Actions

Work Header

Универсальный механизм

Chapter Text

Слоан трясло от злости. Нет, все было не так. Каждая клетка в ее теле вибрировала от ярости из-за молоденькой наглой сучки. Все в ней раздражало. Голубые, немного навыкате, глаза. Пухлые мягкие губы, накрашенные яркой помадой. Волосы, собранные в хвостик, как у примерной ученицы. Манера одеваться в спортивные костюмы и кожаную курточку с белым шарфиком.

Ручная сучечка с «Нексуса» — Райдер. Как такая, с выражением легкой дебильности на лице, вообще могла стать Первопроходцем, было большим вопросом.

Ярость Слоан многократно увеличилась, когда сучечка открыла рот. Она, оказывается, умела тявкать с претензией на сарказм.

«Мне сделать реверанс? Или поцеловать твое кольцо?».

Вот дрянь. Где-то в дальнем уголке сознания ширилось алое раздражение. Нет, Слоан не желала убивать Райдер — не тот был тип врага, чтобы желать смерти. Но вот преподать урок очень бы хотелось. Применить физическую силу, набить наглую физиономию, отстегать по жопе — самое оно. Помнится, в бытность Слоан курсантом они с девчонками так оторвались на одной зарвавшейся стерве. Сделали ей темную со всеми вытекающими. После того раза она стала очень тихой.

Мечты оставались лишь мечтами. Первопроходца нельзя было трогать. Приходилось лишь стискивать челюсти и цедить сквозь зубы, показывая туповатой Райдер, что нужно уменьшить количество визитов.

Раздражение росло.

Слоан регулярно сообщали о передвижениях Райдер на Кадаре. Пока она занималась исследованиями каких-то колючек и грибов, дрючила всякую шушеру, изображая из себя великого сыщика, и собирала говно местных обитателей фауны — все было нормально.

Затем сучечке захотелось аванпост. И она принялась шастать в пустошах с электронной рулеткой. Слоан даже это стерпела и ограничилась лишь замечанием.

А потом сучечка сунула свой длинный нос в святое и запретное — налаженный наркотрафик. На предъявленное обвинение лишь сложила пухлые губы в форме буквы «О». Нет, конечно же, это была не она. Как вообще Слоан могла о таком подумать!

— Сука! — Слоан с силой стукнула кулаком по подлокотнику кресла, когда Кайтус доложил ей об упущенной выгоде. — Я ее выебу!

Он тут же начал уговаривать ее. Не трогай Первопроходца. Не вздумай. Танн пошлет своих головорезов во главе с Кандросом и таких пистонов повставляет, что изгнание покажется легкой прогулкой.

— Ладно, не ворчи. Я просто поговорю с ней, — успокоила его Слоан, попутно размышляя с каких это пор Кандрос стал головорезом.

Вечером того дня она прилично выпила.

Ее все достало.

На пороге появилась Райдер.

И показалось, что немного насилия не помешает.

— Пойдем, я тебе кое-что расскажу, — сказала Слоан и взяла Райдер под руку. — Ты поймешь, почему я ненавижу «Нексус».

Райдер похлопала ресницами и пошла, как последняя дура. Действительно, чего ей было бояться среди вооруженных изгоев в своем спортивном костюмчике.

Слоан отвела ее в комнату наверху, которую сдавали гостям за двадцать кредитов в час. Глядя на обтянутую плотной тканью задницу Райдер, она предвкушала расправу. Сучечка надолго запомнит, что тявкать на серьезных людей не следует. Нет, никаких увечий не планировалось. Просто небольшой, болезненный для самолюбия, урок.

Слоан нащупала капсулу с успокоительным в кармане. Она всегда носила несколько в кармане на случай, если жертву надо было обезвредить, а не убить. Полезная была штука.

Райдер остановилась и обернулась с удивленным видом. Даже сейчас она продолжала глупить и позволила подойти к себе слишком близко.

— Где мы?

— В месте для романтического времяпровождения, — ответила Слоан и криво усмехнулась. Отвела руку с капсулой за спину, ногтем большого пальца поддела колпачок, освобождая короткую иглу.

— Но мы же не собираемся…

— Как сказать, — выпалила Слоан и бросилась вперед, метя в беззащитную шею. Райдер вскрикнула.

Бросок Слоан удался — игла почти полностью вошла в тело. Крошечный индикатор вспыхнул красным: микропоршень автоматически сработал, впрыснув препарат.

Райдер схватилась за шею и отпрянула назад. Она выдернула капсулу и, взглянув на нее, отбросила прочь. Вся подобралась, как кошка перед прыжком. Во взгляде появилась злость, зрачки сузились. Губы сжались в тонкую полоску. К ее чести не стала задавать глупых вопросов. Спустя мгновение оценила ситуацию и бросилась на Слоан — та едва успела поставить блок из скрещенных рук.

Била Райдер крепко. Ощутимо, основательно. Первый удар Слоан приняла на руки и пошатнулась. От второго едва ушла, и кулак Райдер с шумом проскочил мимо уха. Третий пришелся в лицо и достиг цели. Но вышел смазанным, без замаха и особого эффекта. Так, тычок, от которого слегка лязгнули зубы.

Следующую атаку Слоан оборвала, перехватив одной рукой запястье Райдер. Кулаком коротко ткнула под левое ребро, сбила дыхание.

Когда Райдер шумно выдохнула и сползла на пол, Слоан выпустила ее руку.

Успокоительное должно было подействовать за пятнадцать-двадцать секунд. Райдер держалась уже около минуты, но у нее не было шансов. Слоан наклонилась и вздернула ее голову за подбородок. Расфокусированный взгляд, дрожащие губы и бледная кожа. Попалась, сучка.

Слоан кое-что знала о Первопроходцах. И сейчас она представила как эта штука, СЭМ, судорожно дает команды организму Райдер. Как стимулирует ее надпочечники на выработку адреналина, как заставляет биться сердце и активизирует печень. Конечно, он будет пытаться спасти свою «хозяйку» и если не сумеет «запустить» организм, то свяжется с командой и даст координаты ее местоположения. И тогда под окнами Слоан соберется толпа уродов с «Бури».

Этого Слоан допустить никак не могла. Она наклонилась поближе, ладонью провела по затылку Райдер, распустила хвост и пальцами зарылась в мягкие волосы.

— Эй, ты ведь меня слышишь, — тихо сказала она в ухо Райдер. — Веди себя тихо. Даю слово, я ничего ей не сделаю. И не вздумай никого звать, иначе последствия будут совсем другими.

Райдер заторможено мигнула и приоткрыла рот. Слоан погладила ее по прохладной щеке.

— Ну же, СЭМ. Мы просто поговорим. Давай.

Спустя несколько мгновений Райдер закрыла глаза и повесила голову на грудь. Слоан едва успела подхватить тяжелое тело и уложить его на пол.

***

СЭМ не стал бы рисковать жизнью и здоровьем Первопроходца — это Слоан рассчитала верно. Прошло уже почти полчаса, а на улице было тихо.

Слоан перетащила Райдер на кровать и уложила на живот. Сняла с нее обувь, куртку и шарф. Расстегнула ремни и застежки так, чтобы ничего не давило. Под бедра подложила две подушки, так что крепкая задница приподнялась, образуя знатный бугор.

Руки Райдер она завела за спину и плотно примотала предплечья скотчем одно к другому. Лодыжки тоже зафиксировала. Потом откинула волосы от лица, проверила, что ничего не мешает дыханию.

Все, клиентка была готова к обработке. Осталось только дождаться, когда проснется. Ничего такого, напомнила себе Слоан. Просто немного напугать, чтобы неповадно было делать всякое дерьмо.

От нечего делать Слоан взяла бутылку виски из шкафа, заменявшего бар, и уселась в кресло возле окна. Сквозь мутное от пыли и окислов стекло было видно, как внизу копошились обитатели Кадары. Вот какой-то ангарец о чем-то спорил с кроганом-охранником. Кроган орал и жестикулировал, но рамок беседы не переходил. Миловидная турианка таскала ящики из транспорта в магазин, умудряясь поднимать такие контейнеры, которые двум земным мужикам были не под силу. Двое каких-то доходяг, саларианец и человек, распивали дешевое местное пойло из одной бутылки. Несколько торчков-землян сбились в стайку под торговым навесом и пытались продать какую-то хрень, похожую на конденсатор от «Гидры». В другое время бы Слоан связалась с охраной и дала команду проверить этих долбоебов, но сейчас ее мысли были заняты совсем другим. Ее снедало странное возбуждение: такое бывает, когда чего-то долго, нудно и безрезультатно ждешь, а оно внезапно берет и случается. Незапланированно сваливается на голову, оглушая словно снежный ком.

Она высосала где-то полбутылки, прежде чем почувствовала во рту горечь. Поставила спиртное на пол и откинулась в кресле. Потом наоборот подалась вперед и положила локти на маленький подоконник. Из-за брони это оказалось неудобным. Слоан себе места не находила. Она поднялась и прошлась по комнате. На стене, прямо над Райдер, висел ангарский ковер мрачной расцветки с какими-то цветочными мотивами. Слоан прищелкнула языком: вот народ, тащат всякий хлам. Надо будет распорядиться убрать его.

На Кадару опускались сумерки — в комнате быстро темнело. Слоан активировала несколько светильников и присела возле Райдер. Резкие тени на лице сделали девчонку старше, взрослее. И сейчас она даже не вызывала привычного раздражения. Может, потому что молчала.

Джемпер Райдер немного сполз вниз, обнажая полоску светлой кожи. Слоан подтянула его наверх, а затем машинально положила ладонь на приподнятую задницу. И только тогда сообразила, что она еще в бронеперчатках.

Пока она их снимала, Райдер пришла в себя, приподняла голову и дернулась, попытавшись перевернуться.

Слоан надавила ей на плечи.

— Лежи тихо.

Райдер уткнулась носом в подушку и глухо спросила:

— Ты совсем спятила, да?

— Где твое «Ваше Величество»?

— Черт, ты…

— Тсс, — оборвала Слоан и сильно стиснула ее ягодицу. Хорошая у Райдер была задница: не слишком худая, в меру мягкая. Было за что подержаться. — Подыграй мне. Ну же.

Райдер повернула голову и блеснула глазами.

— Из-за чего это все?

— Из-за доктора Накамото, конечно же. — Слоан поднесла к самому носу Райдер кулак. — Видишь?

— И что? — Райдер облизала губы. — Изобьешь меня?

— Что за примитивизм. Нет, засуну тебе его в пизденку, а потом отпущу, чтобы ты продемонстрировала результат Накамото. И он окажет тебе гинекологические услуги в своем грязном контейнере.

Райдер сглотнула и выдавила:

— Ты ебнутая.

Слоан ухмыльнулась и рывком сдернула брюки и белье Райдер до середины бедер. Та охнула, задергалась и получила подзатыльник.

— Тихо, блядь!

Райдер затихла на мгновение, а потом быстро заговорила:

— Прекрати. Я серьезно. Ты неправа, ты дерьмо делаешь и даже не понимаешь этого. Живешь в каком-то своем придуманном мире псевдофеодализма и упиваешься властью.

— В мире чего?

Задница Райдер была гладкой — на ней ровно и четко лежали блики света. Слоан вспомнилась своя со шрамами от ожогов, укусов варена, огнестрельных ранений и турианских когтей. Почти все причиняло ей в свое время адскую боль. А вот с когтями все было не так однозначно: Кайтус тогда перестарался, но это был лучший секс в ее жизни.

Слоан ухмыльнулась. Хочешь оценить насколько легкая жизнь у человека — посмотри на его жопу. Универсальный, блядь, индикатор.

Внизу Райдер была чисто выбрита. Слоан осторожно потрогала плотные гладкие складки между бедер, немного погрузила пальцы внутрь, ощущая почти сухую горячую плоть. Райдер вновь судорожно выгнулась, дернула ногами и чуть было не перевернулась.

Слоан сильно размахнулась и шлепнула ее по заднице так, что ладонь обожгло.

Райдер взвизгнула неожиданно тонко, по-девчоночьи. На правой ягодице наливался розовый отпечаток.

— Так в чем заключается мой псевдофеодализм?

— Да хотя бы в том, что ты сейчас бьешь меня. Телесные наказания, надо же! В твоей программе публичных экзекуций еще не предусмотрены порки?

— Публичные экзекуции несут в себе функции устрашения. Выпоротой жопой можно напугать только тебя. Для тех, кто прошел через риск смерти от голода, болезней и кеттского плена нужно что-то посерьезней.

— Так зачем же ты усугубляешь жизнь этих людей? Зачем изгоняешь тех, кто не заплатил? Зачем занимаешься рэкетом? Это же гадко, отвратительно. Ты была одной из лучших в «Альянсе». Что с тобой случилось?

Голос Райдер слегка дрожал, но она упрямо сыпала вопросами. Странно, но Слоан это даже понравилось. Ей вдруг захотелось поговорить об этом. Выступить в качестве своего собственного адвоката, выговорится, оправдаться. Она села на край кровати, убрала с лица Райдер рассыпавшиеся волосы, заправила их за ухо.

— Я слышала, что ты поставила к стенке Мэллокса на Харибда-Пойнте. Зачем?

— Он… — Райдер запнулась. — Он убил целое поселение ангара из-за фильтров для воды.

— Он урод?

— Да.

— Смотри, какая получается ситуация. Мэллокс не платил мне креды за защиту. Дескать, он не мог их заработать. Я его по доброте душевной не грохнула его, а всего лишь вышвырнула в пустоши. И там он — сюрприз! — развернул деятельность, обжился и довольно неплохо устроился. У него ведь были креды, но ему показалось, что платить ангара за фильтры невыгодно. Ему понадобились технологии. И он решил проблему по-своему. Так в чем была моя ошибка: в том, что я вышвырнула ублюдка или что я оставила ему жизнь?

— Это особенный случай, — ответила Райдер после короткого молчания. — Я могу назвать других. Когда я только высадилась, твои изверги на площади били какого-то несчастного, вышибая из него дань. Та же Рэми Тамайо. И таких случаев полно.

Слоан вздохнула.

— Райдер, тебе дал удочку добрый дядюшка Танн, чтобы ловить рыбу. У тебя есть доступ ко всем ресурсам Инициативы. У меня нет дядюшки, удочки и ресурсов, зато есть толпа отчаявшихся людей, которым нечего жрать и нечего терять. Как я должна держать их в подчинении? Добрым словом? На что я должна организовывать защиту от кеттов и всякого сброда, вроде Мэллокса? Ты же понимаешь своим детским мозгом, что как благотворительная организация я долго не протяну.

Райдер ответила практически без задержки, тут же вильнув и уведя разговор в сторону.

— То есть этим можно оправдать все? В том числе и наркотики?

— Райдер, хочешь дурь?

— Что?

— Ты хочешь дозу? Попробовать? Может кто-то из твоей команды хочет? Я дам бесплатно месячный запас.

— Нет, конечно!

Слоан улыбнулась, услышав ярое возмущение. Конечно, не хочешь. И если кто-то из твоих подсядет на наркоту, ты сделаешь все, чтобы это прекратить. Вплоть до нейрокоррекции и увольнения с «Бури».

— Райдер, а представляешь, вот я или Кайтус тоже этого не хотим, хотя у нас есть неограниченный доступ к этому дерьму. Просто так устроен мир: кто-то хочет добиться лучшей доли, а кто-то сидит в дерьме и гробит свою жизнь.

Слоан хотелось сказать по-другому. Что кто-то хочет выебать и быть сверху по жизни. Кого-то ебут и сперму в рот сливают, а ему нормально, еще и добавки просит. Но Слоан сдержалась. Не стоило говорить такую гадость вчерашней школьнице-отличнице. Не поймет, не оценит и решит, что над ней просто издеваются.

— Они хотят этого. И получат это не через меня, так через кого-то другого. Так зачем я буду отказываться от легких денег, которые мне сейчас так нужны?

Торчки — это не люди, хотела добавить Слоан. Это биомусор, который отравляет нормальное общество. Уж она-то насмотрелась на них, когда была немногим моложе Райдер. Но она опять смолчала.

— Легкие деньги? Ты же сама уничтожаешь своих людей.

— Райдер, почему ты не осуждаешь Танна? Он изгнал сотни «своих людей» и умыл руки. Снял с себя всякую ответственность за изгнанников перед ангара. Но ты, и еще много таких, как ты, проклинаете и судите меня, а не его. И вам нормально, удобно и ничего не жмет.

Райдер промолчала и лишь шевельнула плечами. Наверное, у нее затекла спина от неудобной позы. Да и ответить, похоже, было нечего.

Слоан поднялась и потянулась.

— Ну ладно. Мы отклонились от нашей главной темы. Наказание за проступок. Знаешь ли ты, Райдер, что является универсальным защитным механизмом?

Она наклонилась и вытащила белый ремешок Райдер из шлевок. Стирать руки о задницу дуры не хотелось.

— Молчишь? Это боль, Райдер. Универсальный механизм защиты, который мешает нам делать глупости.

— Ты много чего передергиваешь, — тихо сказала Райдер. — Можно сделать лучше, правильней. Зачем опускаться до диких методов?

Слоан покрепче ухватила ремешок и помахала рукой, приноравливаясь.

— Потому что они реально работают, — ответила Слоан и с силой опустила ремень на ее задницу. Райдер сдавленно вскрикнула и уткнулась в подушку. На белой коже мгновенно проступил красный вспухший рубец.

Следующие десять минут Слоан не услышала от Райдер ни звука, хотя старалась, как могла. Она била сильно, с оттягом. Чередовала удары по ягодицам, нежным местам под ними и верхним частям бедер. Следы наливались нежно-розовым, а там, где ремень попал несколько раз — вспыхивали всеми оттенками красного.

Райдер вздрагивала при каждом ударе, ее кулаки были стиснуты до побелевших костяшек. Тело было жестким, как доска — и это должно было доставлять ей дополнительное мучение.

У Слоан уже рука устала, а Райдер все продолжала молчать. Иной раз она виляла задницей, шумно выдыхала через нос или скрипела зубами, но на этом все. Было в кого проявлять характер.

Тридцать ударов превратили белую гладкую задницу в красный кусок мяса. Слоан остановилась. Должно было хватить, чтобы Райдер усвоила урок.

— Ну как? Понимание уже приходит в твою глупую голову?

— Да, блядь!

У Слоан колотилось сердце. Порка раззадорила ее.

— Я, кажется, уже говорила тебе следить за языком. Обращайся ко мне «мэм». И вот тебе тогда, на закуску, для пущего понимания.

Слоан перехватила ремешок так, что бляшка оказалась на конце. Свист, удар, еще и еще — Райдер вцепилась зубами в подушку. Слоан метила по бедрам и местам под ягодицами. Отсчитала пять и отбросила ремень с сторону.

Запустила руку Райдер в волосы и, оттянув голову назад, спросила заглядывая в лицо:

— Что надо сказать?

Ресницы Райдер были мокрыми, губы припухли и дрожали. Она сглотнула и ответила на удивление ровным голосом:

— Да, мэм. Я все поняла.

Дополнительных мучений для нее совсем не хотелось. Слоан ненадолго оставила Райдер, чтобы сходить в душевую. Там она взяла чистое полотенце из стопки и открыла холодную воду. Запахло серой, Слоан поморщилась. Даже тройная фильтрация не спасала от этого дерьма. Напор был слабый — тяжелая ткань намокала плохо, так что пришлось задержаться.

Слоан смочила щеки водой и вздохнула. Подождала, пока сердце перестало колотиться, и лишь тогда вернулась в комнату.

Райдер к этому времени уже перевернулась и откатилась к стенке. Она приподняла голову и затравленно посмотрела на Слоан.

— Я думала, что ты совсем ушла.

Голос у Райдер был хриплым, срывающимся. Искусанные припухшие губы ярко выделялись на бледном лице. Она лежала на боку, согнув ноги в коленях.

Слоан промолчала. Ее внимание сейчас привлекла одна забавная деталь. Внизу Райдер была вся гладкая, и лишь на лобке оставался темный клочок волос в форме маленького треугольника. Или сердечка? Пальцы сами потянулись к этому месту и взъерошили короткие волоски. Райдер попыталась подтянуть ноги выше к груди.

— Эй, Райдер, для кого стараешься? Не для того понтоватого контрабандиста, с которым ты постоянно тусуешься?

— Хватит, это не твое дело! — выпалила она, и Слоан с удивлением увидела, как порозовели ее щеки.

Надо же, как застеснялась. Слоан сейчас была уставшая и расслабленная, деталь с интимной стрижкой показалось ей странной, но милой, и она не обратила внимания на выпад Райдер.

— Ладно, ладно, с кем трахаться — твое дело. Давай-ка.

Она перевернула Райдер обратно на живот и положила мокрое полотенце на пылающие ягодицы. Та тихо ойкнула и немного приподняла задницу.

Слоан попыталась надорвать скотч на ее руках пальцами, но эта хрень была слишком крепкой. Пришлось наклониться и подцепить клейкую ленту зубами. Дело пошло на лад и вскоре Слоан освободила предплечья и взялась за лодыжки.

Райдер застонала и, вытянув руки вперед, ухватилась за спинку кровати. Она слегка развела освобожденные ноги в стороны. Слоан приподняла теплое полотенце, помахала им, охлаждая на воздухе, и вновь вернула на место. Рубцы немного побледнели.

— Я ни с кем не трахаюсь, — вдруг заявила Райдер тем же тоном, которым говорила «ты же из «Альянса», как ты можешь».

Слоан немного удивилась, чего это Райдер так завелась.

— Да ладно, успокойся. Я не…

— Ты не поняла. Я никогда ни с кем не трахалась вообще. У меня не было на это времени.

Возникла неловкая пауза. До Слоан не сразу дошло сказанное. А потом она не смогла удержаться от смешка.

— А-а-а, тогда ты много потеряла. Хотя, может, ты врешь?

Райдер приподнялась на локтях, прогнулась в спине и приподняла задницу, так что из-под полотенца стало видно две тугие складочки и тонкую полоску розовой плоти.

— Проверишь?

— На слабо берешь? Или совращаешь? — усмехнулась Слоан. Ситуация становилась все нелепее. — Я не западаю на глупых девчонок.

— Только на бравых турианцев? А мне вот кажется, что женщины у тебя были.

— Я же сказала, что меня не интересуют глупые девчонки. Если женщина умная, то с ней всегда приятно иметь дело, даже в постели.

Райдер уронила голову на руки и сделала то, чего не следовало. Она прокудахтала, подражая курице. Мол, боишься, трусливый цыпленок. Чего-чего, а такой дурацкой выходки Слоан от нее не ожидала. Ей стало смешно.

— О'кей, если тебе так неймется.

Рука сама потянулась вперед и подтянула нагревшееся полотенце. Пальцы погрузились в горячее и влажное. Райдер едва заметно двинула бедрами. Она текла так, как будто у нее там дамбу прорвало.

— Твою мать, — потрясенно выдохнула Слоан.

Указательный палец с трудом продвинулся внутрь, войдя на две фаланги. Его тут же обхватило, что-то узкое и плотное, похожее на толстое кольцо от воздушного шарика. Слоан попыталась согнуть палец и Райдер протяжно застонала. Она встала на колени, вскинула задницу и раздвинула ноги. Ее сейчас определенно от всего этого тащило.

Остатки хмеля в одно мгновение слетели со Слоан. Дело приобретало оборот, на который она совсем не рассчитывала. Кто же знал, что Райдер так отреагирует на порку?

— Так, хватит.

Слоан резко выдернула палец, при этом послышалось пошлое «чпок», как будто из бутылки резко вытянули пробку.

Райдер завалилась на бок и закрыла глаза рукой. Второй она безуспешно попыталась подтянуть трусы.

— Я, может быть, и псевдофеодал, — сказала Слоан, тщательно вытирая руку о покрывало, — но девственниц пока еще не ебу.

Она поднялась и продолжила, глядя в сторону:

— Отлежишься здесь, а потом марш к себе. И чтобы больше не приходила. А вздумаешь еще выкидывать какие-нибудь штуки, то пороть тебя будут мои кроганы.

Слоан развернулась на каблуках и вылетела за дверь. В коридоре остановилась и прислонилась к стене. Тело слегка покалывало от разлившейся истомы. Хуже всего было то, что ей самой, похоже, понравилось держать чужое возбуждение на кончиках пальцев. Охренительное возникало чувство, когда кто-то беспомощный и податливый реагировал на прикосновения, зависел от ласк и ударов, подставлялся и хотел еще.

А Райдер хотела еще и была готова зайти далеко, если порка и грубость ее не унизили, а лишь возбудили.

Слоан с силой потерла щеки ладонями и встряхнулась. Хватит, во всем был виноват блядский алкоголь. И никак иначе.