Actions

Work Header

я никогда не ожидала, что ты появишься

Work Text:

— Мы твоя новая семья, — сладко говорит Дороти, и слово «семья» звучит так фальшиво. Доктора и медсёстры даже ещё не вышли из чёртовой комнаты. — Если хочешь, можешь звать меня мамой.

— Боже мой, мам.

Джессика узнаёт её: эти рыжие волосы и сладенькое, как яблочко, личико. А на шее у неё висит золотое ожерелье с её именем.

Джессика ненавидит «Это Пэтси», но брат смотрит дурацкое шоу.

Смотрел дурацкое шоу.

Мысль, что их всех больше нет — как порез бумагой под подушечкой пальца, который продолжает раскрываться и жалить каждый раз, когда она о нём подумает.

— Я просто хочу, чтобы она почувствовала себя как дома, — тихо и смертельно говорит Дороти. Она, наверное, думает, что её никто не слышит.

Но Джессика слышит всё.

— А это Пэтси. Вы будете как сёстры.

Пэтси выглядит так, будто её тошнит. Джессика прекрасно её понимает.

***



— Не называй меня так.

— Как?

— Пэтси.

— Тогда как тебя называть?

— Я... зови меня Триш.

— Ладно. Триш.

***



Им шестнадцать, когда Дороти уезжает на все выходные — их ещё никогда так долго не оставляли без присмотра. Они сразу же бегут к её бару.

Триш умеет смешивать Манхеттен, но Джесс слишком нетерпелива и просто наливает виски в чашки со льдом и газировкой. Они сидят на балконе тёплым летним днём и пьют сладкую газировку со слишком большим количеством алкоголя в ней, пока Триш не жалуется, что проголодалась.

Дороти никогда не позволяла им есть на диване, поэтому они заказывают китайскую еду на вынос и набивают животы перед телевизором.

От алкоголя они стали слишком смешливыми и чувствительными, поэтому сидят рядом на диване, пока в видеомагнитофоне перематывается кассета с «Космическим джемом». Перемотка заканчивается с громким щелчком, и Джесс пытается встать с дивана, но Триш хватает её за руку и тянет на себя.

Она наклоняется вперёд и целует Джессику так, будто не в первый раз.

Удивлённая Джессика только успевает привыкнуть к ощущению губ Триш на своих собственных, когда та отстраняется и смотрит на неё застенчиво и неудобно. Не зная, что сказать, Джесс прикусывает щеку изнутри.

— Прости, — начинает говорить Триш.

— Не надо, — немного нечётко от спиртного прерывает Джессика. Триш, кажется, хочет сказать ещё что-то, но Джесс проводит подушечкой большого пальца по её нижней губе и снова целует.

Они не досматривают «Космический джем», но проводят остаток ночи на диване, не жалея совершенно ни о чём.

***



Когда им восемнадцать, они съезжают в собственную квартиру — первое же предложение с двумя спальнями и по разумной цене, на которое наткнулась Триш. Она расположена в четырёх станциях от Дороти, но чувствуется, будто в другой вселенной. Триш не даёт матери их новый адрес.

Триш не знает о том, что Джесс заключила сделку, чтобы держать Дороти подальше от их жизней — эту тайну Джессика будет хранить всю жизнь. Выражение лица Триш, когда та заходит в их в практически пустую и лишенную любых напоминаний о «Пэтси» квартиру того стоит.

В их первую ночь свободы они идут в ближайшую пиццерию и покупают две пиццы: одну с пепперони и одну с двойным сыром. Они съедают их на полу, сидя между коробками «Книги» и «CD-диски».

У них нет дивана или журнального столика, только телевизор на полу и старый видеоплеер. Они борются, выбирая, какой фильм посмотреть, но Джессика совсем не использует свою силу, позволяя Триш себя одолеть.

Когда они целуются, это совсем отличается от того первого раза: они трезвы, и им совершенно нечего бояться и не от кого скрываться. Призраки Дороти и Пэтси очень, очень далеко.

Награда Триш даже не лежит ни в одной из коробок. Она оставила её у матери, вместе со всеми дерьмовыми воспоминаниями, таблетками и сломанным ожерельем Пэтси.

Их дом полон надежд и поцелуев.