Actions

Work Header

Лето среди зимы

Work Text:

Тсую просыпается от шагов, мерно отдающихся в теле, чужого тепла и запаха, который неуловимо напоминает о лете, хотя ноздри обжигает холодом. Она открывает глаза и сразу зажмуривается от количества белого вокруг, чувствует некоторую тяжесть на своих плечах и как сильные руки удерживают её под бёдра. Грудью она прижимается к чьей-то спине, а щекой и ухом — к плечу. Тсую слышит дыхание того, кто несёт её, и голоса, приоткрывает глаза, на этот раз медленно, и встречается взглядом с Очако. Та улыбается.

— Деку-кун, я же говорила, что стоило воспользоваться моей причудой. Тсую-чан, прости, что разбудили.

— Как самочувствие? — Голос Мидории сопровождается мягким гулом из глубины его тела.

— Всё в порядке. Надо было разбудить меня с самого начала, — медленно говорит Тсую, но попыток слезть не делает.

— Мы решили, что после такого выматывающего дня будет здорово, если хоть кому-то удастся отдохнуть подольше.

Повернувшись в другую сторону, Тсую видит Ииду, стёкла очков бликуют, когда он чуть наклоняет голову. Всё в порядке, думает Тсую, неразлучная троица всё ещё неразлучна.

— Хотя, постарайся больше не засыпать в классе, Тсую-чан-кун, — тут же добавляет Иида, — вдруг в следующий раз никого не окажется рядом.
Они так и доходят до своего корпуса, обсуждая заданный на выходные доклад по литературе, и Тсую едва не засыпает снова, убаюканная их голосами и шагами Мидории.

На пол её опускают только в общей гостиной, с плеч соскальзывает куртка Мидории, и Тсую запоздало понимает, что он шёл по заснеженному кампусу в одном пиджаке. Извиниться за доставленные неудобства она не успевает — Очако подталкивает её к дивану, где сидят Тоору и Мина.

 

Эта зима слишком холодная, и у Тсую нет никаких причин отказываться, когда тем же вечером Очако, зная об особенностях её организма, предлагает совместную ночёвку.

Тсую думает, что захватить одеяло и подушку лишним не будет, так что вечером она громко зовёт Очако, не имея возможности постучать. Из комнаты доносятся голоса и шум, становясь громче, когда открывается дверь.

— Ой, мы, похоже, засиделись, — невпопад выдаёт Мидория и сторонится, пропуская Тсую.

— Мы фильм смотреть собирались, — поясняет Очако и щёлкает пультом, выключая звук на телевизоре.

— Третий, — уточняет Иида.

Они сидят поперёк кровати, левая рука Ииды лежит на плече Очако. Тсую задаётся вопросом: между ними что-то есть, или это от того, что они дружат последние два года. Впрочем, она думает, что это совсем не её дело. Мидория закрывает дверь и возвращается, опускаясь на край постели слева от Очако. Они переплетают пальцы, похоже, даже не замечая этого.

— Хочешь с нами? Или можем выгнать мальчиков и готовиться ко сну? — спрашивает Очако.

Тсую смотрит на эту идиллию и не хочет разрушать её своим присутствием. Видимо, это не остаётся незамеченным.

— Мы можем перенести просмотр на другой день, если что. Никаких проблем, — улыбается Мидория.

— Нет, не стоит, — качает головой Тсую и тоже улыбается. — А что вы хотите посмотреть?

Она обходит столик и сгружает одеяло с подушкой на рабочий стул.

— Боевик новый!

Очако почти подпрыгивает на месте от предвкушения, на что парни только глаза закатывают, но видно, что им тоже интересно.

— Так ты с нами, Тсую-чан-кун?

Она кивает, и ребята сдвигаются, освобождая место в середине. Тсую совсем немного медлит, подходя к кровати, и садится между Очако и Мидорией. Некоторое время тратится на то, чтобы достать плед, ещё пару подушек под спины, включить настольную лампу вместо люстры и пересыпать чипсы в большую миску, которую Очако ставит ровно посередине. Иида спрашивает, не нужно ли что-то ещё, получает «Запускай!» в ответ, звучащее одновременно слева и справа.

Даже если они не встречаются, Тсую немного, по-белому, завидует такому взаимопониманию. На экране появляются начальные титры.

По правде, Тсую не особенно интересуют боевики, и она почти не следит за сюжетом, но наслаждается теплом, слушает, как её друзья негромко комментируют происходящее. Она замечает движение в полумраке и беззвучно хихикает — Очако болтает свисающими с кровати стопами в тёплых носках с символом Всемогущего. И Тсую готова спорить, что это подарок Мидории.

Через какое-то время она понимает, что положила голову на плечо Очако, но Тсую слишком расслаблена, поэтому в сон проваливается почти не сопротивляясь.

Будит её ощущение полёта.

— Спи, спи, всё хорошо, — успокаивает её Очако.

Тсую догадывается, что всё уже закончилось, и её просто хотели подвинуть, не разбудив. Очако отменяет действие причуды — Тсую снова чувствует свой вес, матрац под ней проминается — накрывает двумя одеялами и отходит. Шёпот со стороны двери, мягкий стук закрывшейся двери. И Тсую снова засыпает, уже не слыша лёгких шагов и тихого вздоха Очако, когда та забирается к ней под одеяло.

Тсую снится лето и Хабуко. Утром на улице становится ещё холоднее, но теперь Тсую волнуется об этом не так сильно.