Actions

Work Header

Список всего

Work Text:

Отправиться с аэродрома вместо больницы в дом на Бейкер-стрит всё-таки было очень плохой идеей. Шерлок понимает это быстро — между второй чашкой чая от миссис Хадсон и третьей надписью на пол-экрана ноутбука «Доступ запрещён». В другой день его бы это лишь раззадорило, но сегодня…

Всё, на что хватает Шерлока, — это зажмуриться и прижать ладони к глазам. Краем уха он улавливает удаляющиеся шаги миссис Хадсон и тихо стонет:

— Проклятие!..

Когда перед глазами возникают цветные круги, он опускает руки на стол и, часто моргая, смотрит на красную надпись на экране. Сорок две минуты попыток заняться проблемой вернувшегося Мориарти ни к чему не привели. Выключив ноутбук, Шерлок идёт в спальню, где падает на неразобранную кровать лицом в подушку. Он знает: на этой стадии ещё есть шанс забыться до того, как реакция организма на эксперименты над собой станет невыносимой, и заставляет себя уснуть.

***

— Ну, хотя бы на четыре часа.

За окнами ночь, фонарь ярко светит в окно, и вынырнувший из сна Шерлок досадливо жмурится, чувствуя себя едва ли не хуже, чем после огнестрела несколько месяцев назад. Но тогда, в больничной палате, достаточно было увеличить дозу морфия — роскошь, которую теперь ему отчаянно не хочется себе позволять.

Квартиранты миссис Тёрнер за стенкой включают телевизор. По характерной мелодии из заставки Шерлок понимает, что сейчас ровно 22:00, и с содроганием представляет себе грядущую длинную ночь. На мгновение ему почти хочется позвонить Джону и Мэри — всё-таки дипломированный врач и практикующая медсестра.

— Они приедут. Возможно, оба. Сюда. И… десять шансов из десяти: отправят меня в клинику. Не пойдёт.

Вслед за мыслью о Джоне и Мэри приходит другая, дотоле тщательно прогоняемая, и Шерлок, отправившись в Чертоги разума, не может удержать перед глазами нейтральную картинку. Вместо неё сами собой возникают формулы опиатов, на стенах длинного коридора вспыхивают схемы синтеза по меньшей мере десятка наркотических веществ, со скрипом открывается дверь в химическую лабораторию Оксфордского университета.

— Нет, — шепчет Шерлок, будучи не в силах отвести взгляд от стола с пробирками.

Закусив губу, он пятится от двери, пока не вжимается спиной и затылком в холодную стену, и загнанно дышит, пытаясь убедить себя даже мысленно не делать того, о чём придётся жалеть. Чувствует, что готов сорваться: ещё секунда-другая, и на смену видению в Чертогах придёт вполне реальная заначка из кухонного шкафа. Мир станет большим и ярким, злость на себя — невыносимой, отсрочка... — не особо продолжительной.

Неожиданно громким эхом звучат услышанные в самолёте слова.

«Это могло тебя убить! Ты в курсе, Шерлок?!»

— Да, разумеется, Джон.

«У тебя была передозировка, тебе надо в больницу».

— Возможно, в тот момент ты была и права.

«Шерлок, послушай, я на тебя не сержусь».

— Ещё бы ты стал сердиться, Майкрофт. Я… — не договорив, Шерлок замолкает и резко поворачивает голову влево.

Посреди главного коридора Чертогов уже возникло кресло из самолёта. Сидя на краю, Майкрофт двумя руками сжимает ручку зонта и смотрит в упор.

— Как ты сказал?

— Ты слышал, — твёрдо отвечает воображаемый Майкрофт, не двигаясь с места. — Я был с тобой тогда. Я буду с тобой снова.

— Снова…

Словно в ускоренной киносъемке, перед глазами Шерлока мелькают кадры воспоминаний из лондонских притонов в Саутворке. Обшитые деревянными панелями стены коридора сменяются обшарпанными обоями последней ночлежки, на полу появляются грязные матрасы и горелки, и только Майкрофт, сидя в кресле, продолжает смотреть вперёд.

Оттолкнувшись от стены, Шерлок медленно идёт к нему и в задумчивости обходит вокруг.

— Ты злишься меньше обычного, Майкрофт. Меньше, чем должен. Почему ты злишься меньше, чем должен?!

— Это моя вина.

— Чушь! Ты тут ни при чём.

— Я всегда буду рядом.

Огоньки горелок гаснут. Шерлок проваливается в темноту и выныривает из Чертогов на Бейкер-стрит. Здесь гораздо больнее, чем там. Здесь жутко слезятся глаза и хочется чихать не переставая, а тело уже начинает бить озноб.

Вытерев лицо рукавом рубашки, Шерлок садится на постели и сжимает пальцы в кулаки.

— По крайней мере, попробовать стоит, — говорит он себе, прежде чем встать.

***

В половине комнат дома Майкрофта горит свет — старая привычка, в какой-то степени детский страх, а заодно способ не чувствовать себя одиноким в январскую ночь. Сам хозяин дома сидит в кресле перед камином, размышляя о делах, когда слышит звонок. Даже не пытаясь предположить, кто мог заявиться в столь поздний час, он ставит бокал с вином на столик и идёт открывать.

Обнаружившийся на пороге Шерлок смотрит исподлобья, затем шмыгает носом и крайне недоверчиво уточняет:

— Значит, не сердишься на меня, да?

Не выдав эмоций ни единым жестом, Майкрофт отвечает очень спокойно и тихо:

— Нет, Шерлок, я на тебя не сержусь.

Оба долго молчат, изучая друг друга, при этом Шерлок выглядит как человек, старательно ищущий предлог уйти, не поверить в искренность брата, как человек, ожидающий нотаций, а потому едва заметно втягивает голову в плечи. Это мигом отбрасывает обоих на десятилетия назад, в университетские и послеуниверситетские годы, в дни ругани, криков и упёртого молчания.

Шерлок всё-таки опускает голову, Майкрофт же терпеливо произносит:

— Я не могу решить за тебя, стоит ли мне доверять, Шерлок. Однако готов пообещать, что осуждения сегодня ты не услышишь.

— У меня проблема, Майкрофт, — хмуро признаёт Шерлок, не сводя глаз с собственных туфель.

— Я знаю.

— Обращаться к Джону и Мэри — не вариант: они отправят меня в клинику и явно не на один день.

— Скорее всего.

— Я не говорю, что они неправы в своём желании, однако…

Шерлок поднимает глаза на Майкрофта, и тот заканчивает фразу:

— Ты считаешь, что можно обойтись и без привлечения медицинского персонала.

— Именно.

Оба снова молчат, глядя друг другу в глаза.

— Позволь уточнить, братец мой: во сколько ты оценил вероятность того, что я поступлю так же, как супруги Уотсоны, и сдам тебя врачам?

— Сорок процентов.

— Остальные?

— Надеюсь сбежать — до их приезда или по дороге.

— Что ж, достаточно откровенно.

— Никогда не получалось тебя обмануть. Я перестал пытаться.

— Мудрое решение.

— Я знаю.

Оба обмениваются понимающими усмешками.

— Однако, несмотря на свой сорокапроцентный страх, ты всё же пришёл сюда. Почему?

— Потому что ты пообещал быть рядом, — пожимает плечами Шерлок. — И если ты возьмешься удержать меня от повторной дозы в ближайшие три дня, я не смогу провести тебя.

— Сорвёшься — я сам отвезу тебя в клинику.

— Идёт.

Помедлив, Майкрофт отступает вправо, открывая путь.

— Входи, Шерлок. Я рад, что, не доверяя до конца себе, ты вспомнил мои слова.
***

Час до полуночи. Переступив порог дома брата, Шерлок стягивает с шеи шарф и принимается подрагивающими пальцами расстегивать пуговицы пальто. Майкрофт задумчиво наблюдает за этим процессом, еще не до конца оправившись от удивления — всё-таки, предлагая помощь в самолёте, он был практически уверен, что Шерлок либо постарается справиться с тягой к наркотикам самостоятельно, либо в самом крайнем случае свяжется с Джоном, но никак не явится сюда.

— Перестань так на меня смотреть, — хмуро бросает Шерлок, снимая пальто. — Я ещё могу передумать.

— Я был с тобой во время всех твоих рецидивов, братец. Вряд ли стоит нарушать традицию.

Шерлок протягивает руку с пальто к вешалке, но Майкрофт уверенно забирает его.

— Будет лучше, если я положу его в сейф.

— По-твоему, это подходящее место для верхней одежды? — фыркает Шерлок.

— Это подходящее место для того, что ты принёс с собой. Я не собираюсь тратить время на поиски потайных карманов в твоём пальто.

— Я ничего с собой не брал!

— Извини, но твоё состояние вызывает естественное недоверие к твоим словам. Пальто будет храниться в сейфе, его ты точно не сможешь открыть.

— Уверен?

— Комбинация из шестнадцати случайных цифр.

Шерлок закатывает глаза, чихает и насуплено чешет левую руку. Затем идёт прямиком на кухню, где сразу же включает стоящую у двери кофемашину и в течение нескольких секунд напряженно прислушивается. Выдыхает он, только когда Майкрофт возвращается из кабинета с пустыми руками и, разумеется, сразу же понимает причину заминки.

— Пожалуй, стоило тебя предупредить, Шерлок, что в сейфе бесшумный новый замок.

— Мне всё равно, — тут же отмахивается тот, нажимая кнопку «Двойной эспрессо».

Вместе с шипением монструозного вида красной кофемашины по кухне разносится изумительный кофейный аромат. Шерлок, забрав наполнившуюся чашку, делает небольшой глоток, а затем подставляет в автомат любимую синюю кружку Майкрофта и нажимает кнопку «Двойной латте». Дождавшись, пока наполнится и она, он протягивает её так и стоящему в дверях брату, с вызовом глядя ему в глаза.

У Майкрофта сто один вариант ответа, включая реплики разной степени саркастичности и не особо приятные усмешки, но он лишь обхватывает ладонями кружку и признательно кивает:

— Спасибо.

— Что с тобой? — тут же спрашивает Шерлок.

— Не представляю, о чём ты.

— Представляешь. Когда в прошлый раз я вернулся к наркотикам, ты устроил обыск на Бейкер-стрит, заявил, что нажалуешься родителям, и ушел лишь потому, что со мной остался Джон. Что изменилось теперь?

— Я пообещал не осуждать твой поступок, едва открыв тебе дверь.

— Да, но почему ты это пообещал? Ты никогда так не делал.

— Разве?

— Точно. Ты злился. Орал на меня. Пытался переубедить. Запихивал в ванную, таскал по врачам и колол налоксон при малейшем подозрении на передоз. Тебе было не всё равно.

— Мне и сейчас не всё равно, — невозмутимо пожимает плечами Майкрофт, глядя на Шерлока, который от этого жеста напрягается ещё сильнее, и подносит синюю кружку к губам. — У тебя остывает кофе.

— Ты пытаешься сменить тему.

— Не представляю, зачем бы мне это понадобилось, — делано удивляется Майкрофт, после чего разворачивается и под негодующим взглядом Шерлока уходит в гостиную.

Оставшись один, Шерлок вытирает рукавом рубашки слезящиеся глаза и отпивает треть чашки кофе. Пальцы уже заметно дрожат, нос чешется, не переставая, но первая фаза абстинентного синдрома его практически не заботит. Все мысли только о нетипичном спокойствии Майкрофта, от которого становится даже немного обидно.

Определив это чувство, Шерлок мотает головой: вот ещё! Обижаться из-за того, что старший брат ведет себя так равнодушно? Радоваться надо! В кои-то веки вместо ругани нормальный разговор, вместо угроз — предложение быть рядом. Разве не о такой реакции прежде можно было только мечтать?

Обида иррациональна, для нее нет логически обоснованных причин… и тем сложнее от неё избавиться.
***

В гостиной Майкрофт первым делом выкладывает из шкафа на стол то, что они с Шерлоком называют «стандартным набором наркомана», и усаживается в кресло перед камином. Сейчас, пока Шерлок ещё на кухне, он может позволить себе запрокинуть голову, едва касаясь затылком спинки кресла, и закрыть глаза.

«Бог мой, как же я устал…»

После двадцати лет борьбы с нездоровыми увлечениями младшего брата старший, в конце концов, выдохся настолько, что не осталось никаких моральных сил ни на злость, ни на выговор, ни на ультиматумы, ни на угрозы. Лишь эта причина вынудила его в самолете попросить о помощи Джона — всё-таки Джон не разыскивал Шерлока по лондонским ночлежкам, не сидел с ним во время ломки и не вынуждал завязать с наркотиками хоть на какой-нибудь срок.

В первые университетские годы это было особенно тяжело.

 

***Некоторое время назад***

Эппер-Суондем-лейн — грязный переулок, расположенный позади высоких верфей, которые тянутся на восток вдоль северного берега реки. Посвященным известно, что между грязным магазинчиком и пабом в переулке находится наркопритон, к которому ведут два десятка крутых ступеней с солидной вмятиной в каждой — следы от многих тысяч ног. Чудом не свернув себе шею при спуске, Майкрофт на несколько секунд замирает, привыкая к тусклому свету лампочки, и входит в длинную низкую комнату, полную густого коричневого дыма. Вдоль стен тянутся деревянные нары, кое-где на пол небрежно брошены матрасы, а на них — не подающие признаков жизни тела, застывшие в странных позах: со сгорбленными плечами, с поднятыми коленями, с запрокинутыми головами, с торчащими вверх подбородками. Лишь некоторые что-то бормочут себе под нос.

— Чего тебе, парень? — хрипит сидящий у двери рослый детина с окосевшими глазами, небрежно поигрывая пистолетом.

— Я от Герхарда Айвы, — произносит Майкрофт кодовую фразу и с трудом справляется с приступом тошноты. — За братом пришёл.

— Как его звать?

— Шерлок.

— А… — охранник чешет в затылке пистолетом. — Он во второй комнате, третья лежанка от угла. Только ты же понимаешь, парень, если что не так…

— Я не доставлю вам проблем с полицией, — сходу понимает намек Майкрофт. — Я всего лишь заберу Шерлока с собой.

— Ну, сразу-то ты его не заберешь. Посидеть придётся, пока он в чувство придёт.

— У меня хватит сил донести его до машины.

— Да не в этом дело! Просто любой док или полисмен сразу просечет, что он под кайфом. Они нагрянут сюда с обыском, начнут суетиться. Нам это надо? Не надо.

— Я вас понял.

— Раз понял — иди, — великодушно машет рукой охранник и прикрывает глаза.

Майкрофт покорно идёт в указанном направлении, чувствуя, как тошнота сменяется страхом. Он практически ощущает, как шевелятся волосы на голове, когда на глаза попадается изуродованное тело наркомана, на коже которого зияют гниющие раны на руках и ногах. У его соседа нет левой ноги до колена, перетянутого заляпанной кровью тряпицей, и части волос. Мимо проходит парень на цыпочках, странно качаясь и постанывая от боли, словно марионетка с обрезанными нитями.

Во второй комнате добрую четверть пространства занимает большая кухня, на которой готовят дурь. Здесь изрядно заляпанные переносные электроплитки, пара столов, колченогие стулья и несколько суетящихся молодчиков, снабжающих зельем весь притон. Майкрофт лишь мельком смотрит на них, огибая кухню, и сосредоточивает всё внимание на знакомом угловатом теле в белой рубашке и черных джинсах.

— Шерлок.

Чудом расслышав своё имя, Шерлок отвлекается от изучения покрытой синяками руки и поворачивает голову на звук.

— О, Майкрофт! Какими судьбами? Тоже решил расслабиться, м-м?

Майкрофт невольно сжимает руки в кулаки и стискивает зубы, едва удерживаясь от того, чтобы врезать. Он никогда не считал насилие приемлемым методом воспитания, но конкретно в эту минуту впервые в жизни готов изменить своё мнение по этому вопросу.

— Тише, тише, — хихикнув, поднимает ладони Шерлок. — Я всего лишь спросил.

После пары глубоких вдохов и выдохов Майкрофту удается восстановить пошатнувшийся самоконтроль настолько, чтобы подойти к Шерлоку вплотную без желания нанести пару-тройку повреждений.

— Четыре дня, Шерлок. Я разыскивал тебя четыре дня по всему Оксфорду и Лондону, а ты развлекался здесь! Я сказал что-то смешное?

— Боже упаси, — отмахивается тот. — Я просто не совсем… м-м… владею собой. Между нами говоря, последняя затяжка была лишней.

— Затяжка? У тебя исколоты руки.

— Ну, я… комбинировал… знаешь же, как это бывает…

— Не знаю.

— Точно. Откуда тебе…

Заворочавшись на матрасе, Шерлок с трудом садится.

— Далеко собрался?

— С тобой. Ты против?

— Со мной ты пойдёшь, когда выведешь из организма всю эту дрянь. Мне популярно объяснили, что в таком виде тебя со мной не отпустят.

— И что, будешь сидеть тут и ждать?

— Ты не оставил мне иного выхода, — вынудив Шерлока согнуть ноги, Майкрофт снимает и кладет на край матраса пиджак — в помещении слишком душно, усаживается спиной к стене и достает из кармана пиджака записную книжку с ручкой.

— Думаешь набросать план по завоеванию мира? — хмыкает Шерлок.

— Нет, составить список всего, что ты принял. Кстати, мог бы и сам написать — это базовая техника безопасности при экспериментах, если ты не забыл. А раз ты этого до сих пор не сделал, значит, продиктуешь мне его сейчас.

— С какой стати?

— С такой, что если ты откажешься, диктовать его будешь уже нашей матери. Я позвоню домой.

Впервые за время встречи улыбка сползает с лица Шерлока, а в глазах мелькает тень страха.

— Ты этого не сделаешь, — хрипит он, хватая брата за плечо. — Мы договорились никогда её не волновать!

— Сделаю — в случае угрозы твоей жизни.

— У меня нет угрозы жизни, я практически в норме!

— Эй, Шезза? — вмешивается изрядно помятый парень с ближайшей к кухне лежанки. — Ты чего-то перевозбудился. Может, подкинуть немножко? Нервишки подлечить?

— Давай, Ник, — не думая, тянется к нему Шерлок и уже в следующую секунду вскрикивает из-за перехватившего руку Майкрофта. — Ай!

— Благодарю за любезность, Николас, но моему брату достаточно, — вежливо отвечает Майкрофт Нику, после чего наклоняется к скривившемуся от боли Шерлоку. — Протянешь за чем-нибудь руку ещё раз — и я тебе её сломаю.

— Сломать кость взрослого человека непросто, — смаргивает выступившие слёзы тот.

— На сустав моей силы точно хватит, братишка. Надеюсь, мы поняли друг друга?

— Поняли, — бурчит Шерлок и поспешно отодвигается подальше, прижимая к груди пострадавшее запястье. — Ты что, правда на меня разозлился?

На это Майкрофт молчит, задумчиво глядя на баюкающего руку младшего брата и видя вместо него семилетнего зарёванного ребёнка, решившего, что разрезать себе ногу и посмотреть, что там под кожей, — это отличная идея. Хорошо больница была недалеко… После этого мальчишка подрос, но границы видеть так и не научился.

Так и не получив ответа на заданный вопрос, Шерлок тяжело вздыхает, а потом сгибается в сильном приступе рвоты.
***

Впервые оказавшись в наркопритоне, Майкрофт проводит в нём два дня. Как потом он прочитает, это довольно короткий срок для завязки, но Шерлоку тогда хватило силы воли справиться с абстинентным синдромом и явиться в первый день занятий в университет в самом бодром расположении духа.

Самому же Майкрофту эти два дня врезаются в память как личный ад из-за трясущегося и стонущего брата, воплей других наркоманов вокруг. Из-за того, что рядом всего в пяти шагах — кухня, а значит, именно в эту комнату приходят за дозой старые и новые клиенты.

Вот парнишка, передвигающийся на цыпочках, — давний клиент, у которого судороги в мышцах настолько сильны, что он попросту больше не может — по утверждению Шерлока — нормально ходить.

Вот зарёванная мать в выцветшем домашнем халате и кроссовках на босу ногу. Она пытается докричаться до своего сына, но тот только моргает пустыми глазами, издает нечленораздельные звуки и явно никого не узнаёт. Их обоих выводит охрана притона — как выясняется, этих вооруженных ребят здесь на три зала в общей сложности восемь человек.

Согнувшись в очередном приступе рвоты, Шерлок вытирает лицо платком Майкрофта, страдальчески смотрит на него, вертящего пальцами сложенный вчетверо список, а потом разворачивается и кладёт голову на колени.

— Мне больно, — выдыхает он совсем тихо, ткнувшись носом брату в бедро.

У Майкрофта тонкий слух и серьёзные проблемы с выражением сочувствия, но это вовсе не значит, что он не способен испытывать его.

— Это пройдёт, — говорит он не намного громче Шерлока и запускает пальцы в его спутанные кудри.

Шерлок благодарно вздыхает: касания подушечек пальцев отвлекают от боли. В это время хлопает распахнувшаяся дверь, и Майкрофт, ни на миг не прекращая массажа, с лёгким любопытством смотрит на новую посетительницу притона: не больше пятнадцати-шестнадцати на вид, изрядно поношенные серые кеды, синие джинсы и простая белая футболка.

— Что вам угодно сегодня, мисс? — спрашивает один из «поваров», одетый в черные джинсы, майку и бандану с черепами.

— Я… ну… Я Кейт, мы с Люси были вчера.

— Допустим, были. Я — Джефф. Что дальше?

— Ну… — Кейт нервно обхватывает себя за плечи.

Слегка расслабившись у брата на коленях, Шерлок открывает один глаз, оценивающе смотрит на посетительницу и поворачивает голову к Майкрофту.

— Сейчас за Люком пошлёт.

— Думаешь?

— Посмотри на неё: денег нет, подружка подсадила на крэк и соскочила, нужна доза. Что она может предложить взамен?

Майкрофт окидывает её задумчивым взглядом с головы до ног.

— Только себя, пожалуй.

— Точно. Но девчонка явно неопытная, Джефф на таких не западает, а вот Люку из третьего зала — самое оно. М-м… — стонет он.

— Что? — Майкрофт тут же забывает о Кейт.

— Спазм, — Шерлок скручивается в позе эмбриона. — Естественная реакция на резкое прекращение приема… ох…

Если и есть то, что Майкрофт ненавидит больше всего на свете, — это ощущение беспомощности. Глядя на напряжённую спину брата, он испытывает чувство вины: Шерлок попал в этот притон не меньше четырех дней назад. Если бы удалось узнать об этом раньше — он не успел бы принять столько дряни и не мучился бы сейчас так сильно. А еще, мечтая о правительственной карьере с семи лет и устроившись в итоге в министерство иностранных дел, Майкрофт впервые сожалеет о том, что между должностью кабинетного чиновника и службой в разведке выбрал не разведку. Хотя бы ради возможности слежки.

«Еще не поздно переиграть», — беззвучно говорит себе он, переводя взгляд с затихшего Шерлока на девчонку — новенькую посетительницу притона. Она уже успела опуститься на колени перед высоким худощавым парнем-охранником с приспущенными штанами и, давясь слезами, сосет его член. Охранник ритмично толкается ей в рот, намотав её волосы себе на правую руку, и изредка пихает локтем левой руки курящего Джеффа.

— Отличную девочку мне подобрал. Спасибо, приятель. Буду должен.

— Да ладно, для тебя не жалко, Люк.

— Хороший ты парень, Джефф… О-ох, черт возьми, детка, да! Да…

Люк закатывает глаза, привалившись к стене. Заплаканная Кейт стирает с подбородка его сперму и прямо с пола спрашивает Джеффа:

— Где доза? Вы обещали.

— Встань и возьми, — улыбается тот. — Она тебя уже ждёт.

— Кстати, детка, — влезает расслабленно улыбающийся Люк. — Если захочешь ещё — можешь отработать со мной. Джефф меня позовёт.

С трудом поднявшись с пола из-за затекших коленей, Кейт берет со стола маленький бумажный конверт, а потом вдруг зажимает ладонью рот и кидается прочь из комнаты.

— Она вернётся уже завтра, — уверенно произносит слегка оклемавшийся Шерлок. — Если родители не запрут.

Майкрофт на это не отвечает, но делает мысленную пометку непременно переговорить с хозяином этого притона и оставить ему денег на непредвиденный случай. Ему хочется иметь гарантии того, что если Шерлок и явится сюда снова, ему не придётся отрабатывать дозу так же, как Кейт.
***

Тот первый визит в наркопритон остается в Чертогах разума Майкрофта под биркой «Могло быть и хуже» — по крайней мере, именно об этом он думает, стоя в коридоре частной клиники и просматривая медицинское заключение со всеми возможными результатами анализов. Шерлок лишь самодовольно усмехается: «Я же говорил, что в порядке».

Во второй визит — летом после второго курса — всё проходит гораздо страшнее: у Шерлока сильная передозировка и практически не прощупывается пульс. Вызванный хозяином притона Майкрофт как-то механически уверяет его не опасаться проблем с полицией, вынося бесчувственное тело брата из задымленного зала, а потом кидается бежать к перекрестку вдали, на котором одно из зданий — это местная больница.

Две сотни шагов сливаются для него в сплошное пятно, и лишь передав Шерлока дежурным врачам, он, задыхаясь, сгибается пополам. Встревоженная этим уборщица заставляет его сесть на кушетку и идёт за свободной медсестрой.

Позже в памяти Майкрофта останутся только негромкий голос бородатого заведующего отделением, настойчиво убеждающий выпить таблетку успокоительного: «Молодой человек, я доктор, вы должны меня слушать. А братишку вашего мы вытащили — хорошо, что при нём был список того, что он принял. Завтра сможете поговорить…», — встревоженные родители, внимательно слушающие пояснения врачей, и очень бледное лицо Шерлока утром: «Как ты мог, Майкрофт? Как ты мог им позвонить?!» — «Угроза жизни, дорогой брат. Я предупреждал, что вызову их, если ты перейдёшь черту…»

Летом между третьим и четвёртым курсом недавно ставший сотрудником аналитического отдела МИ-6 Майкрофт Холмс уже практически ждёт звонка от наблюдателя или хозяина притона на Эппер-Суондем-лейн, но лето близится к концу, а никто из них не звонит. Исполненный подозрениями Майкрофт едет к Шерлоку в Оксфорд и заходит в его комнату в общежитии.

— Ну и что ты здесь забыл? — хмуро приветствует его Шерлок, наблюдая за реакцией в пробирке над заставленным разномастной посудой и реактивами лабораторным столом.

— Я случайно проходил мимо.

— Далековато от Воксхолл-кросс, чтобы случайно пройти.

Майкрофт уже готов выдохнуть с облегчением: на Шерлоке отглаженные чёрные брюки и белая рубашка, рукава которой закатаны до локтей. На коже не видно следов инъекций, волосы на голове не спутаны — их явно мыли сегодня утром. Во всей комнате порядок: кровать аккуратно застелена, тетради и книги лежат ровными стопками, на полу ни соринки. Единственный островок хаоса — тот самый лабораторный стол.

Кстати о нём.

— Над чем работаешь, Шерлок?

— Над летним заданием, — коротко отвечает тот, добавляя в пробирку с розоватой жидкостью крупицу белого порошка. Стекло сразу же заполняется паром. — Ты всё равно не поймёшь.

— Возможно.

Майкрофту, наконец, удаётся поймать ускользающую мысль — короткое слово: «Слишком». Всё слишком хорошо, чтобы быть правдой, а значит, нужно перепроверять.

Он выходит в коридор общежития, чтобы вернуться в комнату Шерлока только десять минут спустя в сопровождении своего ровесника — рыжеволосого молодого человека в джинсовом костюме.

— А я уж было обрадовался, что ты уехал, — недовольно замечает Шерлок и поворачивает голову от микроскопа к двери. — О, ещё и с гостем.

— Познакомьтесь: Шерлок, это Роберт Пирсон.

— Здравствуйте, Шерлок, — кивает Роберт.

— Роберт, это мой младший брат — Шерлок Холмс. Роберт любезно согласился взглянуть на твои химические опыты, чтобы рассказать о них мне. Ты был прав: я не химик и не способен оценить сложность реакций.

— Ты мог просто спросить меня, — изрядно насторожившись, возражает Шерлок.

— Верно. Но я вспомнил вчерашний разговор с братом Роберта — Оливером, мы с ним коллеги в МИ-6, и его слова о том, что Роберт эту неделю проводит в Оксфорде. Он любезно согласился уделить нам немного времени.

— В этом нет необходимости!

— О, для меня она есть, Шерлок. Поверь. Роберт, прошу вас.

Повинуясь приглашающему жесту Майкрофта, Роберт подходит к лабораторному столу и принимается внимательно осматривать все флаконы и пробирки подряд. Сам же Майкрофт посвящает это время наблюдению за Шерлоком, который в застывшей позе следит за руками Роберта и, кажется, с трудом помнит о том, как дышать.

Наконец, гость заканчивать перебирать пробирки и на миг прищуривается, уперевшись ладонями в столешницу.

— Восемнадцать, — констатирует он.

— Что, простите? — вежливо уточняет Майкрофт.

— Я насчитал минимум восемнадцать запрещенных веществ класса «А», которые можно синтезировать из этих компонентов. Если сверюсь со справочником, смогу назвать больше.

Майкрофт с тяжёлым вздохом закрывает глаза. Шерлок раздраженно дергает плечами:

— Класс «А»? Не смешите меня, его можно синтезировать из чего угодно! Количество химических элементов вообще-то ограничено, и то, что вы тут насчитали…

Роберт резко поворачивает к нему голову, и Шерлок запинается на полуслове.

— Хотите, я напишу формулу того, что принимаете вы? — очень тихо и очень спокойно предлагает он.

— Кто вы такой? Я не помню вашей фамилии в списках выпускников-химиков за последние пятнадцать лет.

— Я и не химик, Шерлок.

— Биолог?

— Уже ближе.

— В-вы... — Шерлок даже запинается. — Нет! Майкрофт, где ты его откопал?

Уже сумевший обрести душевное равновесие Майкрофт только усмехается уголком рта и медленно подходит к столу, опираясь на зонт.

— Видишь ли, дорогой братишка, проблемы с запрещенными веществами бывают у многих сотрудников МИ-6. С точки зрения регламента, это показатель профнепригодности, а потому мои коллеги стараются всё скрыть. Им не всегда хватает силы воли, чтобы добиться успеха.

— И тогда они звонят моему брату, — подхватывает Роберт, — а он вызывает меня. Порой мне даже хочется заказать именную табличку с надписью: «Тайный нарколог МИ-6».

— Я вам ее закажу, — любезно предлагает Майкрофт.

— Благодарю.

— Всё это, конечно, интересно, только вот я чист, — напоминает Шерлок, демонстрируя обе руки с гладкой кожей. — Видите?

Майкрофт вопросительно смотрит на Роберта, на лице которого появляется улыбка снисходительного взрослого.

— Насколько предсказуемым был ваш визит сюда, Майкрофт?

— Полагаю, достаточно предсказуем. Я не делал тайны из своего беспокойства.

— Я так и понял. Вы бы удовлетворились осмотром его рук и уехали, так?

— Вполне возможно.

— Что ж, тогда я рекомендую вам взглянуть ещё и на внутреннюю поверхность бедра.

По непроизвольному восклицанию и побледневшему лицу Шерлока и Майкрофт, и Роберт понимают, что догадка попала точно в цель. Секунду спустя Шерлок пытается сбежать, но Майкрофт реагирует быстро, а потому попытка побега заканчивается для Шерлока заломленной за спину рукой. Стоя, прижимаясь щекой к холодной стене и чувствуя острую боль в плече и локте, Шерлок, стиснув зубы, ждёт, пока врач-нарколог Роберт Пирсон снимет с него брюки, чтобы подтвердить своё предположение, и мысленно обещает себе непременно освоить этот приём с заламыванием руки: несправедливо, что Майкрофт им владеет, а он — нет.

— Что ж, я вижу следы шести инъекций. Действуем, как договорились, Майкрофт?

— О чём это вы договорились? — тут же вскидывается Шерлок.

— Я предлагаю тебе очень простой выбор, брат, — ровным тоном отвечает Майкрофт. — Либо я звоню родителям, и они сидят с тобой до твоей полной реабилитации, как в прошлый раз, — на это Шерлок вздрагивает. — Либо за тобой будет присматривать Роберт, а ты — выполнять всё, что он скажет. Он пробудет в Оксфорде ещё месяц, как раз до начала твоих занятий.

— Второй вариант, — тут же соглашается Шерлок и, не выдержав, стонет: — Отпусти, ты сломаешь плечо!

— Не сломаю, пока сам этого не захочу, — возражает Майкрофт, но руку всё-таки отпускает и отступает назад.

Шерлок тут же обхватывает её не пострадавшей рукой и смотрит на Роберта, сидящего на полу у стены.

— Под микроскопом на столе лежит список всего, что я принял. На случай, если это заинтересует вас.

— Безусловно, заинтересует! — одобрительно восклицает Роберт, поднимаясь с пола.

— Вы также ответите на все мои вопросы, — скороговоркой добавляет Шерлок и поясняет, заметив недоумение: — Если я не буду тестировать на себе, как мне удастся получить достоверную информацию, не спрашивая вас? Я не из тех, кто полагается на книги.

Роберт на секунду задумывается, после чего протягивает руку:

— Договорились, Шерлок. Я расскажу вам то, о чем вы хотите знать.
***

Летом после четвертого курса Шерлок сбегает с церемонии сразу после получения диплома. Майкрофт отчаянно не хочет верить донесениям наблюдателя, однако, спустившись по крутым ступенькам Эппер-Суондем-лейн, видит своего брата в компании еще пяти хихикающих выпускников. Они сидят в дыму, хлопают друг друга по плечам и смеются почти после каждого слова.

На появление Майкрофта Шерлок реагирует широкой ухмылкой.

— А, братишка пришёл!

— Я сообщу мамуле. Они с отцом…

— Иди к чёрту! — громко объявляет Шерлок под одобрительные возгласы однокурсников. — Хочешь нажаловаться ей — вперёд! Я теперь взрослый, Майкрофт. Ты мне больше не указ! Понял? Не указ!

Он демонстративно ловит за руку проходящую мимо клиентку и сажает рядом с собой. Даже в состоянии леденящей ярости Майкрофт узнаёт в этой полуголой девице в ядовито-оранжевом платье давешнюю знакомую Кейт, которая впервые пришла сюда за дозой три года назад, — и машинально отмечает, что на ней нет нижнего белья.

— Ну? Чего ещё не побежал звонить? — с вызовом спрашивает Шерлок, пока Кэт охотно расстегивает его брюки. — Или позавидовал мне? Так попроси её: может, она тебе тоже даст.

Достигнув предела терпения, Майкрофт шагает к Шерлоку и с размаху влепляет тяжёлую пощёчину.

— В другой раз предупреждай мамулю. Они с отцом приехали ради тебя.

Под неимоверно обиженным взглядом Шерлока, прижавшего ладонь к щеке, он презрительно усмехается, достает из кармана брюк упаковку презервативов и кидает ему.

— Смотри не заразись.

И, не произнеся больше ни слова, уходит прочь.
***

Выпускную ночь Шерлока Майкрофт в итоге проводит в баре неподалеку от Эппер-Суондем-лейн с бокалом вина. Под утро возвращается домой, спит несколько часов и едет в Оксфорд. Сидя в такси, он с любопытством наблюдает за тем, как сразу после обеденного перерыва в административный корпус входит Шерлок. Майкрофта более чем устраивает его серьезный вид: выглаженный чёрный костюм с белой рубашкой, аккуратно зачёсанные кудри, — лучшее свидетельство того, что визит в притон был лишь способом отметить выпускной. И даже синяк на всю скулу этот серьёзный вид почти не портит.

Разумеется, будут и более серьёзные рецидивы и уже не только на Эппер-Суондем-лейн.

Будет невнятная тёмная конура вместо квартиры с крошечным окошком под самым потолком, затхлый запах несвежих продуктов и недовольное восклицание:

— Какого черта, Макрофт?! Больно же! — от лежащего на старом матрасе Шерлока. — У меня аж нога онемела… Что ты мне вколол?

— Налоксон.

— Откуда?

— От доктора Роберта Пирсона. Он оказался столь любезен, что выдал мне этот интереснейший препарат.

— Антагонист опия, ничего интересного. А если б я был не на опиатах?

— Я сориентировался по твоему списку.

Шерлок мрачно смотрит на исписанную бумажку в руках сидящего на корточках брата, шмыгает носом и неохотно убирает ладонь с места укола.

— Ладно, выкладывай: зачем ты пришёл?

— Возникла одна проблема детективного свойства, которую мои коллеги желают поручить тебе…

Будут попытки Шерлока сотрудничать с полицией, обыски на предмет хранения наркотиков и аресты, с которыми разбираться придется уже Майкрофту.

Будут угрозы отправить в реабилитационную клинику и сама клиника под руководством — к тому моменту — Роберта Пирсона, к продвижению которого по службе приложит руку Майкрофт Холмс.

И будут регулярные срывы после более-менее длительных периодов завязки, пока в Лондон не вернётся из Афганистана бывший военный доктор Джон Хэмиш Уотсон, а его соседство не станет удерживать Шерлока от наркотиков столь эффективно, что Майкрофту нечего будет больше желать…

 

***Конец воспоминания***

Шерлок появляется в гостиной уже без чашки кофе и молча занимает второе кожаное кресло перед камином. Майкрофт наблюдает за ним, полуприкрыв глаза: за частым морганием, уже заметно дрожащими пальцами, напряженной спиной.

— Ты ничего не поел?

— В моем состоянии это нецелесообразно, — твердо отвечает Шерлок и чихает, после чего вытирает рукавом рубашки нос.

— Пожалуй, — кивает Майкрофт, прекрасно понимая нежелание брата переживать неизбежную рвоту и боль в животе на полный желудок.

От нечего делать Шерлок внимательно осматривает гостиную, фиксируя все изменения со времени последнего визита сюда: новая статуэтка в виде сидящей на стуле девушки на каминной полке, едва початая бутылка коллекционного вина на столике возле камина, а на столе для переговоров давно знакомый набор: одноразовый шприц и запаянный стеклянный пузырёк с оранжевой крышкой.

— Ты ведь в курсе, что налоксон уже давно выпускают в виде спрея для вдыхания?

— В курсе, — ровным тоном отвечает Майкрофт.

— И почему мне кажется, что ты специально выбираешь его в такой форме?..

— Тебе не кажется.

Шерлок резко поворачивает голову к брату.

— Так это всё-таки месть? Наказание для меня за то, что я заставил тебя поволноваться в очередной раз? — звенящим от негодования голосом вопрошает он. — Знаешь, из тебя всегда был отвратительный медбрат.

— Это средство экстренной помощи при передозировке наркотическими веществами. Кроме того, его часто используют для облегчения симптомов абстинентного синдрома, в особенности на третьей и четвертой фазах, — Майкрофт делает паузу, глядя Шерлоку в слезящиеся глаза. — Не тревожься, братец, я не стану колоть его тебе, пока ты сам об этом не попросишь.

— Попрошу? — недоверчиво хмыкает Шерлок. — С чего бы? Раньше ты меня не спрашивал.

— Да, точно… Однако не далее как сегодня ты заявил, что не являешься наркоманом и позволил себе всего лишь разовое контролируемое употребление. Я даю тебе возможность доказать, что у тебя всё под контролем.

— Ты ведь не веришь, что я смогу.

— Моя вера уже давно ничего не решает, Шерлок. Всё полностью в твоих руках.

Майкрофт заглядывает в кружку, в которой уже не осталось кофе, вздыхает и встаёт с кресла, чтобы налить себе вина. Отпив из бокала всего немного, он поворачивает голову к Шерлоку:

— Мышцы уже начало сводить?

— Почему ты спрашиваешь? Обычно это происходит на второй день.

— Я сопоставил факты: удивление доктора Уотсона тем, сколько всего ты успел принять, и то, что ты стал часто чихать в последние пять минут. Традиционные симптомы проявляются быстрее, чем я видел раньше. Мой вопрос напрашивается сам собой.

Вместо ответа Шерлок хватается рукой за шею и с силой проводит по её задней поверхности.

— Что ж, очевидно пора набрать тебе ванну.

Поставив недопитый бокал на столик, Майкрофт выходит в коридор. Шерлок чихает, недовольно поджимает губы, а потом, замерев всего на миг, бросается к набору на столе и хватает пузырек с лекарством. На этикетке под названием «NALOXONE HCL» четко видна сегодняшняя дата выпуска.

— Я бы не советовал, — слышит Шерлок за спиной и оглядывается на уже вернувшегося брата. В самом деле, включить воду в ванной можно за пару секунд.

— Что?

— У тебя слишком дрожат руки, Шерлок, в вену ты себе не попадёшь.

— Я и не собирался. Скажи мне вот что, Майкрофт, почему на нём сегодняшняя дата?

Неторопливо приблизившись, Майкрофт останавливается и, сунув руки в карманы домашних брюк, пожимает плечами.

— Потому что именно сегодня медицинская служба МИ-6 получила новую партию лекарств с фармацевтической фабрики. Тебе просто повезло.

— Ты не понял. Зачем тебе вообще понадобилось брать домой налоксон, если ты был уверен, что я улечу в Восточную Европу?

— Я привёз его после того, как ты остался. Я предполагал, что ты…

— Ложь! — резко взмахивает руками Шерлок. — Ты не заезжал на работу после аэродрома. Ты сразу поехал сюда и провёл несколько часов в тренажерном зале, судя по состоянию твоих кроссовок в коридоре и твоего спортивного костюма в корзине для белья. Да, я успел туда заглянуть, пока ты прятал моё пальто.

— У тебя было всего несколько секунд.

— Мне хватило. Судя по запахам на кухне и в этой гостиной, после тренировки на тренажерах ты поужинал салатом и открыл новую бутылку вина. Следы на земле у дома показывают, что кроме меня сюда никто не приезжал и, соответственно, привезти лекарства не мог. То есть ты сделал это сам. Причем сделал до поездки на аэродром. И сейчас пытаешься меня обмануть. Для чего?

— Вода набирается, Шерлок. Твоим мышцам…

— Не меняй тему! Мы не договорили, — со стуком поставив пузырек на стол, Шерлок складывает ладони в любимом молитвенном жесте и обходит Майкрофта вокруг, внимательно осматривая его со всех сторон. — Итак, ты привозишь домой препарат, который является антагонистом опия. Собственно, это его единственное назначение — ослабление или устранение действия опиоидов, вроде героина, метадона, морфина и подобных им. Налоксон бесполезен при передозировке бензодиазепинов, антигистаминов, седативов и психостимуляторов, он ничем не поможет алкоголику или курильщику.

— Весьма познавательная лекция, Шерлок. Если ты закончил…

Шерлок останавливается слева от Майкрофта.

— Мне не хватает данных.

— Рад, что ты это заметил. Я уверен, вода уже набралась.

— Майкрофт.

— Полотенце и халат на сушилке.

Закатив глаза, Шерлок вздыхает, но всё же отправляется в ванную комнату. Горячая вода много раз помогала ему прежде расслабить мышцы, и к тому же после нее неплохо удавалось засыпать.

Когда щелкает задвижка в ванной, Майкрофт вздыхает с облегчением. Он не собирается рассказывать Шерлоку о том, насколько в действительности тяжело ему далось решение отправить родного брата на смертельно опасную миссию в Восточную Европу, насколько сильно он устал, организовывая там — в стране прибытия — достаточно надежную охрану. О том, какой серьёзной перегрузкой для нервной системы оказалась эта выматывающая неделя — всё-таки, не будь её, Майкрофт ни за что бы не забыл о том, что при передозировке снотворного налоксон действительно бесполезен.

Он разучился засыпать самостоятельно и привез налоксон домой исключительно в качестве перестраховки.
***

Заперевшись в ванной комнате, Шерлок сразу же лезет в аптечку и усмехается, увидев задвинутый в самый угол нижней полки наполовину пустой пузырёк. Ему даже не нужно его доставать, чтобы прочитать название — слишком узнаваемые цвета на краешке этикетки.

— Мог бы и сам рассказать, — едва слышно произносит Шерлок, принимаясь расстегивать пуговицы рубашки.

Его совершенно не удивляют проблемы со сном у старшего брата — такое пусть и редко, но всё же бывало раньше, когда Майкрофт только-только начинал решать действительно серьезные международные проблемы и слишком много времени посвящал им.

Его больше не удивляет и необычайно спокойная реакция Майкрофта на наркотики в самолёте — чего ещё ждать после таких сильнодействующих средств?

И он точно не собирается молчать о том, что увидел на полке в аптечном шкафу.
***

После горячей ванны Шерлок забирается под одеяло в своей комнате — небольшой, но очень уютной, в самом конце коридора, куда никогда не водят гостей. Он не торопится выключать свет и мысленно считает до десяти — ровно на десятый счет в дверях появляется Майкрофт.

— Ну как, легче стало?

— Немного, — прищуривается Шерлок, наблюдая за приближающимся братом, а затем высовывает левую руку из-под одеяла и бросает полупустой пузырек. — Снова играешься со снотворным, Майкрофт? Ну и кто из нас зависим?

Майкрофт успевает поймать пузырёк и, недовольно поморщившись, убирает его в карман брюк.

— Тебя это не касается.

— О! Так вот как мне надо было отвечать: тебя это не касается.

— Шерлок, послушай…

— Ты на этой неделе вообще спал? Я имею в виду без помощи химии.

— Почему ты спрашиваешь о неделе?

— Потому что ровно столько я провел в тюрьме. Слишком очевидная связь.

Вместо ответа Майкрофт садится на край кровати и, взяв Шерлока за запястье, разворачивает руку. На сгибе виден четкий синяк.

— Самолёт тряхнуло, — поясняет Шерлок, не дожидаясь вопроса. — Кстати, ты стал хуже выглядеть, чем днём. Советую принять не снотворное, а таблетку от головной боли, и сразу лечь спать. Посмотрим, насколько ты всё запустил.

— Вторую руку покажи, — просит Майкрофт и видит на ней лишь чистую кожу без следов инъекций.

— Убедился?

— Убедился. Рад, что в этот раз ты успел зайти не слишком далеко, дорогой брат.

— Да уж не так далеко, как ты, — усмехается Шерлок.

— Если ты на что-то намекаешь…

— О, я не намекаю. Для сведения, Майкрофт, в 2014 году группа ученых из Центра клинических исследований Адденбрукской больницы при Кембриджском университете занялась изучением наследственных характеристик наркозависимости. В исследовании участвовали пятьдесят пар братьев и сестер, один из которых зарегистрирован как наркоман. Их сравнивали со здоровыми не родственными им добровольцами. Томографические исследования выявили отличия некоторых структур мозга и у наркоманов, и у их здоровых братьев и сестер по сравнению с контрольной группой. Не буду утомлять тебя скучными деталями, но генетическая предрасположенность к зависимости — это научно доказанный факт.

— Я знаю немало семей, в которых только один наркоман.

— Да, в той статье об этом тоже было. Генетическая предрасположенность еще не означает, что каждый член семьи непременно станет наркоманом, но она увеличивает шансы на такой исход.

— К чему ты клонишь?

— К тому, что из нас двоих предрасположенность к химической зависимости имеется не только у меня. А если учесть твой затянувшийся психологический кризис, связанный с неудачным раундом игры в Господа Бога…

— Шерлок, хватит! Остановись! — торопливо требует Майкрофт.

— Ты побледнел, — задумчиво отмечает Шерлок, не сводя глаз с брата. — Стал тяжело дышать.

Майкрофт на секунду прикрывает глаза, восстанавливая душевное равновесие, и делает глубокий вдох.

— У меня нет никаких проблем психологического свойства, — очень спокойным тоном произносит он. — И нет химической зависимости от чего бы то ни было.

— Серьёзно? — восклицает Шерлок, приподнявшись на локте. — Ты не смог справиться с Магнуссеном сам, из-за чего он решил действовать через меня. Я, Джон и Мэри оказались под его прицелом только потому, что он хотел иметь средство давления на тебя. Магнуссен был твоей проблемой, Майкрофт, и ты её не решил. Пока ты считал его обычным бизнесменом, он сунул Джона в костер, чтобы посмотреть, стану ли я его спасать.

— Вот видишь, забота — не преимущество, Шерлок. Не отреагируй ты тогда, и Магнуссен бы…

— Я едва сдерживаю желание сломать тебе нос.

Майкрофт замолкает на полуслове. В тишине как-то особенно громко бьют часы в коридоре, сообщая о начале новых суток.

— В общем, ты подставил меня, Джона и Мэри. Я решил твою проблему с Магнуссеном, но тебя не устроила цена. Мне, конечно, сложно заподозрить тебя в чувстве вины, но я не вижу иного рационального объяснения нехватки пилюль в пузырьке со снотворным и сегодняшней даты на налоксоне. Судя по остатку пилюль, ты пил их по две-три перед сном вместо положенной одной, — это к вопросу о химии... Я в чем-нибудь ошибся? Поправишь меня?

— Думаю, тебе стоит постараться уснуть, — негромко советует Майкрофт, вставая с постели.

— О, так я оказался прав! — воодушевляется Шерлок. — Прекрасно. Ты, конечно, можешь сбежать и выбросить мои слова из головы, но я настоятельно советую заменить снотворное обезболивающим. Завязывай с комплексом вины, Майкрофт. Даже лучшим из нас иногда встречаются противники не по зубам.

— Я всегда стремился оградить тебя от риска, Шерлок, а в итоге отправил на смертельно опасную миссию в Восточную Европу.

— Сомневаюсь, что в общей тюремной камере я пережил бы даже одну ночь. Ты ведь видел в больничной палате похоронный венок от заключенных Вестгейтской тюрьмы? Они меня там очень ждут.

— Знаю. Я напоминал себе об этом каждый день с момента твоего ареста. Если бы мое руководство не согласилось на миссию в Европе, тебе бы передали план побега. Я бы не допустил твоего попадания в Вестгейт.

— Слава богу, до таких крайностей мы не дошли. Какие у меня там шансы на помилование?

— Ты спас от гибели весь британский парламент, — пожимает плечами Майкрофт. — Я полагаю, они довольно высоки, однако рассмотрение прошения требует времени. Я выясню, можно ли это ускорить.

— Выясни, — кивает Шерлок, поудобнее устраиваясь на подушке, и укутывается в одеяло до подбородка. — И выключи мне свет. Утром расскажешь об эксперименте с обезболивающим, я тобой займусь.

— Боюсь, ты будешь не в том состоянии, чтобы думать о ком-то, кроме самого себя. Тебе станет гораздо хуже.

— И именно поэтому мне нужно будет на что-то отвлечься. Твоя зависимость прекрасно подойдёт.

— Шерлок, у меня нет…

— Докажи! У тебя срок до утра. И не мешай мне спать.

С полминуты Майкрофт наблюдает за закрывшим глаза Шерлоком, затем гасит свет и выходит в коридор. Он прекрасно понимает, что Шерлок получил диплом химика вовсе не за красивые глаза, и к его советам фармакологического характера стоит прислушиваться, что последовательное увеличение дозы снотворного сверх рекомендованной инструкцией — это крайне нехороший признак как ни крути, а привычка во всех проблемах винить исключительно себя (недосмотрел, не продумал, недооценил) никого до добра не доведёт.

Завернув в ванную, Майкрофт включает холодную воду и умывает лицо. Он уверен, что его и Шерлока ждёт очень сложный день, но при этом сам факт того, что они есть друг у друга и готовы помогать, не спрашивая согласия, внушает надежду.

Их двое, а значит, они справятся.