Actions

Work Header

Из глубин

Work Text:

***

[Младший]: Ну и как там на Марикьяре?
[Спрут]: Тепло. А в остальном - как на первом курсе, только народу поменьше и нагрузки побольше.
[Младший]: А здесь в Сэ тоже тепло:). И никакой нагрузки вообще!
[Спрут]: Чем же ты там занимаешьcя, без нагрузки-то?
[Младший]: Сплю до полудня, ем то, что матушка считает моей любимой едой, езжу верхом и ночами купаюсь в речке:). ЗАвидно?
[Спрут]: Не очень. Звучит смертельно скучно.
[Младший]: Через пару дней я с тобой даже соглашусь, но пока наслаждаюсь
[Младший]: (Ты кстати ценишь, что я ставлю запятые? Твоя школа, энсин зануда:))
[Спрут]: Ценю, даже очень.
[Младший]: А если серьезно, как ты там? Не жалеешь? Этот идиотский спор…
[Спрут]: Корнет Савиньяк, успокойте наконец свою совесть. Наш, как вы справедливо заметили, идиотский, спор здесь не при чем. Я занимаюсь тем, о чем мечтал. Надеюсь, вы после отпуска тоже именно этим и будете заниматься.
[Младший]: Всё, я понял, понял, больше глупых вопросов не задаю! И незачем было на “вы” переходить! :)

***
Капитан Жермон Ариго, командир подводной лодки “Торка 14”, усилием воли отвел взгляд от стоящего перед ним навытяжку энсина Придда и уставился в личное дело оного энсина, лежащее на столе. Аттестат военно-морской академии Хексберга - с отличием. Отчеты с двух стажировок и из Марикьярского центра подготовки подводников - тоже с отличием. Финальная рекомендация от ректора Салины - ну конечно, тоже блестящая. “Склонен к неожиданным и рискованным тактическим решениям, подкрепленным, однако, точным расчетом.” Короче, безупречен до отвращения… а нет, вот целых два выговора. Первый - за драку в хексберсгском баре во время увольнительной с - надо же! - курсантом А. Савиньяком. Вот же нашли друг друга, два нарушителя традиций.
...Арно был первым Савиньяком в истории Талига, кто выбрал военную карьеру, но за пределами традиционных армейских частей. Подробности этого “тихого семейного бунта” Жермону как-то по пьяни рассказывал Робер Эпинэ, со слов своего приятеля, младшего-старшего Савиньяка. Дескать, на свой пятнадцатый день рождения Олененок встал в позу и заявил, что он, конечно, хочет послужить родине с оружием в руках, но не под началом тех, кто уже имел дело аж с тремя Савиньяками. Пока старшие братья переваривали такое неблагодарное заявление, присутствующий при сем Рокэ Алва расхохотался в голос и предложил корпус морских пехотинцев в качестве альтернативы. Чтобы “совсем уж от корней не отрываться”. Но если “бунт” младшего Савиньяка остался в рамках семейных анекдотов, то скандал в семействе Приддов обсуждали все столичные газеты. Не в последнюю очередь потому, что скандалов было два.
Сначала при таинственных обстоятельствах пропал без вести и был подозрительно быстро объявлен погибшим старший сын и наследник, Джастин. Потом, спустя полгода, второй сын, Валентин, вместо ожидаемого Олларийского юридического нарисовался на пороге хексбергской военно-морской академии. Обязательная для поступления рекомендация при этом была подписана ни много ни мало самим Первым маршалом Рокэ Алвой. Если учесть, что за эти полгода случилось еще и несколько громких перестановок в правительстве, включая отставку Августа Штанцлера, то простор для журналистских домыслов и всяческих теорий заговора был большой. Однако супрем Придд хранил гробовое молчание, в академию журналистов не пускали, к Алве они сами особо не совались - так постепенно домыслы и затихли. И вот, четыре с половиной года спустя, перед Жермоном стоял свежеиспеченный энсин и все еще наследник дома Приддов с фамильным - то есть нечитаемым - выражением на лице. И не поймешь, что под этой маской, что погнало “золотого мальчика” в самую опасную часть флота и есть ли там хоть что-то, кроме желания насолить отцу. Тоже мощный стержень, но маловато, чтобы здесь выжить.
- С Савиньяком-то что не поделили? - не то чтобы Жермон надеялся на смену выражения… ну да, не поменялось.
- Старые школьные разногласия, капитан. Больше не повторится.
А ведь и вправду скорее всего не повторится - второй и последний выговор в деле Придда был датирован тем же числом и тоже был за драку, в подворотне недалеко от того бара. Только в этой драке участвовало уже 10 человек - Придд и Савиньяк на одной стороне, и 8 местных гражданских на другой. Ну да, в этом районе Хексберга местные не жаловали ни курсантов, ни мичманов, что в общем способствовало укреплению связей между различными родами войск.
- Что ж, энсин Придд, добро пожаловать в команду “Торки-14”. Жду вас на борту завтра в семь, в море мы выходим через неделю.
- Слушаюсь, капитан. 
Поклонился и вышел, прямой и безупречный. А в команде-то ему нелегко будет, особенно на первых порах. Моряки всегда с недоверием относятся к необстрелянным выпускникам, да еще и отличникам, да еще и аристократам… Ну ладно, поживем - увидим.

***
[Морской Олень]:Спрут, это и правда ты, или у меня глюки?
[Спрут]: Это и правда я. Что не отменяет второй возможности.
[Морской Олень]: Ехидина занудная. Ты на суше?
[Спрут]: Да. В инет-кафе родной академии по-прежнему совершенно неудобные стулья. 
[Спрут]: Почту еще не смотрел, если что.
[Морской Олень]: Посмотри, я там тебе напересылал всякого
[Спрут]: Что-то важное?
[Морской Олень]: А как же! Фотки всех незамужних красавиц с последнего Королевского бала в Олларии! 
[Морской Олень]:Мне Ли переслал - то ли матушка просила, то ли сам издевается
[Морской Олень]: Не мог же я не поделиться с другом?
[Спрут]: Весьма признателен за заботу.
[Морской Олень]: Тебе для сарказма даже смайлики не нужны:)
[Спрут]: Еще что-нибудь?
[Морской Олень]: Нннууу
[Спрут]: Э?
[Морской Олень]:Наше подразделение отправляют в Сагранну
[Спрут]: Когда?
[Морской Олень]: Послезавтра. хорошо, что ты меня застал
[Морской Олень]:Вот и погляжу вблизи, как Эмиль командует
[Морской Олень]: когда не мной, а дивизией:)
[Спрут]: Осторожнее там, ладно?
[Морской Олень]: Осторожнее - это как?:)
[Спрут]: Это сначала думать головой, а потом - мчаться с рогами наперевес
[Морской Олень]: Звучит ужасно сложно, но я попробую. Ты лучше расскажи, как оно там, в глубинах?
[Морской Олень]: Сородичей видел?:)
[Спрут]: Там невероятно красиво, Арно

***
Вице-адмирал Ротгер Вальдес, прозванный Бешеным и командующий Вторым талигойским флотом, читал последний рапорт Филиппа Аларкона, и рапорт этот не нравился ему совершенно. Нет, к самому Филиппу не было никаких претензий - напавшие на торговое судно пираты убрались ни с чем, но вот то, что они решились напасть, несмотря на конвой… Запредельная наглость.
...Пираты - разномастный сброд, от морисков до гаийфцев - обосновались на островах по пути к Седым землям и уже не первый год донимали и Талиг, и Дриксен, наглея с каждой вылазкой. С ними давно пора было разобраться раз и навсегда, но островные базы были неплохо укреплены, и флотилия пираткая была посерьезнее, чем три ржавые лоханки - парой легких крейсеров не отделаешься, а чтоб вывести в нейтральные воды “Астэру” с эскадрой, требовалось разрешение начальства. А тому - согласование с дорогими союзниками. Поэтому Вальдес уже четвертый месяц донимал Альмейду при каждом удобном и неудобном случае, тот уже разве что не кусался. Бедняга Олаф занимался тем же самым на своей стороне, и Вальдес охотно признавал, что другу приходится гораздо тяжелее.
На столе зазвонил коммутатор. 
- Да?
- Вице-адмирал, Первый адмирал вызывает.
- Соединяй.
После характерного щелчка раздался голос Альмейды, и размениваться на любезности альмиранте не стал.
- Высокие стороны договорились, так что пиши своему Ледяному. Через три дня план совместной операции должен быть готов к утверждению.
И сразу отключился, даже не дождавшись “слушаюсь” - видимо, за последнее время Вальдес его таки достал.
Три дня на план, говорите. Да у них уже версий восемь этого плана есть, они только этим и занимались последнее время, вместо шахмат по переписке. По сугубо неофициальным каналам, естественно. 
Вальдес отправил - исключительно для разнообразия - официальный запрос в Метхенберг и вытащил бумагу и карандаш. Так, совместная операция - значит, с талигойской стороны “Астэра” и корабли сопровождения, отряд морпехов для десанта (надо будет попросить у Давенпорта капитана потолковее) и…. Ага, “Торка-14” как раз вернулась из рейда. Ну держитесь, господа пираты.

***
[Спрут]: Это правда?
[Морской Олень]: Во-первых, энсин Придд, где ваши манеры? во-вторых, что именно?
[Спрут]: Во-первых, младший лейтенант. Во-вторых, _теньент_ Савиньяк, то, что ваша часть теперь базируется в Хексберг. В-третьих, какого Леворукого вы мне об этом не написали?
[Морской Олень]: Во-первых, поздравляю:). а вообще, я хотел сделать сюрприз, когда ты всплывешь и постучишься, а ты уже всё знаешь, чучело осьминогое. Откуда, кстати?
[Спрут]: Про твое повышение - из отчета о Саграннской кампании в АиФе, про перевод части - из ХБ. Газеты надо читать (с). Так ты правда здесь?
[Морской Олень]: Угу. и вчера у вашего вице-адмирала было длииинное совещание с нашим генералом. Как думаешь, нам светят совместные учения? или что поинтереснее?
[Спрут]: Все может быть
[Спрут]: У меня на три дня увольнительная, начиная с завтра. Ты сможешь вырваться?
[Морской Олень]: Придд, послезавтра у всех нормальных людей выходной, и я не дежурю, а значит, завтра вечером уже всё можно. В том самом баре?:)
[Спрут]: Интересная мысль. В восемь?
[Морской Олень]: Угу

***
Боевую задачу они выполнили как по нотам - пираты, в конце концов, не гайифский флот, особых трудностей от них никто и не ждал. Трудностей, как оказалось, следовало ждать от старой глубоководной мины, оставшейся с последней войны. Причем похоже своей мины, талигойской, и взяться ей в этом квадранте было решительно неоткуда, найери что ли игрались… И вроде бы вовремя заметили, и почти разошлись, не задев, но…

- Загерметизировать третий отсек!
- Третий отсек закрыт!
Но тут лодку снова тряхнуло, и уже падая, капитан Ариго успел подумать, что на этот раз им, похоже, всплыть не удастся.

***
Довольный собой и мирозданием, Бешеный Вальдес стоял на палубе “Астэры” и наблюдал, как швартовались к борту катера, возвращаюшиеся с острова. Десант и немногие взятые живыми пираты - надо же кого-то показательно судить. Вдруг за спиной раздался топот бегущих ног, и, обернувшись, вице-адмирал увидел запыхавшегося младшего радиста.
- Вице-адмирал, сигнал бедствия с “Торки-14”!
- Что? - какого Леворукого, они же всё сделали и уже должны были быть на полпути к Хексбергу!
- Похоже, у них был взрыв, но сейчас мы выйти на связь не можем.
- Сфокусировать радарный поиск в квадранте С-3! - что за бред.
- Есть! - радист побежал назад в рубку, а Вальдес направился за ним следом, отставая едва ли на бье.
По экранам в рубке вовсю крутились поисковые лучи, но, похоже, пока безрезультатно. Вдруг снова очнулось радио.
- Это с “Ноордкроне”, вице-адмирал, - старший радист протянул ему сообщение. 
Торка-14 поднялась на поверхность в прямой видимости. Заметны повреждения. По общим частотам на вызовы не отвечают.
То, что они сумели всплыть, это хорошо, это очень хорошо. То, что повреждения заметны глазом - это гораздо хуже. И если у них хоть один офицер в сознании, Дриксен они на борт не пустят, будь они хоть четырежды союзники и 16 раз - на совместной операции…
- Курс на квадрант С-4! Оставшийся десант - на сопровождение, и пусть стоят здесь до дальнейших распоряжений.
- Есть, вице-адмирал! - распоряжения полетели по кораблю и остальной эскадре, Вальдес пошел на мостик, но в дверях налетел на какого-то мальчишку в форме морских пехотинцев.
- А вы что здесь забыли, теньент?
- Прошу прощения, вице-адмирал, я слышал, с Торкой-14 беда. Там служит мой друг…
Эх, мальчик,мальчик. Там сто шестнадцать человек служит, и каждый - моряк Второго талигойского флота. А то, с кем из них дружит теньент - судя по физиономии - Савиньяк, или кто из них когда-то учил сопливого мичмана Родгера Вальдеса пить касеру, или с кем из них вице-адмирал Вальдес до сих пор проводит вечера в фехтовальном зале академии, собирая толпу зрителей - это, мальчик, детали для сугубо личного пользования. Хотя… дослужишься до генерала, поймешь, а пока ладно.
- Всплыть они сумели, на связь не выходят, “Астэра” будет в нужном квадранте через полчаса. Так что займитесь своими обязанностями, теньент, и не путайтесь под ногами.
- Слушаюсь, вице-адмирал!

***
Вопреки собственным ожиданиям, Жермон открыл глаза не в Закате, а в хексбергском госпитале, если верить знакомым потолкам.
- Всплыли.
- Всплыли, -подтвердил рядом знакомый голос.
Жермон повернул голову и тут же пожалел об этом - видимо, приложило его таки здорово. Но рядом и правда сидел его первый помощник, Ойген Райнштайнер, живой и даже почти целый, не считая правой руки на перевязи.
- Как?
- Придд, - Ойген аккуратно пожал левым плечом. - Девиз у него для нашей работы подходящий, даже странно, что раньше не заметили.
- Девиз? - Жермон медленно повернул голову обратно и зажмурился, пытаясь прогнать боль. Перед мысленным взором встала картинка почему-то из детской книжки по геральдике - золотой спрут на лиловом поле и девиз готическим шрифтом. ИЗ ГЛУБИН. И правда подходящий…
- А точнее? - не с Ундом же он напрямую договорился, хотя с этого Придда бы сталось.
- Точнее он сам расскажет, когда у тебя в голове гудеть перестанет. Придумали что-то невероятное с инженером, мы поднялись в видимости “Ноордкроне”, те радировали на “Астэру”. Пострадавших - по воздуху в Хексберг, Придд остался старшим на лодке.
- Потери?
- Восемнадцать. Шестнадцать на месте, при взрыве, двое уже здесь, ожоги.
- Кто?
Ойген назвал имена - два офицера, один только в этом году перевелся, второй служил на “Торке” еще до того, как Ариго получил командование. И матросы всех рангов, от мальчишки-первогодка до матерого ветерана, которому год до отставки оставался. 
Райнштайнер меж тем продолжал:
- Здесь, считая нас с тобой, 57 пострадавших. Четверо в тяжелом состоянии, примерно у двенадцати, считая меня, царапины, не стоящие внимания, но вице-адмирал у нас перестраховщик.
- Его можно понять. Что с лодкой?
- Пока толком не понятно, но на воде держится. Есть радиограмма от Вальдеса, сегодняшняя, сможешь прочесть?
- Давай вслух.
Про людей тебе и без меня скажут. Лодке досталось, но до Хексберга мы ее совместными усилиями дотащим. Придд утверждает, что справится своими силами, но дюжину людей с “Астэры” я ему все-таки навязал. Младший Савиньяк тоже напросился. Да, морпех на подлодке - это тот самый анекдот, но хоть присмотрит за твоим Спрутом, а то знаем мы таких. Будем в Хексберге в 10 день Летних Молний.

Вальдес в общем прав - в том, что Валентин и с третью экипажа доведет лодку, Жермон не сомневался, но вот о себе младший лейтенант Придд был склонен забывать и в штатных обстоятельствах. А оставшись старшим, да еще после такого… Ариго попытался сглотнуть, получилось плохо.
- Вода тут есть?
- Держи. - Губ коснулась соломинка. - И сейчас я за врачом схожу.
- Не надо. У них и без меня дел хватает.
- Пей давай, а там посмотрим.

***
Тральщики прочесали квадрант С-4 вдоль и поперек, как и два соседних, но больше приветов из прошлого не обнаружили. Что не означало, что их там не было, конечно. 
Естественно, нашлись желающие обвинить в повреждениях и потерях сам экипаж, и, так же предсказуемо, Ариго не стал дожидаться, пока они поднимут голос. Попытался взять всю - гипотетическую - вину на себя, едва смог встать с кровати; Вальдес, конечно, никакой рапорт об отставке подписывать не стал, еще чего.
Эксперты, проводившие расследование, в один голос утверждали, что с момента входа в квадрант и до “инцидента” экипаж лодки действовал безупречно и сделал всё возможное, чтобы взрыва избежать; после взрыва лодку и оставшихся людей спасло не иначе как чудо. Было у Вальдеса подозрение, что скоро по этому “чуду” - то есть той инженерной идее Придда, что сумела лодку поднять - диссертации писать будут. Пока же наблюдать за юным Спрутом во время расследования было одно удовольствие - поколения супремов Талига таки давали себя знать.
К зиме расследование закончилось, не найдя вины ни в ком, кроме собственно самой мины; а к Весеннему Излому “Торка-14” была полностью отремонтирована и вернулась в строй. Гуляли по этому поводу всем Вторым флотом и половиной Хексберга; да и от Кальдмеера с Доннером Вальдес Ариго поздравления передал. Неофициальные, конечно, как и соболезнования после рейда - официально с подлодками никогда ничего не случалось.
Согласно традиции, лодку отремонтировали в прежнем виде; за одним исключением. В кают-компании, помимо памятных табличек с именами погибших, появилось новое полотно. Вместо пейзажа хексбергской бухты одну из стен теперь украшал герб Приддов - вместе с девизом, естественно. “Твоя идея?” - утром на пирсе спросил Вальдеса Ариго, Ротгер с видом оскорбленной невинности принялся отнекиваться: “Почему сразу моя? Ты меня знаешь, я в ваши подводные суеверия своими грубыми лапами не лезу...” Жермон, похоже, не поверил, а теперь, вечером, фотография сего произведения искуства ходила по рукам в банкетном зале Адмиралтейства. Надо же показать всем, кто на самой лодке еще не был. 
Сам Спрут, получивший вместе с заслуженным повышением и наградой прозвище “Зараза” и - похоже пожизненную - должность талисмана команды, пока старательно делал вид, что его это вообще не касается. Вальдесу было очень интересно, хватит ли его на весь вечер… или даже на ближайшие полчаса, если вице-адмирал правильно узнал громовой хохот, доносящийся слева. Точно - теньент Савиньяк наконец увидел помянутую фотографию и ржал как конь, даром что Олень.
- Какая прелесть! Валентин, я тебе для каюты такой же подарю, только поменьше. В рамочке.
Придд, похоже, был готов ответить что-то некуртуазное - то ли про Оленей и рамочки вообще, то ли про Арно в частности - но тут Луис, единственный кэналиец в экипаже “Торки”, наконец добрался до гитары. При первых аккордах в зале все примолкли, а потом начали подпевать.

Не пиши тревожных писем мне,
Не зови немедленно назад:
В океанской темной глубине
Нас несет подводный аппарат.
Я плыву беззвучно, как во сне,
Надо мною - ни буев, ни вех.
За окном планктон идет, как снег, -
Это значит, мы всплываем вверх.

***
[Спрут]: Кажется, прозвище Зараза больше подходит вам, теньент.
[Морской Олень]: Ты правда сердишься?
[Спрут]: Арно, ну почему ты думаешь, что я не нагляделся на этот, так сказать, образчик геральдики за первые 17 лет своей жизни? В кают-компании я хоть спиной к нему сесть могу!
[Морской Олень]: А ты повесь его лицом к стене, если все так плохо:). ТАлисманов мало не бывает!
[Спрут]: Это вроде мне положено быть суеверным, но я же еще не дарил тебе каску с рогами!
[Морской Олень]: Большое упущение с твоей стороны! У меня как раз ДР скоро!:)
[Морской Олень]: Валентин, серьезно
[Спрут]: что? правда думаешь, что поможет?
[Морской Олень]: а вдруг? не злись, ладно? 
[Морской Олень]: ы?
[Спрут]: извини, отвлекли. да не злюсь я
[Спрут]: спасибо, на самом деле
[Морской Олень]: удачного рейда, лейтенант Зараза:)
[Спрут]: не разнесите тут без нас Хексберг, господа морпехи:)