Actions

Work Header

Пустота

Work Text:

Сначала он слышит шаги. Слишком уверенные для гражданского, слишком мягкие для военного. Янг ни секунды не сомневается в том, кто сейчас идёт по коридору. Стремительная походка, и эти пижонские туфли, звук которых не спутаешь с грохотом армейских ботинок. Вылез из своей норы, значит. Ну и чудно.

Янга совсем не удивляет, что он прекрасно слышит шаги, хотя дверь каюты закрыта. Эти шаги означают неприятности, а на неприятности у полковника нюх.

Он поднимается на ноги, но пол вздрагивает и шатается. Рука тянется к рации, но Янг отдёргивает её. Неохота слушать нытьё, мол, корабль неуправляем, вот если бы… Зря вы, полковник… Тьфу! Вместо того чтобы ныть, давно бы подчинили эту ржавую жестянку своей воле. А то бунтует она у них, видите ли. Бунты надо подавлять.

Пока он добирается до двери, шаги стихают и коридор снова пуст. Янг возвращается в каюту и наливает себе новую порцию самогона. Может, зря он так резко, вон, иногда и от учёных есть толк.

Затем они сталкиваются лицом к лицу. Янг останавливается в дверях столовой и смотрит в упор, не говоря ни слова. Ему нечего сказать. Он же просто сделал то, что нужно было сделать. Если бы все поступали так же, то и проблем не возникло бы. Да, риск был. Но кто-то же должен принимать трудные решения.

Пауза затягивается, и в конце концов Янг делает шаг назад, позволяя пройти. Он бы не удивился, услышав привычно ехидную шпильку в спину. Что-нибудь вроде «зря ты бросил меня на той планете, полковник». Зря, не зря… Важен итог. А в итоге они летят на этом древнем звездолёте, затерянные в пространстве, среди чужих миров, и всё ещё не знают, как вернуться домой. Но летят.

Следом мимо полковника проскальзывает Волкер, почему-то опасливо поглядывая на него. Смелее, чёрт возьми, он не кусает учёных, даже тех, кто этого заслуживает!

Потом встречи становятся регулярными. Куда бы Янг ни пошёл, его личное привидение уже там. Склонившись над консолью в инженерном отсеке, устроившись в кресле на обзорной палубе, с нарочито безразличным видом шествуя навстречу по коридору. Янг не торопится, выжидает. Им, безусловно, надо поговорить, но будь он проклят, если начнёт разговор первым.

Не тут-то было. Когда Янг застаёт засранца сидящим в Кресле, — в том самом Кресле, к которому он запретил даже подходить! — выдержка изменяет полковнику.

— Какого чёрта тут происходит? — рычит он, вглядываясь в белое, без единой кровинки лицо.

Ещё подсветка эта дурацкая, делающая щёки совсем впалыми и подчёркивающая седину.

— Не надо волноваться, — отвечает Ти Джей. — Всё под контролем.

— Нам ведь позарез нужно управление, — пожимает плечами Илай. — А для этого придётся сломать код.

Янг по-строевому чётко разворачивается и выходит. Ему, значит, можно рисковать своей жизнью? Кажется, в каюте оставалась ещё бутылка самогона.

— И как, это стоило того? — интересуется Янг на следующий вечер, падая в соседнее кресло на обзорной палубе.

— Поживём — увидим.

— Значит, теперь мы можем управлять кораблём? — недоверчиво уточняет он.

— Не всё сразу, полковник.

— Выглядишь уставшим, — помолчав, говорит Янг.

— Много работы, некогда отдыхать.

Янг вздыхает, думая, что если бы кое-кто занимался своей работой, а не устраивал бунты, ничего бы и не случилось.

И вздрагивает. Ничего не случилось бы? А что случилось-то? Почему сердце сжимает такой болью, будто он снова потерял половину доверившихся ему людей?

— Хотел бы я помочь тебе, полковник, — негромко доносится из соседнего кресла. Карие глаза смотрят из-под спутанных волос неожиданно внимательно и тепло, затем губы кривит улыбка. — Жаль, но теперь уже ничего не исправишь.

— Почему? — хрипло выдыхает Янг.

Он же с самого начала готов был сотрудничать! Что…

— Полковник?

Капрал Барнс и лейтенант Джеймс. Обе смотрят настороженно, с подозрением.

— Да?

Янг раздражён, потому что… Что им теперь, и поговорить нельзя? Да этот шотландский засранец сам кого угодно сведёт в могилу своими насмешками!

— Вам нужно срочно пройти в медчасть, сэр, — говорит Барнс. — Кажется, мы занесли на корабль инфекцию. Вас нужно осмотреть.

— Ти Джей в порядке? — беспокоится Янг.

Переглядываются.

— Вы видели лейтенанта Йохансен недавно? — уточняет Джеймс. Он кивает. — Значит, вы тоже инфицированы, сэр.

Ой, ну и зачем же так сжимать автомат? Кстати, кое-кто ещё плотно общался с Ти Джей вчера.

— Ты идёшь тоже, — приказывает Янг.

Морщится, пожимает плечами, но покорно поднимается из кресла.

— А что это за инфекция? — усевшись на койку в медчасти, интересуется Янг, когда Барнс зачем-то начинает осматривать его затылок.

— Вообще-то не совсем инфекция. Скорее, какой-то паразит. Не дёргайтесь, сэр. Похоже, питается теми веществами, которые человек вырабатывает при сильном стрессе. Вот и всё.

Барнс предъявляет ему крохотное тельце какого-то инопланетного жучка, Янг усмехается и переводит взгляд на соседнюю койку, чтобы сказать что-нибудь ободряющее типа «вот видишь, ничего страшного»… Но там пусто.

— Где он?!

— Кто? — удивлённо переспрашивает Джеймс. — Вы были последним, сэр. Остальных мы уже проверили.

— Раш пришёл сюда вместе со мной, — сдвигает брови Янг.

Снова переглядываются.

— Сэр… Доктор Раш… Вы не виноваты, сэр, никто же не знал, что камни отключатся в самый важный момент, а маячок нужно было вынуть немедленно.

Янг чувствует, что ему не хватает воздуха. Что за бред? Да, Раш долго не показывался после операции, но это и понятно, ему нужно было отлежаться.

— Спросите Ти Джей. Или Илая. Они тоже общались с Рашем. Вчера.

У Джеймс начинают дрожать губы, а Барнс с сосредоточенным видом набирает в шприц какое-то лекарство.

— Сэр… Но ведь Ти Джей осталась на той планете. На Эдеме, помните? Вместе с лейтенантом Скоттом, доктором Кейном, Хлоей и остальными.

— Нет, — упрямо мотает головой Янг. — Нет, я забрал их. Я приказал. Они военные, они не могут ослушаться приказа.

— Ти Джей сказала, что видела, к чему приводят ваши приказы, — тихо говорит Джеймс.

Янг сжимает голову руками и трёт виски, пытаясь прогнать слишком яркую картинку. Как они смотрели на него! Словно на палача…

— Ладно. А Илай? Он тоже остался на Эдеме?

— Нет. Вы и это не помните? Они с Гриром отправились исследовать развалины, произошёл обвал, и…

— Чёрт…

Чёрт, как он мог забыть? Всё верно. Им пришлось улететь, затем Джеймс со своей группой нашли и вернули Грира, но Илай не дождался спасательной команды, ушёл через Врата, пытаясь догнать Судьбу.

— Сэр, вам нужно прилечь.

Ему не прилечь нужно, а побиться о стену головой. Помочь не поможет, но хоть пар спустить. Как жаль, что Барнс уничтожила паразита! Единственное, что могло бы сейчас реально помочь — это Раш.

«Хотел бы я помочь тебе, полковник. Жаль, но теперь уже ничего не исправишь».

Желание побиться о стену головой становится ещё сильнее, но Янг видит краем глаза, что Барнс пристально следит за ним. Джеймс вообще вышла, вероятно, отправилась за подмогой.

Янг садится прямо на пол и начинает смеяться. Шотландский сукин сын всё же переиграл его! Даже после смерти. Раш, чёрт возьми, Раш! Как же так?

Судьба содрогается, вываливаясь из сверхсветовой скорости в обычный космос. Очень, очень пустой космос. Через час Броди и Волкер, запинаясь и помогая друг другу, докладывают о том, что сверхсветовой двигатель повреждён, и они не знают, что с этим делать. Камилла пытается вселить в них бодрость заверениями, что припасов пока достаточно и время разобраться есть.

Янг ничего не говорит. Стоит и смотрит в бескрайнюю черноту, которая странным образом успокаивает. Приятный цвет.

Когда возле Судьбы появляются корабли тех синих пришельцев и открывают огонь, Янг не удивляется. Ему даже не страшно. Скоро всё кончится. Его переиграли по всем фронтам.

Янг выключает рацию и садится в кресло. Затем переводит взгляд на пустое соседнее кресло и вдруг понимает, что он переиграл себя сам.