, а то скучно. Я сейчас только справку дам, а то, оказывается, не все в курсе, что Павел Иванович был укушен накануне даты снимка…»

«В общем-то, логично, расстаются ненадолго, фоткаются, развлекаются».

«Неужели у них даже предчувствия не было?»

«С чего бы?»

«А неужели только великим людям в произведениях искусства свойственно предчувствовать свою смерть?»

«Вообще-то да. А потом свойственно подгонять приметы под случившееся».

«Как же это всё… Давайте сворачиваться или же возоржём по околоповоду?..»

«Возоржать всегда успеем».

 

4

«Ну как там это у неё было? Ля-ля-ля, ля-ля-ля, идёт неведома фигня, увидела медведика, ам! - и проглотила».

«Только всё это с пафосом, с пафосом!»

«Ага, вот, нашёл:

«Огромный мохнатый шар медленно и печально катился по сильно пересечённой местности. А внутри шара сжалась в комок прелестная девушка, чувствуя, как её неуклонно переваривают…»

Нет, граждане, ну не адская ли ересь?»

Люся выпала из дискуссии в самый интересный момент – так и не дождавшись ни мата, ни банов. Пришли из школы дети, надо было кормить и помогать с уроками… А там уже и вечер настал, и муж пришёл… И было уже не до того, чтобы думать о делах давно минувших.

С супругом Люся никогда не обсуждала новости из Интернета, как-то по умолчанию полагая, что ему это неинтересно… Было же столько других тем. Особенно дети, но далеко не только это их связывало. Общие интересы – в конце-то концов, так и познакомились.

Тогда Люся ещё работала. Её и сейчас живо интересовало, что творится на родном предприятии. А там всегда было что обсудить.

– Тебя хоть на работу возвращай, – с нежностью сказал муж. – Скоро, может, будет и можно, ребята уже совсем самостоятельные.

– Увидим.

Они ложились спать умиротворённые и ничего не боялись. Да и чего было… Ужасы – это в сети и в книжках…

* * *

Под утро стало совсем зябко – никакая одежда уже не спасала. В обеих палатках ребята проснулись даже не просто от холода – от леденящего страха.

Хотя и вроде бы не с чего было. Стояла тишина, даже ветер стих. Спросонья что-то показалось? Но не всем же сразу!

Ребята недоуменно моргали, переглядывались… И вдруг новый приступ страха сорвал их с мест, погнал из палаток.

Даже сейчас опыта хватило хоть на то, чтобы выбраться организованно, схватить что-то из вещей.

Две кучки людей смешались в одну и побежали в сторону ручья. Вернее, дороги… Понятно пока было одно – опасность исходит от леса. Вот и гнал инстинкт в противоположную сторону. Хорошо ещё, что немного рассвело.

Первой споткнулась Зина. Сергей сразу оказался рядом… Подхватил под руку, повёл дальше.

Анисья неслась впереди всех, и на лице её почему-то была дикая, первобытная радость.

Михаилу было тоже, конечно, страшно. Но какая-то часть его сознания просто сгорала от любопытства. Ведь всё-таки надо же понять, что происходит…

За группой двигалось что-то огромное, похожее на сгусток тумана. Вместе с Михаилом обернулась Рая, и на её лице был не ужас, а безграничное изумление. Казалось, могла бы Костомарова – защелкала бы фотоаппаратом. Вот только аппарат, кажется, остался в палатке…

* * *

Одну фотографию не уставали обсуждать до сих пор. Так странно засветило плёнку? Или какой-то дефект? В конце концов, фотоаппарат недели две провалялся почти в снегу.

На снимке был вид на лес – и с одного края заметна была странная тень. Будто туча… но возле самой земли. Может, и просто тень… Но зловещая. Сколько же домыслов она породила… Вплоть до версии с позднейшей обработкой фотографии.

Хотя была вроде экспертиза, доказавшая, что такого не было. И очень многие склонялись к тому, что это фото ауры. Разумеется, если в это верить… Но многие верили…

* * *

Тень всё надвигалась, холод становился нестерпимым. Михаил попытался заслонить Раю, но её накрыло секундой раньше.

 

5

Рита сосредоточенно пересчитала деньги. Кажется, сегодня ей наконец хватит на желанный деликатес и ещё на жизнь немножко останется… как мало надо для счастья.

Вот только внутри прилавка её рука столкнулась с чьей-то чужой. Тоже претендующей на коробочку с экзотическим салатом. Последнюю и единственную.

И тогда оба подняли глаза от прилавка и встретились взглядами.

Претендент на последнюю и единственную коробочку оказался интеллигентным молодым человеком, и Рита понадеялась: уступит. Вслух, конечно, ничего не сказала.

– О, извините, – сказал зато он. – Пойду поищу себе что-нибудь попроще, – неизвестный обаятельно улыбнулся и отошёл в сторону.

И Рита подумала, что надо бы тоже хоть что-то сказать.

– Спасибо. Может, нам стоит честно поделить это сокровище?

– О. У вас есть время перекусить с незнакомцем?

– Почему нет? Это будет честно.

– Тогда пойдемте на второй этаж, там всё одно торгуют едой отсюда же.

– Ага.

Вскоре они уже сидели за столиком. Новый знакомый, видимо, был побогаче Риты, потому что заказал ещё кой-чего поесть.

Как-то незаметно они успели познакомиться. Парня звали Михаилом. Работал он при краеведческом музее неподалеку, но питался часто здесь.

– Много мотаюсь по городу, не всегда успеваю в нашу столовку.

– Понятно.

– А вы учитесь, работаете?

– Учусь.

– Это хорошо.

– Наверно.

– Я сам только недавно закончил. И остался при музее…

– Дело нужное.

Они ещё потрепались о всякой ерунде, а потом как-то незаметно свернули на историю края. И, конечно, этот Михаил помянул инцидент полувековой давности. О чём ещё, в самом деле, когда живёшь там, где живёшь…

– Вы так уверены, что ничего такого там не было, – удивлялся Михаил. – Видимо, потому что вы физик. А я просто знаток легенд…

– И что говорят ваши легенды?

– Что в этом месте испокон веков обитали разные сущности.

– А какие-то упоминания о них, кроме появившихся после – есть?

– Кое-что есть в устных рассказах местных жителей.

– Например?

– Там холодно – аномально холодно. И люди оттуда возвращаются… не такими.

– И были случаи?

– Были. Я лично видел девушку, которая ослепла, но научилась видеть невидимое.

– Этому должно быть какое-то объяснение.

– То есть вы всё же полагаете, что все так называемые паранормальные явления рано или поздно будут научно объяснены?

– Конечно.

– Вот вам бы её лично увидеть! В смысле, ту девушку.

– Было бы интересно.

– А что, это ведь не так далеко, всего три часа на автобусе, а там… Может, выкроим день-два?

– Конечно.

– В идеале, хорошо бы компанию побольше, вы в форуме бываете? Мне вот кажется по общению, что да…

– Вы тоже?

– Конечно. Я тот самый Скелет, думаете, может быть два таких психа?

– А, – она невольно рассмеялась.

– По идее, в той теме должно быть немало народу из нашего города, нас ведь это ближе всех касается…

– По идее да.

– Ну что же, бросим клич или как?

– А давайте.

Они обменялись телефонами и расстались хорошими приятелями.

А вечером в форуме поднялась буря.

 

6

Оффлайн-сходка в городе, близ которого всё случилось, собралась быстро, все в основном были активистами форума и особенно недавней темы, только одна юзерша собиралась приехать из Москвы.

К назначенному месту подтягивались по одному. Только Рита и Михаил-Скелет встретились где-то заранее. Потом уфолог Эдик, тот, что пил с Павлом Ивановичем, привёл девушку из Москвы, очень серьёзную и очень смущённую. Можно было знакомиться…

Хотя вскорости выяснилось, что кое-кто тут друг друга уже очень хорошо знает…

– Люся! – окликнул какой-то запоздавший участник молодую женщину, которая уже всем со смехом созналась, что постоянно пишет про масонов. – Ты-то как здесь?

– Володя! У нас что, одни и те же друзья?

И тут уж рассмеялись все.

Оказалось, что один из самых скептически настроенных участников – муж «девушки с масонами». Он ходил в форум с работы, она сидела тоже днём, пока дети были в школе… Вечерами обоим было не до этого.

– Даже и не представляла, что ты таким интересуешься!

– Я тоже. Надо же…

Они ещё немножко посмеялись, припоминая, как спорили в форуме и даже ни о чём не догадывались…

– Хотя я должна была, – улыбалась Люся, – как бы мы по-разному ни думали – ты ведь ни разу не довёл меня до слёз!

– Вот что значит – культурные люди, – торжественно провозгласила Рита – и тут же хихикнула.

Михаил тоже улыбнулся, и даже девушка из Москвы стесняться перестала:

– Вы все очень милые люди, а меня зовут Зоя, и у меня к этому делу далеко не праздный интерес…

– А какой, если не секрет?

– Дело в том… что мой дед был следователем. И он сошёл с ума, пытаясь понять, что же на самом деле случилось с пропавшей группой…

– Тогда да, понятно…

– Вы очень любезны, что пригласили меня сюда. И ведь правда, что собираетесь поехать на место? Оно мне снится, мне кажется – я что-то пойму, если попаду туда…

– Всем кажется…

– Значит, надо ехать, я давно говорил, – начал Михаил.

– Володя… – Люся посмотрела на мужа. – Может, попросим бабушку присмотреть за детьми?

– Она согласится…

– Ну и отлично!

Итого, вместе с девушкой Зоей из Москвы, их набиралось шестеро. Эдик ещё предложил позвать Павла Ивановича.

– Он же старенький… – посочувствовала Люся. – Он там на месте от разрыва сердца может умереть…

– А может, ему тоже как раз надо, туда попасть, – предположила Рита.

– Может, как раз он тогда успокоится, – подтвердил Скелет. – Давайте позвоним…

– Тогда нас опять будет семеро, – уронила Зоя.

– Только не говорите, что опять выживет один! – заржал Эдик.

– Да ладно вам, – нахмурилась Рита. – Не смешно.

* * *

Павел Иванович только что приполз домой со смены. В состоянии разбитом и одновременно взбудораженном. Сегодня он опять видел ту девушку – копию Анисьи Могильниковой. И ведь не померещилось же.

Она же подошла к нему, улыбнулась, разговаривала… Даже не верилось.

Пожелала хорошего дня, спросила – скоро ли в дорогу… Павел спросил: как тебя зовут?

– Анисья, – ответила девушка, и, пока он ошеломлённо моргал – исчезла.

И толкование напрашивалось, в общем-то, одно. Он окончательно свихнулся, помирать пора, идти туда, куда звала Анисья… Не то, чтобы это пугало… Скорее волновало: вот бы случилось что-то ещё!

И тут задребезжал телефон, старенький, как и сам Павел…

Кажется, случилось.

– Павел Иванович, поехали с нами! – Эдик, молодой журналист, уфолог и надоеда. Куда он опять хочет потащить старика бередить прошлое? Хотя… сейчас эта мысль даже не пугала. Может, этого и ждал всю жизнь… Ведь звали его не куда-то, а побывать на месте гибели группы. Он же за все годы так туда и не добрался.

* * *

Отъезд назначили через две недели. Там как раз намечалось несколько выходных подряд по случаю государственных праздников.

Все надеялись, что этого хватит.

Хотя каждый старался выбить себе еще несколько свободных дней.

Эдик все время звонил остальным – ладно бы что организовывал, а то только будоражил. Ассоциациями…

Пусть даже его и не очень-то принимали всерьез.

Но ведь в самом деле их тоже было семеро, и одного из них звали Михаилом, как Романцева, и среди них была состоявшаяся пара…

* * *

Зине просто не верилось, что ее отпустили в такой большой поход. Да даже – что позвали в такую компанию… Хотя и не в первый раз было бы – с именно этой компанией.

– Не бойся, ты справишься, – говорил тогда Зине Сергей.

А в наши дни Володя говорил Люсе:

– Не бойся, я с тобой!

И она даже верила – а как иначе?

Тогдашний Михаил интересовался Раей Костомаровой. Впрочем, на неё мало кто не обращал внимания. Оно было и понятно. У неё было столько поклонников, что она сама в них путалась. Тем более что любимое дело всё равно влекло сильнее. А остальное так, несерьезно. И никто даже не стал бы её упрекать – всё её кокетство не мешало ни учёбе, ни увлечениям.

В наши же дни Рита совсем не могла похвастаться такой насыщенной жизнью. Нет, ей не на что было жаловаться, но всё же… Хотя она живая, в отличие от Раи. А что Скелет не её однокашник – так это ещё не означает, что у них ничего не получится. В таких вещах вообще возможно всё.

Что до остальных, то Павел оставался самим собой, хоть и постарел, Эдик вполне сходил за Юрку, и только вместо Анисьи была мрачноватая решительная Зоя.

Что-то в этом, безусловно, было. И об этом не могло не думаться им всем. Даже если ни во что такое и не верилось.

Все стали хуже спать и чаще созваниваться, переписываться, всячески искать общения. Хорошо, что поговорить было о чём.

 

7

Нариен сразу почуяла, что пришли гости. Частично – знакомые. То ли она, лишённая зрения, слышала как кошка, то ли и вовсе неведомое чувство подсказывало. Как, в общем-то, всегда.

– Вот, знакомьтесь, – объявил Скелет и назвал всех по именам.

– А я тебя знаю, – девушка в костяных украшениях напрямую подошла к Павлу Ивановичу.

– Откуда? – оказывается, даже после всех недавних событий его ещё было чем удивить.

– А вижу. Смерть тебя тогда не забрала, а теперь она за тобой ходит, – говорила она нараспев и с лёгким акцентом.

– Знаю… – тихо ответил он. И сильно побледнел. А вместе с ним Люся. Остальные просто переглядывались.

– А глаза у смерти чёрные, – закончила Нариен.

– А что ещё вы видите? – растерянно, но и заинтересованно спросила Рита.

– Для тебя туман вижу. Холод. А для всех вас – что встретились вы не случайно.

– А вы знаете, куда мы идём? – поинтересовался Эдик. – И не опасно ли туда ходить?

– Нет. Каждый найдёт что искал.

– А что же там на самом деле случилось?

– Это вы узнаете сами. Я скажу только, что никто не исчезает бесследно.

– А вы сами?.. Ну, пойдёте? – снова спросила Рита.

– А может быть. Может, пора и мне…

Михаил поглядел на неё встревоженно – о чём она? И смотрел не он один… У всех были предчувствия, и не самые радостные. Но отказываться никто не собирался.

Нариен жила как раз в той деревне, откуда пропавшая группа вышла в свой последний путь. Может, кто-то из её родни тогда так же провожал ребят… А знали ли тогдашние коренные жители, подсказывала ли им вера отцов, чем кончится этот поход? Может, можно у кого-нибудь спросить. Потом. Когда и если они вернутся.

* * *

Следователь Анциферов в который раз перебирал снимки с места происшествия. Картина складываться не желала. Хотя самого странного на фото не было…

Если бы ещё определиться – что считать самым странным. То ли повисшую на сосне лыжу, то ли следы, которые, со слов поисковой группы, сначала вели от лагеря, а потом обратно. Этого, правда, было уже не проверить – по следам прошлись довольно основательно, хоть и без злого умысла. Так что в дело такая удивительная подробность не попала. Но, однако же, покоя Анциферову все равно не добавляла. Как и многое другое…

Ни одна из возможных версий не получалась внутренне не противоречивой. Если криминал – так вообще никаких следов насилия… Несчастный случай – опять же нет следов… А если инопланетяне или вовсе чертовщина какая – то понятна лыжа, но совсем непонятны обратные следы. Да и просто – ну какая может быть чертовщина, не детский сад… Но и разумные объяснения тоже не выдерживали критики. Впрочем, их хотя бы проще было подогнать под факты. А ведь и придётся… Только даже после этого совесть и разум не успокоятся.

…Наверное, у всех такое бывает. Что-то одно, что не даёт покоя.

Жена Анциферова молча вздыхала и во всем его поддерживала: хоть дома выговорись, больше же никто не поймёт… Сын с невесткой затыкали уши, а самым благодарным слушателем оказалась – с годами – внучка Зоя. Ей и просто интересно было, а потом, видно, тоже зацепило…

– Дедушка, не грусти, я вырасту и во всем разберусь!

Тем более все чаще по телевизору и не только заговаривали и писали об аномальных явлениях, о сверхъестественном… Может, и правда…

Надо доискиваться, надо ехать на место. Только вот родители не пускали – дед вон уже свихнулся… Но возможность всё-таки найдётся. Однажды.

Зое пришлось уехать учиться в Москву, чтобы мочь самостоятельно собой распоряжаться. А там уж мало ли что… К счастью, с появлением сети найти единомышленников всё легче. И даже совершенно неожиданно.

 

8

– А вот здесь и висела та самая лыжа, – Эдик ткнул пальцем в сосну. – Видимо, поднятая вихрем от НЛО.

– Ещё скажите, винтом вертолета, – хмыкнула Рита. Но к сосне присмотрелась с живым интересом.

* * *

А лыжа-то висела там еще задолго до них. Первым её заметил Юрка и заржал. А там подтянулись и остальные. Смеялись, строили предположения – одно другого оригинальнее. Инопланетян тоже со смехом помянули, но всё больше склонялись к версии о пьяных выходках. Потому как – ну что ещё?

– Они дуэль устроили. Из-за девушки. На лыжах, – сказал Михаил. – А потом один из них как ударил да как выбил из руки, а она вверх…

– А почему не на палках? – удивился Сергей. – Это же эффективнее!

– Так выпили же, не соображали.

– Ещё скажи – белочку сгоняли, – сощурилась Рая. – Или приманивали.

– Ёжика, – засмеялся Юра, который «белочку» понял неправильно. – Он, в отличие от белочки, может и грибочек, и огурчик на иголках принести!

Никто из них не присмотрелся к лыже внимательнее. А то они бы заметили, что она местной работы и сделана очень давно…

Впоследствии предполагалось, что этой парой лыж группа обзавелась в ближайшей от места трагедии деревне. Вот только второй лыжи нигде не нашлось. Хотя это сильно никого не удивило. Разгром там царил изрядный, что и говорить.

* * *

– Что бы там ни налетело, – сказал Владимир, – оно пришло оттуда. Со стороны фотки с бликом.

– Похоже на то.

– А как же тогда обратные следы? – Зоя сидела на корточках и водила пальцем по земле.

– Я думала, это ошибка, – пожала плечами Рита.

– Деду говорили поисковики, что так и было.

– Может быть…

– Искали живых, – кивнул Владимир, – естественно, о сохранности места происшествия никто и не думал.

Все помолчали, оглядывая печальное место. Только Нариен подошла неслышно к месту, где стояли палатки.

– Вторые следы вели сюда?

– Скорее всего да.

Слепая опустилась на колени, провела рукой по земле. В пальцах её что-то блеснуло.

Остальные тут же склонились посмотреть.

Это оказался обрывок тонкого часового браслета. Нариен поднялась на ноги и достала из-за пазухи второй такой же.

И вот тут ахнули все.

– У меня эта вещь с рождения.

– А где сами часы? – заинтересовался Скелет и тоже присел на корточки. Пока остальные расспрашивали Нариен…

– Ты точно никогда здесь не была? – приставал Эдик к шаманке. Та только головой качала.

– А я нашёл часы, – возвестил Михаил.

Стрелки под разбитым стеклом, на погнутом корпусе показывали без четверти пять.

– Как сейчас, – сказал Скелет. – Только тогда наверняка было утро.

Ребята невольно переглянулись – и повернулись к тому самому месту с фотографии.

А там, в закатных лучах, стояла девушка. Тоже с фотографий, только одетая по-другому.

И её узнали практически все.

– Снова ты? – Павел, как молодой, рванул к ней по колдобинам.

– Анисья? – спросил Скелет. – Но как?

– А так. Та сила, что напала тогда на группу, выбрала меня, чтобы воплотиться среди людей.

– Что? – по-детски ойкнула Рита.

– А вот так, – засмеялась Анисья. – Я, правда, сама только осознала. Но скажу, что вы все, кроме Зои и Риты, тоже возродились в другом облике.

– Но почему ты… только теперь? – Павел и сам не понял, что именно хотел спросить.

– Так сначала условий не было, – стала объяснять, как маленькому, Анисья, – потом я малявка была совсем, а вот сейчас время пришло.

– Ну надо же…

Анисья легко обняла наконец дохромавшего до неё Павла и тут же отошла к остальным. Указала на Эдика:

– Юрка, – на супругов: – Сергей и Зина, – на Нариен, небрежно: – Рая, – повернулась к Скелету: – Михаил Романцев. Ты больше всех отмечен, надо же. Ты угадал почти всё.

Рита выразительно кашлянула:

– Простите, это, наверное, всё здорово, но нас тут случайно больше никто есть не собирается?

– Нет, – засмеялась Анисья. – Хотя ты очень интересная девица, было бы любопытно взглянуть на твоё перевоплощение.

– И на том спасибо.

– Да нет, со мной пойдут только те, кто сам захочет. Супругам вот точно не надо, у них дети… И счастье, которое в той жизни могло и не сбыться, а в этой они нашлись и всё построили.

Они переглянулись и улыбнулись друг другу – да, так и есть.

– А ты расскажешь, что же тогда случилось? – влез Эдик. – Как это было?

И Зоя подалась вперёд. Все остальные тоже прислушались.

Анисья выдерживала паузу.

– Ты ведь Ледяной Ужас? – спросила Нариен.

– Да, твой народ зовет меня и так тоже.

 

9

На самом деле Ледяная Жуть просто давно уже маялась от скуки и отсутствия внимания. Народ, живущий поблизости, перестал в неё верить, даже бояться перестал… Никто не появлялся, ничего не происходило…

И вот наконец в её часть леса забрела группа праздношатающихся. Кто такие, зачем?

Захотелось познакомиться поближе. Кто ж знал, что они так испугаются? Жуть и забыла, какая она по сравнению с людьми большая… и странная.

Такой реакции она и не ожидала. Они побежали, помогая друг другу, заслоняя… Первой Жуть поглотила двоих – Раю и Михаила. Почти нечаянно… А потом решила забежать вперёд и хоть познакомиться… Ей-то было несложно моментально переместиться в нужное место.

Вот тогда-то они и оставили те загадочные вторые следы – уже четырьмя, а не шестью парами ног. И Жути пришлось поглотить всех, а там уже разбираться…

– Я вас долго изучала, – повествовала Жуть в облике Анисьи.

– И что? – тут уже, правда, было больше любопытства, чем испуга.

– Интересно было. Захотела стать человеком, мир посмотреть… И вас заодно в него выпустить. Анисью я избрала своим воплощением – девочка меньше всех меня боялась… Михаилу и Рае попробовала дать способности…

– И мне тоже? – заинтересовался Михаил. – То есть в самом деле?

– По крайней мере, я пыталась. И ты… ну, ведь всегда верил в такие вещи, тянулся к ним, Раю вот нашёл и даже прозвище себе взял не просто так. Пошли со мной! Ты, Рая и Павел!

– Неудобно как-то…

– Что именно тебе неудобно?

– Уходить, – и он покосился на Риту. Думал – незаметно.

– Ах, ты, значит, вот как! Вредина. Вот отправлю вас в будущее на перерождение!

– А давайте, – оживилась Рита. – Это интересно.

– А что скажут твои родные? – забеспокоился Скелет.

– Не знаю.

– Ну вот…

– Тогда точно отправлю, – засмеялась Анисья. – Раз сомневаетесь.

– Ну спасибо.

– Думаешь, это правда спасибо? – Михаил уже не таясь обнял её за плечи.

– Узнаем.

– Ну что ж, – подытожила Анисья, – это будет любопытно. Тогда тебе нравилась другая, но ведь она теперь моя жрица.

Рита невольно рассмеялась:

– Нет, ну надо же…

– А меня возьмёте куда-нибудь? – заныл Эдик. – Я хочу всё посмотреть!

– Да мы и так всё знаем, – молвила Зоя.

– Даже лишнего, – улыбнулся Володя.

И только Нариен и Павел ничего не говорили. Оба давно знали свою судьбу.

 

10

В детстве возрождённая Анисья была, в общем, обычной девочкой. С фамилией вовсе не говорящей, а обычной – Евдокимова. Только вот мать её рассказывала: увидела её рождение во сне, когда ничто ещё не предвещало беременности, услышала голос, который прошептал имя для будущей дочери… И забыла об этом – до того момента, как стало ясно, что дочка будет. А может и дольше.

В той семье таким вещам не принято было придавать значение… Но когда мать увидела чёрные-чёрные глаза малышки и хорошенькие яркие губки – то сразу поняла, как её назовет. Муж недоумевал, говорил – будет ведь белой вороной, сейчас такие имена не в моде – но мать девочки настаивала.

Так и стало. И никто особо не задумывался.

Девочка была живая, яркая, привлекала внимание. В том числе и тем, что очень выделялась на фоне родни. Не настолько, чтобы отец устраивал скандалы матери, обвиняя в измене – скорее в этом ребёнке проявились таланты старших поколений и дальних родственников с обеих сторон. И всем это скорее нравилось.

И нет, Анисья, конечно, танцевала, пела, рисовала и была отличницей, но не двигала взглядом предметы, не читала мыслей, не лечила наложением рук и не наводила порчу. Только парням сильно нравилась – и при этом виртуозно умела держать их на расстоянии. А уж в этом-то ничего дурного не было.

Так же умела при жизни и Анисья Могильникова. Анисья Евдокимова, кстати, ничего о той истории не знала до самого недавнего времени. Вообще она такими вещами интересовалась, но куда больше любила аниме и фэнтези. В душе Анисья даже была уверена, что когда-нибудь с ней случится не страшилка из жизни, а сюжет из книги или с экрана.

И даже не боялась. Скорее – жила в предвкушении.

И вот в один прекрасный день Анисья увидела на лавочке возле заводской проходной старого, побитого жизнью и несчастного деда. И почему-то не смогла отвести глаз. Как будто… Как будто знала она его, давно и хорошо. И взгляд этот, изумлённо-восхищённый, прекрасно помнила. Он её смешил и раздражал. С этими чувствами хотелось играться, чтобы… Да, быть может, чтобы тот, другой, наконец обратил внимание. А почему – она и сама не понимала. Пока.

Ночью ей приснилось странное. Сначала даже страшное. Но почему-то Анисья не проснулась, позволила ледяному облаку накрыть себя и унести куда-то. А потом поговорить с ней.

– Ты во мне, – сказало существо, называвшее себя Ледяной Жутью. – А может быть, и наоборот. Из всех, кто мне попадался, я хочу выбрать тебя, чтобы воплотиться среди людей.

И это было скорее захватывающе – и да, весело.

Анисья согласилась сразу. Товарищи её этого не слышали – дремали, будто парализованные паучьим ядом.

Вот только воплощение должно было состояться не завтра. Жути сначала надо было изучить всех пленников.

– Ну наконец-то интересные люди! Последние проходили здесь в начале века, местные жители, в память о них я вон лыжу на сосне повесила! – а узнать Жуть, кажется, хотела всё, до чего дотянется.

И вот теперь, после встречи с фабричным дедом, Анисья осознала в себе эту другую сущность, так созвучную её собственной. Получалось, что на слияние ушло тридцать лет. И ещё двадцать Анисья прожила до обидного обычно. Зато какие горизонты открывались теперь… Вот только бы освоиться со способностями!

Первым делом она явилась домой к Павлу, и запертые двери ей ничуть не помешали. Интересно, то, что он не дошёл с группой до того места, было и правда случайностью? Как знать. Может, когда-нибудь она и выяснит – но сейчас это не главное.

Главное – что дед был впечатлен до крайности. А потом начались совсем интересные события, и она, Анисья, смогла добраться до места, пролетев по воздуху. И получить свой звёздный час, раскрыв людям тайну, над которой они столько времени ломали головы. Более того – даже распорядиться их дальнейшими судьбами.

В той жизни Михаилу нравилась Рая. В этой он быстро и безошибочно нашел её… но не узнал. И не проникся прежними чувствами. Можно было надеяться, что та же история повторится и с этой его Ритой.

Анисья дала им время. Попрощаться с родными, друзьями, наврать всем, что уезжают на долгие годы в Африку, на высокооплачиваемую и опасную работу, о которой не болтают. И провести вместе последние дни земной жизни. Это же лучше, чем новое таинственное исчезновение – тем более когда из семерых исчезли только трое. Остальных могли и в убийстве обвинить, а правду не рассказывать же… Всё равно никто не поверит – это понимала даже Анисья с её жаждой славы. Лучше она побудет доброй, а потом посмотрит, что получится, когда она их заберёт. Любопытно же.

Может, когда-нибудь он и достанется – ей. Станет равным ей существом. А пока и так любопытно. Опять же с ней остались существа, которых она привязала к себе навсегда.

Остальные же вернутся и будут угощать форум в меру реалистичными фотками и странными историями.

 

11

Леся шла домой по сугробам, ветер хлестал в лицо, колючие снежинки лезли в нос, в рот и забивались за воротник. Девушка посильнее натягивала капюшон, зарывалась лицом в мех. Хотелось, чтобы её старенькая зимняя куртка стала шкурой, тёплой и лохматой, чтобы можно было лечь в снег, свернуться клубком и уснуть… и проснуться живой.

Впереди маячили слабые огоньки. Ох, сколько же ещё до деревни!

Леся упала на одно колено, не смогла подняться и рухнула в снег.

Домой она вернулась под утро – и сейчас можно было считать везением, что некому о ней беспокоиться.

А люди в деревне потом говорили, что ночью видели странное существо – очень худое и покрытое густой белой шерстью. От существа веяло холодом. И бесконечным, ненасыщаемым голодом.

Раньше в этой деревне жила шаманка по имени Нариен, слепая, но весьма одарённая. Но двадцать лет назад она ушла в лес и пропала. Говорили – не она одна, а ещё и часть русских, пошедших тогда с нею. Теперь никто здесь не мог дать ответ, когда случалось нечто странное и сверхъестественное. Да тут и народу почти не осталось. Кто спился, кто подался на заработки – и даже сама Леся, которую вообще-то при рождении назвали Дьелене, не могла ответить на вопрос, что ещё держало её здесь.

Существо появлялось теперь каждую ночь и выло, но никого не трогало. Только тоскливо глядело на луну.

А потом в деревню пришёл парень, аспирант, интересовался историей края, пропавшими людьми и разными странными вещами. Представился он Михаилом – и, немного порасспрашивав местных, направился прямо к домику Дьелене.

– Пришёл? – спросила она, выбегая на крыльцо. – Тебя-то я и искала.

Они стояли рядом – обычный русый, сероглазый парень с умным лицом и девушка с приметами здешней экзотической красоты, с чёрными узкими сверкающими глазами и слишком светлыми для этих мест волосами.

– Я знал, что мне предстоит судьбоносная встреча.

– А не испугаешься?

– Почему я должен?

– Я… странная теперь.

– Я не лучше. Я же недаром зовусь Скелетом. На нас обоих жутковато будет взглянуть при лунном свете! Мы ведь даже не из местной мифологии…

Октябрь 2011 – февраль 2012