Actions

Work Header

Спящая красавица

Chapter Text

________________________________________
5:56
________________________________________

- Гарри.

Голос Эггзи раздается откуда-то издалека, что странно даже для телефона, и Гарри чувствует себя откровенно глупо, когда, наконец, понимает, что держит мобильный вверх ногами.

- Мм, - выдавливает он, перевернув телефон, и тут же хмурится, потому что он собирался сказать совсем другое. Гарри пытается снова, хриплым со сна голосом. - Доброе утро.

- Ага, сорян, я знаю, что я дохуя рано.

- Что ты, все в порядке, - отмахивается Гарри, вслепую нашарив стакан воды на тумбочке и смочив, наконец, горло. Он честно пытается открыть глаза, но утреннее солнце настойчиво пробивается сквозь щель между шторами, и это самое отвратительное зрелище в его жизни, и Гарри, едва сдерживая стон, натягивает одеяло на голову. – Что-то случилось?

- Слушай, я попрошу тебя об огромном одолжении, ладно? Мерлин меня вызывает, срочная миссия, мне нужно уехать вот прям щас.

- В твой первый за несколько месяцев выходной? Звучит не очень справедливо.

- Ага, давай, достань свою доску для спиритических сеансов и расскажи об этом Валентайну. Мир все еще в полной жопе, Рокси вот в каком-то сибирском Мухосранске, хотя только вернулась с Крита прошлой ночью.

Довольно глупо чувствовать свою вину за происходящее, но Гарри ничего не может с собой поделать. Помимо этого, он ощущает себя старым и бесполезным, ему не терпится вернуться к тренировкам, его злит, как Мерлин запрещает ему это, пользуясь своими полномочиями временного Артура (иногда даже грозит ему пальцем, что тут же послужило бы для Гарри поводом этот палец сломать, будь это не Мерлин). Гарри сдерживается, потому что над ними всеми нависает этот стресс, но сколько уже времени прошло с Дня В, а мир все еще продолжает катиться к чертям, несмотря на шаткое перемирие, и никто не может сказать, сколько это еще продлится, и сколько дружеских отношений останутся сохраненными.

- Я клянусь, я бы не просил, если бы мог найти кого другого, я знаю, что ты еще поправляешься, и тебе не в тему всякие беспокойства.

- Ничего подобного, я в полном порядке. – Почти. В каком-то смысле. Не считая россыпи обезболивающих, хранящихся в шкафу в ванной (спасибо новым мигреням), и паутины шрамов, расползающейся от глаза до виска (спасибо пуленепробиваемым очкам, которые не особенно соответствовали своему названию в тот день, учитывая расстояние выстрела), и тому факту, что теперь Гарри нужно десять часов сна в день как минимум, хотя в былые времена он спокойно жил на четырех. – Я весь в твоем распоряжении. Чем могу помочь?

Гарри слышит стук в дверь, который не ограничивается одним повторением и раздается снова и снова. На этот раз Гарри не сдерживает стона от мысли о том, что нужно откинуть одеяло и встретиться лицом к лицу с солнечным светом в такое неправославное время суток.

- Эггзи, подождешь? Кажется, молоко принесли.

- Не, это я.

Что ж, это имеет больше смысла, чем доставка молока в неполные шесть часов утра.

- Один момент, - просит Гарри и, сбросив звонок, неуклюже выбирается из постели, со второго раза правильно надевая тапки и спотыкаясь по дороге к лестнице.

- Утречко, - произносит Эггзи с извиняющейся улыбкой, когда Гарри, щурясь, наконец открывает дверь. В одной руке Эггзи держит коричневый бумажный пакет с лого кофейни на соседней улице, из которого пахнет свежим эспрессо и божественной выпечкой с кленовым сиропом и орехами. Другой рукой он придерживает свою младшую сестру, которая спит, сидя на его бедре.

- Мама на работе. Присмотришь за Дейзи?

Что.

- Я не уверен, что обладаю достаточным опытом, - отчаянно выдавливает Гарри, пытаясь одновременно придумать достаточно хорошую отмазку и вспомнить хотя бы кого-то, кто мог бы заняться ребенком вместо него.

- Думаешь, я знаю, какого хрена я делаю? Ты, блядь, выстрел в лицо пережил, переживешь и шестнадцать часов с ребенком. Я купил тебе завтрак, - с надеждой добавляет Эггзи, будто этого достаточно, чтобы чаша весов перевесила в его пользу.

Гарри старательно сжимает губы, демонстрируя, насколько он недоволен сложившимися обстоятельствами, но все равно принимает протянутый пакет и придерживает дверь, чтобы Эггзи мог зайти.

________________________________________
7:19
________________________________________

- Мерлин, - спешно зовет Гарри, включая очки и набирая координаторскую.

- Да, в чем дело? – отвечает Мерлин таким голосом, будто он уже на грани и вот-вот сорвется. – Это может подождать?

- Как сделать, чтобы младенец перестал рыдать?

- Я думаю, зависит от причины рыданий. Ты что-то у него забрал? Сбил велосипедом? Какой контекст?

- Я понятия не имею, почему она рыдает, она просто проснулась и начала орать.

- Возможно, я что-то упускаю, и этому есть очевидный ответ, - произносит Мерлин тем тоном с напускным безразличием, по которому сразу ясно, что дальше последует саркастичная ремарка, - но с какого черта у тебя в доме младенец?

- Что я могу сказать. Ее бы здесь не было, если бы ты не отправил ее брата в Глазго.

- Ясно, - бормочет Мерлин и когда заговаривает снова, то хотя бы слегка извиняющимся голосом, а это уже что-то. – Сколько ей лет?

- Три. Четыре?

- Ебаный в рот, Гарри, это не младенец. Этот человек уже в состоянии формулировать слова в предложения. Пойди и спроси ее, чего она хочет. Мне пора.

- Нет, не уход…

Слишком поздно.

На какое-то время Гарри просто неловко замирает в дверях, беспомощно глядя на маленькую фигурку Дейзи, трясущуюся от рыданий. Наконец, сделав глубокий вдох для храбрости, он подходит и садится на край постели, где Дейзи крепко завернута в одеяло без шансов свалиться.

- Доброе утро, Дейзи, - пытается Гарри. Дейзи только прибавляет громкости, глянув на него сквозь упавшую на лицо светлую челку и тут же зарываясь лицом в подушку. – Принести что-нибудь попить?

- Я хочу Э-хэ-хэггзи, - завывает она, разбивая имя всхлипами, что было бы смешно, не будь так жутко и жалко.

- Я тоже, - ляпает Гарри, потому что он слишком уставший, чтобы думать. – Как насчет еды?

- Я хочу писать.

- Мерлин, - Гарри отчаянно набирает координаторскую, - помоги.

________________________________________
11:42
________________________________________

К полудню между ними образовывается шаткое, подозрительное перемирие, такое же хрупкое, как и розовые вафли, которые Гарри находит в глубине кухонного шкафа.

- Послушай, - говорит он Дейзи, складываясь как гармошка, чтобы умоститься на ковре возле нее со скрещенными ногами, - для второго завтрака уже поздно, а для ланча слишком рано, но время – это социальный конструкт и на деле ничего не значит, так что как насчет вафель?

- Эггзи такие нравятся, - сообщает Дейзи. – Он их ест вот так… - она берет вафлю с маленького декоративного блюдца и целиком засовывает в рот. Вафля распирает ей щеки изнутри, вызывая ассоциации с «Уоллесом и Громитом». – Он может засунуть в рот «Wagon Wheel». Целый! И не сломать его!

Впечатляющие размеры рта Эггзи, и его страсть к засовыванию туда различных предметов – однозначно не та информация, которую Гарри хотелось услышать от трехлетнего ребенка, но теперь он не уверен, что сможет это забыть. Чтобы отвлечься, он смотрит в экран телевизора, пытаясь сообразить, что там, черт возьми, происходит.

- Что мы смотрим?

- Это Флора, Фауна и Мэривеза, - уверенно сообщает Дейзи, заталкивая в рот очередную вафлю и рассыпая повсюду розовые крошки, когда начинает говорить. – Они присматривают за Дикой Розой, но ее на самом деле не зовут Дикая Роза, потому что она Аврора, и она принцесса, но Малефисента наложила на нее проклятие, так что она должна умереть, но у Мэривезы было свое заклинание, так что она не умрет, и теперь она живет в лесу, чтобы не поранить палец, а сейчас будет филин, он притворится принцем, а потом она встретит настоящего принца, его зовут Филипп, потом Флора, Фауна и Мэривеза отправят ее обратно в замок, и она будет не особо довольна, потом она поранит палец и уснет, и все уснут, а Малефисента похитит принца Филиппа, а потом Флора, Фауна и Мэривеза его спасут, и он отправится в дорогу, и там везде шипы, а Малефисента – дракон, и он ее победит, а потом Аврора проснется, и они поженятся, я думаю, но этого не покажут.

- Боже правый, - только и произносит Гарри, пялясь в экран, где мультяшный праздничный торт превращается в невнятную кучу. – Нам вообще надо это смотреть? Кажется, ты наизусть уже все знаешь.

Дейзи посылает в его сторону убийственный взгляд и украдкой отпихивает пульт за себя, под диван.

- Ладно, - Гарри поднимает руки, сдаваясь, и откидывается на подушки, устраиваясь поудобнее для первого в жизни диснеевского мультика. – Черт возьми, это Чайковский.

- Тссс!

- Прости.

- И не говори «черт возьми».

- Прости.

________________________________________
14:04
________________________________________

- Вот так, - объясняет Гарри, показывая движение самодельным мечом, сложенным из газет и закрепленным скотчем. Дейзи взвизгивает и со смехом отпрыгивает в сторону, и от попыток не засмеяться самому у Гарри уже болит лицо. – Нет, защищайся, - настаивает он, показывая на экран телевизора, где Бэзил Рэтбоун и Тайрон Пауэр сражаются на шпагах, перекидываясь любезностями. – Посмотри на Зорро, видишь, как он…

Взревев как товарный поезд, Дейзи бросается на Гарри и так увлеченно принимается колотить его по коленкам газетным мечом, что он сам забывает свои советы и бросает свое оружие, предпочитая ему побег.

- Ты должна быть Зорро, а не Уильямом Уоллесом! – выкрикивает он через плечо, перепрыгивая журнальный столик, и бежит к лестнице. – Стиль, не грубая сила!

- Сила, - настойчиво повторяет Дейзи, и, несмотря на маленькую фигурку, ее глаза блестят довольно пугающе. Дейзи издает боевой вопль, достойный армии орков, и кидается к лестнице.

________________________________________
16:37
________________________________________

В рюкзаке, который Эггзи принес утром, Гарри находит фломастеры, и Дейзи погружается в рисование. Брошенные неудачные рисунки покрывают весь журнальный столик и половину пола в гостиной. Гарри пытается делать вид, что он не подглядывает, на случай, если это какое-то жуткое нарушение правил этикета (он понятия не имеет, что можно, а чего нельзя, когда речь заходит о детях и их странном поведении), но Дейзи, кажется, вполне довольна тем, что он читает книгу, и не замечает, как он за ней наблюдает. На бумаге уже успело появиться невнятное человекообразное пятно, которое должно быть Эггзи, судя по жуткой черно-желтой одежде, чуть меньшее пятно в синей одежде с огромной маргариткой вместо головы и совсем маленькое пятнышко с коричневыми точками возле него («Это Джей Би и его какашки», - объясняет Дейзи, когда замечает, что Гарри смотрит, и вообще, это нормально для ребенка рисовать такие вещи?). Дальше следует треугольник с головой и длинными светлыми волосами, и, наконец, фигура, которая раза в три выше всех остальных и состоит на восемьдесят процентов из длинных тонких ног, а на двадцать – из гигантских очков в стиле Элвиса Костелло.

- Как пишется Гарри? – спрашивает Дейзи, и Гарри откладывает книгу в сторону, слишком довольный, что его включили в семейный портрет, чтобы перестать улыбаться как полный придурок.

- «Г».

Дейзи выбирает оранжевый фломастер и аккуратно рисует кривоватую загогулину.

- «А».

На бумаге появляется зеленый квадрат с крестиком посередине. Дейзи от усердия высовывает язык, выводя линии.

- «Р».

Дейзи проводит фиолетовую волнистую линию, больше похожую на змею и поднимает выжидающий взгляд на Гарри.

- Еще одна «Р».

Рядом появляется такая же фиолетовая змея, на этот раз перечеркнутая двумя ровными полосками.

- Последняя буква, «И».

В представлении Дейзи это ярко-красный круг, в последний момент дополненный улыбочкой. Дейзи аккуратно надевает колпачки на свои фломастеры и с крайне довольным видом подпихивает рисунок к Гарри.

- Дейзи, это потрясающе, - серьезно произносит тот, потому что это правда – рисунок яркий и забавный, и совершенно очаровательный. – Я могу оставить его себе? Повешу у себя в офисе рядом с Пикассо.

- Что такое Пикассо? – подозрительно спрашивает она, словно не особенно рада перспективе соперничества.

- Иди сюда, - Гарри похлопывает по подушке рядом с собой и открывает Сафари на планшете, чтобы показать Дейзи картинки. – Смотри. Правда, прекрасно? Твои цветовые решения напоминают мне эти картины.

Дейзи какое-то время изучает экран, листая результаты поиска и нажимая на некоторые миниатюры, чтобы рассмотреть поближе, и, наконец, выносит положительный вердикт.

- Но мои лучше.

- Да, несомненно, - соглашается Гарри, не в силах сдержать смешка. – Твоя работа великолепна, я в восторге. Спасибо большое.

- Давай еще раз посмотрим «Спящую красавицу»?

- Как скажешь.

________________________________________
17:19
________________________________________

Гарри, вздрогнув, просыпается спустя полчаса, тут же начиная паниковать, что за это время Дейзи могла включить газ в кухне или выбежать на дорогу, но в реальности оказывается, что она все еще сидит рядом, периодически поглядывая на экран, но по большей части сосредоточившись на новых рисунках.

- Что… - сонно начинает Гарри, потирая глаза рукой и тут же осознавая, что не может поднять вторую. Он растерянно переводит взгляд вниз.

- Татуировки – это круто, - сообщает ему Дейзи, черной ручкой дорисовывая последний лепесток маргаритки на тыльной стороне его ладони. Рукава его рубашки так и поддернуты с того времени, как он мыл посуду после ланча, и Гарри, прищуриваясь, присматривается к правой руке, покрытой кривоватыми линиями и очень смутно узнаваемыми рисунками.

- Это Джей Би? – спрашивает он, показывая на маленький жирненький шарик в районе косточки на запястье, практически в полной уверенности, что это сон. Дейзи гордо кивает. – В таком случае, я предполагаю, что рядом его какашки?

- Ага, - подтверждает Дейзи таким тоном, будто это был самый глупый вопрос в ее жизни.

- Ясно. Что ж.

- Ты злишься?

- Нет. Боже, нет, конечно. Я тебе больше скажу, - Гарри поднимается и пересаживается на подушку по другую сторону от Дейзи, - я считаю, что не стоит начинать то, что не планируешь заканчивать. Как насчет другой руки?

Дейзи выглядит такой удивленной, что у Гарри что-то сжимается внутри от того, насколько она похожа на Эггзи в некоторые моменты, будто все свои выражения лица она переняла именно от него.

- Ладно, - улыбается она. – Только сиди смирно, я нарисую Малефисенту.

________________________________________
20:52
________________________________________

- Эй, - раздается едва уловимый шепот возле его уха, щекочущий дыханием. Гарри морщит нос и зевает, не удосуживаясь даже открыть глаза. Он отмахивается от нарушителя его спокойствия как собака от мухи, но звук раздается снова, не то чтобы громче, но четче что ли, будто источник стал ближе. – Эй, Гарри. Вставай, Спящая красавица.

- Спящая красавица просыпается только от поцелуя, - говорит Дейзи. Она немаленьким весом давит на грудь Гарри, устроившись на нем сверху. Гарри чувствует маленькие ладошки на своих щеках, которые ползут выше, пальцами забираясь под очки в попытках открыть ему глаза.

- Дейзи, нет, так не надо. Если думаешь, что это так работает, можешь поцеловать его в щеку.

- Не я, - снисходительно объясняет Дейзи, - а ты.

- Оу. Нет, - Эггзи издает тихий смущенный смешок, - я не уверен, что ему это понравится.

- А может да, - бормочет Гарри, лениво пытаясь открыть глаза, но быстро сдается и остается лежать как есть, в тепле и уюте, в ожидании, что случится дальше. Чувствуя невесомое касание губ к скуле, Гарри задерживает дыхание, сдерживаясь, чтобы не потянуться за прикосновением.

- Ну вот, - произносит Эггзи, все еще не повышая голос с шепота. Гарри слышит смех, прячущийся где-то за словами; и что-то вроде обещания или вызова, что-то теплое, чудесное и совершенно неожиданное обвивается вокруг его сердца. – Просыпайся, ленивый засранец, мне пришлось взломать твой хренов замок, потому что я через окно видел, как вы спите.

- Не говори хренов, - строго выговаривает Дейзи, и первое, что видит Гарри, открывая, наконец, глаза, это как Эггзи морщится с выражением «ой, пиздец» на лице. Эггзи стоит на коленях у дивана, на котором растянулся Гарри, и тот не сдерживает смеха, чувствуя, как в груди зарождается странное тепло, разбегаясь мурашками по телу.

- Дейзи, у меня из-за этого будут проблемы. Не говори маме. Я подарю тебе что-нибудь из "Скайлэндеров".

- Ладно.

- Скажи Гарри пока.

- Гарри пока, - передразнивает Дейзи.

- Мелкая язва, - бормочет Эггзи. Переведя взгляд на Гарри, он на какое-то время замирает, задумавшись о чем то, а потом легонько улыбается. – Иди обувайся, хорошо? – говорит он Дейзи, а затем, снова поворачиваясь к Гарри, добавляет шепотом: - Я отведу ее домой и сразу вернусь сюда. Если снова уснешь, у тебя проблемы. Понял?

- Прекрасно.

Эггзи поднимает с пола ручку и, найдя кусок неразрисованной кожи на руке Гарри, вписывает свое имя между смутными очертаниями дракона.

- Отлично, - дерзко подмигивает Эггзи и сажает Дейзи к себе на спину.