Actions

Work Header

24 часа: рука на пульсе

Chapter Text

*

— Семь случаев за три месяца. Пора отдавать это дело нашему специальному подразделению. — Начальник отдела поведенческого анализа ФБР бросил семь увесистых папок на полированную поверхность стола. — Факты налицо. Это не человек.

Женщина пробежалась взглядом по содержимому папок, еле слышно вздохнула и достала мобильный из кармана пиджака.

— Специальный агент Альфа, у нас для ваших ребят новая работа... Нет, пока не известно. Похоже, что оборотни. Агент Хотчнер введёт вас в курс дела. Через десять минут.

*

Стайлз неудобно крутился в водительском кресле. Чёрная, блестящая машина ФБР привлекла бы много внимания, поэтому из гаража пришлось выкатить его детку, на которой он приехал в Нью-Йорк когда-то.

С непривычки старый добрый джип Стилински стал вдруг удручающе тесен, руль заклинивало, а фары освещали трассу на Бикон Хиллс слишком слабо. А может, сыну шерифа просто было неприятно возвращаться домой. Воздуха в лёгких стало катастрофически не хватать.

Колёса заскрипели, когда Стайлз добрался до места. Так страшно ему не было даже в тот момент, когда на него напала разъярённая банши. Сколько ему тогда было? Девятнадцать?

Дверь джипа громко хлопнула, Стайлз отряхнул воображаемые пылинки с кожаной куртки и вошел в полицейский участок.

Кружка с кофе полетела вниз при взгляде на младшего Стилински и разбилась на десятки белых керамических осколков. Стайлз и бровью не повёл.

— Привет, Бет. Я к шерифу. — Он пошёл в сторону кабинета отца, но притормозил, чтобы обернуться и бросить легкую улыбку растерянной женщине. — И прости за это.

Стайлз кивнул в сторону дымящейся чёрной лужи на полу, в которой маленькими корабликами плавали черепки.
Отец предсказуемо прятал глаза. Затем ругался, пытался вытрясти из Стайлза информацию о том, где тот шлялся всё это время. И почему так редко звонил. Почему не приезжал.

— Клянусь, я приеду и расскажу тебе все, что со мной произошло за эти шесть лет. — Он обнимал отца, гладя его по голове и утыкаясь подбородком в отцовскую макушку. — Ну пап, мне нужно было время, другая жизнь. Я звонил каждый месяц, присылал деньги, я же не пропадал совсем. А сейчас мне нужен новый адрес Криса Арджента и Питера Хейла.

Уже десять папок летят на стол шерифа.

Стайлз считал, что никакая профессиональная гордость не должна стоить кому-то жизни. Поэтому он приехал просить помощи.

*

— Нет, — Крис был непреклонен. — Ты знаешь, что я ушёл от дел. У меня шестимесячный внук. В Бикон Хиллс уже несколько лет всё спокойно. И я хочу, чтобы так дальше и продолжалось. Да и Элиссон не одобрит. Скотт, кстати, в курсе, что ты в городе?

— Нет. Я здесь не за этим. Мистер Арджент, умирают ни в чём не повинные люди. Уже десять, если быть точным. Двое обращены, трое свидетелей скончались, не пережив обращения. Вам не кажется, что это уже слишком? Это происходит по всей стране, и если моя команда правильно рассчитала географический профиль, а она, поверьте, рассчитала его правильно, то скоро этот монстр доберётся до Бикон Хиллс. До города, в котором живут ваши дочь и внук.

— Это, конечно, красивая речь, Стайлз, но... Я действительно отошёл от дел. — Крис смотрел серьёзно, взвешивая все варианты.

Вопрос встал ребром. Стайлз знал, на какие болевые точки давить. Безопасность дочери и её сына — вот что могло мотивировать отца как нельзя лучше. Но Крис всё ещё сомневался. Это было очевидным по его мимике и жестам.

— Заключим пари? Если вы выиграете у меня в стрельбе из арбалета, так и быть, я пойду за помощью только к Питеру Хейлу, если же выиграю я — вы едете с нами. Как подбросить монетку, только намного лучше. Факт мастерства превалирует.

Агент ФБР протянул ладонь для скрепления сделки рукопожатием.

— Из лука.

— Хорошо, из лука.

Крис сжал его ладонь, ощущая, что только что заключил договор с дьяволом. Стайлз улыбался.

*

Три удара в красную дверь, и та резко, будто раздражённо распахнулась. В проёме появилось хмурое лицо Дерека. Дверь неожиданно захлопнулась.

Стайлз рассматривал облупившуюся краску, вскинув бровь. Внутри дома слышалась тихая ругань, видимо, Питер пытался вернуть Дереку мозги в надлежащее им место.

Стайлз задумчиво покручивал амулет, висящий на шее. Полезная вещь — подавляла его запах. В противном случае, Дерек бы даже не открыл эту чёртову дверь. Стайлз бы вряд ли смог сказать, откуда он знал, что стоит прийти пешком (скрипящий старый джип сдал бы его сразу) и с амулетом на шее. Называйте это рабочей интуицией.

Дверь открылась вновь.

— Привет, Питер, если ты сейчас тоже захлопнешь перед моим носом эту грёбаную дверь, я выбью её нахрен, уже как агент ФБР. А в отделе потом объясню это тем, что решил, что это ваши мохнатые задницы замешаны в десяти убийствах. — Стайлз говорил быстро, словно снова сидел на своих колёсах счастья концентрации. ‒ И мне ничего за это не будет. А вот у вас не будет двери и пары сотен нервных клеток после допросов.

— Здравствуй, Стайлз. А ты все так же мил, хотя внешне и изменился. — Питер усмехнулся, пропуская его в дом. — Я и не собирался, а моего племянника ты мог бы и простить, он всегда был очень эмоционален и в глубине душе раним.

Из гостиной послышалось недовольное рычание. Стайлз и Питер синхронно возвели глаза к потолку. На доли секунды Стайлзу показалось, что он и не уезжал из этого безумного места. Бах! и ему снова восемнадцать. Бах! и Кали рассекла его лицо когтистой лапой, глубоко, до костей, навсегда. Бах! и он снова слаб, изуродован и бежит из города, поверженный.

Стайлз запустил руку в несуществующие пряди волос, натыкаясь на короткую щетину на голове и начало рубца чуть повыше лба, поспешно убрал руку от головы и сделал шаг вперёд, почти сталкиваясь с Дереком нос к носу. Ну, как нос к носу... Стайлз теперь на полголовы был выше Хейла.

Агент ФБР смотрел на альфа-оборотня сверху вниз и возвращался в привычную для себя реальность, где он куда сильнее, чем был в свои восемнадцать.

Такой эмоциональности Стайлз от себя не ожидал. Почему-то решил, что теперь его сложно задеть прошлым. Идиот.

— Мне нужна ваша помощь, — сказал он, оборачиваясь к Питеру.

За один час Стилински смог ввести обоих в курс дела. Вообще-то он хотел забрать с собой только Питера, но Дерек упрямо сказал: «Я поеду с вами», и Стайлз кивнул, соглашаясь с его решением. Его не удивило такое поведение Дерека. Именно он шесть лет назад не успел помочь Стайлзу. Вырвать его из лап бешеной альфы. Это могло бы быть его извинением. Или попыткой смягчить свою вину. Или ещё чем-то, Стайлзу было наплевать — ему просто нужна была лишняя пара волчьих ушей и глаз.

*

— Всё это, конечно, круто, — женский голос, это первое, что услышал Дерек, — но наш папочка-альфа зажестил в последнее время.

— Тихо ты, он идёт, — низкий, грубый голос оборвал её.

— Но он-то не слышит с такого расстояния, — девушка перешла на шёпот.

— Он — нет, а вот волки с ним — да... — низкий голос тоже стал тише.

— Волки? — женский голос сделался заинтересованным, почти игривым.

— Волки!? — вторил ей мальчишеский голос. — Настоящие оборотни? Классические волки? Боже, я должен их видеть! Чёрт, Альфа оторвёт мне уши за это, но надо развести их на полное обращение.

Питер ухмыльнулся, понимая, что сам бы надрал уши любопытному засранцу.

— Угомонись, Крэйзи, он сейчас очень раздражён. — тембр мужского голоса завораживал, Дерек вдохнул поглубже воздух за спиной Стайлза, и понял, что тембр прав. — С ними ещё охотник.

Автоматические двери разъехались, первым вошёл Стайлз, а за ним Питер, Крис и Дерек.

— Так, лисичка-сестричка, убирай-ка свой славный пушистый зад со стола. Сколько можно повторять, чтобы ты так не делала? Может, мне урезать твою зарплату и станет понятнее? — рыжая стройная обладательница игривого голоса сразу спрыгнула со стола, поправляя задравшуюся узкую юбку. — Все в главный зал, сейчас же. До полнолуния осталось чуть больше суток, и всё это время тут никто не будет сидеть без дела. Все поняли?

Все дружно закивали. Крис поймал себя на том, что тоже послушно кивнул.

*

— Прежде чем мы начнём, я думаю, нам следует познакомиться. Начну с некоторых правил. — Стайлз посмотрел в сторону Питера и Криса, которые сидели по его правую руку. — В нашей команде не принято использовать реальные имена. Ни под каким предлогом. Сказывается специфика нашей работы: мы часто сталкиваемся с ведьмами, а они, как известно, не брезгуют именными проклятиями. Если у кого-то возникнут вопросы в дальнейшем, можете спросить у Дитона, он был начальником этого отдела задолго до меня. Или у Беорна.

Питер удивленно посмотрел на Стайлза. Тот лишь пожал плечами, как бы говоря: «У всех есть свои секреты, надо с этим смириться».

Дерек молча переваривал информацию, а Крис, кажется, уже всё понял и так. Он слышал от старых охотников, что в правительстве существует своя «служба контроля».

Стайлз стянул кожаную куртку под восхищенный вздох рыжей, за что та получила гневный взгляд начальника. Он на автомате погладил шрам, пересекающий верхнюю губу. Пальцы соскользнули на щеку и натолкнулись на выступающие рубцы.

Не нужно было быть аналитиком, чтобы понять, что он до сих пор стеснялся этих шрамов. Они горели на его лице, как клеймо.

— Начнём с меня. Я — начальник специального подразделения отдела поведенческого анализа ФБР, что на самом деле означает, что мы разбираемся с преступлениями, совершенными потусторонними, или сверхъестественными, — как кому нравится, — силами. Мой позывной — Альфа.

Дерек хмыкнул. Но Стайлз его проигнорировал.

— Этот высокий темнокожий и просто огромный мужчина, сидящий рядом с Дереком, — специальный агент Беорн, беовульф. Так сказать, полевой боевой сотрудник. Прекрасная рыжая обольстительница — не ведитесь на её внешний вид, Питер, ей уже триста шестьдесят лет — специальный агент Корио. Кицунэ, если так понятнее, — Стайлз пристально посмотрел на Дерека. — В прямом и переносном смысле. Основной профиль действительности — сбор информации, опрос подозреваемых и свидетелей.

Корио недобро щёлкнула языком, а Питер, казалось, только ещё больше заинтересовался женщиной, сидящей напротив.

— Так, дальше. Наша защита от внешних воздействий — специальный агент Хаски. Шаман, не раз выручал нас в безвыходных ситуациях. Также он ответственен за разработку географического профиля.
Темнокожий мужчина улыбнулся, и его тонкая кожа натянулась на черепе, как силиконовая маска. Взгляд пробирал до костей. Крис сделал для себя вывод, что именно он самый опасный противник из присутствующих.

— Ну и последний, наш аналитик — специальный агент Крэйзи. Самый молодой из нас, и не оперативный сотрудник, поэтому если кому-то из вас придёт в голову захватить его с собой, вы потом будете разбираться со мной.

Стайлз окинул всех предупреждающим взглядом, убедившись, что все всё поняли, и вернулся к прерванному им же самим монологу.

— С Питером, Крисом и Дереком, — Стайлз немного запнулся на последнем имени, — вы познакомились заочно, сегодня утром, по электронной почте. Вопросы есть?

— У меня только один вопрос... — насмешливо протянул Питер. — Нет, даже два.

— И какие, Питер?

— Кто придумывал вам кодовые имена? И кто сделал вашего Альфу вашим босом?

— Мы сами, —улыбка Корио, с лезущими длинными белыми клыками, блеснула с другой стороны стола. — Это ответ и на первый и на второй вопрос.

Хейлы и Арджент сидели молча, внимательно разглядывая нового Стайлза, его сильные жилистые руки, исполосованные узорами шрамов, родинок и затейливыми рисунками татуировок, и узнавали его заново.

*

— Крэйзи, прошу, — Стайлз кивнул в сторону экрана и включил проектор.
Худощавый паренек в смешных очках, с тёмными растрепанными во все стороны волосами, вскочил со своего места и подошёл к экрану, держа в руках планшет. Он смотрел на Стайлза с таким обожанием, что всем остальным становилось неуютно. Впрочем, с разной долей обожания и уважения на него смотрела вся его команда. А сам Стайлз словно старался не замечать этого.

Дереку это казалось странным. Тот Стилински, которого он знал, яростно жаждал признания, чего бы это ему не стоило. Во всём, что делал «тот Стайлз», сквозило отчаянное желание найти свое место.

В этом Стайлзе такого не было. И этот факт заставлял ощущать себя не в своей тарелке. И, похоже, не одного Дерека, который чувствовал, что Питер тоже хочет встать и позорно сбежать из этого кабинета, здания, города.

Что случилось за эти шесть лет? Может, стоило тогда искать Стайлза лучше?
Паренёк начал вещать.

— Итак, вкратце. Первая жертва — Билл Гейман, тридцати пяти лет, сержант морской пехоты. — На экране появилось круглое, немного усталое лицо мужчины с коротким военным ёжиком волос и пронзительно голубыми глазами. — Его труп найден расчленённым и сожжённым в городе Пендлтон, штат Орегон. Это было сразу после полнолуния в марте.

Экран мелькнул. На земле аккуратной горкой поверх туловища и головы лежали обугленные конечности. Все это ужасно напоминало извращённый погребальный костёр. Рядом лежал большой плоский камень, словно надгробие, на нём — армейские жетоны.

Питера заметно передёрнуло, хотя неженкой его назвать было сложно.

— Вторая жертва — Дорис Клэйв, двадцати семи лет, продавец в супермаркете. Нашли её в нескольких милях от первого трупа. Убита также в полнолуние, тело сожжено на следующее утро. С теми же отличительными особенностями захоронения. Со второго трупа дело передано в отдел поведенческого анализа ФБР властями штата Орегон. Данных о сверхъестественном не было получено, наше подразделение не задействовано. Мисс Гарсия — аналитик основного подразделения — связи между жертвами не обнаружила. Я, к слову, тоже.

На экране появилась хорошенькая блондинка. Она улыбалась, и на её щеках были видны милые ямочки. Следующий слайд презентации — и её обугленное тело сложено в погребальный костёр, рядом всё тот же пресловутый белый камень, а на нём лежала заколка для волос.

— Аутопсия, если её так можно назвать, показала, что все жертвы умерли от того, что их буквально располовинило. Переломило пополам. Словно они попали в огромный капкан. Жуткая, надо сказать, смерть. Зато почти мгновенная. — Паренёк воодушевленно махал руками, отчаянно жестикулируя.

Дерек подумал, что Стайлз взял этого аналитика к себе в отдел исключительно потому, что он напоминал Стилински его самого.

— Крэйзи, не увлекайся, — Стайлз усмехнулся, словно подумал о том же, о чём и Дерек.

— Так вот, предварительное расследование ничего не дало. ФБР посчитало, что маньяк очень крупный, сбивает своих жертв с ног, потом бьёт их по спине чем-то тяжёлым, типа лома, а потом... А, чёрт, плевать, что они там напридумывали, всё равно же неправда.

Крэйзи поймал на себе ещё один недовольный взгляд от Стайлза.

— Да, точно. Итак, суть вопроса. До полнолуния в апреле всё заглохло. Но ситуация повторилась в Бойсе, штат Айдахо. Два трупа: женщина и мужчина, примерно того же возраста, что и предыдущие жертвы. Это было расценено, как характерный почерк маньяка. Снова никаких следов, зацепок и связей. Но Бойсе является крупнейшим городом между Портландом и Солт-Лейк-Сити. По предварительному географическому профилю, который составил наш коллега Спенсер Рид, они предположили, что следующей точкой будет Солт-Лейк-Сити.

На экране мелькали лица, фото с мест преступления. Крис смотрел на изображения и старался подавить в себе желание громко вздохнуть. Ему было трудно сдержаться, ведь это чьи-то близкие, чьи-то дети, чьи-то родители. Как Стайлз справляется с этой работой? Как они все справлялись? Арджент отвык от такого и явно не хотел вспоминать.

— Команда поведенческого отдела выбралась туда к следующему полнолунию. На задании, при патрулировании окрестных парков, специальный агент ФБР Дерек Морган был укушен оборотнем и стал свидетелем первого из трёх убийств в это полнолуние. Хочу отметить, он прошёл курс адаптации и реабилитации, и с прошлой недели снова в строю. Видел его в коридоре. И, да, после появления свидетеля дело перешло под нашу юрисдикцию.

Фотографии продолжали мелькать.

— Следующее полнолуние — три жертвы. Дуранго, штат Колорадо. Ранено четыре человека. Субъект перестаёт себя контролировать, что явно указывает на эволюцию психопатических нарушений. По-прежнему никакой связи между жертвами. На месте преступления и в окрестных парках отмечены случаи странного поведения животных. При опросе свидетели не дают никаких показаний, кроме описания альфа-оборотня в период полной его трансформации, но без отличительных признаков. По нашей базе такой оборотень не проходит. Все остальные сведения уже у вас на планшетах, можете ознакомиться при перелёте. Хотя ничего так и не удалось выяснить, надеемся на свежий взгляд. Единственное, что сейчас точно известно, это географический профиль. Следующая точка — штат Невада, один из этих трёх городов.

На экране появилась карта штата, на которой были отмечены красными флажками три населённых пункта.

Стайлз поднялся со своего кресла и, кивнув Крэйзи, занял место во главе овального стола, частично заслонив собой экран.

— Хаски, ты сделал, что я просил?

— Да, руны показали Лас-Вегас.

— Хорошо, все собираемся, вылетаем через двадцать минут. Разбиваемся на пары сейчас. Крис, Элиссон позвонила мне и явно дала понять, что она не рада тому, что я втянул тебя во все это, но я подумал, что ты не захочешь после увиденного отсиживаться здесь.

Арджент кивнул. Стайлз устало потёр виски. И снова посмотрел на всех, словно прикидывая, что делать.

— Питер, ты остаёшься с Крэйзи. Корио, ты в паре с Беорном.

Беовульф с коллегой синхронно кивнули и встали со своих мест, чтобы уйти. Питер посмотрел на болтливого аналитика, потом на Стайлза, и согласно кивнул. С таким Стилински было трудно спорить, не зря же он выбрал себе новое имя — Альфа. Они с новым напарником последовали примеру Беорна и Корио, и тоже ушли осваивать рабочую обстановку.

— Крис, я очень надеюсь на тебя, поэтому ты будешь работать с Хаски. И я очень прошу вас обоих... — Стайлз задумчиво постучал подушечками согнутых пальцев по нижней губе, подбирая слова. — С умом защищать друг друга, вы единственные, кто здесь имеет настоящую, крепкую семью. Я не приму больше потерь в этом отделе. Всё ясно?

Шаман кивнул и встал, бренча то ли своим обтянутым кожей скелетом, то ли огромным количеством амулетов, и напевая себе под нос какой-то вводящий в транс древний мотив. Крис молча последовал за ним.

В помещении остались только Дерек и Стайлз. Последний подхватил куртку со своего кресла и кивнул на выход.

*

— Спрашивай. Я вижу, тебе хочется.

Стайлз и Дерек спускались в лифте. С тридцатого этажа. Он полз еле-еле. И Хейл с каким-то удручающим, тянущим чувством рассматривал татуировки на руках Стилински.

— Что они значат?

— Увеличивают физическую силу. Плюс пятьдесят к скиллу выносливости. Плюс тридцать к здоровью. Ну, и прочие мелкие бонусы. Шаман с Беорном набили лет пять назад.

Дерек угрюмо посмотрел на него.

— Ладно, — Стайлз вытянул руку, проводя пальцами по символам на коже, — это именные заклинания на всю мою команду. И отца. Если что-то случится, я узнаю. Сразу. Где бы они ни были. И смогу найти. Те, что на моих ногах, это защитные заклинания. Ну и немного личной символики.

Хейл никогда не был болтливым, и в данной ситуации Стайлз рассматривал это как огромный плюс: Дерек не стал ничего уточнять.

— Как ты попал в отдел?

— Меня подобрал в самой грязной дыре Нью-Йорка Хаски, когда я занимался тем, что пытался до конца раздолбать свою жизнь. Он как смог восстановил моё лицо, помог устроиться в академию... Я был аналитиком в то время. А потом один из оперативников нашего отдела был убит банши, и меня поставили на его место. Через полтора года Беорн отказался от поста начальника, меня поставили на эту должность. Самое смешное, что я даже академию не закончил. Но фрикам же закон не писан, руководство подписало.

— Почему ты выбрал в напарники меня?

— Изначально я твоё появление не планировал, хотя стоило бы подумать об этом сразу. Я хотел пойти с Питером, но в данной ситуации он полезнее в паре с аналитиком. Наш субъект — оборотень-маньяк, это очевидно. Но в его арсенале есть что-то, чего мы не можем понять. Он опаснее, чем все, с кем мы сталкивались раньше. Этот убийца — монстр, который использует магию, чтобы замести следы. Возможно, он, или она, работает не один. И ставить в пару тебя, не вызывающего у меня на данном этапе доверия, с кем-то из моих подчиненных... С кем-то из моей стаи, если говорить на понятном тебе языке, в такой опасной ситуации, я не могу. А работать по одному в нашей профессии — это уже самоубийство само по себе.

Дерек прислушался к сердцебиению Стайлза. Оно было ровным, сердце стучало как метроном, выдавая ритм в девяносто, ни на секунду не сбиваясь, и от этого что-то внутри Хейла медленно обрывалось. Всё то, что он выстраивал в себе эти последние шесть лет, стало каким-то эфемерным. Обманом, спрятанным за самообманом.

Лифт звякнул, сообщая о том, что они прибыли на первый этаж.

*

Питер зашёл в кабинет за Крэйзи и попал в комнату компьютерного маньяка. Всю стену над рабочим столом, заваленным полупустыми пакетами из-под чипсов, украшали мониторы различных размеров — тут были и крохотные жидкокристаллические мониторы дюймов на пятнадцать и огромные плазмы, чей размер даже трудно было прикинуть. Под столом стояло четыре системных блока, а у противоположной стены, за стеклянной дверью, мерно мигал огромный сервер. Питеру однозначно понравилось это место.

— Так, вам нужны отдельные клавиатура, мышь и, пожалуй, стул, — Крэйзи скидывал мусор со стола в огромное ведро.

Придирчиво осмотрев свою заляпанную клавиатуру и мышь, он тоже отправил её к мусору. Тряпкой стёр грязь и крошки со стола. Тряпка предсказуемо полетела в ведро. Затем Крэйзи подошел к шкафу и достал оттуда несколько коробок с новыми клавиатурами и мышками.

— Стул можно принести из соседней комнаты. Я пока всё подключу. И, ваш ноут, пожалуйста, — Крэйзи кивнул в сторону стола, балансируя с коробками в руках.

Хейл положил сумку с ноутбуком на стол и сам ушёл искать «соседнюю комнату».

Когда Питер прикатил офисное кресло из чьего-то кабинета, судя по обилию разных банок и трав в шкафу — шамана, Крэйзи уже включил всю свою технику, и с удовольствием хрустел суставами пальцев, разминая руки.

— Все данные с вашего компьютера теперь есть в системе. Извините, я распаролил всё сам. ‒ раскаявшимся он не выглядел абсолютно. — Вы будете работать за этими мониторами.

Крэйзи указал на несколько самых больших, крайних справа.

Питер на секунду задумался, потом пододвинул стул поближе к пареньку и сел рядом, внимательно посмотрел в светлые глаза аналитика.

— Я вижу, ты заинтересован в Альфе, — без предисловий начал Хейл.

Парень мерно щёлкал мышкой, открывая нужные ему программы и папки, даже не смотря на экран. Он недолго обдумывал то, что ему предлагал Питер, а предлагал он многое — информацию, и Крэйзи это отчётливо понимал. Самая большая ценность для аналитика.

Информативная алчность победила.

— Он для меня своего рода кумир, — Крэйзи уткнулся в монитор. — Он поставил меня на ноги, поддержал в трудную минуту. Я сидел на амфетамине, когда на мою семью напал сошедший с катушек вампир. Мною он побрезговал, видимо, с такой отравленной кровью я и в пищу не годился. В полиции решили, что я просто обдолбался, и мне всё приглючилось. Альфа взялся за это дело: нашёл того подонка, отправил меня в реабилитационный центр, а потом взял сюда на работу.

Он оттянул ворот своей водолазки, и Питер разглядел на его шее шрам, оставленный огромными клыками. Все резко стало понятно и как-то слишком просто.

— Расскажи мне, каким он попал сюда? А я расскажу тебе, каким он был, — Питер склонил голову набок.

*

— Нет, блин, я убью этого мелкого засранца, — Стайлз стянул с ног грязные кеды и закинул их на заднее сидение выделенного ФБР джипа.

Потом нажал рычаг под сидением, и спинка откинулась. Дерек с интересом наблюдал его нервное, привычное копошение, и был почти рад этому — Стайлз трепался, словно забыв, что нужно держать марку. Может, так оно и было. Возможно, у сосредоточенности Стайлза тоже был свой лимит.

— Вэйн, Джеймс Вэйн, почему сразу не Брюс? Ха-ха, так и представляю, приду я к местному капитану и буду представляться. Здравствуйте, меня зовут специальный агент Вэйн, Джеймс Вэйн. Можно просто Бэтмен, — Стайлз скривился, опустив вниз уголки рта и выдвинув вперед подбородок.

Дерек хмыкнул и посмотрел на своё удостоверение «Консультанта по чрезвычайным ситуациям». Потом его взгляд вернулся к переодевающемуся Стайлзу, который только в машине вспомнил, что ему нужно надеть костюм. Задорные зелёные носки с символикой Зелёного фонаря улетели вслед за кедами. Хейл закатил глаза.

— Пистолет, кстати, тебе придётся всё-таки взять, — Стайлз кивнул на пояс Дерека и начал расстёгивать ремень. — Мы не должны вызывать подозрений у неинформированного населения. Меня теперь будешь звать Джеймс, потому что Крэйзи, похоже, пересмотрел бондиану на выходных. Опять.

Дерек растерянно кивал и смотрел, как Стайлз стаскивает свои узкие светлые джинсы. Оборотень фыркнул, увидев трусы с символом Супермена, и нервно сглотнул, когда длинные ноги с размашистыми узорами татуировок растянулись на пол-машины.

— Чёрт, это подарок, не смотри на меня так. Носки, кстати, тоже. — Стилински глянул вниз и скорчил ещё одну рожу, которая жутко контрастировала с тем образом, что Дерек увидел несколько часов назад в Куантико. — Корио просто любит пошутить. Поиронизировать, немного пофлиртовать. Ей скучно и одиноко, я думаю. Мне бы тоже было, разменяй я уже четвёртую сотню лет. На её глазах сменилось уже столько поколений... Как она когда-то сказала: «Только начинаешь ценить человека действительно сильно, он уже увядает, а через пару лет ты уже стоишь на его могиле». Поэтому она половину зарплаты тратит на всякие безделушки для нас. Я думаю, она хочет оставить как можно больше следов себя в нашей жизни.

Стайлз привстал, чтобы натянуть брюки на задницу и ударился головой. Выругался вполголоса, что-то бурча про слишком маленькие машины.

— Столько лет прошло, никак не привыкну к такому росту, чёрт подери. — Он потёр макушку. — Хотя, чего уж там, я никак не привыкну, что мне уже двадцать четыре.

Дерек мрачно смотрел, как Стайлз снимает свою футболку: поджарый живот, с ярко очерченным прессом, шрамы и узкая дорожка темных волос, тянущаяся к поясу брюк.

Дерек резко отвернулся к окну и начал следить за проезжающими мимо машинами, радуясь, что они сидят в затонированной.

— Почему ты мне рассказываешь все это? — Дерек снова повернулся.
Стайлз на секунду оторвался от сосредоточенного застёгивания пуговиц на рубашке.

— Потому что эти двадцать четыре часа мы — команда. Семья. Стая. Религиозная секта. Называй как хочешь. Но мы вместе, и чем больше ты имеешь общего с каждым из этой команды, тем прочнее твоя связь с ними. Это наш супергеройский костюм, который мы надеваем каждый божий день на службе. Единство, как истинное оружие. Ты научил меня, — Стайлз повернулся с печальной улыбкой, засовывая руки в рукава пиджака. — И за это я тебе благодарен. Это выручило меня не один раз. Я бы никогда не стал начальником специального подразделения, не осознай я тогда такую простую и, в то же время, гениальную истину.

Дерек удивленно приподнял брови. С одной стороны, это было лестно, с другой стороны... он чувствовал двойное дно в этой фразе. Что-то неприятно зудело внутри головы.

— Я? Серьёзно, Стайлз? — Дерек, приподняв бровь, посмотрел на него.

— Да, ты. Ты показал мне, что будет в противном случае. Я видел, как ты поступал с точностью наоборот. Ты и Скотт. Но больше ты, — Стайлз задумчиво завязывал галстук, стараясь не смотреть на свое отражение в зеркале заднего вида, а лишь только проверять вид узла. — И я понял, что мне надо двигаться в обратном направлении.

Дерек молчал, стискивая зубы. Он мог бы поспорить, но абсолютно не был уверен, к чему приведет этот спор.

Стайлз уже прицепил бейдж сотрудника ФБР на пиджак, надел лакированные ботинки, проверил пистолет и засунул его в кобуру.

— Пойдём.