Actions

Work Header

Спасение? Наказание!

Chapter Text

- Что произошло такого, что ты пришел ко мне, Скотт? – нацепив на лицо самую что ни есть мерзкую усмешку, поинтересовался Питер Хейл.

- Дерек уехал, а мне не у кого больше спросить, - хмуро отозвался Скотт.

- Ну, проходи, - хмыкнул Хейл. А про себя отметил, что правильный МакКолл выглядит нездорово.

- Спасибо, - выдавливает гость, а Питер не подает вида, что его это удивило. Поскольку этого слова он не слышал уже давно.

Скотт огляделся по сторонам – квартира старшего Хейла была под стать ему – немного пафосно обставленная, но стильная. Присев на край дивана, Скотт зажмурился – головокружение стало сильнее.

- Так что случилось? – Питер устроился напротив него, сложив руки на груди.

- Мы расстались с Эллисон, - выдавил парень. Глаз он так не открыл – больно было смотреть на свет.

- Правда? На мне нет жилетки, чтобы ты в нее плакался, - издевательски холодно бросил он.

- Я пришел не плакаться, - заговорил Скотт. – Скажи, откуда ЭТО? – выдыхает он, и распахивает джинсовку.

Хейл скепически хмыкает, но потом его взгляд упирается в нечто. Это нечто расползается багрово-черными тяжами от левой стороны груди подростка – там, где сердце.

- Что это? – все напускное спокойствие Хейла мгновенно испаряется. Он поднялся с кресла и подошел к Скотту. Прикоснувшись к вздувшейся коже, он ощутил сильный жар, а сам парень дернулся, словно от удара.

- Так ты не знаешь? – обреченно прошептал он.

- А Дитон? – интересуется Питер.

- Он уехал вместе с мисс Морелл, - отозвался Скотт. – Прости, что оторвал от дел. Я пойду, - и попытался подняться с дивана, но измученный организм подвел его.

- Никуда ты не пойдешь, - проворчал Хейл, усаживая молодого альфу обратно. – А теперь расскажи подробнее, как это появилось.

- Мы расстались с Эллисон, а на следующий день у меня начало болеть сердце, - проговорил Скотт.

- Когда это началось? – задал он вопрос, мучительно стараясь понять, что же происходит.

- Три недели назад, - нехотя отозвался МакКолл.

- И ты все это время никому ничего не говорил? – поразился Питер.

- Все, у кого я мог спросить – уехали из города, - поморщился он. – Даже ты не знаешь.

- Как ЭТО еще проявляется?

- Головная боль, головокружение, слабость, температура, - тихо перечислял Скотт. – А еще галлюцинации. Мне постоянно кажется, что Эллисон зовет меня. Даже сейчас.

Питер прислушался, но никаких посторонних голосов не услышал. Значит, действительно, галлюцинации.

- А Мил… твоя мама? – спрашивает Хейл, но он примерно представляет себе ответ.

- Не хотел ее волновать, - слабо отозвался парень. Теперь, когда отпала нужда притворяться здоровым, можно было не улыбаться и не говорить громко, успокаивая друзей.

- Ты идиот, МакКолл, - припечатал Хейл. – Безмозглый идиот, который сам себе создает проблемы.

- Согласен, - и губы Скотта дрогнули в намеке на улыбку.

- С чем? – усмехнулся он.

- С идиотом, - проговорил парень. – Но не называй меня по фамилии – я ее ненавижу.

- Хорошо, не буду, - хмуро отзывается Хейл, отходя обратно к креслу.

Усевшись, он старается вспомнить все, что знает о вервольфах. Все, что угодно, могущее хоть как-то пролить свет на ситуацию. Но, как на зло, на ум ничего не приходит.

- Эй, Питер, - зовет мальчишка. – Что мне делать?

- Не знаю, - врать он не стал. – Но постараюсь что-нибудь придумать. А ты пока спи. Надеюсь, тебя не станут искать с собаками.

- Не знаю. Может быть. Позвони маме, - и на этом парня окончательно сморил сон, плавно перешедший в беспамятсво.

А Питер Хейл, альфа без стаи, волк без семьи, сидел и думал, что же делать. Как бы он не относился к МакКоллу, но смерти его он не хотел. По крайней мере, не такой. И что это может быть такое? Питер ведь даже не почувствовал ничего, когда только увидел Скотта, лишь отметил болезненный вид. Но вот потом. Смотреть на эту язву на теле было, мягко говоря, неприятно. Откуда она могла появиться, если оборотни не болеют? Как там сказал Скотт – она появилась на следующий день после разрыва с подружкой? Может ли это быть как-то связано с охотницей, иди же это простое совпадение? Ясно тут только то, что ничего не ясно.

Его размышления прервал телефонный звонок. Достав телефон из кармана куртки парня, Питер чертыхнулся – звонила мать МакКолла.

- Да? – он приложил телефон к уху и отошел на кухню, чтобы ненароком не разбудить Скотта.

- Кто это? – послышался в трубке взволнованный голос Мелиссы. – Скотт?

- Это Питер, - секунду спустя отозвался Хейл. – Твой сын у меня. Он заснул и не может подойти к телефону, - и только потом сообразил, что сделал только хуже.

- Питер? Какой Пит… Питер? – продолжал щебетать телефон. – Что мой сын делает у тебя?

- Спит, - обреченно проговорил Хейл. Теперь он понял, что объяснений ему не избежать. – Он просто устал.

- Чем вы там занимались, чтобы он устал настолько, чтобы спать днем? – напустилась на оборотня взволнованная женщина. – Разбуди его, я хочу поговорить с ним!

- Мелисса, я… - но закончить ему не дали.

- Буди его! Сейчас же!!!

- Послушай, я не могу, он устал, - попытался отвертеться Питер. – Он проснется и позвонит тебе. Хорошо?

- С ним что-то случилось? Он ранен? Почему он не пришел ко мне? – снова заговорил Мелисса. – Это настолько серьезно? Да говори же ты!!!

- Да, - выдохнул Хейл. Он посчитал, что уж кто-кто, а мать мальчишки имеет право знать. – Он ранен.

- Я еду к вам! Где вы? – резко бросила она.
Питер назвал адрес и подумал, что день теперь будет очень долгим.