Actions

Work Header

Адамантовый клинок

Chapter Text


Пролог

Хезер удивленно хлопнула глазами. После всего, что рассказывал Джим, волна окатившей ее необузданной силы не стала чем-то неожиданным, но происхождение этой силы заставило волоски на затылке подняться дыбом. Волна оставила покалывание на коже и привкус жженой серы во рту. Всё плохо. Всё очень плохо.

Понимая, что она не сможет остановить Рэтсона, если не будет точно знать его действия, Хезер вскарабкалась на гору. Деревья расступились, и она увидела человека, которого искала последние три дня: он стоял к ней спиной, купаясь в болезненно-зеленом свечении, вызывающем резь в глазах. Хезер прошлась немного в сторону, вглядываясь в пространство между деревьями, чтобы разобраться, на что он смотрел.

Она едва успела понять, что увидела, как вдруг почувствовала, будто ее тело объяло пламя. Невидимый огонь прожигал насквозь кожу, рвался к сердцу, проталкивался в легкие и вонзал острые шершавые когти ей в мозг. Хезер боролась с ним, цепляясь за собственную силу, обернув ее вокруг своего разума, отгораживаясь от того, что пыталось ее уничтожить.

Пламя взревело, обезумев от сопротивления. Мир вокруг затрещал по швам. Вглядываясь в черное ничто на том месте, где минуту назад стояли деревья, Хезер ощутила, как ее затягивает в тошнотворно холодный поток пустоты. Разум в ужасе отпрянул, но тело непослушно рванулось вперед, навстречу разрыву в реальности, и Хезер начала падать.

— Вот дерьмо.


Глава 1

Дэнни закончил вторую бутылку пива и поморщился от того, что скользнувший в горло алкоголь оказался слишком теплым. Он был бы не против выпить еще, но двигаться совершенно не хотелось. Взглянув на Стива, развалившегося на другом конце дивана, он задумался, получится ли заставить того принести новую бутылку. Неделя выдалась тяжелой, он наелся до отвала второсортной пиццы и был готов к отдыху.

— Пиво? — предложил он.

— Да, — устало согласился Стив со своего конца дивана, оторвав взгляд от игры.

— Ну, раз ты все равно туда идешь, захвати и мне, — усмехнулся Дэнни, покачивая пустой бутылкой.

Стив хмуро посмотрел на него, но было видно, что мысленно он уже согласился подняться. Наверное, было жестоко с его стороны использовать врожденную «макгарреттовость» Стива против него, но усталость и нежелание двигаться все же взяли свое. Его напарник, может, и считал себя большим и страшным «морским котиком», держащим всё и вся под контролем, но на деле он был все тем же неусидчивым долговязым ребенком со старых семейных фотографий, появившихся в доме с возвращением Дорис. Где-то глубоко внутри его поврежденного флотом сознания сохранились привитые родителями знания о старомодных правилах этикета — обращаться к людям «мэм» или «сэр», уступать место тем, кому оно нужнее, придерживать двери, делать работу по дому, давать гостям все, что им понадобится. Правда, старательное обучение сына хорошим манерам не перекрыло главного провала Макгарретов — нельзя так издеваться над своим ребенком, имитируя свою смерть и отсылая его далеко от дома.

— Не томи, детка, — ехидно добавил Дэнни, чтобы подразнить Стива. — Я умираю от жажды. Во рту словно Сахара.

— Да ты… — начал было Стив, но его прервал звонок.

Дэнни вытащил телефон из кармана, посмотрел на дисплей и удивился, увидев улыбающиеся лица родителей. Он провел пальцем по экрану.

— Мам? 

— Это я, сынок, — ответил его отец. Дэнни невольно выпрямился, скованный напряжением. Всем было известно нерушимое правило: Эдди Уильямс звонил только в случае крайней необходимости.

— Что случилось, пап?

Стив поднял брови. Он явно сложил два и два и сообразил, что дело серьезное. Как бы Дэнни на него ни ворчал, Стив все же был хорошим человеком. Поэтому он встал, собрал пустые бутылки и ушел на кухню, оставив Дэнни наедине с надвигающейся катастрофой.

— Не знаю, как помягче это сказать, но… — произнес отец. Сердце Дэнни забилось в тревоге, потому что эти слова могли означать только плохое. — Хезер пропала.

— Когда? — спросил Дэнни, поднимаясь с дивана. Первоначальный шок уступил место желанию двигаться, задавать вопросы. Его сестра пропала. Его маленькая сестренка. 

— Два дня назад, — ответил отец и продолжил, пока Дэнни не начал злиться на то, что с ним не связались раньше:. — Мы узнали только сегодня утром. Хотели убедиться, что ее действительно нигде нет. Ты же знаешь, мы не могли обратиться с этим в полицию.

Дэнни шумно выдохнул, потому что…

— Боже.

— Я знаю. Твоя мама места себе не находит.

В голосе отца звучала усталость от постоянных ударов судьбы. Дэнни почувствовал, как на глаза наворачиваются слезы. Нет, его семья не должна снова оставаться наедине с такой бедой. Особенно после того, что случилось с Мэттом.

— А Бабушка?

Дэнни испытывал настолько острое желание быть сейчас в Джерси, что от этого было почти физически больно.

— Она нам и сказала о Хезер.

Колени подкосились. Дэнни лишь смутно осознавал, что не упал на пол, но думать мог только о том, что означало вмешательство Бабушки. 

— Боже.

— Мне не хочется просить, знаю, как ты занят, но ты нужен нам дома.

Как папа даже подумать мог, что у него есть дела важнее, чем поиски сестры?

— Пап, ты же знаешь, я прилечу ближайшим рейсом.

— У тебя не будет из-за этого проблем?

— Нет, не будет.

Дэнни и на секунду об этом не задумывался. Для его команды семья стояла превыше всего, и даже если бы было иначе — ничто, исключая помещение Стивом его имени в черный список полетов, не могло бы помешать Дэнни вернуться в Джерси в течение следующих двадцати четырех часов.

— Я забронирую билеты и тут же перезвоню.

— Мы не будем спать, — сказал его отец и сбросил. Да уж, сегодня Дэнни тоже будет не до сна.

Краем глаза он заметил движение и только потом осознал, что снова сидит на диване, а хмурый от тревоги Стив смотрит на него.

— Что-то случилось с бабушкой?

— Что?

Такого вопроса Дэнни совершенно не ожидал.

— Ты ее упомянул.

— Это насчет Хезер, она пропала. — Дэнни опустил взгляд на свои руки и увидел, что они трясутся. — Моя младшая сестренка, Стив!

— Боже, Дэнни, — Стив выпрямился, словно был готов сорваться с места и самому пуститься в поиски. — Что тебе нужно? Я позвоню Чину и попрошу его связаться с ФБР, а Коно дистанционно поработает с уликами, которые обнаружила полиция.

— А что будешь делать ты? — не мог не спросить Дэнни, пусть и знал, что ничего из этого не понадобится. Не будет никакого полицейского расследования, во всяком случае настоящего.

— Я полечу с тобой, — Стив посмотрел на Дэнни, как на идиота. — Без вариантов.

— Детка, — сказал Дэнни. Вот этого ему было совершенно не нужно. Хорошо, может, и было нужно, раз он почувствовал облегчение от слов Стива, но точно было некстати. Не лучший момент объяснять, кем являлась его семья, кем был он сам, когда ситуация требовала полной сосредоточенности. Возможно, большинство людей были бы рады привлечь к поискам своих пропавших родственников человека вроде Стива, но Дэнни знал, что в его случае Стив будет только отвлекать.

— Даже не надейся, что я останусь здесь, — настойчиво произнес Стив, без труда разгадав его мысли. Да еще и посмотрел, дуралей, таким взглядом, словно Дэнни пнул его щенка или украл любимый пистолет. — Это касается семьи.

— Моей семьи, — возразил Дэнни и тут же пожалел, видя, как его слова расстроили Стива. — Я не могу… Есть кое-что… Слушай, Стив, мне нужно…

— Всё, что угодно, — сказал Стив, глядя на него с ласковой решимостью, — Но я полечу с тобой.

Дэнни взвешивал свои варианты несколько долгих секунд. Он знал, что при желании сможет выиграть спор и поехать в Нью-Джерси один, но был уверен, что тем самым разрушит их дружбу. В тоже время, рассказав Стиву, что его сестра в Нью-Йорке расследует случаи паранормальных явлений, он лишь рассмешит его.

— Хорошо, — наконец согласился Дэнни. — Забронируй нам билеты, а я пока сделаю пару звонков.

Стив кивнул и, схватив свой телефон, тут же начал проматывать список контактов. Дэнни расскажет ему о сестре в самолете, это поможет скоротать время. Остальную информацию — ту, что способна вывести из равновесия любого здравомыслящего офицера морского флота, — он предпочел бы до поры до времени оставить при себе.

Стив напряженно кусал губы, спрашивая себя, не совершил ли он большую ошибку. Дэнни сидел через проход от него, на четыре ряда впереди, все его тело казалось сплошным натянутым нервом, и что бы Стив ни делал, становилось только хуже.

С самого момента, как он принял решение лететь вместе с Дэнни, все шло не так, или, точнее, не так, как хотелось бы Стиву. Пока Чин искал для них ближайший коммерческий рейс, Стив выяснял, не получится ли сесть на хвост одному из военных самолетов. Его так и переводили с одного телефона на другой, пока Чин не вернулся с новостями, что заполучил два места, и вылет состоится поздно вечером. Коно вызвалась отвезти их в аэропорт. Вещи в багаж сдавались в спешке — в том числе оружие, потому что даже Стиву хватало ума не пытаться оправдать его необходимость в салоне. Жетонами пробив себе дорогу через охрану, они бегом промчались оставшиеся несколько сотен метров до выхода на посадку и стали последними двумя пассажирами на борту.

Это было восемь часов назад. С тех пор Дэнни не сказал Стиву и полслова. Наверняка он сейчас прокручивал в голове возможные варианты развития событий — без сомнения, по наихудшим сценариям, потому что ни одна сестра полицейского не исчезала случайно, — но Стив не понимал, почему Дэнни с ним не разговаривал. Когда похитили Мэри, к нему тоже приходили довольно мрачные мысли, но он опирался на команду и получил всю необходимую поддержку.

До пересадки, когда они еще сидели рядом, Стив несколько раз попытался начать разговор сам, но Дэнни закрылся, а потом и вовсе надел наушники и стал смотреть фильм, который показывали в салоне, — что-то с большим количеством плачущих женщин и, кажется, про лошадь. Дэнни явно ненавидел каждую минуту, но упрямо терпел, лишь бы избегать разговора, и от того, что Стив это понимал, было только больнее.

Как только они приземлились в Аризоне, Дэнни вытащил из кармана мобильный, набрал чей-то номер и принялся яростно шептать в трубку. Стив провел их через аэропорт мимо рядов Starbucks к следующим воротам, между делом пытаясь угадать по обрывкам разговора, что сейчас происходило в Джерси.

У выхода на посадку никакими доводами Стив не смог заставить работника авиакомпании посадить их с Дэнни рядом. Тот изучил его военное удостоверение с почти открытым презрением, видимо, сделав неправильные выводы и решив, что спасает мир от зла однополых браков. Дэнни предложил Стиву успокоиться и оставить все как есть, пока их не задержала охрана — это были его первые слова за несколько часов.

Теперь он неподвижно сидел спиной к Стиву, пытаясь, наверное, силой мысли прожечь дыру в спинке сиденья напротив, и вся его поза кричала: «держись подальше». Но Стив знал Дэнни слишком хорошо. Дело явно было не только в пропаже Хезер.

Погруженный в свои мысли, он в очередной раз бросил взгляд на затылок Дэнни и чуть не подскочил от неожиданности, когда рядом с ним заговорила женщина.

— Если хотите, я поменяюсь с ним местами.

— Мэм? — непонимающе спросил Стив, надеясь, что дернулся не слишком сильно. В любом случае, виноват был Дэнни.

— Я могу поменяться местами с вашим другом, — пояснила женщина, и судя по улыбке, она сделала тот же неверный вывод об их отношениях, что и многие другие. — Кажется, вам есть что обсудить.

— Не стоит, — Стив помотал головой, хотя очень хотел еще раз попытаться разговорить Дэнни. — Вам лучше остаться рядом с мужем.

Пожилой мужчина, сидевший у окна — Стив принял его за спящего, — махнул рукой.

— Сынок, мы пятьдесят лет сидим рядом. За четыре часа тишины я тебе даже спасибо скажу.

— Джим, — беззлобно возмутилась женщина. — Посмотрим, как ты запоешь, когда Дженис тебя отловит и начнет вещать о травянистых многолетниках.

Она повернулась к Стиву и добавила:

— У нас дома есть соседка — просто помешана на садоводстве.

— А дом — это где? — спросил Стив, потому что, вопреки уверенности Дэнни в обратном, был хорошо воспитан.

— Перл-Ривер, Нью-Йорк, — ответила женщина с ноткой гордости в голосе. Стив заподозрил, что Перл-Ривер был намного лучше того места, из которого она туда переехала. — А ты, дорогой, не пытайся сменить тему. Разберись, что с твоим другом, а перед посадкой я вернусь. Надо будет подержать Джима за руку, если начнется тряска.

Она стала собирать свои вещи — сумочку, книгу, бутылку с водой, — очевидно, уже приняв решение. Стив покорно поднялся, чувствуя себя так, будто в него с разгона врезалась неотвратимая и крайне доброжелательная сила природы. 

— Дэнни, возможно, не захочет меняться. У него был паршивый день.

— Милый, — женщина бросила на него снисходительный взгляд, — я воспитала трех мальчишек и двадцать лет проработала тренером по чирлидингу в средней школе. Поверь, он захочет.

Стив не стал спорить. Так или иначе Дэнни придется пересесть — он не устроит сцену только для того, чтобы отклонить настойчивую доброту незнакомого человека. Стив еле сдержал улыбку, глядя в его растерянное лицо, когда Дэнни обернулся и посмотрел, куда указывала женщина — надо будет спросить у Джима ее имя. Что бы она ни сказала, Дэнни послушно освободил место и зашагал к Стиву.

— Даже не думай садиться у прохода, — прошипел он, приближаясь. — Я сейчас почти готов тебе врезать.

На секунду Стив хотел возразить, но потом решил, что сперва нужно решить проблему — в чем бы она ни заключалась, — и если это означало, что придется уступить Дэнни место с краю — так тому и быть. Он утрамбовал себя в кресло посередине, кое-как втиснув перед собой колени и проклиная чужую сумку под сиденьем спереди. Ему доводилось сидеть и в более неудобных позах более продолжительное время, но, как правило, он получал за это надбавку к зарплате.

Дэнни плюхнулся на свое место и скрестил на груди руки.

— Итак, Стивен, что ты сказал этой милой даме, чтобы вынудить ее подойти ко мне и заставить с тобой поговорить?

— Я ничего не сказал... — начал Стив, но, запнувшись, повернулся к сидевшему с другой стороны мужчине. — Извините, Джим, я не спросил, как зовут вашу жену.

— Энид, — ответил тот, не открывая глаза. — Энид Артурс.

— Я ничего не сказал Энид, — продолжил Стив, снова обращаясь к Дэнни. — Видимо, она просто очень проницательная.

Дэнни хмыкнул.

— То есть, она решила поменяться со мной местами на основании скрежета твоих зубов? И о том, что мы летим вместе, она узнала, полагаю, прочитав твои мысли?

— Не знаю, Дэнни, может, она видела нас до посадки, — огрызнулся Стив. Он начинал терять терпение. — Если честно, мне все равно, и думаю, тебе тоже. Не прикидывайся. Ты что-то знаешь и не хочешь мне рассказывать, а все это, — он взмахнул на Дэнни рукой, пытаясь жестом обозначить его плохо сдерживаемую злость и глупые придирки, — только дымовая завеса.

Дэнни пораженно на него уставился, и даже раздражение не помешало Стиву отвлечься на минуту, чтобы насладиться редким случаем, когда ему удалось лишить Дэнни Уильямса дара речи не действиями, которые тот назвал бы неоправданной порчей государственного имущества, а способностью его раскусить. Сколько бы Стив ни отмахивался от комментариев о своей социальной неприспособленности, они все-таки его задевали. Он не был бесчувственным роботом — боль от предательства, которую он ощущал всякий раз, когда думал о Дорис и ее интригах, опровергала это. И хотя Стив часто игнорировал общественные нормы, читать людей он умел неплохо.

— Поэтому, — заговорил он снова, выждав несколько секунд, чтобы Дэнни успел отойти от первого раунда, — если хочешь мне что-то сказать, то сейчас самое время. Или потом мне придется спросить у твоих родителей. Уверен, они будут рады узнать, что у тебя есть друзья, которые ради помощи готовы выдержать даже полет через всю страну в компании их эмоционально заторможенного сына.

Дэнни прищурился.

— Чья бы корова мычала, — его голос сочился сарказмом, но Стив понял, что победил. — Да, мне есть что сказать, и нет, сейчас не подходящее время. Любое время будет неподходящим, но особенно это, когда вокруг полно ушей.

— Всё не может быть настолько ужасно, — сказал Стив, хотя с каждым словом его уверенность в этом таяла.

— Это ты сейчас так говоришь, — ответил Дэнни. Злость, за которой он прятался, сошла на нет, оставив лишь его привычную безобидную агрессивность.

— Ну же, — Стив слегка подтолкнул его локтем.

— Ладно, — вздохнул Дэнни, сжимая пальцами переносицу. — Моя сестра — частный детектив-экстрасенс.

— Кто?

— Экстрасенс, — повторил Дэнни с таким лицом, словно ему было больно это произносить. — Она расследует случаи появления призраков, духов и всего такого.

Стив не мог сказать, чего именно ожидал, но точно не этого. Слова Дэнни слишком противоречили всему, что он знал о семье Уильямсов. «Синие воротнички», рабочий класс, простой народ из Джерси — полицейские и пожарные, учителя и продавцы. Не мошенники, обворовывающие доверчивых людей в минуты слабости.

— И ты не против?

— Конечно, против, — фыркнул Дэнни. Похоже, эта тема была для него предметом давних споров. — Но что я могу сделать? Она взрослая. Занимается, чем хочет.

— Но ведь она обманом зарабатывает деньги, — заметил Стив. Он закрывал глаза на некоторые неоднозначные поступки Мэри, но если бы та начала активно нарушать закон, Стив хотел думать, что попытался бы ей помешать.

Дэнни поморщился и сказал:

— Не обманом.

Тут Стива снова закоротило. Это не укладывалось в голове. Дэнни всегда казался ему непреклонным скептиком, а теперь он утверждал, будто на самом деле верил, что его сестра — экстрасенс.

— Я понимаю, что вы родственники, но...

— Это здесь ни при чем, — спокойно возразил Дэнни, не поднимая взгляд.

Стив неверяще на него уставился. Не может быть, чтобы Дэнни говорил это всерьез.

— Знаю, Стив. Знаю.

— Но, Дэнни. Как ты можешь?

— Я ведь так и не рассказал тебе, почему на самом деле отказался от той квартиры? — он наконец посмотрел на Стива.

— Ты сказал, что не доверяешь домовладельцам, не способным починить лифт, — ответил Стив, повторяя явно надуманную причину, которую Дэнни ему назвал. — Я не поверил, но потом появилось новое дело, и Дженна, и было уже как-то не до этого.

— Да, я помню, — Дэнни похлопал Стива по колену. Они сидели молча несколько минут, и Стив уже собрался вернуться к расспросам, но Дэнни опередил его: — Когда я впервые туда приехал, то встретил в саду возле дома женщину. Это она рассказала мне о сломанном лифте.

— Ясно, — кивнул Стив, не понимая, к чему Дэнни вел, и как это связано с верой в экстрасенсов.

— Она стояла прямо там, передо мной. В огромной широкополой шляпе, с тявкающей собачонкой на руках, понимаешь?

Взгляд Дэнни казался почти умоляющим, будто он отчаянно хотел, чтобы Стив действительно понял.

— Я всегда мог их видеть, всю свою жизнь, но настолько реально — еще ни разу.

— Видеть кого? — спросил Стив, отказываясь строить догадки.

Дэнни тихо произнес:

— Призраков.

— Но ты же не веришь в такие вещи, — упрямо сказал Стив и от возмущения с опозданием понял, что вообще-то странно говорить за кого-то, во что он должен верить. — То есть, ты сам твердил мне, что не веришь в духов и тому подобное.

— Я в них не верю, — ответил Дэнни одновременно мрачно и расстроенно. — Это не мешает мне их видеть.

— Но... — снова начал Стив, но, не найдя слов, просто выдохнул. В объяснениях Дэнни все еще не было смысла.

— Ничего, — сказал Дэнни. — Я понимаю, как это звучит, но я всю жизнь ненавидел свою способность их видеть. Ненавидел все, что означало их существование; все, о чем я предпочел бы не знать. Дома в участке мне единственному приходилось иметь дело с разной чертовщиной, которая мешала выполнять работу, и все прекратилось, как только я переехал на Гавайи. Точнее, я думал, что прекратилось. Оказалось, что стало хуже.

Мысли Стива неслись со скоростью света. Дэнни видел призраков? Верил в них и не пытался найти этому рациональное объяснение? Ощущение были такие, будто что-то монументальное только что сдвинулось во вселенной.

— Хуже?

— У тебя бывает так, что видишь что-то краем глаза, но когда поворачиваешь голову, там ничего нет? — спросил Дэнни. Он немного оживился, и постепенно к нему возвращалась привычная манера сопровождать свою речь жестами. — Ну так вот, для меня — есть. Я вижу — точнее, раньше видел — тени вещей, людей, которых больше не существует.

— А сейчас?

— Ничего, — растеряно сказал Дэнни, словно и сам был сбит этим с толку. — Ничего с самого переезда. Я надеялся, что все прошло, но потом увидел миссис Кекоа и понял.

Он выглядел таким несчастным, что Стив не мог просто сидеть и ничего не делать, поэтому взял его руку и крепко сжал. Вряд ли это сильно помогло, учитывая все сказанное, но Дэнни слабо улыбнулся, так что Стив не пожалел.

— Ты видишь их постоянно?

— Дело в том, что я понятия не имею. Они больше не похожи на призраков. Они выглядят так же реально, как любой живой человек.

— А ты когда-нибудь... ты… ты видел моего отца?

— Нет, — ответил Дэнни, но его по лицу было видно, как сильно он хотел бы сказать: "Да". — Вообще ничего необычного не замечал в твоем доме, что странно, если задуматься. Тени часто цепляются за такие места. Это была одна из причин, поэтому я решил, что мои способности пропали.

— А я его видел, — признался Стив, не зная, зачем решил рассказать, ведь у него не было никаких способностей. — Кеоки, Оокалу и его. Он сказал, что гордится мной. Пожал мне руку, я это даже почувствовал. А потом он исчез.

— Ты почувствовал его руку? — Дэнни уставился на Стива с легким ужасом. — Никогда о таком не слышал. По крайней мере, в случае с призраками.

— Думаешь, мне показалось?

— Нет, я не это имел в виду, — заверил Дэнни, будто подумал, что Стива обидит его предположение. — Даже Хезер не может к ним прикасаться, а она лучшая из всех, кого я знаю.

— Есть другие?

— Мало, — неохотно ответил Дэнни. — Но это скрытные ребята.

— Кроме твоей сестры, — заметил Стив. Трудно работать экстрасенсом, не рекламируя свои способности.

Дэнни вздохнул.

— Кроме Хезер.

Несколько минут они оба молчали. Стив догадывался, о чем переживал Дэнни, и в любой другой раз попытался бы отвлечь его от дурных мыслей, но сейчас нужно было переварить все услышанное.

Призраки существуют, а может, и другие вещи — если он правильно понял, что Дэнни имел в виду, когда говорил о рукопожатии. И не только существуют — Дэнни мог их видеть. Нормальный, приземленный Дэнни. У Стива на языке вертелись тысячи вопросов, но самолет, пожалуй, был не лучшим местом их задавать. Вокруг сидели люди, которым не стоило знать, что шорохи по ночам, возможно, не являлись плодом их воображения.

Стив наконец понял, почему Дэнни избегал разговоров о своей сестре. Это казалось слишком невероятным. Коллеги в Джерси наверняка дразнили его, потому что они, конечно, не могли не знать о том, чем занимается Хезер.

Но для Стива это в некотором роде даже имело смысл. Он не мог понять, почему, ведь в вопросах веры он был далек от оригинальности: Бог, церковь по особым случаям, смутное ощущение чего-то большего и элементарное уважение к чужой вере. Он никогда не задумывался всерьез о смысле существования или чем-то таком — не чаще любого другого. И все же новость о том, что мир был гораздо больше, чем ему казалось, вызвала лишь легкую рябь на его видении реальности.

Стив бросил на Дэнни взгляд — тот смотрел куда-то перед собой и теребил нижнюю губу. Несложно было представить, что он чувствовал — Стив проходил через то же самое, когда пропала Мари, но тогда он по крайней мере был поблизости и знал, что ее похитили люди. Во что ввязалась Хезер, он понятия не имел, но подозревал, что Дэнни готовился к худшему.

— Мы найдем ее.

— Надеюсь, — сказал Дэнни. Стиву захотелось сгрести его в объятия, чтобы не видеть этот потерянный грустный взгляд, и мысли повернулись в новом направлении.

Из попыток разобраться, что делать со своими чувствами к напарнику и лучшему другу, Стива выдернул знакомый сигнал «пристегнуть ремни». Разговор настолько поглотил его, что Стив не заметил, как самолет начал снижаться.

— Я пойду на свое место, — сказал Дэнни, расстегивая ремень. — Та леди говорила, что должна вернуться, когда будем приземляться, и держать мужа за руку. Наверное, я должен был подумать, что именно она из них двоих боится летать.

Стив не хотел отпускать Дэнни, но понимал, что нужно, особенно когда увидел, как поднимается Энид. Дэнни встал, и Стив вышел за ним в проход между рядами. Энид улыбнулась, заметив, что они уже ждут.

— Увидимся позже, — сказал Стив, сжимая руку Дэнни над локтем.

Дэнни ответил натянутой улыбкой, потом поблагодарил Энид, когда та проскользнула мимо них, и ушел вперед. Стив торопливо сел в свое прежнее кресло, пока сварливая стюардесса не сделала ему замечание.

Самолет накренился вперед, и Стив закрыл глаза. Он не боялся летать, просто знал, что статистически приземление — не самая безопасная часть полета. Не было ничего плохого в том, чтобы произнести про себя небольшую молитву с просьбой удачной посадки, особенно, когда он не знал, что за человек сидит за штурвалом.

И если сегодня его молитва просила немного о большем — чтобы сестра Дэнни нашлась живой и здоровой, — то вряд ли бог, в которого Стив хотел верить, стал бы возражать. Даже если теперь этот бог вынужден был делить свою реальность с призраками.