Actions

Work Header

Форма любви

Work Text:

Если у королевы Киры спросить, кто является для нее самым дорогим в мире человеком, то она не задумываясь назовет три имени – Кендар, Шеллар и Эльвира. Сына и мужа она обожала. И была невероятно счастлива в браке, чего и желала всему остальному миру. А что касается Эльвиры… Они знали друг друга с самого раннего детства – вместе бегали по полям родного Крамати, вместе купались в небольшой речушке, спускавшейся с гор и бодро бурлившей в русле, вместе обносили соседские фруктовые сады. Вернее, Кира обносила, пока Эльвира стояла у забора и караулила случайных прохожих. Они вместе учились в школе и так же вместе страдали от произвола преподавательницы хороших манер. Вместе же они сбежали тогда с ее урока, чтобы встретить на улице полумертвого эльфа и, посмотрев в его голодные глаза, без раздумий решили отдать всю карманную мелочь. А эльф в благодарность предсказал добрым девушкам любовь до гроба и по королевству каждой. Какой нелепицей казались тогда вскользь брошенные слова юного пророка, и какими поворотами человеческих судеб они обернулись.
Сейчас, спустя столько лет, Кира вряд ли сможет назвать тот конкретный момент, когда у них с Эльвирой все началось. Даже не так – когда у нее появилась первая мысль об Эльвире не как о подруге, но как о женщине. О желанной женщине. И уж точно не вспомнит, когда именно Эльвира ответила ей взаимностью.

Уезжать из тренировочного лагеря Кира не любила. Там, на полигоне, была ее стихия – звон стали, запахи пота и пыли, лошадиных стойл и горьких трав. Там ты стоишь столько, на сколько сможешь сам себя показать. Каждое возвращение в родной замок, к кудахтанью нянюшки и охам-вздохам младших сестер, Кира воспринимала как каторгу и стремилась поскорее оттуда сбежать. Потому с семьей баронесса Арманди виделась только по большим праздникам. А когда ей доставалась увольнительная, то проводить ее она предпочитала сугубо в компании Эльвиры, на одной из городских квартир, принадлежавших ее семье.
О приезде она сообщила Эльвире заранее, поэтому теперь сидела и ждала, когда подруга соизволит явиться. Улизнуть из-под надзора ее матери было, конечно, совсем непросто, ну да Эльвире к этому не привыкать. Пожалуй, воспитываясь в подобных условиях, та смогла бы дать сто очков вперед любому агенту королевской Службы Безопасности по части изобретания алиби и легенд для прикрытия.
В этот раз ждать Эльвиру пришлось недолго – она легкокрылой бабочкой впорхнула в комнату, на ходу снимая украшенную цветами шляпку и стаскивая со своих непокорных волос яркую ленту.
– Привет, – сказала она, бросаясь подруге на шею и жадно целуя.
– Привет, – улыбнулась между поцелуями Кира, обхватывая руками тонкую талию и прижимая Эльвиру вплотную к себе. – Скучала?
– Еще как! – кивнула та, без промедления выдергивая кирину рубашку из-за пояса и ныряя под нее руками. Ощутив под ладонями теплую кожу, она провела руками по чужой спине, лаская и еще крепче прижимаясь к Кире. – Ты даже не представляешь, как.
Эльвира склонила голову и отбросила волосы за плечи, оголяя шею и предоставляя Кире поле деятельности. Та не заставила себя долго ждать, целуя каждый сантиметр шелковой, пахнущей фиалками, кожи. Спускаясь с каждым поцелуем все ниже к воротнику платья. Коротко лизнув ямку между ключиц, Кира дернула Эльвиру за корсаж:
– На тебе слишком много одежды.
– Зато у тебя армейская выучка, – улыбнулась Эльвира и потянула кирину рубашку вверх.
Подняв руки, Кира позволила освободить себя от одежды. Затем отступила на шаг и села на краешек кровати, поманив Эльвиру за собой:
– Иди сюда, помогу с корсетом.
Эльвира послушно подошла и повернулась спиной к Кире, убирая волосы вперед. Быстрыми, скупыми, привычными движениями Кира принялась расшнуровывать платье. Как только завязки ослабли, она провела руками по оголившимся плечам, стягивая ненужную уже одежду. С силой проведя по затянутой в корсет спине, Кира встала, поцеловала выступающие позвонки на шее, огладила острые лопатки. Затем потянула за шнурки корсета.
– Зачем ты затягиваешь себя в корсет? Ты и так прекрасна!
Эльвира выдохнула, избавившись от сдавливающего ребра пыточного приспособления. Кира отбросила корсет, проводя пальцами по оставшимся от него красным полоскам, а затем повторяя этот путь губами. Прикусив кожу на правой лопатке и дождавшись судорожного вздоха, Кира довольно улыбнулась. Сев обратно на кровать, она развернула Эльвиру к себе лицом, залюбовавшись колыхнувшимися от движения грудьми.
Эльвира перехватила обнимающие ее руки и толкнула Киру на кровать. Быстро стянув туфли, чулки и панталоны, она оседлала кирины бедра, все еще затянутые в грубые армейские штаны. Прижавшись к распластаному под ней телу, она потерлась грудью о грудь подруги. Кира довольно зажмурилась и прошептала:
– Поцелуй меня.
– Всенепременно, – лукаво улыбнулась Эльвира, сползая ниже и расстегивая пуговицы на штанах.

В одну из таких встреч Эльвира долго лежала молча, о чем-то сосредоточено размышляя. В итоге Кира не выдержала гнетущей тишины и, приподнявшись на локте, нависла над подругой:
– Рассказывай!
– Что? – Эльвира нахмурилась.
– Все. О том, что тебя тревожит.
Эльвира попыталась отвернуться, и Кира ласково, но жестко взяла ее за подбородок и повернула лицом к себе. Наклонилась, поцеловала искусанные губы, дразняще проводя языком по самому их краю. Спустилась ниже, прикусив упрямый подбородок.
– Я буду применять пытки, пока ты не расскажешь!
Эльвира сдалась без боя:
– Нечего рассказывать. Мама отправляет меня в столицу. Нашла все-таки лазейку, и мне пришел вызов ко двору. Теперь я – придворная дама при нашем короле.
– Это же хорошо? Или нет?
– Я… не знаю, – Эльвира тяжело вздохнула и вновь повернула голову, задумчиво изучая узор на шторах. – Понимаю, что шансов реализоваться там у меня не в пример больше, чем здесь. Но…
– Элли, посмотри на меня, – Кира дождалась, пока взгляд Эльвиры сосредоточится на ней. – Подумай сама. Что тебе делать в нашей глуши? Выйти замуж за зажиточного купца и нарожать ему пятерых детишек? Этого ты хочешь?
Эльвира покачала головой.
– А там, при дворе, у тебя будет шанс получить ту жизнь, которую ты хочешь. Балы, поклонники. Король, опять же. Я тебя очень люблю, – Кира наклонилась и вновь поцеловала. – И потому желаю только лучшего. Здесь тебя не ждет ничего, кроме скорой свадьбы и череды детей на следующий же год после нее. Там у тебя будет шанс. Не упусти его.
Эльвира долго молчала и смотрела на подругу. Затем приподнялась и поцеловала.
– Почему ты такая сильная? Откуда в тебе столько мужества – принимать правильные решения самой и, одновременно с этим, побуждать остальных так же правильно поступать?
Кира рассмеялась глубоким грудным смехом:
– Это не мужество, а солдатская выправка. Действовать нужно моментально, а не то тебя сожрут – оглянуться не успеешь. А ты, Элли, тоже сильная на самом деле. Просто ты этого еще про себя не знаешь.
Эльвира замотала головой:
– Не знаю. И не хочу знать, пока ты рядом. Поехали со мной в столицу?
Кира перекатилась по кровати, легла на спину и уставилась в потолок. Да, первым порывом, после того, как она услышала новости, было именно это желание – сорваться с места, затребовать, пользуясь отцовским влиянием, перевода в столицу. Чтобы не расставаться с любимой. Но трезвый расчет офицера и тут сработал за нее.
В том, что они с Эльвирой будут любить друг друга, несмотря ни на что, Кира была уверена. А вот если изменится форма ее любви… Что ж, она изменится к лучшему. В любом случае, Эльвире по статусу придется когда-нибудь выйти замуж. Кире же… Кира всей душой надеялась, что армия послужит достаточным громоотводом для того, чтобы ее ни при каких обстоятельствах не принудили к подобному.
Впрочем, поживем – увидим.
– Элли, ты должна сама, без оглядки на меня, решить, чего ты хочешь от жизни. И как тебе будет лучше. Прислушайся к разуму. Но знай, что при любом твоем выборе, я не перестану тебя любить.
Вместо ответа Эльвира поцеловала Киру, и день вспыхнул яркими красками.

Несколько лет спустя они встретились в Даэн-Риссе при довольно печальных обстоятельствах. Но, несмотря на них, Кира была безумно рада видеть подругу. Они крепко обнимались и плакали друг другу в плечо. Вернее, Эльвира плакала, а Кира мужалась и старалась быть сильной за двоих. И очень радовалась тому, что тогда, много лет назад, оказалась права – форма поменялась, но суть их отношений осталась прежней. Ведь даже спустя время, проведенное порознь, они продолжали друг друга любить. И вряд ли это когда-нибудь сможет измениться.