Actions

Work Header

Odi et Amo

Work Text:

Дело в том, что Стиву нравится Тони, ясно?

Тони красивый и умный, у него лукавая улыбка, и бицепсы, и... (Тони — сын Говарда, Тони — связь с прошлым). Тони покупает Стиву пиццу, смотрит с ним фильмы и учит его обращаться с современными автомобилями, компьютерами и другой техникой. 

У Стива нет никаких проблем с тем фактом, что у Тони есть любовник. Мужчина. Нет, правда, совсем никаких проблем.

Просто...

...Стив ненавидит Брюса Уэйна.

 

***



Уэйн — любовник Тони — высокий и голубоглазый, довольно накачанный, красивый, богатый мужчина. Он известный пацифист, давний друг Тони и даже приходится ему кем-то вроде дальнего кузена (видимо, Мария Старк и Марта Уэйн обе были наследницами какого-то древнего барона-разбойника, имевшего целый гарем жён).

Он всегда ошивается поблизости, обнимает Тони за плечи, тихо что-то говорит ему на ухо так, что Тони больше никого не замечает. (Больше не замечает Стива.)

Или, что ещё хуже, Уэйн всё чаще увозит Тони с собой в Готэм. Воитель, конечно, подменяет Железного Человека, так что Мстители в полном порядке, но это не главное!

Дело в том, что Тони не здесь, чтобы есть блинчики, которые Стив только что приготовил на плите, чтобы по-дурацки шутить про поцелуи для повара и набранные калории...

Нет, Тони часто улетает в Готэм, где, скорее всего, завтракает в постели, смеясь над очаровательным подшучиванием дурацкого идеального английского дворецкого Уэйна.

 

***



Всё взорвалось однажды днём на маленькой кухне на общем этаже Башни Мстителей.

Уэйн уже был там, стоял, облокотившись на барную стойку, пока они выходили из конференц-зала.

Фьюри потребовал новое, улучшенное оружие, — «исключительно для обороны, ну вы понимаете», — и Тони, конечно, отказался. Всё ещё кипящий после очередного спора, он тут же рванул к Уэйну, и Стив просто не смог промолчать.

— Я не понимаю, как ты можешь возражать против улучшения нашей обороны. На твоём месте Говард бы понял! Тебе стоит больше думать о его наследии.

Тони замер.

— Можем мы перестать это обсуждать, пожалуйста? — вмешался Роудс. — Конференция уже закончилась.

Беннер кивнул, а Клинт и Наташа, как всегда, выглядели абсолютно незаинтересованными.

Вот только Стив уже не мог остановиться, ему было нужно заставить Тони понять, прежде чем тот снова сбежал бы в Готэм и забыл о них, о Говарде, обо всём.

— Нет, правда, я встречал Говарда Старка. Он был великим человеком, и тебе стоит постараться стать на него похожим...

Удар пришёл будто из ниоткуда. Хороший левый хук прямо в челюсть, такой быстрый и сильный, что Стив чуть не упал.

Наташа тут же положила руку ему на плечо, успокаивая и останавливая, а Клинт удивлённо воскликнул:

— Красавчик Уэйн врезал Капитану Америка! Ни хрена ж себе!

Уэйн прожёг Стива взглядом, потирая левую руку, и сказал холодным, чётким и глубоким голосом:

— Я тоже однажды встречал Говарда Старка. Тогда он так сильно толкнул Тони, что тот упал с лестницы и сломал руку. Моему отцу пришлось ехать с ним в больницу. Тони было десять лет. Говард был недоволен, что Тони принёс игрушечного робота, чтобы показать мне.

Он перевёл дыхание, чтобы продолжить, но Тони остановил его, мягко положив ладонь на затылок.

— Брюс...

Беннер казался зеленоватым, Клинт тоже выглядел неуютно. Только лицо Наташи всё ещё было привычно нейтральным, но и она сдвинулась в пространство между ним и Уэйном.

Роудс смотрел в пол.

Тони потащил Уэйна к лифту, не бросив на Стива ни взгляда.

 

***



— Какого чёрта, Брюс?

— Знаю, знаю, белое рыцарство — не мой стиль работы, но...

Тони фыркнул, начиная смеяться практически до истерики, пока не упал Брюсу на плечо.

— Ладно, ладно, к чёрту. Я люблю тебя, так чертовски люблю тебя, но никаких больше ударов, хорошо? Они очень наблюдательны, ты знаешь, не рискуй ради меня, ладно? И, наверное, спасибо...

— Пожалуйста. И это чувство взаимно. Помни, что ты стоишь риска, Тони, каждый раз.