Actions

Work Header

Без тебя меня нет

Chapter Text

 

Ты — мой закат. Ты — мой рассвет!
Эта музыка — наш с тобою секрет!
Время — пыль! Без тебя меня нет! (с)

 

 Раздавшаяся мелодия заставила Стайлза буквально подпрыгнуть и, поспешно схватив трубку, прижать ее к уху:

      — Я слушаю. Да? Да! А меч уже достали? Конечно, я сейчас буду!

      Захлопнув ноутбук и запихнув в рюкзак тетрадь, в которую он выписывал информацию, Стайлз буквально слетел по лестнице и, запрыгнув в верный джип, рванул к зданию музея. Джип не позволял развить действительно большую скорость, но сколько бы отец не предлагал сменить его, Стайлз не был готов променять свой джип ни на одну другую машину.

      Припарковавшись и широко улыбнувшись охраннику, Стайлз пошел по хорошо знакомым коридорам. В последние три года он проводил тут больше времени, чем дома.

      — Стайлз, я не ждал тебя так скоро, — Дитон улыбнулся и бережно закрыл толстый фолиант.

      — Вы правда подняли меч из запасников?

      — Да, но я же говорил тебе: нет никаких оснований предполагать, что меч принадлежал именно ему. Все хроники сходятся на другой версии. И, вообще-то, я хотел показать тебе кое-что другое.

      Стайлз отмахнулся.

      — Большая часть хроник после войны написана! Я уверен, что это его меч! И я хочу его увидеть! Все остальное может подождать!

      Дитон сдался и поднялся из-за стола, прихватив с собой пропуск. Проще было удовлетворить любопытство Стайлза, чем насильно привлекать его внимание.

      — Идем, он в реставрационной мастерской.

      Коридоры музея были бесконечными и, главное, совершенно одинаковыми; незнающий человек мог плутать тут очень долго. Наконец они остановились перед нужной дверью. Стайлз уже едва не подпрыгивал на месте от нетерпения. Дитон поднял руку с пропуском, и тут сзади раздался голос его помощницы:

      — Доктор, вас к телефону, это срочно! Что-то по поводу новой выставки!

      Стайлз чуть не взвыл, глядя, как рука Дитона замерла прямо рядом с замком.

      — Эй! Ну, давайте вы меня впустите, а сами пойдете к телефону! Можете даже запереть меня тут! Ну, пожалуйста!

      — Хорошо. Но ты знаешь правила. — Дитон повел картой по замку и тот приветливо пискнул, моргая зеленой лампочкой.

      — Да-да! Я все помню. Голыми руками ничего не трогать — только в перчатках, не пытаться что-либо стащить на память, не фотографировать без разрешения! — Стайлз толкнул дверь и буквально просочился в образовавшуюся щель.

      — Я вернусь через десять минут, — успел крикнуть Дитон, прежде чем толстая дверь захлопнулась.

      — Да можете не торопиться, — прошептал Стайлз уже больше для себя самого. Его окутывал самый прекрасный запах на свете. Пыль, немного древесины, и что-то еще, что сам Стайлз считал запахом древности.

      На одном из столов лежал самый обычный меч, но при виде него у Стайлза перехватило дыхание. Он подошел ближе, жадно вглядываясь. Все было точно, как в книгах. Натянув на руки перчатки, Стайлз осторожно взял клинок в руки.

      Прошедшие годы почти не отразились на этом шедевре оружейников. Идеальный баланс, правда, для руки Стайлза клинок был явно тяжеловат. Он ковался совсем под другую руку, которой верно служил, пока не оказался в могиле.

      Пальцы Стайлза скользнули по рукояти и ощутили среди узора одну-единственную букву.

      — Господи Боже, я был прав… — выдохнул Стайлз и, осторожно положив меч на стол, стянул перчатки, Дитон все равно не узнает, а он должен ощутить это без всяких преград.

      Дернув плечами — рюкзак все же стоило снять, — нежно пробежавшись пальцами по рукояти, Стайлз вновь нашел букву. Доказательство его правоты, единственное в своем роде. Четко выведенная буква D. Обведя ее пальцем, Стайлз едва слышно шепнул:

      — Дерек…

      Перед глазами вдруг все раздвоилось. Стайлз пошатнулся, пытаясь обрести опору, но тело не желало его слушаться. Комнату заполонили цветные вспышки, отзывающиеся болью в голове, а потом все померкло, и Стилински провалился во тьму.



      — И что с ним делать? — раздался совершенно незнакомый голос над Стайлзом. Черт, он что, и правда упал в обморок, словно изнеженная девица? Похоже, его увезли в больницу.

      — Ну, можно добить и отправиться дальше.

      Стайлзу категорически не понравилось ни предложение, ни голос человека, сделавшего его. Да и какой врач подобное предложит?!

      — Нет, так нельзя делать! Это неправильно!

      Вот предложение третьего голоса Стайлз был готов поддержать всеми возможными способами.

      — Заткнись, МакКолл! Твоего мнения вообще никто не спрашивал!

      Именно в этот момент Стайлз наконец обрел контроль над собственным телом и со стоном открыл глаза. Над ним стояли трое парней, судя по всему, его ровесников. Вот только одеты они были более, чем странно. Сапоги, штаны на завязках, плащи, но, главное, — все трое были вооружены мечами. Причем двое явно были готовы ими воспользоваться.

      — Эй, парни, вы что делаете? — Стайлз счел за лучшее подать голос, но, как, впрочем, и в большинстве случаев, решение оказалось неверным. Теперь все трое смотрели на него, и дружелюбия в их взглядах точно не было.

      — Кто ты такой? И что здесь делаешь? — кудрявый блондин, который только что пытался разнять своих спутников, теперь сам вытащил меч и приставил к его горлу.

      — Эй! Не надо размахивать передо мной острыми железками! Вы сами кто такие?! — Стилински попытался отползти, но стукнулся затылком о дерево и, выругавшись, сел.

      — Мое имя Айзек Лейхи, это Джексон Уиттмор и Скотт МакКолл, — он поочередно кивнул в сторону надменного красавчика и паренька со скошенной челюстью, — а теперь ответь ты! Кто ты такой?

      Стайлз сглотнул и уставился на троих парней, стоящих перед ним.

      — Это шутка, что ли? Тогда она глупая!

      — Ты не понял вопроса? Айзек, кончай его и пошли! Уже вечереет. — Уиттмор окинул Стайлза презрительным взглядом. 

      — Эй, не надо меня кончать! Я Стайлз… Стилински. И я понятия не имею, что здесь делаю.

      Третий парень едва слышно хмыкнул.

      — Да, приятель, не повезло тебе с именем… Да и с фамилией не слишком.

      — Да какая разница, как его зовут? Айзек, он точно шпион. Грохни его! — Уиттмор явно хотел все закончить.

      — Постой, Джексон. — Айзек прикусил губу, и вдруг, глядя Стайлзу прямо в глаза, спросил: — Король или Принц? Отвечай! Живо!

      — Принц, — выдохнул Стайлз, даже не раздумывая. Лейхи медленно кивнул и убрал меч в ножны.

      — Мы отведем его в лагерь. Не нам решать, жить ему или нет. Вставай, Стайлз.

      — Но это глупо! Если он шпион, он сможет выдать место расположения лагеря, — возмутился Джексон.

      — Не думаю, что король не знает, где наш лагерь. Идемте! — Айзек вздохнул и накинул на голову капюшон.

      — Вставай, — Скотт протянул Стайлзу руку, за которую тот охотно ухватился, поднимаясь.

      — Знаешь, ты странно одет. — МакКолл окинул любопытным взглядом клетчатую рубашку, зеленую футболку со знаком Супермена, джинсы и кеды Стайлза.

      — Тебе виднее, — Стилински поежился — в лесу было весьма прохладно. Хорошо хоть быстрый шаг помог согреться; Уиттмор и Лейхи явно не собирались их ждать.

      Это все еще мог быть розыгрыш. Нет, ну, правда, откуда в наши дни взяться людям с мечами? Но оставался вопрос: кому было нужно так разыгрывать Стайлза?

      В то, что это, похоже, действительно правда, Стайлз поверил, лишь когда увидел лагерь. Палатки, костры, люди, лошади, но, главное, — запах. Немытых тел, навоза и прочих малоприятных вещей. Он ударил по обонянию, как кувалда. Такое подделать все же сложно.

      Айзек подошел к одному из солдат у костра.

      — Его Высочество уже вернулся?

      Тот лишь покачал головой и что-то негромко ответил. Лейхи опять закусил губу и, махнув рукой, поманил спутников за собой к двум самым большим палаткам.

      — Куда он нас ведет? — поинтересовался Стайлз у Скотта, не забывая вертеть головой и стараясь запомнить как можно больше.

      — К ее Высочеству. Если принца нет в лагере, то все решения принимает она, — охотно пояснил МакКолл. 

      Перед палаткой стояли двое солдат с алебардами, и если Айзека внутрь пропустили беспрепятственно, то остальным пришлось остаться снаружи.

      Стайлз с любопытством крутил головой; если даже от удара он впал в кому, и все это не более, чем сон, насладиться им хотелось на сто процентов. Только вот для сна все казалось слишком реальным. Запахи, шум, солдаты, которые не выглядели героями и борцами за свободу, а казались самыми обычными усталыми людьми, в большинстве своем без печати интеллекта на лице. Хотя откуда бы взяться интеллекту; насколько Стайлз помнил, большую часть армии составляли обычные крестьяне.

      Из палатки вышел Айзек и кивнул.

      — Ее Высочество готова уделить тебе пару минут. Не забудь поклониться, говори четко и кратко.

      Стайлз быстро кивнул и вошел в палатку. Внутри оказалось гораздо теплее, и пахло розами, но нотки навоза ощущались и тут.

      — Айзек сообщил мне, что твое имя Стайлз. Скажи мне, откуда ты?

      Стайлз обернулся. Сидящая в невысоком кресле девушка с распущенными черными волосами очень мало напоминала парадные портреты, к которым Стайлз привык. Принцесса была одета в простое платье, на ней не было никаких украшений, но от нее буквально шла сила. Лора Хейл была принцессой по крови, и перепутать ее с кем-либо еще было невозможно. Стайлз торопливо поклонился.

      — Ваше Высочество, я родом… — парень слегка запнулся. Сказать, что он родился и вырос в этой стране было бы ложью, но всегда был запасной вариант. — Я родом с западных островов. Я много слышал о происходящем в вашем королевстве, и мое сердце позвало меня сюда.

      — И зачем же оно позвало тебя сюда? — В голосе принцессы послышался смешок.

      Стайлз судорожно перебирал возникающие в голове варианты, но решил остановиться на наиболее правдоподобном и правдивом.

      — Я хотел узнать правду о происходящем здесь. Не из чужих уст, а увидеть своими глазами.

      — Хорошо, тебе будет дозволено остаться, — медленно кивнула принцесса. —И я надеюсь, ты понимаешь, что тебя ждет, если ты солгал мне, и прислан шпионить.

      — Ваше Высочество, — Стайлз опустился на колено, — я готов присягнуть, если потребуется. Мои помыслы чисты, и я клянусь, что не замышляю ничего против его Высочества или Вас.

      — Мы не будем спешить с выводами или клятвами. Ты можешь идти, Стайлз. Айзек позаботится о том, чтобы тебя разместили.

      Стайлз поднялся на ноги, и тут рядом с палаткой послышалось конское ржание и шаги. Полог распахнулся, и Стилински замер, жадно впитывая картинку, о которой не мог и мечтать.

      Все портреты, дошедшие до его дней, изображали принца Дерека либо еще совсем юным, во времена правления его царственных родителей, либо уже гораздо более зрелым, после коронации. Гражданская война забрала четыре года его жизни, превратив девятнадцатилетнего юношу в молодого мужчину. После окончания войны времени для портретов тоже не нашлось, первый из них был написан двумя годами позже. На нем, уже королю, Дереку было двадцать шесть, и он разительно отличался от себя самого в восемнадцать, когда был написан предыдущий.

      Стайлз сейчас видел тот вариант, что находился в промежутке. Дерек Хейл в жизни оказался совсем не так суров, как на портретах. Широкоплечий, высокий, с четкими, скорее даже жесткими чертами лица, и все же необычайно красивый.

      — Дерек, — принцесса поднялась из кресла и тут же оказалась в объятиях брата. Хейлы были очень сильно похожи: черные волосы передавались в их семье из поколения в поколение, так же, как и зеленые глаза. Только вот если у Лоры они напоминали изумруды, то у Дерека зелень смешалась с серостью, придав цвету загадочности.

      Полюбоваться Стайлзу не дали — его дернули за руку, вытаскивая из палатки.

      — Ты сам-то не мог догадаться, что нужно уйти? — буркнул вытащивший его Айзек.

      — Нет, я и не думал, что когда-нибудь увижу принца, хотелось рассмотреть.

      — Насмотришься еще. Ты будешь под присмотром, так что не делай глупостей. Ты меня понял?

      Айзек дождался кивка и пошел вглубь лагеря, Стайлз старался не отставать. Они миновали ряд палаток, и Айзек вошел в крайнюю, пришлось последовать за ним.

      Эта палатка очень отличалась от обители принцессы. Небольшая, с низким потолком — радовало, что можно встать в полный рост — и почти пустая. На одном из тюфяков сидел уже знакомый Стайлзу Скотт и что-то искал в седельной сумке.

      — Скотт, по воле принцессы Стайлз будет с нами. Не спускай с него глаз и, — Айзек поморщился, — найди ему нормальную одежду.

      — Хорошо, — Скотт выглядел немного опешившим, но не спорил. Айзек еще раз окинул Стайлза взглядом и вышел.

      — А он суров, — вырвалось у Стилински само собой.

      — Угу, ему положено. Он правая рука принца, — кивнул Скотт. Стайлз с трудом сдержался, чтобы не ответить глупое «я знаю», и лишь окинул палатку взглядом.

      — Небогато тут у тебя.

      — Ты о чем? — Скотт поднялся. — У меня лучше, чем у других — есть все, что нужно. Пойдем, я покажу, где ты можешь умыться и взять одеяло.

      — Давай, — Стайлз охотно согласился. Ему было очень интересно посмотреть на быт простых солдат.

      Этот самый быт привел Стайлза в состояние шока. Пользуясь затишьем, солдаты спали рядом с кострами, на которых варилось что-то крайне неаппетитное, их товарищи хохотали, из протекающей неподалеку реки черпали воду, в ней же стирали и поили лошадей. Из отхожих рвов смердело до невольно исторгнутой слезы, но, похоже, что никого, кроме Стайлза, это все не беспокоило.

      — Слушай, Скотт, ты меня прости, конечно, — Пользуясь тем, что большая часть солдат осталась позади и стало возможно хотя бы дышать, Стайлз тут же заговорил. — Я никак не могу вспомнить твой род.

      — А, вот о чем ты думаешь, — Скотт хмыкнул. — Не напрягайся, я не из них, я обычный охотник.

      — Но ты же был с Айзеком и Джексоном, — поразился Стайлз.

      — Да, но мы ходили в разведку. А эти два высокородных в лесу и потеряться могут, — охотно пояснил Скотт.

      — Но Айзек с тобой общается, меня вот поручил. И потом, ты зовешь его по имени.

      — Угу, а еще я ел с ним из одного котла и спал с ним под одним плащом. Но при этом он все равно этот, как его, граф, а я — просто охотник.

      — Герцог, — поправил Стайлз на автомате, и, поймав удивленный взгляд, лишь пожал плечами. — Айзек Лейхи герцог, не граф.

      — А какая разница? Что Айзек, что Джексон, все равно.

      Стайлз рассмеялся, не удержавшись.

      — А Джексон знает, что по-твоему они с Айзеком одинаковые?

      Скот почесал макушку — она у него было хотя бы чистой; в отличие от солдат Скотт явно мылся, хотя бы иногда.

      — Не знаю, а это так важно?

      — Ну, вообще-то, да. Герцог Лейхи — кузен принца и принцессы, и сейчас он — один из претендентов на трон. А Джексон Уиттмор — только лорд, ну, и рыцарь, конечно, а это значит, что он владеет землями, имеет место и голос в совете, но титула как такового у него нет, — охотно пояснил Стайлз.

      — То есть Джексон не имеет права ходить тут петухом? — обрадовался Скотт.

      — Ну, технически — имеет, — Стайлзу пришлось его разочаровать. — Насколько я знаю, он командует частью армии принца.

      — А ты-то откуда все это знаешь? — в голосе Скотта явно скользнула нотка подозрения.

      — Я читал, Скотт, — Стайлз широко улыбнулся.

      — А ты умеешь? — подозрение тут же исчезло, Скотт пригорюнился. — А вот моей маме сказали, что меня проще научить петь, чем читать.

      — Ничего, мой учитель тоже так говорил, — хмыкнул Стайлз, — но после беседы с моим отцом он резко поменял свое мнение.

      — То есть ты тоже аристократ? — Скотт вел его все глубже в лес.

      — Ну, можно и так сказать. Скотт, ты прости, но куда мы идем? Что-то меня это уже напрягает.

      — Хотел показать тебе вот это. — Скотт раздвинул кусты, за ними оказалась полянка с ручейком. — Не вздумай пить воду из реки.

      — Эй! Я и не собирался! Я что, похож на дурака? — возмутился Стайлз; Скотт окинул его взглядом.

      — В таком виде — больше на шута, но это поправимо!

      Оказалось, что до лагеря не так уж и далеко. Разыскав для Стайлза плотное шерстяное одеяло, они вернулись в палатку, где уже лежали сверток с одеждой и сапоги.

      — Это мне, что ли?

      — Да, у вас с Айзеком примерно один размер, одевайся, а то на тебя люди глазеют, — Скотт вышел на улицу.

      Стайлз вздохнул и стянул рубашку. Одежда оказалась поношенной, но чистой. Без пуговиц оказалось весьма непросто, а надевать под шерстяные штаны кальсоны было слишком для Стайлза, поэтому он предпочел остаться в собственных семейниках. Носки тоже пришлось оставить, зато сапоги сели как влитые. Единственное, о чем жалел Стайлз, накинув на плечи простой плащ, это об отсутствии зеркала. Хотелось увидеть, как это все смотрится на нем.

      В то, что это сон или кома, верилось все меньше, но тогда вопросов становилось только больше. Думать о том, как он все же сюда попал, Стайлз не собирался. Он запихнул одежду в рюкзак и проверил на всякий случай мобильник, который ожидаемо продемонстрировал отсутствие сети и наполовину севшую батарею, Стайлз вздохнул и отключил его. Где здесь искать розетку?

      Ситуация, конечно, была странной, но Стайлз старался искать в ней плюсы. Кому еще из ученых удавалось увидеть средневековье своими глазами? Да Стайлз, можно сказать, был счастливчиком!