Actions

Work Header

Разрушительница Наций

Chapter Text

— Что мы будем делать с пленниками, моя госпожа?

Зена посмотрела на Дагнина и зловеще ухмыльнулась.

— Убейте их всех. Пусть они станут нашим посланием гражданам Коринфа!

Дагнин осклабился и кивнул, повернувшись к воинам.

— Вы слышали приказ, ребята? Приступайте к работе!

Зена с улыбкой наблюдала, как ее воины перерезали горло пленникам.

— Бросьте их тела в реку. Жители Коринфа берут из нее воду. Думаю, им понравится мой подарок!

Солдаты принялись швырять трупы в реку, обмениваясь грубыми шутками.

Бораис стоял позади, и Зена обернулась, чтобы увидеть его реакцию. Некоторое время ее соратник и любовник созерцал воду, на которой расплылись кровавые пятна. Потом почувствовал взгляд воительницы и криво улыбнулся.

— Ты чудовище, Зена!

Он произнес это странным тоном, и она не поняла, выражал ли Бораис свое восхищение, или отвращение.

— Они осмелились встать на пути Разрушительницы Наций. Вскоре они пожалеют об этом.

Зена выхватила меч и подняла его над головой.

— Это было наше последнее предупреждение! Вчера жители Коринфа еще могли спасти свой город… если бы были более сговорчивыми. Но сегодня условия изменились. Я уничтожу их город. Я превращу его в пепелище. А что касается его граждан… Я распну их всех!!!

Ее слова потонули в реве воинов, которые принялись стучать мечами о щиты, выкрикивая ее имя:

— Зена!

— Зена!

— ЗЕНА!

— Разрушительница Наций!

— Могучая Королева Воинов!

— Веди нас на Коринф, Зена!

 

* * *

 

Зена вошла в шатер, стараясь держаться прямо. Это было трудно сделать в последние дни, потому что поясница ныла от боли.

Оставшись одна, воительница расстегнула ремень шлема, стянув его с головы, и вытерла вспотевший лоб.

Какой-то шорох раздался позади нее, заставив резко обернуться.

Ее рабыня по имени Сатрина стояла на пороге.

Зена вздохнула с облегчением.

— Принеси мне мое питье! — приказала она.

Девушка ринулась выполнять ее поручение.

Зена подождала, пока ее шаги стихнут, а потом принялась расстегивать ремни доспехов. Она ходила в них весь день, и все тело болело, требуя отдыха. Воительница дернула ремень, досадуя из-за своей слабости и этого огромного брюха, которое делало ее столь неуклюжей.

Застежка никак не поддавалась, и Зена злилась все больше.

Ребенок внутри нее почувствовал это и пошевелился.

Зена застонала и схватилась за живот.

В последние дни ребенок постоянно шевелился, причиняя ей много беспокойства и неудобств. Особенно воительница злилась из-за того, что теперь не могла ездить верхом.

Зене и Бораису удалось скрыть эту беременность от армии, но последний месяц стал для нее сущей пыткой.

Она боялась показать свою слабость перед солдатами, поэтому держалась с ними особо жестко и агрессивно, обрывая любые попытки поднять мятеж или выражения несогласия среди армии. Осада Коринфа затянулась, и это тоже злило ее. Зена знала, что ребенок должен родиться со дня на день, и мысль о том, что это может сорвать все ее планы по захвату города, приводила ее в исступление.

У входа в шатер раздались шаги.

Рабыня вернулась, держа в ладонях глиняную чашку с настоем.

Позади нее возникла высокая фигура Бораиса.

Он выхватил чашку из рук Сатрины и резко сказал:

— Оставь нас!

Девушка поспешно удалилась, зная вспыльчивый характер воителя.

— Впредь не смей распоряжаться в моем шатре, Бораис! — произнесла Зена, раздраженная его бесцеремонным вторжением.

Бораис молча шагнул в шатер и подошел к ней, принявшись помогать ей расстегивать ремни доспехов. Она почувствовала прикосновение сильных рук к своей спине и на мгновение закрыла глаза. Он начал массировать ее шею и плечи, расслабляя натруженные мышцы. Это было приятно, но Зена заставила себя не думать об этом. В последнее время их отношения были весьма напряженными. Они часто спорили, и иногда это происходило в присутствии других офицеров, что крайне раздражало Зену. Она сузила глаза и спросила:

— В чем дело, Бораис?

Он медленно поглаживал ее плечи, и она чувствовала тепло его дыхания на своей коже.

— Зена, я хочу поговорить с тобой о Коринфе. Думаю, мы должны провести переговоры с жителями города и кентаврами. Это бы помогло нам выиграть время, понимаешь? Наша армия могла бы набраться сил во время этой передышки. А ты… ты могла бы спокойно родить нашего ребенка… Ведь если наши люди узнают…

— Нет! — гневно прошипела она, сверкнув глазами. — Наши люди не знают, и не должны знать! С каждой минутой, которую я провожу, прячась здесь, в этом шатре, армия теряет боевой дух и дисциплину. По этой же причине я не могу ждать. Мы должны напасть на город как можно скорее. Я не могу подбадривать их вечно. Если мы задержим атаку, то проиграем войну!

— Так значит, тебе легче потерять нашего сына?

Он произнес эти слова, и выражение его лица было странным.

— Ребенок — ничто по сравнению с моей Империей. Бораис, я шла к этому много лет, и Афины уже в пределах досягаемости!

Она мечтательно улыбнулась, не глядя на Бораиса. Его руки стиснули ее плечи.

— Но цена? Какова цена, Зена? Будет ли конец нашим завоеваниям? Остановимся ли мы, или так и будем идти вперед, сея смерть и разрушения? Даже если Афины падут, и нам достанутся их богатства, будем ли мы…

Она отпрянула от него, сбросив его руку с плеча.

— Прекрати говорить «мы»! Ведь тебя больше не интересует ни слава, ни богатство, ведь так?

Она мрачно улыбнулась.

— Алти предсказывала, что я стану Разрушительницей Наций, и час моего триумфа близок. Скоро я завладею Камнем Иксиона и, когда Ярость Кентавров окажется у меня в руках, никто не сможет меня остановить! Никто!

Лицо Бораиса исказилось от ярости, когда она упомянула Алти.

— Так значит, всё это ты делаешь, чтобы доставить удовольствие этой ведьме?!

— Нет, я делаю это ради собственного удовольствия!

Она рассмеялась, но тут же охнула, когда ребенок внутри нее снова взбрыкнул.

Бораис увидел, что Зена согнулась от боли, и дотронулся до нее, встревожившись.

— Зена?

— Всё в порядке, ему просто не терпится выйти наружу, — она выпрямилась и выдохнула, чувствуя, что на лбу снова выступил пот. О, как же она ненавидела это слабое разбухшее тело, и этого ребенка, который путал все ее планы!

Бораис нежно провел рукой по ее округлившемуся животу и прошептал, поцеловав ее шею:

— Скоро, скоро я увижу своего сына и смогу дать ему имя!..

Она оттолкнула его, презрительно ухмыльнувшись.

— Ты говоришь, как баба, Бораис! Этот ребенок сделал из тебя слюнявого идиота. Но я не собираюсь становиться такой же дурой. Когда моя армия нападет на Коринф, я буду ее возглавлять. И я уничтожу любого, кто встанет на моем пути, будь то человек или кентавр!

Бораис отошел от нее, скрестив руки на груди.

— Ты можешь запугать людей, Зена. Но кентаврам страх неведом. Тебе не стоит их недооценивать. Чтобы достичь Коринфа, нам придется идти по их землям. Их вождь, Калейпус, вполне здравомыслящий кентавр, и я думаю, что мог бы с ним договориться…

Зена покачала головой, посмеиваясь, вспомнив о деликатном поручении, которое получил от нее Дагнин.

— Я не нуждаюсь в переговорах и союзниках, Бораис. Как только Камень Иксиона окажется в моих руках, будь уверен, кентавры узнают, что такое страх!

И она расхохоталась.

Бораис смотрел на нее, и в его черных глазах промелькнул…страх? Зена не была в этом уверена. Бораис был единственным среди ее армии, кто никогда ее не боялся. Даже когда она была в самой неистовой свой ярости. Это раздражало ее, вынуждало ее постоянно насмехаться над ним и бросать ему вызов. Но теперь выражение его лица изменилось.

Кажется, он был напуган. О, как она мечтала об этом моменте! Но сейчас почему-то это не доставляло ей радости.

Улыбка Зены померкла.

Бораис опустил взгляд и стремительно вышел из шатра, толкнув плечом стоявшую у входа рабыню…