Actions

Work Header

Как завоевать девчонку

Work Text:

Америка несёт очередную партию заказов на кухню, где Нох, явно не одетый достаточно, чтобы это отвечало санитарным нормам, готовит, слушая новый альбом Тейлор Свифт на большой громкости. Как минимум восемнадцатый раз за сегодня.

— Опять? — она закатывает глаза, протягивая ему кучку бумажек.

— Ненавистники будут ненавидеть, ненавидеть, ненавидеть, — напевает Локи откуда-то сверху. Он сидит на их промышленном холодильнике с огромной ванночкой мороженого и ложкой.

— Ты тут не работаешь, — говорит она ему. — И у тебя всё лицо измазано шоколадом.

— Тебе так идёт эта униформа! — отвечает Локи. — Очень обольщает. И этот мотив со звёздами и полосами вовсе не безвкусный, неа.

Америка сама не знает, почему именно Локи принадлежит сомнительное звание «Лучшего Друга», когда он легко может быть её «Самым Нелюбимым Человеком В Мире». И вообще, ему на самом деле нужно прекратить появляться у неё на работе, съедать предназначенные для клиентов продукты и обжиматься с её коллегами. У него, вообще-то, есть своя квартира, где он спокойно, а главное — вдали от неё и её оплачиваемой работы, может переживать над своими проблемами с родителями и красить ногти в чёрный цвет.

На самом деле это единственная работа, на которой Америке удалось задержаться хоть на какое-то время: обычно её увольняют, или она в ярости уходит сама, а иногда — всё вместе. Её последний босс отказался давать ей рекомендации, даже после того, как у него прошёл фингал. 

— Невозможно делать какую-либо работу без помощи Тейлор Свифт, — безмятежно говорит Нох, не обращая внимания все издевательства Америки и Локи, будто может слышать только то, что касается «1989». Америка с ужасом подозревает, что так и есть, но он всё ещё в состоянии достаточно быстро готовить нужные блюда, значит не нужно пытаться сломать систему.

— Круто, — говорит она, — и совсем не странно. Локи, исчезни. Когда я вернусь, тебя тут не должно быть.

Локи закатывает глаза, будто для него абсолютно нормально, что в три часа ночи он ест по сути украденное мороженое там, где его вообще не должно быть. Но Америка не собирается так просто смириться с этим, только потому, что всё это уже стало рутинной.

— Удачи, — говорит ей Локи, продолжая изучать кусочки маршмеллоу в мороженном.

В общем, всё до ужаса просто: Америка ненавидит всех своих друзей и знакомых.

***


Днём в их закусочной, как правило, полно туристов — они приходят сюда в своих дурацких свитерах с изображениями Статуи Свободы, стремясь получить «Опыт В Настоящем Нью-йоркском Дайнере», и фотографируют для инстаграма каждый кусочек на тарелке. Именно поэтому Америка работает в ночные смены. Да чаевые от дневных, еще не разобравшихся в американской системе туристов довольно хороши, но она просто не готова улыбаться всем, желать хорошего дня, позировать для фотографий с отдыха или делать кучу других раздражающих вещей. В ночную смену ей всё равно приходится носить дурацкую патриотическую униформу, но зато все посетители — обычные ньюйоркцы, которые хотят остаться в одиночестве, но при этом быстро получать заказанный кофе. Это Америка делает с радостью.

Поздним вечером к ним обычно заходят последние желающие поужинать, уже чуть менее восторженные туристы и пьяные люди, которым по дороге из клуба или бара захотелось перекусить блинчиками с кофе. После трёх часов ночи остаётся только довольно большая группа их постоянных посетителей. Америка не знает их по именам, но всё равно легко узнаёт каждого. У них есть Леди-адвокат-с-проблемами-управления-гневом, Постоянно-дерущийся-в-барах-и-очевидно-не-умеющий-пользоваться-аптечкой-парень, Студент-будущий-учёный-который-делает-слишком-много-фотографий, Горячая-русская-рыжая-девушка-вероятно-шпион-КГБ («КГБ перестал существовать в девяносто первом году, Америка», — исправляет Дэвид, оторвавшись от кроссворда) и Сволочной-немецкий-чувак-постоянно-ругающийся-по-телефону-со-своим-бойфрендом.

Сегодня к ним присоединился Студент-ботан-эмо-хипстер-владеющий-дохренищей-разных-шарфов. У парня есть ужасно похожий на него брат-близнец, который красит волосы в белый цвет, будто пытается косплеить Спайка, («Какое поразительное знание поп-культуры», — комментирует Локи, и Америка бросает в него сковородку),, а ещё он постоянно дёргается, наверное у него СДВГ или наркотическая ломка. Потому этих двоих довольно легко различить. Студент-ботан-эмо-хипстер любит заказывать много капучино и сидеть, листая кучу подержанных покетбуков, одновременно комментируя что-то в твиттере. Бесплатный wi-fi — это проклятие.

Тедди тоже предпочитает ночные смены. Он более приятный человек, чем Америка даже в её лучшие дни, но у него есть пирсинг, тоннели в ушах и рукава татуировок, из-за чего, видимо, он не подходит для работы с дневной толпой. Наверное есть какой-нибудь закон, по которому он должен закрывать пирсинг пластырем, если хочет служить в сфере общепита, но никто никогда не пытался заставить его это сделать. Прямо сейчас он опирается на барную стойку и пялится на Студента-ботана-эмо-хипстера, даже не пытаясь быть незаметным.

— Почему бы тебе не подойти к нему и рассказать, что ты смирился с ребутом Чудо-женщины? — предлагает Америка, потому она стерва. — Или как тебе хочется трахнуть Дика Грейсона? Это должно окупиться.

Тедди краснеет, но всё равно с любопытством поворачивается к ней.

— Как ты...

— Ты тратишь ужасно много времени, болтая о комиксах, — напоминает ему Америка. — Я знаю о них больше, чем когда-либо хотела знать.

На самом деле ей нужно больше слушать Дэвида: парень настоящий гений и знает кучу вещей, которые, наверное, гораздо полезнее, чем какие-то факты из новых выпусков Аквамена. Америке и вправду стоит начать обращать внимание на то, что он говорит.

— Я не собираюсь ему мешать, — говорит Тедди, всё ещё краснея. Его влюблённость была бы милой, если бы Америка могла терпеть хоть что-то «милое». Увы, она совсем не может.

— Однажды тебе придётся рассказать ему о фантазии, в которой он привязывает тебя к спинке кровати одним из своих ужасных шарфов, — сообщает ему Америка.

— Никогда не придётся, — быстро отвечает Тедди, хватая кофейник. Нуждающегося-в-стрижке-парня-с-металлической-рукой-и-огромной-любовью-к-карандашу-для-глаз (никто ведь не говорил, что эти прозвища должны быть лаконичными, да?) заканчивается кофе. Никому не хочется, чтобы подобное когда-либо произошло снова.

— Я натравлю на него Локи, — угрожает Америка и, прежде чем Тедди хочет ответить на это, уходит к Ноху за новой тарелкой блинчиков.

***


Америка никогда не делала вид, что не умеет лицемерить, а ещё она умеет себя вести гораздо тоньше, чем Тедди. Именно поэтому никто не мучает её, заставляя позвать на свидание Удивительно-грациозную-девчонку-явно-владеющую-трастовым-фондом. У неё тёмные волосы, голубые глаза и фиолетовая толстовка, которую она, похоже, хранит исключительно ради посещений закусочных в четыре часа утра. Честно говоря, Америке очень хочется забрать эту девушку домой, вылизать до потери сознания, а когда с утра они наконец-то проснутся, отказаться готовить завтрак. Но она держит эти мысли при себе. Девчонка-с-трастовым-фондом иногда тусуется с Постоянно-дерущимся-в-барах-парнем. На самом деле Америке хочется знать наверняка, что они не трахаются.

На кухне Тейлор Свифт составляет здоровую конкуренцию Лане Дель Рей, и Америка в бешенстве, что из-за Ноха она могла подумать о чём-то подобном. На Нохе только короткие шортики, и больше ничего, а ещё они с Кэсси открыли бутылку Southern Comfort. Им всем и вправду очень повезло, что руководство посещает их достаточно редко.

Кэсси осторожно кладёт вишенку на вершину десерта из мороженого, — какой придурок заказывает мороженое в четыре часа утра? — толкает вазочку в сторону Америки и аккуратно нанизывает на наколку листок с выполненным заказом. В большинстве мест, где Америке удалось работать раньше, было в ходу что-то более цифровое, но здесь они всё ещё используют блокноты для записи заказов и постоянно ноют о неразборчивом почерке друг друга. Нох поднимает следующий листок и хмурится, разбирая почерк. Америка берёт мороженое в одну руку, тарелку с сэндвичем в другую и ускользает с кухни, пока он не разобрал, что там написано «приготовь блинчики и перестань проигрывать эту хренову песню про лес».

Она относит тарелки студентам, готовящимся к чему-то вроде экзамена по истории. Они его точно не сдадут, потому что слишком заняты изучением гланд друг друга своими языками. Затем она оглядывается и смотрит, не нужно ли кому ещё кофе. Постоянно-дерущийся-в-барах-парень жалобно смотрит в свою чашку, и Америка подходит к их столику, чтобы пополнить ему и Удивительно-грациозной-девчонке-явно-владеющей-трастовым-фондом запас кофеина. На столе она видит кучу окровавленных салфеток.

— У вас есть что-нибудь, что можно использовать как лёд? — спрашивает Девчонка-с-трастовым-фондом, смотря на Америку своими большими голубыми глазами. Как постоянно напоминает Локи, Америка родилась с настолько каменным сердцем, что даже никакое количество фильмов Диснея не выдавят у неё ни слезинки, но в этот момент она просто пожимает плечами и говорит, что спросит на кухне.

— Они не спят друг с другом, — тихо говорит Дэвид, когда Америка проходит мимо него. Он стоит у барной стойки, одновременно решая три супер-мега-убийственно-сложных судоку.

Америка приподнимает брови.

— Я умею читать язык тела, Чавес, — напоминает он ей. — Ты хорошо скрываешься, но не настолькохорошо.

— А как там поживают твои перепихи с Локи? — бросает в ответ Америка и больше не смотрит на него, проходя в кухню.

Почему-то Кэсси и Нох опять слушают ту песню, танцуя на своих местах у плиты.

— Я разобью твой айфон молотком, — предупреждает Америка, нащупывая в морозильнике пару кубиков льда, чтобы позже завернуть их в чистое кухонное полотенце. Нох закрывает ладонями уши, не обращая внимания на то, что лежащие перед ним на гриле бургеры нужно переворачивать, а Кэсси просто хихикает.

— Ты не «красавчик с классной стрижкой», Нох, — говорит Америка, закрывая морозилку, и уходит обратно в зал.

Она передаёт холодное полотенце Девчонке-с-трастовым-фондом, потому что Постоянно-дерущийся-в-барах-парень теперь лежит, прижав своё кровоточащее лицо к столешнице. Это место придётся продезинфицировать раз пять минимум, когда они уйдут.

— Спасибо, — говорит Девчонка-с-трастовым-фондом, задевая пальцами запястье Америки. Дэвид выглядит удовлетворённым, когда она возвращается к своему месту у барной стойки.

***


— Это песня о том парне из британского бойбенда? — многострадально спрашивает Америка.

— Они все о том парне из британского бойбенда, — отвечает Тедди, потирая глаза. На часах почти пять утра субботы, и только Нох кажется бодрым, весело попивая колу без сахара. Сегодня на нём крошечный флуоресцентно-розовый топ, который — Америка в этом практически уверена — он нашёл в женской секции «Forever 21».

— Только некоторые, — говорит Локи со своего места на посудомоечной машине. Его подводка размазалась, а на джинсах зияет дыра, о происхождении которой он отказывается говорить. И он съел уже половину буханки хлеба с тех пор, как пришёл сюда. Он всё ещё не совсем трезв, но разговаривает уже связнее, чем час назад.

— Скучаю по временам, когда они все были о Джоне Майере, — вздыхает Тедди, собирая тарелки с картошкой фри, а затем, уходя, добавляет, — что же со мной стало.

Прошлый месяц был месяцем Ники Минаж. Америка тайно скучает по нему, но никогда не скажет Ноху, потому что он обязательно засчитает это за свою победу. Это гораздо лучше, чем неделя, когда они с Кэсси слушали только «Let It Go».

— Объект ужасно очевидной влюблённости Тедди сегодня здесь? — спрашивает Локи.

— Нет, — отвечает Америка, выглядывая в зал, чтобы проверить, не пришли ли новые клиенты, а потом садится рядом с Локи. — Тебе же всегда насрать на других, к чему этот вопрос?

— У меня большое и открытое сердце, — невозмутимо отвечает Локи, потирая большим пальцем с обломанным ногтём дыру на джинсах.

— Один, Тор, Лия, Валери, Сигурд, — напоминает Америка под безопасным прикрытием Тейлор Свифт как «кошмара в обличье мечты» и тычет его в бок.

— Понятия не имею, о ком ты говоришь, — отрезает Локи.

Америка не держит в своей жизни никого, с кем не хочет иметь дела, но похоже она единственный человек, придерживающийся такого принципа. Локи хоть и своевольный мудак, но собирает вокруг себя людей, делающих ему больно каждый раз, когда они приближаются друг к другу. Он конечно делает им ещё больнее, но потом Америка собирает разбитые кусочки и заставляет его складывать их в одно целое. Это хреновая метафора, но пять утра — слишком рано для подобной херни.

— Окей, — говорит Америка, вставая на ноги. Скорее всего, кроссовки не должны быть частью униформы, но никто никогда не пытался заставить её перестать их носить. Кэсси смешит даже сама идея, что кто-то может рискнуть это сделать. — Тебе надо пойти домой, лечь спать и оставить немного хлеба для утренней тостовой лихорадки.

— В жопу утреннюю тостовую лихорадку, — заявляет Локи, и Нох хихикает, будто никогда не думал о том же раньше.

***


— Мне нравятся татуировки, — говорит Девчонка-с-трастовым-фондом.

Сегодня она пьёт кофе одна, склонившись над айпадом. Америка абсолютно точно не провела последние десять минут, глазея на её слабо заплетённые во французскую косу волосы, — если не боитесь, можете рискнуть доказать обратное.

Америка наливает ей ещё одну кружку дешевого дерьма, которое здесь называют кофе, слишком собранная, чтобы испугаться, когда Девчонка-с-трастовым-фондом внезапно протягивает руку и прослеживает пальцем звезду на внутренней стороне запястья.

— Может быть, я не люблю, когда меня касаются незнакомцы, — намекает Америка, не позволяя голосу дрогнуть.

— Может быть, — отвечает Девчонка-с-трастовым-фондом, но не отводит взгляд и не убирает руку.

— За подобное я могу сделать так, что тебе запретят сюда приходить, — говорит Америка, несмотря на то, что никогда не делала ничего подобного и вообще не уверена, что у неё есть на это право.

— Это было бы ужасной потерей, — соглашается Девчонка-с-трастовым-фондом. — Я буду скучать по вашему ужасному кофе и постоянно играющим на кухне песням Тейлор Свифт.

Америка кидает косой взгляд на чашку, которую пополняла кофе минимум четыре раза за вечер. Девчонка-с-трастовым-фондом пожимает плечами.

— Клинту тут нравится, но я не уверена, функционируют ли его вкусовые рецепторы.

— Как дела у Клинта? — вежливо спрашивает Америка, хотя ей плевать. Конечно они могут потерять немного дохода с ночных заказов кофе и сэндвичей с беконом, но рано или поздно этот парень всё равно получит травму черепа, которую не переживёт. Взгляд у него такой.

— Сегодня он под ответственностью бывшей жены, — закатывает глаза Девчонка-с-трастовым-фондом. Это тот ответ, который всегда вызывает сотни новых вопросов, но Америка по-прежнему не собирается их задавать. Каменное сердце, да.

— Но ты всё равно пришла в его любимую закусочную, — замечает Америка.

Девчонка-с-трастовым-фондом склоняет набок голову, смотря на Америку своими огромными, совсем не невинными голубыми глазами. Это на самом деле здорово.

— Не ради кофе, — говорит она.

— А, значит, чтобы без разрешения трогать незнакомых людей?

— Что-то вроде того, — ухмыляется Девчонка-с-трастовым-фондом. — Чек, пожалуйста.

***


— А ты хотела, чтобы она оставила тебе свои трусики вместо чаевых? — спрашивает Локи.

— Я жалею, что рассказала тебе об этом.

— Ты не говорила, это был я, — замечает Дэвид, не отрываясь от своей копии «Time».

— А, да, — Америка поворачивается, чтобы посмотреть на него. — Напомни мне об этом в следующий раз, когда тебе понадобится выходной день, а на замене буду не я. Мне нужно будет надрать тебе зад.

— Обязательно, — безмятежно отвечает Дэвид и переворачивает страницу журнала, зная, что этого никогда не случится, потому что у них в кафе недостаточно работников.

— Я действительно не понимаю, как эта забавная история не закончилась вашим перепихом в... — Локи кривит лицо и замолкает.

— У нас тут негде перепихнуться, — напоминает ему Америка. — У нас даже комнаты отдыха нет, и личные вещи приходится оставлять в ящике на кухне.

— Нох продолжает съедать мои аварийные конфеты, — жалуется Дэвид.

— Тут есть задний двор! — триумфально восклицает Локи.

— С мусорными контейнерами? — сомневаясь переспрашивает Америка.

— Ты слишком придирчива, — фыркает Локи.

— Люблю, когда ты рассказываешь такие подробности о своей личной жизни, которые я никогда не хотела знать, — говорит она и снова поворачивается к Дэвиду. 

— Эй, так...

— Нет, — отвечает тот, не поднимая головы. — Всегда в помещении, всегда в квартире, принадлежащей одному из нас, больше никаких деталей, надеюсь, Локи умрёт долгой смертью от сифилиса.

— Вообще-то уже изобретены методы лечения сифилиса, — говорит Локи. — Я удивлён, что ты этого не знаешь, Дэвид, потому что ты знаешь всё.

— Я уверена, что разговор изначально был обо мне, — напоминает Америка, но у неё, на самом деле, не так много вариантов: сидеть с ними или пойти наблюдать, как Нох и его Дэйзи Дьюк готовят жареный сыр под саундтрек Тейлор Свифт, вещающий о её очередном расставании.

Вау, её жизнь — полный отстой.

***


Во дворе позади закусочной нет ничего, кроме мусорных контейнеров. Это было бы отличное место для перекуров, если бы кто-нибудь из них курил, но единственные валяющиеся здесь окурки — дело рук Локи и его отвратительной привычки появляться через чёрный ход, чувствуя себя как дома. Типичный богатенький мальчик. Ещё это отличное место, чтобы на пять минуточек ускользнуть от посетителей, не особенно разделяющих любовь Ноха к мейнстримной поп-музыке, и подышать тем, что в Нью-Йорке выдаётся за свежий воздух.

— Какое совпадение, — говорит Девчонка-с-трастовым-фондом, появляясь рядом. В фиолетовых джинсах-скинни её бёдра выглядят просто потрясающе.

— Ты пытаешься устроить нам милое знакомство? — спрашивает Америка, отходя от стены.

— Ну, для этого немного поздно, — отвечает девушка, ухмыляясь. — Тем более: мусорные контейнеры.

Америка тихо радуется, что надела свитер поверх своей уродливой униформы. По крайней мере, она в шортах, а не в мини-юбке — ах, эта сексистская одежда, живёт и процветает в индустрии услуг.

— Ну, ничего не поделать, — говорит она, — мы облажались. Могу я предложить тебе кофе?

— Пожалуйста, пожалуйста, не делай этого, — отвечает Девчонка-с-трастовым-фондом и целует Америку.

Даже несмотря на мусорные контейнеры и звуки сердито сигналящих такси, этот момент просто удивителен. Америка целует в ответ, засасывая её нижнюю губу и прикусывая достаточно сильно, чтобы Девчонка-с-трастовым-фондом неприлично застонала, прижимает её к стене. Она тёплая, но дрожит под любопытными ладонями Америки, та легко приподнимает её мягкую футболку и — вау.

Девчонка-с-трастовым-фондом обрывает поцелуй и смотрит на Америку своими яркими глазами. Её губы мокрые и чуть припухшие.

— Привет, — говорит она, — твоя ладонь у меня в лифчике.

— Да, — соглашается Америка и перекатывает в пальцах сосок. Тисканье практически на публике? Может быть, Локи был прав.

— Не то, чтобы это не было великолепно, — говорит Девчонка-с-трастовым-фондом, — но твоя ладонь у меня в лифчике, а я даже не знаю, как тебя зовут.

Да, конечно, у неё где-то есть бейджик «Здравствуйте, меня зовут Америка». Нет, конечно, она никогда его не надевала.

— Думаю, этот вопрос надо срочно решить, Явно-владеющая-трастовым-фондом-удивительно-грациозная-девчонка, — кивает она.

— Это всё благодаря стрельбе из лука, Горячая-но-стервозная-официантка-из-закусочной.

— Не могу поверить, что моё описание не включает, того, как удивительно мои бёдра смотрятся в этих шортах, — замечает Америка.

— Не могу поверить, что ты не упомянула мою грудь, которую ты, кажется, так любишь, — отвечает Девчонка-с-трастовым-фондом и чуть сильнее подаётся вперёд.

— Ладно, мы обе облажались, — соглашается Америка и ждёт.

Девчонка-с-трастовым-фондом мягко улыбается.

— Кейт.

— Кейт, — говорит Америка, будто пробуя слова на вкус. Если повезёт, она произнесёт его ещё не раз. Кейт выжидающе выгибает бровь. — Америка.

— Америка, — уныло повторяет Кейт.

Та пожимает плечами.

— Ты можешь продолжать звать меня Горячей-но-стервозной-официанткой-из-закусочной.

Кейт, кажется, по-настоящему обдумывает это предложение.

— Слишком длинно, — решает она наконец. — Твои соседи вряд ли оценят.

— Стены довольно тонкие, — говорит ей Америка, — они вообще ничего не оценят.

— Буду иметь это ввиду, — хихикает Кейт. Её грудь чуть трясётся, и Америка всерьёз задумывается, о том, не бросить ли Тедди и Ноха в одиночестве в компании Постоянно-злого-парня-с-повязкой-на-глазу и любых других клиентов.

— Привет, Америка, — говорит Кейт.

— Привет, Кейт, — отвечает Америка и ухмыляется, пока Кейт не наклоняется и не целует её.