Actions

Work Header

Играть на надтреснутой флейте

Chapter Text

1. Вводная

 

«Дж. Т. Кирк (род. 2233 — ум. 2259) — здесь какой-то пошлый эвфемизм для обозначения идиотии, осложнённой отсутствием инстинкта самосохранения (мнение Маккоя, возможно, не очень далекое от действительности), должно быть, «знаменитый капитан Звёздного Флота» или что-то вроде (Спок был бы более точен в подборе формулировок, и сейчас Спок пригодился бы, и весьма). Гуманоид, землянин. Родился, жил и умер по-дурацки», — указанный Дж. Т. Кирк сочиняет статью для межгалактического универсального справочника. Или, возможно, некролог? В этот момент Дж. Т. Кирк абсолютно уверен, что на этот раз всё — крышечка, конец.

Ждать конца не страшно, не больно и только чуточку тревожно — вокруг шелестят… листья. Мясистые, ярко-красные с изнанки и зеленые с внешней стороны, и этим походят на упитанных жерлянок (Земля, Айова, Риверсайд). Густыми хлопьями и беспрестанно сыплется… пожалуй, пыльца. Пахнет не сладко и не горько, и не кисло, и… никак. Но пахнет. Внизу, далеко за пеленой необычайно живой, мясистой и яркой листвы, за почти сотней футов трепещущего пространства, бродят чёрные гибкие тени. У них такенные ядовитые зубы и такенные крепкие когти, но, к счастью, они не умеют взбираться на деревья. А Дж. Т. Кирк, оказывается, умеет.

Дж. Т. Кирк крепче обнимает шершавый красноватый ствол и смотрит вниз — через колышущуюся завесу. «Боунс бы мне сейчас, — мечтается Дж. Т. Кирку, — руки повыдергал и в задницу засунул…»

***

"Черт бы побрал всю флору, фауну, всю... планету! К чертовой матери! — думает в это же время доктор Леонард МакКой. Потом мысленно одергивает себя: он уже видел, как всю планету побрала пусть не чертова мать, но что-то очень близкое. Планета вздрогнула, опала внутрь себя и перестала существовать. Со всей флорой, фауной, со всеми этими остроухими обитателями. — Чёрт бы побрал Джима Кирка с его кривыми мозгами! С его куриным везением! С его…»

Доктор МакКой имеет право на злость (он знает точно). И он ненавидит космос. Космос — чёрная бесконечность (остроухий говорит, это утверждение неверно, Вселенная конечна, просто никто из нас пока что не добрался до её границы). Боится и ненавидит, если откровенно. Пожалуй, довольно странно было, в таком случае, отправиться в консервной банке чёрт знает куда?

Ах, да, доктор МакКой слишком часто употребляет слово «чёрт» со всеми его производными. Остроухий как-то уточнил, не относится ли доктор МакКой к адептам культа «рогатого земного низшего божества». Серьезно уточнил, как он это всегда умудряется. Маккоя подмывало согласиться с уточнением.

И — еще раз — да.

Там внизу, под консервной банкой с четырьмя сотнями человек на борту, вертится планета с бессмысленным наименованием «Ай Джи — триста двадцать четыре дробь пять»: зеленовато-синяя, похожая на Терру, будто сестра-близнец, условно обитаемая и коварно-аномальная. Вместе с планетой вертится чертов идиот Джим Кирк.

МакКой очень рассчитывает на то, что Джим Кирк вертится там живой.

***

Первоначально коммандер Спок заинтересовался планетной аномалией: некое неустановленное воздействие ограничивало связь, но избирательно. В иные моменты сигнал добирался до поверхности планеты без каких бы то ни было искажений, зато полностью пропадал в другие, а трижды за время орбитальных исследований терялась только часть передаваемой информации (в первом случае были утеряны пять целых и шестьдесят пять сотых процента информации; во втором потери составили уже десять с четвертью процентов; в третий раз переданы были лишь три целых и одна сотая процента информации). Системность в явлении на первый взгляд отсутствовала. На взгляд человека, что довольно объяснимо, но и на взгляд вулканца — тоже. Такую алогичность коммандер Спок воспринял как вызов собственному интеллекту: наличие факта всегда означает и наличие под ним достаточных оснований.

Затем коммандера Спока заинтересовал еще один факт — при наличии атмосферы с удовлетворительным уровнем насыщенности кислородом и достаточного количества воды на планете, по видимости, отсутствовала разумная жизнь. С вероятностью в шестьдесят восемь процентов уровень развития местной фауны был недостаточным для выделения из нее обладающих разумом видов, тридцатипроцентная вероятность предполагала, что зачатки разумной жизни были уничтожены какими-то факторами среды, и, наконец, два процента составляла возможность ошибок при удаленном исследовании планеты.

Еще позже коммандер Спок припомнил, что капитан считает однопроцентную вероятность достаточным основанием для уверенности в успехе любого начинания. Именно поэтому он совершил действие, о котором пожалел спустя шесть часов и тридцать восемь минут по стандартному измерению после совершения (хотя вулканцы не жалеют и не ищут себе оправданий). Он включил коммуникатор и сказал:

— Коммандер Спок — мостику. Со стороны научного отдела направляю предложение к проведению кратковременной исследовательской миссии планеты «Ай Джи — триста двадцать четыре дробь пять» с экспресс-сбором образцов местной флоры и произведением стандартных измерений.

Но, коммандер Спок был уверен, что о своих действиях спустя шесть часов и тридцать восемь минут пожалел еще один член экипажа. Поскольку коммуникатор отозвался:

— Капитан Кирк — коммандеру Споку. Со своей стороны не имею возражений. Поручаю вам организовать миссию. Настаиваю на собственном личном участии в деятельности миссии.

***

Хикару Сулу родился в Сан-Франциско, на Терре, но город этот не запомнил: его семья перебралась на Ганьжуцу спустя два года после рождения сына. Хикару рос в Ишкаве (крохотная, дремотная провинция, мычание кротусов, тихий школьный кар по утрам, учитель Виен, красивая, как Кансеым [корейская богиня милосердия]) и, вероятно, должен был стать фермером, как и его отец. Он стоял бы по колено в воде изо дня в день и смотрел бы, как прорастают тонкие полупрозрачные рисовые ростки.

Вмешались клингоны, и учитель Виен больше никогда никому не расскажет о стадиях созревания риса.

Быть может, всё неплохо, учитывая, что теперь Хикару сидит за приборной панелью мостика «Энтерпрайз» в желтой тунике навигатора.

Или плохо, учитывая, что капитан Кирк пропал.

И, — тут Хикару нервно сжал кулаки, — не очень похоже, чтобы капитан просто заблудился в лесу этой странно зелёной, тихой и неприятной планеты.

 

***

Когда энсин Чехов пьян, он требует, чтобы его называли miсhman′ом, поскольку он русский, а у русских нет никаких энсинов! Есть только нормальные русские miсhman'ы. Никто из команды не знает, что это за мэны, но, откровенно говоря, энсин Чехов за первые полгода текущей пятилетней миссии напивался всего дважды (один раз в день совершеннолетия и однажды с горя). И вёл себя при этом чрезвычайно мило (это ему так сказали и подробно расписали). Но всё равно, больше напиваться не хочет точно (наутро всегда ужасно тошнит и болит голова).

Вообще-то мистер Спок, разумеется, отметил бы, что двух раз недостаточно для составления репрезентативной выборки. Но энсин Чехов — не мистер Спок, и еще у Чехова постоянное ощущение, что мистеру Споку никогда в жизни не было восемнадцати лет. Он, кажется, родился сразу коммандером.

И, разумеется, коммандер Спок в жизни ни разу не ошибался так, как ошибся сегодня Паша Чехов! Сегодня Чехов потерял капитана. А ведь Чехов был уверен, что с его расчетами все верно, и что совершенно ничего не может произойти при транспортации группы людей из одной заданной точки в другую, если сигнал удовлетворителен, координаты надежно закреплены, и даже мистер Скотти настроен вполне благожелательно.

А оно происходит!

Из транспортаторной по коммутатору несётся отборная ругань (её, как и прочие замечательные вещи, изобрели в России, но Пашу это сейчас совершенно не радует). А затем довольно сдержанно (потому что голосом мистера Спока) интересуются:

— Энсин Чехов! Каковы ваши предположения относительно того факта, что среди транспортированных нет капитана Кирка?

Чехов беспомощно глядит на Сулу и не сразу понимает, что у коммандера чуточку подрагивает голос. Самую малость, но, видать, от чудовищной злости. Что за извращенными вулканскими способами его будут убивать, Чехов подумает позже. А сперва Чехову думается, каким же таким фантастическим образом капитан мог исчезнуть с места последней локации непосредственно в момент транспортации.

2. Отчёт

Решение об участии капитана Кирка в высадке десанта вряд ли можно было считать вполне логичным, однако предварительный анализ геоклиматических условий планеты не предполагал повышенную опасность для исследователей ввиду отсутствия резко патогенной флоры и достаточно агрессивных форм жизни. Таким образом, участие капитана Кирка в высадке группы на планету являлось, по его мнению, достаточно приятным и безопасным развлечением, о чем он сообщил мне в следующих выражениях (дословная цитата): "Да ладно тебе, Спок! Не будь таким занудой! Я уже месяц торчу на мостике безвылазно, скоро на людей начну кидаться со скуки! А так хоть проветрюсь!" Неточность: последняя высадка на планету случилась двадцать шесть целых, восемь десятых дней назад и закончилась эпидемией не слишком опасного, но неопрятного инфекционного заболевания среди экипажа, а средняя продолжительность пребывания капитана на мостике составляет четыре целых семь десятых часа в сутки, оставшиеся пять целых три десятых часа рабочего времени капитан делит свое внимание между контролем функционирования инженерного отсека, ходом лабораторных исследований и другими жизненно важными корабельными процессами.

Таким образом, высадка на планету под руководством капитана Кирка была совершена в девять часов утра по корабельному времени, в период наибольшей стабильности передачи сигналов. В первую очередь лейтенантами Фортескью, Лао и Капковым был осуществлен забор проб грунта и дождевых вод, а ксенобиологи О'Райли и Бриджес в сопровождении группы охраны отправились на поиски некрупных форм фауны. Планетологи Кернет и Джонс производили замеры радиационных излучений и магнитных полей. Капитан Кирк в это время осуществлял, по всей видимости, рекреацию (вопреки предупреждениям уселся на траву насыщенного красного цвет, призывая к подобного рода действиям остальных не занятых исследованиями членов экипажа).

Ровно через два часа группы исследователей объединились для обмена данными и обсуждения предварительных результатов исследований. Теория о наличии разумных форм жизни по-прежнему не находила подтверждения, что ставило вопрос о целесообразности колонизации планеты.

В ожидании устойчивого сигнала, необходимого для транспортации на корабль, группа произвела некоторые дополнительные исследования, а именно...

***

Спасибо, если поинтересовались моим мнением. Ухура. Нийота Ухура, лейтенант. Ксенолингвистика и, местами, ксенопсихология. Кения, если вам всё ещё интересно. В Кении есть сказки. Про деревья-людоедов. И про крокодилов-людоедов. И про львов-людоедов. И еще про пустыни, которые пожирают людей. Ну, вы поняли. Сказки довольно однообразные.

Это я к чему?

Это я к тому, что мало ли. Тут всё такое мирное и тихое, что никак не могло обойтись без людоедов. Не нужно на меня так смотреть. Спросите у Сулу, он вроде как ботаник. Плотоядные растения действительно существуют.

***

— Энсин Чехов, координаты последних локаций мне на ПАДД.
— Секунду, сэр. И, сэр… я сказать хотел…

Коммандер Спок смотрит на Чехова. Тот меняет цвета, как земная рептилия хамелеон, о которой как-то упоминал доктор МакКой. Чехов то бледен до белизны, то красен, будто болен и температура его тела недопустимо повышена. Даже по людским меркам энсин чрезвычайно эмоционален.

— Слушаю вас, энсин.
— Дело в том, сэр, что я еще несколько раз перепроверил координаты и настройки телепортатора. И мистер Скотт за мной еще раз проверил. Мы не видим ошибки, а мы… довольно умные, сэр. Оба.

Энсин краснеет теперь уже в максимальной степени.

— Уровень вашего интеллекта, энсин, высок и близок к границе гениальности. Я не ставлю под сомнение вашу компетентность.

— В общем, мы оба считаем, сэр, что в момент транспортации произошёл сбой в работе оборудования, вероятно, незначительные колебания напряжения электрической сети шестого сектора установки. Мы думаем, что, возможно, капитана транспортировало не туда. Ну, знаете, как бигля адмирала Арчера...
Вероятность такого развития событий составляла менее трёх процентов, однако Спок знает, что капитан Кирк считает себя «везучим» человеком (что означает: в его случае не следует пренебрегать трёхпроцентными вероятностями).

— В таком случае, рассчитайте возможные координаты транспортации, энсин, — отвечает Спок.

Энсин Чехов широко улыбается. Вероятно, мышцы его лица должны болеть от перенапряжения.

***

Триббл жрёт эту красную мясистую травку, радостно курлыкая. Доктор МакКой глядит на триббла с тоской. Триббл жрёт и жрёт, и курлыкает. Скотина. Впрочем, трибблы жрут всё, даже то, от чего могут сдохнуть. Этот не сдыхает — травка безопасна.

Из лаборатории поступают данные о практически полной стерильности планеты — патогенная флора отсутствует. Ничего, что угрожало бы здоровью экипажа. Ну, по крайней мере, Джим не загнулся где-то там от скоротечной местной-чертовой-неизвестной-науке лихорадки.

Чехов сегодня краснеет особенно яростно, возможно, гипертензия? И эта полупрозрачная кожа. На поверхность планеты Чехову спускаться запретить — во избежание получения солнечных ожогов (пометить в журнале).

Триббл чрезвычайно доволен. Выводит почти соловьиную трель. Леонард вздрагивает: прежде он такого еще не слыхал. Триблл волнообразно колышется. Леонард хмурится. Триббл выглядит так, будто поймал самый крупный «приход» в своей бестолковой жизни.

— Кристина, — кричит Леонард. — Похоже, эту траву можно даже в косяки не забивать!

***

Реконструкция событий 2259.9.10.19.07 — 2259.9.10.19.10

Энсин Чехов сообщает об устойчивости сигнала связи, позволяющей произвести телепортацию команды исследователей на борт, и предлагает всем оставаться на местах.
Капитан Джеймс Т. Кирк:

— Вас поняли, ждём, остаёмся.

Одновременно капитан смешит лейтенанта Лао тем, что изображает триббла. Таким образом, его внимание рассеяно.

Бортовой инженер Монтгомери Скотт:

— Сейчас.

Производится телепортация первых семи участников миссии.
Бортовой инженер Монтгомери Скотт:

— Успешно. Сейчас заберем оставшихся.

Через тридцать целых семь десятых секунды начинается телепортация второй группы, в том числе капитана Дж.Т. Кирка. Визуальное наблюдение указывает на то, что он попал в зону действия телепортационного луча, как и остальные участники миссии.

Через пять целых восемь десятых секунды после завершения процедуры обнаруживается, что на телепортационной платформе капитан отсутствует.

Комментарий 1

Во избежание подобных инцидентов в дальнейшем следует уточнить формулировки Устава Звездного флота, касающиеся порядка участия капитанов звездолетов в наземных миссиях. Однозначный запрет на участие снизил бы смертность среди высшего офицерского состава на двадцать восемь целых семь десятых процента.

Комментарий 2

Капитан крайне необходим команде.

Комментарий 3

Исчезновение капитана вынуждает пересмотреть некоторые выводы относительно важности эмоций в жизни экипажа и отдельных его членов.

***

Монтгомери Скотт знает, что у него в ящике стола лежит бутылка замечательного бурбона. В этой бутылке сокрыт глубокий смысл — она почти как бутылка джинна, исполняет любые желания. У Скотти желание одно, но сокровенное.

Сейчас Скотти кричит:

— Тупое ты животное! Да ты хоть понимаешь, что натворил?

Тупое животное Кинсер втягивает голову в шею, но в облике сохраняет некое упрямство, будто считает, что поступил правильно. А какого хрена правильно, если сбил настройки отображения координат, и теперь этот проклятый лес, в котором потеряли капитана, ползает по всей планете?!

— Ползает?!

Скотти трёт глаза — вторая смена подходит к концу. Кинсер втянул голову, ждёт трагической развязки. Бутылка в столе тревожит.

— Ползает…

Лес — ползает! Да твою же в душу! У Скотти желание — разобраться с этой херней.

***

Почему от красной травки один триббл бьётся в экстазе, а другого, простите, Кристина, выворачивает наизнанку?

Элементарно же! Красная травка то крепче и забористей самого крутого косяка, а то даже по запаху — дерьмо. Одна и та же травка. Листики, корешки насыщенного бордового цвета. И цветочная завязь, кажется.

Есть ведь ксенобиологи, в конце концов. Трибблы маются в своих коробках: один в экстазе наркотического опьянения, другой — обморочно-отравленный.

МакКой вызывает отдыхающего между сменами Сулу, просит найти еще ксеноботаников. Те, конечно, уже заняты своими собственными образцами, но пусть бы поглядели на трибблов. Быть может, тот, отравленый, сдохнет, а может, и выживет. Мысли Леонарда кружатся, как мошкара, бессистемно, сплошным роем.

— Да, — говорит Сулу. — Даже, пожалуй, моих знаний было бы достаточно. У всех растений с планет М-класса существует примитивная система реагирования на внешние раздражители: они способны выделять те или иные вещества в зависимости от конкретных факторов среды. Например, погибающие от засухи эуридии с Ганьжуцу выделяют в окружающую атмосферу вещества, привлекающие птиц. Птицы, в свою очередь, способны переносить семена эуридий на своих перьях достаточно далеко, в том числе на берега рек и в болотистые местности, где эуридии приживаются. Механизм защиты от вымирания.

— И для чего, как ты думаешь, эта травка… ведет себя так? — МакКой неопределенно машет рукой.

— Возможно, первый образец занимался привлечением какого-то переносчика для семян, но перед полным уничтожением успел передать предупреждение второму образцу, который, в свою очередь, воспользовался защитным механизмом.

— То есть умное растение?

— Точнее, наверно, разберется лейтенант Бриджес. Она, кажется, работает с образцами.

Миниатюрная брюнетка кивает Маккою, раздраженно поджав губы. Трибблы страдают. МакКой страдает тоже, но себе объясняет это в том смысле, что страдает от злости. Его злят идиоты.

А потом является лейтенант Ухура, которая, как все знают, родилась в Кении, полной кровавых сказок и страшных былей.

И говорит:

— А знаете, я тут подумала. Они могут быть разумны. Как в некоторых кенийских легендах.

— Кто?

— Растения же!

Сулу пожимает плечами:

— В космосе всё случается.

***

Это не ошибка системы навигации.

Лес ползает так: перед высадкой на планету десанта он вёл себя прилично и оставался в своих границах, зафиксированных при первом знакомстве с планетой. В момент высадки часть зеленых подонков, судя по видеозаписям, сдвинулась к северу от места посадки. После телепортации экипажа на судно картина переменилась: зеленый поток скоренько побрёл в сторону экватора планеты и сейчас топчется на нём довольно плотной толпой.

Тут Скотти пробирает до печёнок, куда уж там бурбону!

Он глядит на Кинсера (у того нервно-гордый вид) и на коммутатор. Хватает коммутатор и орёт:

— Мостик! Коммандер Спок! Деревья! Деревья похитили Джима!

В коммутаторе шум, нервные смешки и слышно, что кто-то еще кричит. Кажется, что-то вроде «Спок, у них есть мозги! У деревьев!»

Там потом становится тихо и в установившейся тишине коммандер Спок спокойно требует:

— Отчёты мне на падд. Приказываю лейтенантам Сулу и Джотто начинать подготовку к спасательной операции. Участие доктора Маккоя и лейтенанта Ухуры в качестве ксенолингвиста обязательным. Мистер Скотт, прошу выдать координаты возможного местоположения капитана.

Снова шумят. Скотти слышит, как Ухура вполголоса сообщает, что она лингвист, а не парфюмер. Что у нее даже дезодорант без отдушки!

***
Капитан Джеймс Т.Кирк больше не думает о смерти и прочих грустных вещах вроде некрологов и статей в справочниках. Ему смешно и хорошо. Забавное тут всё. Такое… весёленькое.

3. Промежуточные итоги

Пахнет приторно, липко даже через защитную маску. Под ногами мягко пружинит слой прелой, подгнивающей листвы. Какая-то восьминогая изумрудная ящерица выскальзывает под ноги Маккою, замирает, разглядывая его почему-то презрительно. Чёрт её знает, почему. Может, тоже разумная. Может, сейчас мысленно сочиняет отчёт о первом контакте с расой больших, неуклюжих и туповатых прямоходящих. Потом ящерица исчезает, и Леонард о ней тут же забывает.

Лес шумит недоуменно и с некоторой угрозой. Лейтенант Джотто размахивает фазером, Сулу двигается с грацией убийцы из фильма про якудза. Ухура беспрерывно и изобретательно ругается — Леонард тоже хотел бы тоже, но тушуется перед виртуозностью талантливого лингвиста. Засмеют же. А коммандер Спок самый умный (как и всегда) — руководит операцией с капитанского мостика.

Деревья. Деревья тут — ух. Никакой нецензурщины не хватит, чтобы описать. Стволы неохватные, верхушки, видать, цепляют к себе облака. Сыплют красной трухой — пыльцой, как пояснила Бриджес. Это от пыльцы липко и приторно. У деревьев — сезон любви.

Трикодеры помалкивают, пыльца сыплется, МакКой встречает еще одну восьминогую ящерицу, Ухура продолжает утверждать, что ксенолингвистика в нынешней ситуации бессильна. Древесные кроны настолько густые, что местное розоватое небо поступает редко, прорехами, и потому кажется, что бредёшь по дну бесконечного колодца.

Потом Джотто молча стреляет, а вскрикивает Ухура, и тут же пищат трикодеры, и твари, похожие на земных пантер, пускаются врассыпную. Их с десяток, они больше пантер, но перекликаются высокими тревожными трелями. Леонард успевает заметить когти — впечатляют.

— Капитан! — вопит Бриджес, задирая подбородок.

— Боунз! — доносится в ответ, сверху, радостное и пьяное. — Лезь сюда! Тут клёво!

МакКой тоже смотрит вверх: высоко, футах в тридцати, сидит его проклятый и, без сомнения, живой капитан. Обнимает толстый ствол и лыбится, сволочь. И обдолбан по уши, подозревает Леонард. Но, скорее всего, сочинять некролог не понадобится.

— Это женская особь, — говорит Бриджес. — Особь, очевидно, пыталась наладить контакт с капитаном единственным доступным ей способом — выделяя вещества, доставляющие человеку удовольствие. Возможно, изначально она вынудила капитана на неё… залезть, приманив хищников. Возможно так же, имело место предложение к спариванию или что-то вроде…

— В капитана втюрилось дерево?! Охренеть!

— Джим! Ты там как? Ты не ранен?! Да чтоб тебя! Отвечай! Ничего не болит?!

Джим смеется.

— Задница. Задница болит! Отсидел! Лезь сюда, Боунз!

Суточный курс детоксикации.

— А дерево не будет страдать от неразделенной любви, если мы заберем у него капитана?

Леонард знает, что у Скотти заначен хороший бурбон.

Комментарий

Раса разумных древообразных, обладающих слабыми эмпатическими способностями, имеет огромный научный интерес. Самоназвание в доступной гуманоидам форме ретранслировано быть не может (оно представляет собой сложное углеродное соединение). Термин «энты», предложенный капитаном Дж.Т.Кирком, нахожу подходящим.

Установлено, что команда работает на восемнадцать процентов эффективней, если задачей выступает спасение жизни капитана. Моя собственная эффективность, напротив, уменьшается на три процента, когда возникают ситуации, угрожающие жизни капитана Дж.Т. Кирка. Возможно, я эмоционально вовлечен.