Actions

Work Header

Простой выбор

Chapter Text

Резкий вздох... и выдох. Кто-то беззвучно позвал его по имени, кто-то шепнул одним только воздухом, овевая вокруг, обнимая и ускользая прочь, натягиваясь как струна, все тоньше, и тоньше, и тоньше, пока с немым звоном не оборвалось...

Сэм резко поднял голову, просыпаясь. Сон, выбросивший его обратно в реальность, таял в сознании, оставляя только темноту. Дурные сны - частые визитеры Винчестеров. В груди чувствовалась какая-то неясная колющая боль, он опустил глаза и провел пальцами по рубашке. Похоже, он уснул на большом толстом фолианте, лежащем раскрытым на столе, улегся грудью прямо на его острый, твердый угол в кожаном переплете.

Ерунда, пройдет.

Ноутбук стоял рядом, незаконченный текст перевода белел на экране. Он глянул в нижний угол экрана, часы услужливо показывали 1:36. Неплохо поработал, подумалось Сэму, полдня просидел за этой книгой, а результаты еще далеки от намеченных, в конце концов, так, похоже, и уснул, сложив руки на книге и уткнувшись в них лбом. Что ж, надо пойти принять горизонтальное положение в собственной кровати. Сэм вытянул руки вверх, потягивая затекшие мышцы, наклонил голову влево, вправо. Шея ныла.

Неясный звук в тишине полутемных залов бункера, заставил его обернуться к холлу. Знакомая фигура стояла возле изогнутой черной лестницы. Это несколько удивило Сэма.

- Кас? - вопросительно позвал тот, неведомо откуда и зачем внезапно появившегося в их бункере ангела в замученном жизнью плаще.

Кастиэль не ответил сразу, задумчиво уставившись в коридор. Потом перевел взгляд на Винчестера. Сэму показалось, что вид у него был несколько растерянный. Если вообще можно было представить Каса еще более растерянным и отрешенным, чем он иногда бывал в своих раздумьях. Его глаза прошлись по стенам комнаты, потом по столу и, наконец, сверкнули голубизной в сторону Сэма. Непонятно было, что за мысли блуждают там, за этой голубизной, но темные брови на светлом лице не были сдвинуты в одну напряженную линию, как это обычно бывало. Ангел выглядел так, словно забыл что-то и мучительно пытался вспомнить или даже скорее потерял что-то и не знал что именно. Он выглядел... беспомощно?

Сэм поморгал, более чем странная картина. Наверное, неровные тени от настольных ламп искажали видимое, пряча что-то в темноте, а что-то выхватывая резкими яркими пятнами.

- Что-то ищешь? - спросил он снова Кастиэля. Ожидая наконец-то от него хоть какой-то реакции и начиная чувствовать уже необъяснимую неловкость от затянувшегося момента.

Кас, не отрывая взгляда от глаз Сэма, казалось, перевернул несколько вселенских валунов у себя в голове, прежде чем ответить.

- Сэм. - Кивнул ангел. Это было вместо приветствия. Уже есть подвижки.

- Я... не уверен... - Продолжил было Кас, но снова замолчал и опять стал оглядывать зал библиотеки, потом устремил взгляд в коридор, постоял еще секунду и, не сказав больше ни слова, направился прямиком туда.

Сэм потер лицо ладонями, иногда хотелось поднять глаза вверх и спросить: "Господи, ты послал его спасти нас или это наказание?". Но обычно никто не отвечал. Никто не отвечал на его молитвы, даже Кас. Этот ангел имел привычку отвечать только на молитвы его брата, с завидным постоянством. Что ж.
Он встал и аккуратно закрыл толстую старую кожаную книгу Хранителей. Собрал в аккуратную стопку все остальные книги на столе и закрыл ноутбук. Кастиэль вернулся.

- А где Дин? - С порога библиотеки спросил он. Ну вот, его даже когда не зовут прилетает к Дину. Какая прелесть.

- Я не знаю, а что его там нет? В его комнате?

- Нет. Его нет в бункере.

- Ну... значит, его здесь нет. - Сэм вздохнул, запуская пальцы в волосы и убирая их за уши. Эта игра Дина его начинала уже раздражать. Теперь он без предупреждения куда-то смылся, не оставил ни записки, ни сообщения на телефон. Ну, значит пусть оно так и будет, в эту игру могут играть и двое. Не стоит давить на Сэма Винчестера, еще вопрос кто потом первый придет поговорить по душам и что-то ему подсказывало, что это будет Дин. Как всегда, подумает, все простит и вернется наводить мосты.

- Тебе нужен Дин? Я не знаю где он. - Сэм развел руками, - Если его до сих пор нет, - он глянул на часы, - значит, он, скорее всего, торчит где-нибудь в баре и разговаривает по душам с бутылкой виски.

Кас на секунду вроде бы задумался, перевернул еще один мысленный камень, но потом что-то решил там у себя в ангельской голове и слегка расслабился.

- Ты можешь ему позвонить? - Спросил он.

- Не думаю, что он захочет поговорить со мной сейчас. - Сэм улыбнулся, почти извиняясь. Хотя ему скорее просто не хотелось звонить брату. Что, опять спросить его "где ты" обеспокоенным голосом? Все равно ничего кроме дежурного "я в порядке" от него не добьешься. Дин как обычно закрылся в себе и не желал разговаривать. Да и к тому же, что он ему наседка что ли какая, хочет напиться в одиночестве, пусть. Путь разочарований в себе - это путь одинокого странника.

Но Кас настаивал, молча, но очень убедительно вперив взгляд в Сэма. Вот уж и дырку прожечь мог бы.

- Ладно. - Сдался он, подняв руки, и выудил из заднего кармана телефон. Скользнул пальцем по экрану, еще, нашел, нажал на имя "Дин" и приложил к уху. Телефон на секунду задумался, а потом выдал длинный сигнал, так, значит, голосовая почта не включена, второй гудок, наверняка посмотрел на экран и думает ответить или нет, третий гудок провыл в трубке, ну что приятель, момент истины? В динамике тихо щелкнуло, словно телефон смущенно кашлянул, извиняясь, и связь прервалась. Ну вот, как он и думал, решил не отвечать, показательно выждал три гудка и сбросил звонок, как это по детски, Дин, ты не находишь?

- Он сбросил. - Заключил Сэм, глядя на Каса и отвечая на его немой вопрос. - Или выпил хорошо или подцепил кого-то в баре и ему сейчас точно не до тебя. - Или просто тупой упрямец и решил давить на нервы. Но это он уже не озвучил, а только подумал про себя.

Кастиэль, как показалось, в чем-то себя наконец-то убедил, поставил все камни на место и, кивнув Сэму в знак прощания, исчез.

Сэм покачал головой, все, хватит цирка, пора спать. Выключил настольную лампу и отправился в полумрак коридора к своей комнате. Он начинал уставать от этого.




***


Когда телефон замолчал под прямым движением его скользящего пальца, он криво усмехнулся.

- Абонент больше не доступен.

И сверкающий кусок стекла и пластика отправился по дуге прямиком в темноту открытой двери, где-то там жалобным, взвизгнувшим лязгом возвестив о благополучном конце своей жалкой жизни от встречи с неизбежной твердостью бытия в виде каменного пола.



***


Небольшой старый заводик служил верой и правдой своим владельцам почти 40 лет, пока в один прекрасный день, а точнее ночь, не случился пожар. На заводе работало больше сотни человек из небольших окрестных городков. Работники из Смит Центра, из Даунса и даже из более далекого Лебанона остались без своих рабочих мест и скорее всего навсегда, потому что пожар кровожадно отъел больше половины старого кирпичного здания цеха и нескольких щитовых пристроек к нему. Часть кирпичных стен не выдержала напора огня и обвалилась, оставив груду покореженных металлических перекрытий вперемешку с красно коричневым, под слоем черной копоти, крошевом. Прямоугольное здание цеха словно оплавилось с одной из своих сторон, а остатки деревянных пристроек, что раньше располагались рядом, теперь торчали из земли в небо черными обугленными деревяшками, словно ребра давно умершего и разложившегося чудовища.
Картина была более чем ужасающая и еще больше впечатление усиливалось от того что во время пожара погибли люди. Высокая температура и старые крошащиеся стены не оставили шансов нескольким работникам, оставшимся тогда в ночную смену. Чьи-то тела были найдены под остовами позже, а кого-то так и не обнаружили вовсе. Пока. Спасательную операцию прекратили через несколько часов, когда было уже понятно, что никто не смог бы остаться живым под завалами, когда собаки спасательной службы обнюхали все вдоль и поперек, перескакивая по развалинам и обжигая лапы о еще горячие кирпичи. Решено было дождаться тяжелой техники и разобрать остатки при помощи кранов и экскаваторов. Завод оцепили, обмотали желтой полицейской лентой и оставили печально дымиться последними струйками легкого дымка.

Это было позавчера. Сутки после этого к заводу не давали приближаться, пока полиция что-то там искала, вероятно, выясняя причины пожара, может быть, ища следы поджога. Но сегодня опасное здание начало вселять беспокойство в его хозяев, и туда была отправлена охрана, сохранять оставшееся имущество от вандалов и предотвращать проникновение различного рода злоумышленников. Двое охранников обходили по периметру и проверяли оставшиеся целыми внутренние помещения днем и двое оставались на дежурство ночью. По большей части приходилось сидеть на посту охраны недалеко от входа на территорию и глазеть в темноту, пытаясь не уснуть.

Мониторы на столе слепо таращились в противоположную стену, после пожара система наблюдения не работала. Оставался живым только старенький маленький телевизор в углу, своим бормотанием не дающий уснуть бдительной, но жутко скучающей охране. Хотя и телевизор был жутко скучен. Особенно молодому охраннику, он предпочитал уткнуться глазами в яркий экран своего смартфона, периодически что-то там читая или играя в простые, не требующие много внимания игры. Старший же охранник, терпеть не мог все эти навороченные новомодные штучки и телефоном признавал только свой древний мобильник с двухцветным экраном и цифровой клавиатурой. Нет, он не шугался современной техники, умел работать с компьютером, разбирался в их программах и вполне справлялся с системами охраны и видеонаблюдения. Пока они все не погорели. Теперь он как в старые добрые времена, высматривал "опасность" в широкие окна их охранной будки и периодически прохаживался до завода и обратно. Стоило конечно обойти его вокруг и даже зайти вовнутрь, но пустые глазницы окон мертвого здания заставляли вздрагивать его каждый раз, когда он смотрел в них. Снова и снова он откладывал этот момент на потом.
Но все равно пришлось. Когда ночь уже перевалила за двухчасовой рубеж и темнота вокруг останков здания почти сомкнулась в круг, оставляя нетронутой только маленький домик охраны, единственное место, где было электричество, за дальним концом стены большого кирпичного цеха мелькнули два красных... глаза? Нет. Это были задние огни уезжающей машины.

Черный, почти не видимый в темноте автомобиль неслышно вырулил из-за стены и, мелькнув красными задними фонарями, набрав скорость, растворился в направлении восточной стены, где недавно были выломаны две секции сетчатого забора.
- Вот черт! - тихо выругался старший охранник, провожая взглядом исчезающие огни. Придется пойти проверить. Кто-то явно забрался внутрь главного здания и теперь уматывал в ночь, пытаясь скрыться. Продолжая ворчать, он указал молодому смотреть в оба и, взяв с полки большой фонарь, отправился в жуткое обгоревшее здание.

Большие металлические ворота оказались открытыми, он снова выругался, вот точно что-то украли, не сносить ему головы теперь. Щелкнув выключателем на фонаре, он отправился в сырую, пахнущую гарью тьму. Луч света выхватывал пустые полки стеллажей, грязный пол, почерневшие стены дальше справа. Внутри было тихо, никаких следов чьего-то присутствия. Он прошел дальше в глубь большого просторного помещения в направлении небольших складских комнат и подсобки с инструментами. Там возможно и было что-то украдено. Или может спрятано. В любом случае, что-то противозаконное, раз некто умчал отсюда на такой скорости, стараясь остаться незамеченным.
Он уже высветил лучом фонаря стены подсобки и направился к темному провалу ее открытой двери, как почувствовал, что пнул что-то ногой. Нечто отлетело не полметра с тихим скрепуче-шуршащим звуком пластмассы, проехавшейся по шершавому бетонному полу. Охранник приблизился, направил на нечто свет фонаря и, нагнувшись, поднял. Это был мобильный телефон. Чей-то дорогой блестящий смартфон, похожий на тот, что был у его напарника в руках, но разбитый и похоже от удара об пол. Он не рассыпался, но трещины рассекали глянцевую поверхность черного экрана, сообщая печально, что он, скорее всего, был мертв.

Подавив волнение и оглянувшись вокруг, все было тихо и жутко темно, он направился к черному дверному проему подсобного помещения. Дверь была приоткрыта, видимо здесь и орудовали воры или вандалы. Встав на пороге, охранник собрался с духом и посветил вовнутрь, сначала пройдясь лучом по стенам, по полкам стеллажей с сетчатыми стенками, потом скользнул по полу... и поперхнулся собственным дыханием. Привалившись к дверному косяку от накатившей дурноты, он с ужасом вырывал из тьмы круглым клочком света тела людей, несколько, привалившиеся к дальней стене, лежащие разметавшись на полу, в темных потеках... крови? Приоткрытые рты, пустые невидящие глаза, неестественно запрокинутые головы и вывернутые руки, словно сломанные куклы, разбросанные по полу. И последний, в центре, в дрожащем обрывке света от его фонаря, лежащий на боку с заведенными за спину руками, с ослепляющими в темноте, яркими, жуткими, темно-красными разводами на белой рубашке...