Actions

Work Header

Подам заявку

Work Text:

Волк уже ждал Стайлза, когда того впервые принесли домой. Он был цвета серой сажи, долговязый и юный, лет пяти. Из чего родители Стайлза предположили, что паре сына около шести, может, семи. Скорее всего, мальчик, хотя иногда и девочки порождали духовных проводников противоположного пола, преданных интровертов с сильным характером.

Клаудия и Джон с готовностью приняли в своем доме волка. Клаудия только волновалась, что когти поцарапают деревянные полы, а Джон больше переживал, где тот будет спать. В конце концов он принес в комнату Стайлза ворох одеял и постелил их у кроватки. Они устроили Стайлза, и волк с удовольствием свернулся в одеялах и счастливо завилял хвостом, задевая ножку кроватки.

Волк с легкостью вошел в их жизнь. Но хотя Джон и Клаудия благосклонно к нему относились, иногда они жалели, что он такой большой и будет еще расти. У Клаудии духовным проводником была выдра (Клара), а у Джона – боксер (Стюарт). Те были дружелюбными, но с волком сначала повели себя настороженно. Позже, поняв, что он останется, оттаяли. Джон установил большего размера дверцу для выхода на улицу животным. Клаудия сшила большую удобную подушку, которая помещалась как раз под кроваткой Стайлза, но волку больше нравилось сворачиваться калачиком рядом.

В день, когда Стайлзу исполнялся год, Джон и Клаудия ждали, затаив дыхание, а рядом с ними и троица приготовилась для торжественной встречи. Клара уселась на спинке дивана, Стюарт уперся передними лапами в спинку, а волк сидел настороже на полу. Стайлз слабо светился. Он требовательно потянул пухлые ручки к Клаудии, начиная похныкивать, что ему не уделяют внимания, а потом заплакал, когда исходящий от него свет стал ярче. Затем внезапно свет замерцал и вспыхнул – на одеяле Стайлза сидел крошечный лисенок. Клаудия заворковала и нежно погладила его пальцем.

Джон засмеялся.
– Кажется, у нас появился проказник.

– Лисы сообразительные, пылкие и творческие, – улыбнулась Клаудия. – Как и наш маленький Гримиусин.

На этот раз Джон рассмеялся громче.
– Я все еще не могу это правильно произнести. Думаю, наш маленький Стилинскинатор вырастет таким же хитрым, как настоящий лис.

В следующие дни лис быстро прибавлял в росте – так полагалось всем проводникам после появления. Лис и волк стали очень близки, как и Стайлз с лисом. В день, когда лис ушел, – Стайлзу исполнилось два, и он очень долго плакал.

У Клаудии дрогнуло сердце, когда она увидела, как волк пытался успокоить Стайлза. Он его всего облизывал, но сердцем был не здесь. Это ясно показывал поникший хвост.

Волк стал защитником Стайлза и его другом. Они выросли вместе, и волк везде его сопровождал. Стайлз назвал его Альфредом. Когда наступило время идти Стайлзу в школу, волк отправился с ним. Джона забавляло, что волк вел себя существенно лучше, чем многие другие проводники в классе, как и то, что он был существенно крупнее. Альфред держал Стайлза подальше от неприятностей, насколько это вообще было возможно. Он сумел уберечь Стайлза от падения с лестницы, когда тому было восемь, и потом целый день расхаживал, горделиво топорща шерсть. Позже в тот же год он недосмотрел, когда Стайлз упал на детской площадке и сломал руку. Он выглядел крайне виноватым, пока Стайлз не расплакался и не осыпал его поцелуями.

Стайлз взрослел, Альфред становился больше и теперь спал в изножье его кровати. Клаудия постепенно привыкла видеть Стайлза и Альфреда, свернувшихся на узкой кровати вдвоем, шло время, и они уже не сворачивались калачиком, а больше словно вплавлялись друг в друга. Когда Стайлзу исполнилось тринадцать, ему купили широкую кровать, которая с удобством вмещала и подростка, и огромного волка.

 

Лис пришел в Нью-Йорк к Дереку, когда тому было восемь. Сидя на уроке, он заметил животное за окном. Лис миновал цветочную решетку и посмотрел прямо на него. Их взгляды встретились, и как только это произошло, Дерек ощутил зуд под кожей. Он оставил задание, над которым трудился, и подошел к окну.

С той стороны лис начал взбудоражено облизывать стекло.

– Дерек, что ты делаешь? – спросила его учительница.

Он не мог дотянуться до задвижки, чтобы открыть окно.
– Откройте, пожалуйста, окно, – вежливо попросил Дерек.

Она увидела лиса и улыбнулась.
– Конечно.

Едва она подняла створку на три дюйма, как лис запрыгнул в комнату и взобрался на Дерека, оживленно облизывая тому лицо.

Дерек рассмеялся, пытаясь удержать его, а тот извивался и лизался.

Дерека отпустили с занятий, и пока он сидел у кабинета администрации школы, гладя взбудораженного лиса, позвонили его маме. Лис все время перемещался: с рук Дерека в капюшон худи, оттуда в рюкзак. Когда за ними пришла мама, лис обвил шею Дерека, довольно повиснув, как шарф.

С первого же дня лис стал константой в жизни Дерека. Он спал, болтаясь на шее Дерека или свернувшись в изгибе локтя. Пока Дерек купался в душе, он принимал ванны в раковине. По утрам ему нравилось таскать бекон у Лоры, и он явно недолюбливал Питера. Когда было холодно, добирался до школы в худи Дерека или рюкзаке. В хорошую погоду он любил стоять в капюшоне, уперевшись лапками в голову Дерека. Излишне упоминать, что Дерек начал носить худи намного чаще.

Ему нравилось смотреть сериалы с Дереком. Он всегда смотрел «Анатомию страсти» с Лорой и мамой и не пропустил ни единой серии «Как я встретил вашу маму». Один раз даже зарычал на Дерека, когда тот попытался выключить телевизор посреди эпизода «Игры престолов», чтобы пойти спать. Ему нравилось бегать с Дереком в Центральном парке почти так же сильно, как смотреть телевизор. Он гонял гусей, пытался сделать подножку Дереку и стащить хот-дог у торговца, пока Дерек не хватал его и не относил подальше.

Лису было около двух, когда он пришел. Дерек решил, что его истинная пара – мальчик лет на шесть младше него. Наверное, он был храбрым, нахальным и сообразительным, если делать вывод по лису. Когда Дереку исполнилось девять, он наконец назвал его Дженим. Ему, казалось, подходило.

 

– Мам? – шаркая ногами по полу, вошел на кухню Стайлз.

– Да, милый? – Клаудия не подняла головы от кроссворда.

– Думаешь, я встречу свою пару? – тихо спросил он.

Она посмотрела на Стайлза. Он выглядел грустным.
– Дорогой, конечно, встретишь. Для этого и нужны духовные проводники. И Альфред тебе с этим поможет.

Альфреда рядом со Стайлзом не было. Клаудия доподлинно знала, что он сидит за креслом в гостиной.

– Но Альфред ничего не делает! – это, наверное, объясняло, почему Альфред за креслом в гостиной. – Он только ходит за мной! Разве не я должен за ним идти?

– Стайлз, милый, Альфред поможет тебе отыскать твою истинную пару, когда вы будете достаточно близко, чтобы встретиться. Это не будет, как у Лидии и Джексона. Им повезло, что они живут в одном городе. Очень редко, когда так происходит.

При упоминании Лидии и Джексона Стайлз еще больше погрустнел. Клаудия поморщилась про себя.
– Дорогой, знаешь, мы с твоим папой встретились, когда я уже заканчивала аспирантуру, а он работал в полиции. Иногда люди не встречают свою половину очень, очень долго. Но почти все, в конце концов, встречают. Именно из-за духовных проводников чрезвычайно редко случается иначе, – она усадила его с собой рядом за стол. – Не переживай, что ты его не встретишь, ведь Альфред тебе поможет. Сейчас он помочь не может, потому что вы очень далеко друг от друга. Я уверена, он бы с радостью тебе помог, будь это в его силах. Он точно скучает по твоему лисенку! – она легко нажала на кончик его курносого носа, такого же, как у нее.

Все еще насупленный Стайлз посмотрел на нее.
– Наверное.

– Милый, не грусти. Тебе всего лишь двенадцать. Однажды ты его встретишь.

Он вздохнул.
– Просто он мог бы быть уже рядом со мной! Глупая Лидия и глупый Джексон, глупые.

Клаудия спрятала улыбку. Она сама хорошо помнила свою подростковую влюбленность. Хотя у всех была истинная пара, иногда гормоны упорствовали, пусть ты и понимал, что это не твоя половина.
– Знаешь, это просто означает, что, какой бы ни была твоя пара, он изумительнее Лидии Мартин, а для него ты ошеломительнее Джексона Уиттмора.

Это наконец заставило его улыбнуться.
– Ну, наверное. То есть, я все равно и так класснее Джексона, – Стайлз соскользнул со стула.

– Она не знает, что теряет, – усмехнулась Клаудия. – А теперь, я думаю, тебе стоит извиниться перед Альфредом, что бы ты ему ни сказал.

Его улыбка сменилась виноватым выражением.

– В холодильнике мясо на бифштекс, я хотела приготовить на ужин. Я не скажу папе, если и ты не проговоришься, – она подмигнула ему.

 

Когда Дереку исполнилось шестнадцать, он взял Дженима и сел в метро. Он обошел с Дженимом весь город, надеясь, что тот вдруг начнет чего-то от Дерека требовать или потащит по улице за собой, как во многих историях, которые он слышал о встречах истинных пар. Единственное, что он потребовал, – чтобы Дерек купил ему буррито в сомнительном вагончике «Taco Truck» в Гарлеме.

Дерек смирился с тем, что его пара не живет в Большом яблоке, и попробовал другой подход. Он достал большой атлас дорожных карт, где каждому штату отводилась минимум страница, три одному Нью-Йорку и две почти каждому западному штату, и раскрыл его перед Дженимом. Дерек медленно листал страницы, переворачивая их для лиса. Он дошел до конца и в отчаянии вернулся в начало.

Он перевернул Арканзас, и Дженим подскочил. У Дерека в груди заколотилось сердце, пока он не заметил красный огонек лазерной указки, которую Дженим яростно пытался соскрести лапами.

В дверном проеме стоял самодовольно усмехающийся Питер.
– Дорогой мой племянник, чем занимаешься? – по блеску в его глазах было ясно, что он точно знает, чем занимается Дерек.

– Ничем, – Дерек встал. – Прекрати. Ты же знаешь, как это его бесит. Мы все еще идем завтра на выставку?

– Да, – Питер провернул указку между пальцев. – Я просто хотел тебе сказать, что все-таки смогу тебя подвезти.

– В семь?

– В семь, – ответил Питер и ушел.

Дерек вздохнул, глядя на Дженима, который с довольным видом устраивал из атласа себе новую постель. Он решил, что винить лиса не в чем. Все равно идея была дурацкая. Дерек злобно подумал, что, может, тот вообще не старается. Иногда он становился таким сучонком. Когда он был недоволен Дереком, то скидывал все с его полок и стола. Дженим разбил три ужасных снежных шара – подарки от Лоры, – пока Дерек не начал говорить, чтобы она больше не привозила ему их из поездок (ладно, может, здесь Дженим помогал – он ненавидел снежные шары). Дерек закатил глаза и отправился в душ, оставляя лиса лежать, раскинувшись на развороте с калифорнийскими дорогами.

 

– Йо, Ал, время в шко-о-о-олу! – Стайлз плюхнулся на Альфреда и начал яростно тереть ему морду, шею и уши.

Альфред проснулся, подскакивая самым недостойным для волка образом, и начал брыкаться, пока не подмял Стайлза под себя, а потом в отместку принялся облизывать тому лицо.

– Фу, Фу! Сдаюсь! Гадость какая! – Стайлз выбрался из-под огромного волка.

Альфред самодовольно засопел, аккуратно сходя с кровати. Он встряхнулся и потянулся, пока Стайлз вытирал лицо рукавом. Альфред уже полностью вырос и в холке доходил Стайлзу до середины бедра. Он легко оттер Стайлза, чтобы вытащить ключи от джипа из-под сумки с формой для лакросса.

– Вот они где! А я не мог найти, – усмехнулся Стайлз и подхватил рюкзак. – Пойдем, а то я опоздаю. – Дома было приятно жить, но каждодневная дорога до колледжа оказалась огромным мученьем.

Альфред лениво последовал за ним. Он ехал, высунув в окно голову с закрытой пастью, и воздух обтекал его морду, пока он держал нос по ветру. На первом занятии Стайлза Альфред под столом улегся ему на ноги и проспал всю лекцию. Стайлзу хотелось сделать то же самое, но ему требовалось конспектировать, если он хотел пережить экзамены через две недели. Уговор с родителями был такой: если он хорошо закончит первый год в местном колледже, то сможет перевестись в любой другой. Поэтому теперь он являлся студентом колледжа Бикон Хиллс и помощником тренера в школе.

Позже тем же днем он проверил свой школьный почтовый ящик в первый раз за месяц. Там оказался ворох рассылок от колледжей, на который он подписался. Он просмотрел все и большую часть выбросил в мусор. Университет Аризоны? Нет. Колледж Роки Маунтин? Будто он хотел учиться в Монтане! Колумбийский университет? Ему не очень нравилось в больших городах. Университет Канзаса? Еще скучнее, чем Южная Калифорния!

– Гм… – он хмуро взглянул на Альфреда. – Быть взрослым отстойно. Пойдем на тренировку.

Вечером он просматривал формы заявлений в колледжи, сидя на полу в своей комнате.

– Стайлз! Ты можешь спуститься ко мне, пожалуйста? – позвала его мама.

– Да, иду! – он быстро поднялся с пола. – Я же совсем не занят, – бормотал он, сбегая вниз по лестнице. Стайлз вынес мусор и вернулся в свою комнату. – Это что?!

Альфред довольно хлопнул хвостом по полу.

– Нет-нет-нет-нет! – все формы, которые Стайлз готовил последнюю неделю, были в пасти огромного волка, и последнего сейчас очень хотелось придушить. – Дурацкий волк! Отдай! – он попытался отнять их, но получилось лишь еще больше разорвать бумаги и разозлить Альфреда. Тот измельчил их на кусочки, а потом радостно залаял.

– И чему ты радуешься? – простонал Стайлз, ощущая, что вот-вот расплачется, – он все эссе от руки писал.

Альфред ударил лапой по бумагам, избежавшим уничтожения. Это был конверт из Колумбийского университета, который он выкинул в мусор. Слегка влажный от слюны, он в основном казался целым.

Стайлз глянул на Альфреда.
– Колумбия? Правда? Ты из-за этого разорвал остальные формы?

Альфред с самодовольным видом скрестил передние лапы и положил голову на мокрые ошметки.

– Ладно. Но и в другие колледжи я все равно подам документы! – «Вот же гад», – угрюмо подумал он, плюхнувшись в кресло у компьютера. За час он заполнил форму заявления, порадовавшись, что требуемое эссе у него уже было набрано. Стайлз отправил запрос, чтобы копии его отборочных тестов послали в Колумбию, и когда получил подтверждение, подал заявку.

 

Дерек начинал беспокоиться. Все его друзья постепенно встречали пары. Бойд недавно встретил свою – девушку по имени Эрика из Южной Калифорнии. Она собиралась поступать в Фордемский университет. Они встретились, в буквальном смысле наткнувшись друг на друга в метро, пока Эрика была в Нью-Йорке на собеседовании.

Двое его других хороших друзей Дин и Джоан повстречали свои пары в прошлом году. Теперь Джоан работала со своей парой в сфере сыска в городе, а Дин подумывал о переезде со своей обратно в Канзас.

Лора тоже нашла свою пару и теперь съезжала с квартиры, которую они делили с Дереком.

Дерек начинал отчаиваться, но чтобы отвлечься, загружал себя учебой. Лора была на три года старше и только недавно встретила пару. Он продолжал говорить себе, что не безнадежен. Было тяжело в это верить каждый раз, когда он понимал, что проходит еще один год, но продолжал надеяться. Большего он сделать не мог.

Он прилежно записывал лекцию, в то время как Дженим не оставлял попыток влезть в термо-стакан – непроливайку, предназначенную для поездок, противоударную и жароустойчивую, но самое главное – противолисью. Позже он заглянул в почтовый ящик и обнаружил уведомление, что принят в магистратуру в Колумбии, этот университет стоял первым в списке желаемых. Вечером Дерек просматривал бумаги, пока Дженим наблюдал за ним с необычным спокойствием. Это же должно было что-то значить, верно? Или, может, лис просто опять уснул сидя.

 

Из-за размеров Альфреда для него и Стайлза перелеты стали еще той головной болью. По инструкции все духовные проводники должны были находиться в подходящих переносках, а особо крупные – отдельно в хвосте самолета.

– Сын, ты уверен, что справишься? – отец похлопал его по плечу.

– Да, все будет хорошо! Меня встретит Эрика. Я тебя уверяю, что и с собеседованием сам справлюсь, – наверное, в миллионный раз ответил Стайлз, нервно поправив лямку рюкзака. – Ладно, увидимся через неделю! Постарайтесь сильно по мне не скучать! – он поцеловал маму в щеку и слегка ударил отца кулаком в плечо, потом неуклюже наклонился и быстро погладил Стюарта и Клару.

– Пока, милый! Береги себя! – помахала ему мама рукой.

Весь полет Стайлз проклинал клетки-контейнеры. Альфред тоже не очень был им рад. Стайлз видел много других так же недовольных, чьи проводники отличались крупными размерами. Те, кому повезло с небольшими проводниками, по крайней мере могли держать контейнеры на коленях или под креслами.

 

– Джен, давай, уже время, – Дерек протянул руку к лису, и тот легко запрыгнул к нему в объятья с нагретого утренним солнцем места на кровати Дерека, где до того лис лежал. Зацепившись когтями за рукав кожаной куртки, Дженим взобрался ему на плечо. Дереку уже надо было выходить, а Дженим решил еще поспать.

– Сегодня никакого кофе, – твердо добавил он, хватая сумку с ноутбуком. Дерек в черных джинсах и однотонной серой рубашке был одет немного лучше обычного. Не по погоде теплая кожаная куртка являлась необходимостью, чтобы уберечь рубашку от на удивление острых когтей Дженима. Сегодня (каждую вторую пятницу), будучи ассистентом преподавателя, он вел лекцию по вводному курсу архитектуры – основная специальность его магистратуры.

Дерек был уверен, что Дженим обманом вовлек его в это. Он решил продолжить учебу в Колумбии. И потом, насколько он понял, Дженим взял одно из резюме, распечатанных им для поиска подработки, и отнес его в зубах через весь кампус преподавателю основ архитектуры прямо к ее столу. Весьма позабавленная доктор Моррел предложила Дереку место ассистента. Даже не столько предложила, сколько уведомила, как о состоявшемся факте. Он не мог особо спорить, ведь так или иначе подал заявку на работу. Она, имея степень в психологии, решила, что, чего бы ни хотел добиться духовный проводник Дерека, ошибаться он не мог.

Когда он вошел, доктор Морелл сидела во втором ряду и проверяла работы. Она любила присутствовать на его занятиях, чтобы просто посмотреть, как он справляется. Дерек взял Дженима за загривок и снял с себя. Он ссадил лиса на стол, туда же положил сумку с ноутом, а потом принялся вытирать вспотевшую шею бумажной салфеткой.

– Ужас, – пробормотал он.

Дженим принялся неугомонно кружить по столу.

– Вот что получается, когда ты мало двигаешься.

Дерек достал ноутбук и начал подсоединять его к проектору. Класс постепенно заполняли студенты. В десять ровно он закрыл дверь и провернул замок – ему надоели бесконечно опаздывающие. Будут знать, как являться не вовремя.

Он запустил презентацию.
– В прошлый раз вы с профессором Морелл остановились на стиле поздней английской готики. Сегодня мы рассмотрим этот стиль подробнее.

 

Стайлз решил, что колумбийский кампус замечательный. Как и его компания. Он уже больше года не видел Эрику. В школе они стали хорошими друзьями, объединенные общей болью – духовными проводниками больших размеров. У Эрики был черный медведь Дансер, спокойный и нежный. После выпускного она сразу вернулась в Нью-Йорк к Бойду, ее паре. Они встретились, когда она ездила туда на собеседование, это и стало решающим в выборе колледжа. Стайлз пришел к выводу, что Бойд классный. Он остановился на ночь в их квартире и спал на раскладном диване. Его первое собеседование было назначено на сегодня, а затем следовало еще одно в понедельник, после того как рассмотрят его документы.

Альфред вел себя странно, капризничал, избегал духовных проводников Эрики и Бойда. Рычал, если кто-то подходил слишком близко к нему или Стайлзу. Он почти укусил интервьюера за лодыжку, Стайлз успел его остановить, практически сев ему на голову. После этого Стайлз достал поводок и намордник. Они оба не были очень этому рады, и Альфред все время недовольно поглядывал на Стайлза и пытался утянуть его с дорожки, чтобы нарочно обнюхать каждый цветок.

Терпение Стайлза подходило к концу. Еще его раздражало, что Бойд и Эрика находили это смешным.

– Так, сколько еще до занятия, где мне точно нужно быть? – спросил Бойд.

Папка с его расписанием с утра была у Эрики.
– Оно в два. Думаю, можно сходить на ланч, – она посмотрела на часы. – Почти одиннадцать, сейчас откроется кофейня.

– О’кей, – отозвался Стайлз. – Я немного побегаю с Алом, попытаюсь его хоть чуть-чуть успокоить. Взять кого-то из ваших?

– Нет, мы в порядке, – Бойд бухнулся на скамейку перед университетским двориком. Рядом идентичным движением Дансер плюхнулся на пятую точку и положил голову Бойду на колено.

Стайлз стянул галстук и поблагодарил бога, что предпочел кеды выходным туфлям.
– Пойдем, зверюга, – он снял намордник и кинул его на сумку. Альфред вывалил язык. – Ага, ты, большая вредина, давай пробежимся!

Альфред радостно вскинулся, и Стайлз со смехом побежал. Альфред легко поддерживал темп, потом даже вырвался вперед. Теперь Стайлзу приходилось догонять. Альфред внезапно перешел на быстрый бег и резко свернул на бетонированную дорожку, вынуждая Стайлза тоже повернуть за угол.

– Эй! Ал, прекрати! – Стайлз попытался остановиться и упереться ногами в землю, но Альфред просто развернулся и потянул поводок на себя с такой силой, что ошейник соскочил с головы. Он побежал дальше, и Стайлз остался в недоумении. Поэтому он последовал за волком, ругаясь на него.

 

Дерек посмотрел на часы. Лекция заканчивалась через пять минут.

Дженим безучастно сидел на столе.

– …что подводит нас к следующему вопросу в обсуждении. Когда вы… – Дерек подпрыгнул, когда в дверь что-то бухнуло, и она опасно содрогнулась. С той стороны раздались громкие проклятия, когда то, что ударилось в дверь, начало драть ее когтями.

Дженим соскочил со стола и подбежал к двери. Он прыгнул вверх, зацепил дверную ручку лапами и весом потянул ее вниз. Отомкнутая дверь распахнулась от удара лапы огромного волка.

– Что было такого важного, чтобы… воу…

В дверном проеме за волком стоял парень, как и Дерек, в рубашке, только нежно-голубой, поверх обтягивающих штанов цвета хаки. Закатанные рукава открывали худые бледные предплечья, усыпанные родинками. Выше воротника были все те же бледная кожа и родинки, неожиданно робкие глаза и приоткрытый рот, взъерошенные волосы над курносым носом.

Когда они встретились взглядами, Дереку показалось, что следующий удар его сердца прокатился по всему телу.

 

– Прекрати сейчас же! Ты хоть себе представляешь, сколько придется за это заплатить? – кричал Стайлз, пытаясь оттащить Альфреда от двери, которую он намеревался вынести.

Дверь вдруг распахнулась, послышался лай. Но лаял не Альфред – звук был ниже и мягче и поприветливее. Хотя такой же требовательный.

Стайлз зашел за Альфредом внутрь.
– Что было такого важного, чтобы… воу… – он увидел, что было такого важного, стоящего того, чтобы разнести дверь и тянуть его за собой через весь кампус, и убедить подать документы именно сюда. Потому что – если он не ошибался – этот преподаватель, который, наверное, должен был быть греческим богом, но по недосмотру попал не в ту вселенную, был его истинной парой. Примерно одного со Стайлзом роста, с умопомрачительной щетиной, рельефными руками и толстой стопкой записей, по которым он читал лекцию. Вот куда Стайлз ввалился. Хватило лишь внешности и академичности, чтобы Стайлз был готов потерять голову.

Когда они наконец встретились взглядами, он ощутил, как удар сердца прокатился по всему телу.

 

Парень уставился на Дерека, раскрывая и закрывая рот. Это напомнило Дереку рыбу. Он решил, что сам выглядит так же. Они оба вздрогнули, когда Дженим и волк встретились между ними. Огромный волк одним движением уложил лиса на пол и начал бодро вылизывать. Джен взволнованно лаял и извивался под лапой. В аудитории были слышны лишь звуки слюнявого облизывания и тявканье.

– Я… эм… привет, – запыхавшись, произнес парень.

Тут студенты принялись перешептываться и хихикать.

Дерек быстро обвел их взглядом.

Все замолкли, не считая приглушенных ладонями смешков.

Доктор Моррел ухмылялась. Она пожала плечами, как бы говоря: «Что тут поделать?».

– Домашнее задание в сети, – угрюмо сказал он.

В течение минуты, пока Дерек складывал все в сумку, старательно не глядя на свою – господи боже – пару, аудитория опустела.

Доктор Морелл закрыла за собой дверь. Дерек тотчас повернулся к парню, и в его объятьях оказался немного вспотевший, наверное, подросток. Он поймал его и крепко обнял. Дерек не сдержался и зарылся лицом в изгиб его шеи.

 

Стайлз явно увидел вдруг появившееся напряжение в развороте плеч и всем теле. Лично его немного смущало, что его настолько сокровенное стало достоянием целой аудитории людей, но смущение отступало перед ощущением того, как вся его жизнь, все, что он когда-либо знал, сдвинулось и выстроилось заново вокруг нового центра его существования. Он превратился в солнце и звезды для своей Дейенерис Таргариен – потому что здесь он точно Дрого… да кого он обманывает, он – безусловно Дейенерис, к тому же – драконы! (1)

Он опустился на колени, чтобы погладить лиса, который игриво покусывал Альфреда за морду. Шею лиса обхватывал гладкий кожаный ошейник с блестящей подвеской.

«Дженим».

Стайлз почти засмеялся, отмечая польские корни их имен, но слишком нервничал, чтобы смеяться в голос. Он хорошенько почесал Дженима за ушами.
– Позже мы с тобой поговорим, – пробормотал он, кидая пристальный взгляд на Альфреда.

Тот имел совесть выглядеть пристыженным.

Стайлз нервничал, не в силах дождаться, когда выйдет последний студент.

Парень засовывал свои записи в сумку, не обращая внимания, что они мнутся под весом ноутбука.

Стайлз больше не мог сдерживать себя и практически бросился на него, как только закрылась дверь. Ему тотчас ответили взаимностью. Он зарылся лицом ему в грудь (хотя они были одного роста). Его пара была теплой, массивной и крепко обнимала в ответ.

– Привет, – приглушенно произнес Стайлз.

– Привет, – ответили ему в волосы.

– Я Стайлз, – усмехаясь, он немного отстранился, чтобы посмотреть на него.

– Дерек.

Дерек. Дерек, Дерек, Дерек. Дерек Стилински. Стайлзу вполне подходило. Дерек выглядел пораженным. Стайлз ощущал то же самое.

 

– Стайлз. Это прозвище? – он знал, что произнес правильно, когда тот перестал зачарованно смотреть на него и поморщился.

– Ага.

Дерек ощутил, будто до этого, сам того не зная, пребывал в свободном падении. Может, звучало избито, но он чувствовал себя завершенным.
– Я… Ты здесь учишься? – Стайлз должен был быть невероятно умным.

– Я уверен, что этой осенью буду здесь учиться, – усмехнулся Стайлз. – У меня только что было первое собеседование. Знаешь, шансы поступить в учебное заведение увеличиваются на восемьдесят процентов, если истинная пара уже числится там. Я точно не знаю, каков процент, если пара преподает. Ты преподаватель? Ты выглядишь, как преподаватель. Только нельзя, чтобы ты что-то у меня вел, я точно завалю все. – Одни эти штаны станут его погибелью.

– Я аспирант. Здесь веду занятия, как ассистент преподавателя. Это единственная причина, почему я вообще нахожусь в этой части кампуса, – он искоса посмотрел на Дженима. Тот выглядел неимоверно довольным, облизывая лапу волку. – Значит, это моя духовная проекция.

– А? Да, это Альфред. Ты не поверишь, сколько он ест. Мама с папой всегда рассказывали, что у меня был лис, но я видел его только на фотографиях. Он был такой крошечный.

– Его зовут Дженим. Родители никогда до конца не были уверены, кто был у меня: волк или собака. Где ты живешь?

– В Калифорнии. Но теперь думаю, что живу здесь, – Стайлз улыбнулся Дереку.

– У меня квартира. Не знаю, как там понравится Альфреду, но тебе должно. Оттуда открывается хороший вид.

– Альфред занимает всю кровать, когда спит. Как и я, – он украдкой коснулся руки Дерека.

Дерек слегка усмехнулся.
– Уверен, что ты не станешь совать мне в рот хвост, чтобы разбудить, – он переплел пальцы с пальцами Стайлза.

– Значит, я подам заявку, – у Стайлза перехватило дыхание, когда Дерек чуть склонился, чтобы соприкоснуться лбами.

– Я ее внимательно рассмотрю. Вам могут быть предоставлены некоторые льготы.

– Я на это рассчитываю.

 

Конец

 

________________

(1) Дейене́рис Тарга́риен — персонаж романов американского писателя-фантаста Джорджа Мартина из цикла «Песнь Льда и Огня». Является одним из основных персонажей романа. Ее отдают в жены Кхалу Дрого.