Actions

Work Header

Осенние огни

Chapter Text

Для весны день выдался каким-то тухлым. Дэрил не мог объяснить себе, в чем дело, но такую тухлость он обычно ощущал осенью, в те серые и сырые дни, когда в воздухе словно висела дымка, пахнущая гниющими листьями, раскисшей землей, дождем и бензином. Неправильный день. Будь воля Дэрила, он свалил бы в лес, но вместо этого пришлось ехать в место, куда никто в здравом уме не поперся по собственному желанию, – в тюрьму.

Там торчал Мерл, и с ним надо было срочно потолковать. Нетелефонный разговор. Не терпящий отлагательств разговор. В общем, хуже не придумаешь. Поэтому Дэрил с утра пораньше сел на старый добрый «Триумф» и отправился по правильной, безопасной дороге, сверившись на всякий случай с картой. Как в любой дурацкой сказке, было два пути: долгий, по широкой дуге огибающий Место, В Которое Нельзя Попадать, и короткий, разумеется, проходивший совсем рядом. Накануне Дэрил помозговал немного и все-таки выбрал короткий. «Слишком близко», наверняка буркнул бы дядя Джесси. Но дядя давно помер, а значит, никто его мнения учитывать не собирался. Да и с нехорошими делами надо разбираться скорее, пока они не стали совсем уж мерзкими.

Дэрил катил по пустой лесной дороге и пытался думать о чем угодно, только не о предстоявшем разговоре и не о Месте. Получалось хреново, и чертова осенне-весенняя хмарь заставляла психовать и злиться еще сильнее. Долбанные мысли все равно вертелись вокруг брата и денег. Такая уж у него жизнь, как будто поделенная на куски, в которых есть брат, нет брата, есть деньги, нет денег. Причем куски с наличием брата и отсутствием денег обычно совпадали. А что делать, если и Мерл в тюряге, и денег ни цента? А они нужны, дико нужны, как раз чтобы в очередной раз вытащить жопу Мерла из неприятностей, в которые тот угодит, когда выйдет на свободу. «Нужно уметь все просчитывать», сказал бы дядя Джесси. Не, не так – Просчитывать. Хотя Дэрил в жизни не умел Просчитывать. По правде говоря, дядя тоже. Они оба были теми еще неудачниками, как и все Диксоны. А Дэрилу еще не повезло и по матери. Одна огромная ходячая неудача.

Он чуть сбросил скорость, свернул направо, на уж совсем старую и узкую дорогу. Так быстрее, ага. Вскоре левую сторону тела стало слегка покалывать, а может, просто мерещилось всякое. Но останавливаться и проверять Дэрил не собирался. Он и так знал, что Место близко – как раз за лесочком слева всего через полторы мили. «Херня полнейшая», брякнул бы Мерл. Он никогда ничего не чуял, но, Дэрил знал, брат тоже не рискнул бы туда сунуться. На всякий случай. «Бездарность», говорила мама, пока была жива, «Везунчик», объявил дядя Джесси, когда она сгорела. Везунчик… Ну хоть в чем-то кому-то из Диксонов повезло.

Дорога вильнула, огибая рощицу, и повернула правее, уводя прочь от Места. Только далеко убраться не удалось.

– Эй, мистер! – Девица стояла у обочины и махала руками. По уму надо было ехать мимо и не париться, но Дэрил ругнулся про себя и затормозил, снял шлем. Что там еще? А, ясно. Чуть поодаль виднелась тойота королла с распахнутым багажником. Из-под брюха машины торчал домкрат – девица решила самолично поменять пробитое колесо. Интересно, с чего бы? Обычно такие дамочки, случись что, бросались трезвонить в автосервис, а не возились с тачкой сами.

Но подвоха не было – Дэрил бы почувствовал. На всякий случай он даже принюхался, но прохладный воздух по-прежнему пах лишь дорогой и бензином.

– Привет! – Блондинка подошла, улыбнулась, но когда разглядела Дэрила поближе, улыбка предсказуемо несколько поблекла. – Не одолжите мобильный? Мой сел, я не могу даже вызвать аварийку.

– Нет. – Разумеется, она поняла неправильно, и Дэрил пояснил: – Нет у меня мобильного.

Девица послала ему недоверчивый взгляд: как же такое может быть – в наши дни и без телефона? А вот бывает.

– Черт… – Она отвернулась, закинула руку за голову. Чистенькая машинка, чистенькая одежка, какая-то примодненная. Откуда эта девица здесь взялась? Точно не местная. – Есть тут неподалеку сервис?

– Мили через четыре, если по прямой через лес и поле. – По крайней мере, Дэрил знал только этот.

Девица тяжело вздохнула и снова посмотрела на Дэрила:

– А по дороге?

– Все восемь.

– В этом чертовом штате везде понатыканы автозаправки и сервисы. Почему я угодила в единственную глушь? – В ее голосе было такое возмущение, что Дэрил невольно усмехнулся. С городскими всегда так – считают, что с ними и их тачками никогда ничего не случится. А потом стоят с раззявленными ртами и машут руками, будто от этого какой толк. Ничего, им полезно. Не будут смотреть на все вокруг, как на дерьмо.

Пора заводить мотор и ехать дальше, времени в обрез. Надо было так и поступить, но Дэрил заколебался. Все-таки девица совсем одна. Конечно, не посреди сраного нигде, но наверняка машины здесь встречаются нечасто, и куковать блондиночке несколько часов.

А Дэрилу-то какое дело?

– Помочь?

И тут же пожалел, что не удержался.

Взгляд девицы стал пристальным: она словно обмерила его от макушки до ботинок, а заодно и мотоцикл – от руля до колес, нацепила ценники, а потом вдруг посмотрела почти жалобно:

– Никак не могу отвернуть болты на проклятом колесе.

– Прикипели. – Что за черт его дернул? Ладно, поздно осаживать назад. Дэрил слез с мотоцикла и подошел к тойоте. Секретки девица снять уже успела, а вот с основными болтами дело застопорилось. – Ну точно. Сейчас отвернем. Тащи докатку.

В каком-то смысле повезло, что девица пробила заднее колесо. Можно не заморачиваться, а посадить докатку сразу. Если бы пробила переднее, на ведущем мосте, пришлось сначала переставить туда целое и уже на его место прикручивать докатку: возиться в два раза дольше.

Дэрил поднял лежавший на асфальте возле колеса балонный ключ и принялся отворачивать первый болт. Тот поддался с трудом. А не мешало бы тойоту отогнать на техобслуживание. Машинка-то хорошая, пусть ей и десяток лет. Да, девятое поколение, Е120. Дэрил чуял ее – спокойную рабочую девочку, привыкшую к тому, что хозяйка порой увлекалась и хотела полихачить. Полная противоположность своенравному и брюзгливому старику-«Триумфу».

– Ты местный? – решила завязать разговор девица. – Из Кинга?

Дэрил ненадолго отвлекся, бросил взгляд влево. В сторону Места.

– Неа.

– Я из Атланты, – зачем-то объявила она. – В Кинге живет мой отец. Переехал два года назад, когда умерла мама.

На это полагалось что-то ответить, и Дэрил ограничился невнятным «Угу», тем более, следующий болт тоже здорово прикипел.

– Решила навестить его на выходных.

Это такой намек «Меня ждут и, если что, будут искать» или у нее просто язык без костей?

Дэрил открутил последний болт и ухватился за колесо, потянул на себя. Готово. А поставить докатку – дело быстрое.

– Ты автомеханик?

Дэрил пожал плечами:

– Подрабатываю иногда.

Девица снова смерила его оценивающим взглядом:

– Я заплачу.

Пошла ты! Дэрил едва не выпалил это вслух.

– Побереги деньги для сервиса.

И сразу пожалел, потому что бабло бы сейчас очень даже пригодилось. Ну да, снова не Просчитал.

– Спасибо.

Дэрил медленно выдохнул. Ладно, и чего он на нее взъелся? Ничего она не сделала, даже поблагодарила. Пусть горожаночка и себе на уме, но улыбалась она теперь открыто. Симпатичная, даже красивая. Светлые волосы, голубые глаза – этакая правильная девчонка из южных штатов. Не его полета пташка, но смотреть-то никто не запретит?

Дэрил докручивал предпоследний болт, когда из-за поворота выкатилась машина. И тут же от дурного предчувствия засосало под ложечкой. Проедут копы мимо или нет? Хотя эти никогда не проезжают. Тачка встала совсем рядом с тойотой и мотоциклом. Бинго!

Правильно он тогда подумал, что нужно мотать себе дальше. Чего сдуру бросился помогать, будто больше всех надо? А чертово колесо девице поменяли бы копы – они таких дамочек в беде любят, не то что нормальных людей.

Из машины вылез широкоплечий темноволосый детина и направился прямохонько к блондинке и Дэрилу.

– Доброе утро, мэм. Помощник шерифа Уолш. Все в порядке?

– Доброе утро, офицер. В полном.

Дэрил промолчал и взялся за последний болт.

– Что-то не припомню тебя. Не местный?

Началось. Дэрил выпрямился, сунул ключ блондинке. Детина – помощник шерифа – был из тех типов, которые с первого взгляда начинали бесить. Только беситься нельзя ни в коем случае, как бы ни хотелось. Дэрил достал из кармана бандану и принялся вытирать руки.

– Проездом.

– Права покажи.

Ощущение Неправильности резануло, как хорошо заточенный нож. Нет, не этот коп, тогда… Дэрил покосился на его оставшегося в машине напарника, невидимого из-за бликов на лобовом стекле. А вот это точно не дело Дэрила. Его дело – получить обратно права и смыться.

– Диксон? – протянул детина. – Часом, не родственник Мерлу Диксону?

Остался ли еще в чертовой Джорджии хоть один коп, который не знал Мерла?

– Младший брат. Что-то не так, помощник шерифа?

Тот не ответил, вернул права и уставился на мотоцикл. Чересчур пристально уставился, словно узрел тачку, числящуюся в угоне.

– Чей? – Уолш подошел к мотоциклу и теперь пялился на шины. Вот чего прицепился?

– Брата. Хей, у меня еще дел полно.

– Подождешь пару минут.

В полицейской машине распахнулась дверь со стороны водителя, и оттуда выглянул напарник Уолша. И вот тут-то Дэрил едва удержался, чтобы не выругаться, так как стало ясно, что тут Неправильно. Никто не видел: ни блондинка, ни Уолш, ни сам чувак, зато Дэрил видел – полупрозрачную тварь у него на плечах. Она походила на один из тех грибов, что нарастают на деревьях, пускают корни под кору и в ствол и потихоньку высасывают изнутри. В общем-то, тварюжка этим и занималась – высасывала из второго копа все силы и желание жить. Дэрил раньше встречал таких, но никогда – настолько огромных. Это ж как долго мужик ее на себе таскал, что успел как следует откормить? Наверное, с ним случилось что-то плохое, и он ощущал себя как последнее дерьмо. Тварь почуяла и вцепилась, пустила корни и принялась жрать. А чуваку постепенно становилось все хуже и хуже. Теперь эта дрянь не успокоится, пока не выжрет его до конца. Дэрил знал, что будет потом: тварь прикажет, и человек умрет – покончит с собой или просто ляжет и уже больше не встанет, а она отвалится, найдет укромное местечко и будет дрыхнуть, пока не оголодает и не отправится на поиски такого же неудачника.

Эта тварюжка отвалится уже скоро, вон как отъелась. Чудо, что чувак еще сопротивлялся и не просто сопротивлялся, а умудрялся продолжать работать, хотя выглядел поганей некуда. Бледный, с запавшими глазами, он стоял у машины и сутулился, словно тварь на плечах пригибала его к земле. Хотя так оно и было.

– Шейн, – позвал второй коп напарника.

Тот отвлекся от рассматривания колес мотоцикла, покосился сначала на приятеля, потом обернулся к Дэрилу.

– Так можно мне уже ехать или как?

Почему-то – хрена с два Дэрил понимал, почему – Уолш дико не хотел его отпускать. Пялился и явно перебирал в уме причины, чтобы не отпускать. И таких причин, если этот коп пожелает, можно набрать полным-полно.

– В чем дело, офицер Уолш? – вдруг подала голос блондинка.

Коп задвигал челюстью, а девица продолжила:

– Мистер Диксон, если что, я юрист. – И широко улыбнулась.

– Шейн, – снова позвал напарник, устало и раздраженно одновременно. Тварь на его плечах приоткрыла белесый глазище, уставилась на людей и лениво его захлопнула. Слишком тупая и сытая, чтобы прятаться. Хотя кто бы вздумал ей угрожать?

– Вы, мисс… – начал Уолш.

– Андреа Харрисон. Еду к отцу в Кинг.

– Харрисон? – он задумался, явно что-то вспоминая. – Случайно, не к мистеру Уильяму Харрисону?

– Ему самому. Так я и мистер Диксон можем отправляться?

Коп нахмурился так, что брови едва не сошлись на переносице. Дэрил побился бы об заклад, что если б не девица, хрен тот так просто отцепился. Придумал что-нибудь и загреб, и это стала бы полная, кромешная задница. Стоило об этом подумать, и по спине пробежали мурашки.

– Можете. Хорошего дня, мисс, – буркнул коп и поперся к машине.

Чуть не вляпался. И правда – добрые дела не остаются безнаказанными, как всегда твердил брат. Да чтоб Дэрил еще хоть когда-нибудь влез во что-то левое! Он почти против воли снова посмотрел на напарника Уолша. Нет, не твое собачье дело, Диксон. Не твое. Да и что сказать? Чувак, у тебя на плечах сидит полупрозрачная тварь, поэтому ты скоро помрешь? Только в дурку как-то не хотелось. Хватит, пару раз, когда был моложе и глупее, обжегся. А может, все обойдется. Так редко, но бывает. И чертов коп наверняка не лучше своего напарничка. Заслужил.

– Какие вежливые полицейские в округе Кинг, – пробормотала блондинка по имени Андреа Харрисон.

Второй коп уже сидел в машине. Уолш распахнул дверь со своей стороны, залез внутрь. Кажется, они о чем-то заспорили. Наконец, тачка завелась и тронулась с места. Пусть валят подальше.

– Мне пора. – Дэрил подошел к мотоциклу и уселся на него.

– Спасибо еще раз, – отозвалась Андреа Харрисон, из-за которой все чуть не пошло псу под хвост. – Ты говорил про сервис – он хороший?

Опять захотелось ее послать, но Дэрил кивнул.

– Поезжай по этой дороге, через две мили свернешь направо.

– Получается, в сторону от Кинга?

– Твое дело – можешь найти чего-нибудь в городе.

– А ты про городские сервисы не знаешь?

Да заткнется она, наконец?

– Никогда в том Кинге не был. – Дэрил положил руки на руль.

Андреа Харрисон поняла намек, махнула на прощание и пошла к тойоте.

Дэрил завел мотоцикл, оттолкнулся ногой и вырулил на дорогу. Машина и ее хозяйка быстро остались позади. Дэрил действительно никогда не заглядывал в Кинг. Все просто – чертов городишко и был Местом. Тем самым Местом, в Которое Нельзя Попадать.

* * *

– И кто это к нам пожаловал? – протянул Перри. – Неужели младший Диксон?

Дэрил едва удержался, чтобы не послать козла подальше.

– Только на свидание с братом? – продолжал тот. – Жаль-жаль, а то мы по тебе прям соскучились! Больше года уже прошло…

Вот ублюдок!

– …поспорил с Арчи, как скоро ты загремишь к нам в следующий раз. Ты б меня не разочаровывал!

– Да ладно тебе, – благодушно откликнулся его приятель. – Двоих Диксонов это место точно не выдержит.

Была бы воля Дэрила, он к чертовой тюряге на выстрел не приблизился. Оттого, что он сегодня был посетителем, а не заключенным, легче не становилось. Вроде как – подумаешь, проторчал тут всего четыре месяца, но Дэрилу мало не показалось. Клетка всегда клетка, а эта еще наполнена невидимой остальным дрянью, по сравнению с которой полупрозрачная тварь на плечах копа – цветочки. Уродское место. Дэрил тогда считал не то что дни – часы.

Тюрьму окружал лес. С прогулочной площадки сразу за тюремными блоками можно было его хорошо разглядеть: высокие деревья, росшие так плотно, что казались еще одной оградой. Когда заключенных выпускали проветриться, Дэрил обязательно подходил к решетке и смотрел на зеленую стену за ней, думал, как будет охотиться, забредет настолько глубоко, что вокруг останется только зверье и ни одного человека. Но прогулка заканчивалась, и приходилось возвращаться в мрачное серое здание, в котором решеток было больше, чем стен. Блок С. По иронии, брат в этот раз сидел там же.

Теперь оставалось только стискивать зубы и не отвечать на подколки охранников весь путь до кабинета для свиданий.

Дэрил предпочел бы переговорить с Мерлом один на один – не из-за секретности, чертовы копы наверняка все прослушивали. Просто так спокойнее. Не вышло – на самом дальнем стуле для посетителей торчала негритянка и негромко говорила что-то в трубку вроде телефонной. Лысый темнокожий мужик за стеклом слушал, прижав к уху точно такую же трубку.

Дэрил устроился как можно дальше от женщины и принялся ждать. Сигарету бы! Ничего, закончит дела, выберется и выкурит сразу две. Брата привели минут через десять – чертовски вовремя, потому что негритянка вдруг чуть ли не вдвое скорчилась на стуле и принялась громко хлюпать носом, и захотелось провалиться сквозь пол.

– Чего тебя принесло? Через неделю ведь выхожу, – вместо приветствия рявкнул в трубку Мерл, и Дэрил с облегчением отвернулся от рыдавшей женщины.

– Тут стремные чуваки объявились. – Брат не любил, когда ходили вокруг да около, и Дэрил сразу перешел к делу. – Интересовались тобой.

– Можно подумать, первый раз.

– Их главный – правда стремный.

Мерл чуть приподнял брови, уловил, что Дэрил серьезно и по всяким пустякам сюда бы не приперся.

– Продолжай.

Громко скрипнул стул. Дэрил покосился на вскочившую с него негритянку. Женщина еще раз всхлипнула, провела по глазам тыльной стороной руки. Поймала чужой взгляд и послала ответный, такой злой, что Дэрил снова развернулся к брату. За спиной простучали каблуки, грохнула дверь, и стало до звона в ушах тихо.

– Короче… – собрался он с мыслями, – несколько дней назад стали о тебе выспрашивать какие-то чуваки. Я на охоте был, когда вернулся, мне твои приятели передали.

– И чего выспрашивали?

– Прознали, что ты досрочно выходишь. Уточняли, когда именно.

– Это кто спизданул? – Мерл поскреб заросший щетиной подбородок. – Билли Тайлер, небось.

– Ага, он, похоже. Он как раз месяц назад вышел, тогда уже говорили, что тебе за примерное поведение маленько скостят.

– Вот урод. Ничего, выберусь – отобью у него охоту языком трепать. Так чего ты всполошился?

– Сначала пара чуваков мне под дверь приперлась. Я их послал, конечно. Но они настойчивые оказались. На следующий день подстерегли меня уже четверо. Сказали, их главный хочет потолковать со мной. Вроде как по-хорошему. Сам, мол, решай, сходишь к нему или нет.

– И ты, дурила, сходил и потолковал?

– Да, сходил. – Дело не в том, что сила тогда оказалась не на стороне Дэрила, из худших переделок выбирался. Но нужно было узнать, чего им понадобился Мерл, а все приятели брата на вопросы об этих чуваках разводили руками и твердили, что ни хрена о них не знают. Не местные.

– Их главного зовут Джо, – добавил Дэрил, и брат помрачнел.

Да, тут что-то серьезное. Хотя это было ясно, еще когда Дэрил того Джо увидел. Мерзкий мужик. Нет, не так, притворно-обходительный и скользкий. И по-настоящему опасный.

Джо владел небольшим баром. Не нищей забегаловкой на обочине дороги, а вполне приличным заведением, куда люди вроде Дэрила обычно не заглядывали. Стойка блестела, бутылки и бокалы блестели, даже пол блестел. Со стен щерились звериные бошки, а на полках торчали чучела зверей и птиц помельче. Олени, рыси, лисы, койоты, ястребы, совы… Даже волки, которых в Джорджии никто не видел сто лет в обед.

И среди всего этого зоопарка притаилась самая главная зверюга – хозяин. Мужик приветливо улыбался, трепался, как рад видеть, что типа извиняется за настойчивость, а у Дэрила волосы на теле становились дыбом от каждого слова. Потому что смотрели на него так, будто прикидывали, как выпотрошить и сделать еще одно чучело в компанию к остальным.

Почему Мерл связался с этим типом, никто Дэрилу объяснять не собирался. Да и какая разница? Главное, по словам Джо выходило, что брат ему должен, причем хорошо так должен – под три тысячи, сумму, которую Дэрил мог увидеть только во сне. И вернуть эти деньги Мерл собирался еще до того, как сел, а теперь вышли все сроки. Вот ведь какая жалость! Деньги-то нужны, чертовски нужны!

– Как ты умудрился задолжать этому уроду? – спросил Дэрил брата, не слишком-то надеясь на ответ.

– Не твое дело.

– И как отдавать собрался?

– Сказал же – не твое дело. Отдам. – На щеках Мерла заходили желваки. – Ты чего, Дэрилина, зассала из-за какого-то козла?

Этот Джо – не какой-то козел. И Мерл если не перепугался, то здорово встревожился, пусть и пытался не подать виду.

– Значит, отдашь?

– Ну да. Зря ты истерику устроил. Я уж думал, что серьезное стряслось. Вроде того, что ты нашел на заднем дворе клад, который зарыл дядя Джесси, и мы теперь дохера богаты.

Откуда у Мерла три тысячи баксов? Может, у брата и есть заначка, хотя верилось в это слабо, но не настолько же большая!

– Давай, как выйдешь, рванем куда подальше.

– Сказал же – не истери. Сам разберусь с этим чуваком. Не встречайся с ним больше.

Дэрил и не собирался – одного раза более чем хватило.

– Вот еще что. – Мерл смотрел ему прямо в глаза. – Если урод предложит отработать, не соглашайся. Жди меня. Понял?

Понятнее некуда. Да что за день сегодня такой? С утра – копы, теперь – это. Если бы брат рассказал честно… Только не расскажет. Ладно, всего-то дел – протянуть до того, как он выйдет из тюряги.

– Не гляди ты побитой собакой, – Мерл усмехнулся. – Выберусь отсюда, и сходим поохотиться. А потом заглянем к старушке Бетти и этой ее подружке… Как там ее?

– Элли.

– Вот-вот, Элли. Она по тебе еще прошлый раз сохла, зуб даю.

– Да к черту ее! Этот Джо…

– Хватит уже. О, хочешь мне помочь – наколдуй ему геморрой во всю жопу.

– Я не могу.

Мерл хмыкнул:

– И толку тогда от тебя? Что ты за колдун, если ничего не умеешь?

– Я не колдун.

И не надоело брату? Из года в год одно и то же.

– Ну кто ты там тогда? Видишь то, что другим не доступно. Таинственных тварей, призраков, чупакабр.

– Чупакабр не существует, – поморщился Дэрил. Нет, вернуть разговор в нужное русло не выйдет.

– Не существует – так не существует. Тащи задницу домой. Все пучком будет.

Время свидания и правда почти подошло к концу. Дэрил положил трубку, проводил Мерла взглядом и только потом поднялся со стула. Курить теперь хотелось еще больше, чем до разговора.

Сигареты Дэрил достал, только очутившись за воротами. Отъехал так, чтобы за лесом не было видно тюрьмы, остановил мотоцикл под знаком, предупреждающим, что голосующие путники могут оказаться беглыми заключенными, и затянулся как следует. Хорошо, тихо, даже чертов денек ненадолго стал менее тухлым.

И что теперь? Если умотать сейчас, то к вечеру Дэрил будет дома. Правда, возвращаться не слишком хотелось – вдруг приятели Джо все еще там ошиваются? Может, завалиться в любой бар поблизости и нажраться? Да ну к черту! Тогда остается третье – помотаться по окрестным дорогам. Что-что, а езда на мотоцикле всегда успокаивала.

Мерл верил, что выберется из любой задницы, а в невидимых тварей и проклятья не верил. Но невидимые твари и проклятья существовали. Брат же вляпывался во все новые задницы, снова и снова заканчивая в тюряге.

Дэрил вспомнил карту, прикинул, в какой стороне Кинг, и направил «Триумф» в противоположную. Пары кругов будет достаточно. Переночевать, если что, можно в мотеле или даже прямо в лесу. И хватит думать о Джо. Мерл выйдет на свободу – там видно будет. Мотоцикл рыкнул, словно соглашаясь, и Дэрил первый раз за день улыбнулся.

* * *

Он потерял счет времени – часто терял, когда вот так, не думая, слившись с «Триумфом» в единое существо, носился по дорогам. Лес сменяли городки, между которыми тянулись пустые пространства полей, снова городки или отдельно стоявшие домики ферм, опять леса. Если выбирать самые узкие, старые пути, то машин почти не встречалось. Один круг, второй, третий… Жаль, в Джорджии осталось мало настоящей глуши. Она еще есть, конечно, но не тут, в нескольких часах езды от Атланты.

Дэрил очнулся, когда осознал, уже начали сгущаться сумерки. Получается, уже около семи. Пора искать ночлег или погонять еще немного? Бензина пока хватало, хотя завтра на обратном пути надо будет заправиться. И, кстати, нужно заправиться самому – он ничего не жрал с утра. Дэрил вырулил с очередной лесной дороги на шоссе, немного сбросил скорость, пытаясь сообразить, где находится. Кинг по-прежнему слева, и в этот раз совсем близко – меньше мили. Нечего психовать, шоссе ведет как раз от него. И, если Дэрил помнил правильно, мили через четыре будет какой-то мотель.

У левой обочины торчал светлый, почти тающий в сумерках субару легаси, и тут же вспомнились тойота и ее хозяйка. На этот раз никто колесо не менял, но внутри отчетливо кольнуло то, что мать называла Предчувствием. Дэрил сбросил скорость до минимума, затормозил как раз в тот миг, когда из машины выбрался водитель и принялся осматриваться, словно соображая, где очутился. Тот утренний коп! Он все еще был в форме, а тварь у него на плечах… Черт! Мужик будто решился и поперся вперед, даже не захлопнув дверь.

– Эй! – крикнул Дэрил.

Его не услышали. Не могли услышать. Тварюга таки собралась устроить последнюю трапезу.

Дэрил матюгнулся, соскочил с мотоцикла и бросился за копом, который свернул с обочины и полез прямо в растущие вдоль нее кусты.

– Стой! – Дэрил ломанулся следом, напоролся на какие-то колючки, рванулся, чтоб высвободиться, и чуть не полетел носом вперед, потому что за кустами начинался склон. Там, внизу, тускло поблескивало озеро. Пока Дэрил соображал, как поставить ногу, чтобы не скатиться кубарем, проклятый коп уже добрался до кромки воды и шагнул прямо в нее.

Это было уже слишком! Чересчур, мать его! Дэрил сбежал со склона, грохнулся на четвереньки, сразу вскочил, несмотря на боль в ладонях и коленях. Коп забрел в озеро по пояс и по-прежнему чесал вперед, будто собрался перейти его по дну. Тварь, уже не полупрозрачная, а молочно-белая, светившаяся, довольно урчала, понукая. Дэрил вбежал в воду, нагнал копа, ухватил его за предплечье, разворачивая, и встретился с совершенно осоловевшим взглядом. Тварь сообразила, что добычу отнимают, и завизжала. Вопль резанул по ушам, а коп вдруг вывернулся, вцепился в горло, навалился всем телом, и оба рухнули в озеро с головой.

Вода была повсюду, лезла в рот, глаза и уши, руки на горле сжимались сильнее и сильнее. Дэрил ударил вслепую, и хватка немного ослабла. Дно… где чертово дно?! Топкое, склизкое, оно засасывало, не давало упереться. Не хватало еще самому… Дэрил вынырнул на поверхность, жадно хватая ртом воздух, обхватил копа за пояс, прижал к себе. Тот дергался, пытался снова врезать и, сука, молчал, будто онемел!

– Убирайся! – рявкнул Дэрил твари. – Отпусти его!

Та вылупилась на него, опять завизжала.

– Игнис!

В тело словно воткнулись сотни иголок, но Дэрил только крепче прижал к себе копа. Не получается, мало, недостаточно… Что тогда?!.. Думай о пламени, представь себя пламя, нарисуй символ – карандашом на бумаге, ножом на земле, пальцем в воздухе, в уме! Как угодно!

Дэрил попробовал снова, стиснув зубы и зажмурился, заставил себя забыть про боль, про впивающиеся иголки, про копа, который по-прежнему вырвался из рук. Ну же! Представь пламя и заключи его в треугольник! Легче легкого!

Тварь теперь не визжала, а выла, и в ноздри бил запах паленого. Дэрил распахнул глаза. Получилось! Коп в его руках судорожно забился, опять чуть не утянув под воду, вывернул шею и заорал – наконец-то увидел тварь. Та дохла, но никак не желала отцепляться. Ну же! Давай, сука! Оплывшая туша шлепнулась в воду, подняв тучу брызг. От нее к телу копа все еще тянулись тонкие нити, и Дэрил рубанул огнем прямо по ним.

Визг и крик слились воедино. Коп впился пальцами в предплечья Дэрила, затрясся, как припадочный, но почти сразу обмяк. Вырубился? Разорванные нити плыли по поверхности воды, темнели и таяли, как темнела, скукоживалась и растворялась сама тварь, пока от нее не осталось только пятно вроде бензиновой пленки. Еще немного, и пропало и оно.

Дэрил судорожно задышал, тоже чуть не принялся трястись. Выбираться надо! Промокшая одежда и тяжеленный коп тянули на дно, но Дэрил заставил себя сделать шаг, другой. Надо этого придурка перехватить как-нибудь поудобнее… Вот так, повернуть, забросить его руку себе на плечо. Теперь можно и к берегу.

Вода уже доходила до колен, когда коп прочухался, замотал головой.

– Тише ты! – прохрипел Дэрил.

– Оно…

– Сдохло. Забудь.

Коп зачем-то дернулся, вырвался из рук, метнулся к берегу и через пару шагов рухнул в воду, хорошо хоть, тут уже было мелко.

– Что… – По его телу прошла судорога, и мужика вырвало.

Да чтоб тебя… Пока он блевал, стоя в воде на четвереньках, Дэрил кое-как дохромал до берега и плюхнулся на траву. Передохнуть бы чуть-чуть. Все промокло, насквозь, мать его, промокло, деньги, сигареты… Может, что осталось в сумке на мотоцикле?

Вот теперь его тоже затрясло: сначала мелко, а затем вовсю заколотило. Что теперь-то? Тварь же сдохла! Он справился, все сделал как надо! Неправильно! Что-то – все – снова было неправильно! Дэрил заставил себя подняться на ноги, заозирался.

Неправильно. Неправильно… Неправильно! Иголки никуда не делись – они опять впились в тело так, что потемнело перед глазами. Дэрил ждал чего угодно: нападения, новой опасности, но слышал только тишину. Даже коп перестал блевать и замер, словно тоже что-то учуял.

Колокол. Где-то вдалеке едва слышно бил колокол. Звон постепенно становился громче, переливался, то слабел, то усиливался вновь, эхом отражался от холмов на горизонте. Чертов звук забивался в уши, просачивался прямо в мозг, и все кости словно вибрировали.

Это…

– Церковный… колокол, – выговорил коп. Он тоже смотрел на холмы. – Старая… страшилка.

Коп медленно повернул голову и теперь глядел прямо на Дэрила.

– Церкви нет… колокол звонит. Если услышал, будет… беда.

Чужие руки – на этот раз невидимые – опять сжались у Дэрила на горле. Это же чушь! Он ничего не нарушал! Не переступал границу! Проклятый Кинг там, за озером, до него еще добрых полмили!

Какая-то идиотская ошибка!

Но колокол все звонил и звонил, и никакой ошибки не было. Дэрил стоял на земле, на которую ему нельзя было ступать. Самый важный запрет из старого-старого дневника, принадлежавшего матери, а до этого – ее отцу, деду, прадеду, куче давно умерших людей.

Место, в Которое Нельзя Попадать. Место, в котором спит проклятие. Если ты там окажешься, проклятье проснется, и придет Большой огонь, Игнис Магнус, как пришел когда-то давно. Все снова охватит пламя, но теперь из него не спасется никто.

Последний удар колокола растаял в вечернем воздухе. Тишина.