Actions

Work Header

Нарушение субординации

Chapter Text

 

На'Тот сжала кулаки, увидев, как молодой нарн с громким воплем бросился на Г'Кара, размахивая ножом. Бой давно перестал быть честным, и ей ужасно хотелось вмешаться. Но поединок закончился также внезапно, как и начался: хрустнула кость, противник посла заорал от боли и бесформенной массой рухнул на пол.

      — Довольно! — вскричал разгоряченный Г'Кар, резко повернувшись к нарнам, наблюдавшим за дракой. — Это надо прекратить, и немедленно! Если сохранение мира на станции — единственный способ выиграть войну дома, то мы дадим им этот мир! А теперь — всем разойтись!

      На'Тот стояла чуть в стороне, взволнованно глядя на посла. Что ни говори, а в бою он был великолепен. Будучи по природе своей скептиком, она не думала, что кто-то сможет вызвать у нее столь сильное восхищение, но, кажется, Г'Кару это удалось. Где-то посреди боя противник посла выхватил кинжал дрази. Но это его не спасло. И теперь он стонал, корчась, на полу, потирая сломанную руку.

      Остальные свидетели поединка тоже явно были под впечатлением от действий и слов Г'Кара, поэтому повиновались его приказу беспрекословно и быстро разошлись.

      Посол отряхнул помятый в драке мундир.

      — Идем, На'Тот, — властно произнес он, поманив ее за собой. Они направились к ближайшему турболифту, предоставив поверженному нарну самому выбираться с уровня. Недавние его сторонники тоже ушли, даже не попытавшись помочь ему. И это было неудивительно: он проиграл бой и потерял их уважение.

       На'Тот чувствовала, что должна что-то сказать Г'Кару, просто чтобы выразить свое одобрение, но медлила, не зная, с чего начать. Это не было ей свойственно, обычно она сразу находила нужные слова. Возможно, причина крылась в том, что впервые за все время пребывания на станции и работы с Г'Каром она была готова искренне и от всей души… похвалить его. Оказывается, это гораздо сложнее, чем сделать критическое замечание или сообщить об ошибке.

      Двери турболифта скрипнули, открываясь, и Г'Кар шагнул внутрь. На'Тот последовала за ним, отставая на полшага.

      Лифт тронулся, и молчание, повисшее между ними, стало почти физически осязаемым.

      Г'Кар закончил приводить одежду в порядок и, не выдержав, повернулся к ней. На'Тот заметила на его губах довольную улыбку.

      — Ну, на мой взгляд, все прошло неплохо, а? — сказал он. — Надеюсь, они усвоили урок и запомнят его надолго.

      — Еще как запомнят, — ответила она, чувствуя, что дрожь во всем теле, начавшаяся еще во время его драки, никак не хочет униматься. — Хотя вы сильно рисковали, посол.

      Г'Кар нетерпеливо махнул рукой.

      — Никакого риска не было, На'Тот, — сказал он, фыркнув. — Или ты всерьез полагала, что у этого напыщенного юнца были какие-то шансы в бою со мной?

      — О, нет, — улыбнулась она, облизнув пересохшие губы. — Теперь вижу, что нет. Совершенно никаких шансов, вы правы.

      Воротник мундира Г'Кара был все еще немного помят после боя, и На'Тот протянула руку, чтобы поправить его.

      Г'Кар слегка вздрогнул от этого ее жеста.

      На'Тот заметила небольшое пятнышко крови на его щеке и провела по нему пальцем, стирая. А потом наклонилась и поцеловала Г'Кара в губы. Это было неожиданно даже для нее самой, но посол не отстранился.

      — Ого! — сказал он, выдохнув, когда она отодвинулась от него.

      — Простите за вольность и нарушение субординации, посол, но на словах выражать свое восхищение вами было бы слишком… долго, — ответила она с кривой улыбкой.

      — Понимаю, — протянул Г'Кар, и его алые глаза сверкнули. — А я уже не надеялся произвести на тебя впечатление. Но, оказывается, надо было действовать проще и по старинке. Например, поколотить какого-нибудь напыщенного задаваку у тебя на глазах.

      На'Тот качнула головой, сделав шаг назад. И подняла руки в примирительном жесте.

      — Все уже под контролем, посол. И… больше не повторится, обещаю. Я… Это просто…

      — Просто следствие волнения, — закончил за нее Г'Кар. — Мне очень хорошо знакомо подобное чувство, атташе. Боевое возбуждение, адреналин… Они просто распирают изнутри и требуют выхода. Но я рад, что на сей раз ты решила меня поцеловать, а не поколотить, как тогда, в первые дни твоей службы.

      — Посол! — На'Тот закатила глаза.

      Снова начались его едкие шуточки. Конечно, это лучше, чем яростные вопли. Поскольку посол победил в недавнем поединке, настроение у него сейчас благодушное. Наверное, нельзя было показывать ему свою слабость, пусть и возникшую спонтанно, под влиянием ситуации. Теперь у него появился новый повод для подтрунивания над ней. Но На'Тот все равно не жалела о своем порыве. Г'Кар ведь был прав: поцелуй гораздо лучше пинка в живот. Посол простил ей те побои, оставалось надеяться, что он сможет пережить и этот поцелуй.

      Двери лифта раскрылись, и они вышли в коридор, оказавшись на зеленом посольском уровне.

      — Но идея была неплохая, — заметил Г'Кар с усмешкой, остановившись у своей каюты. — Возможно, после такого насыщенного событиями дня стоит сбросить напряжение...

      — Ваш намек понят, посол, — На'Тот чуть нахмурилась. — Сколько танцовщиц вам вызвать на этот вечер?

      — Я вообще-то говорил о тебе, — Г'Кар усмехнулся, вставляя ключ-карту в замок.

      — Я разве похожа на ту, кто интересуется земными танцовщицами? — сердито прошипела На'Тот, мечтая уже уйти поскорее, лишь бы не слушать издевательские шутки посла. Возможно, надо было ограничиться словесной похвальбой в общении с этим извращенцем.

      Г'Кар вдруг взял ее под локоть и втащил за собой в каюту.

      — Нет, не похожа, но тебе действительно стоит выпустить пар с достойным партнером, — сказал он предельно откровенно.

      — А вот это уже не ваше дело, посол! — она дернулась, попытавшись вырваться, но хватка у него была чудовищно сильной.

      — Да, не мое, и мне очень жаль это признавать, — ответил Г'Кар.

      На'Тот замолчала, немного оторопев, и даже перестала вырываться.

      Г'Кар вдруг подтянул ее к себе и поцеловал. Коротко и властно. А потом отпустил ее локоть.

      — Нам надо помнить про субординацию, не так ли? — сказал он хрипло. — Вот почему я для тебя — не самый хороший партнер. И вот почему нам лучше… снять напряжение отдельно друг от друга. Ты ведь со мной согласна?

      — Вы правы, посол, — ответила На'Тот сдержанно.— Хотя за такое… нарушение субординации еще никого не наказывали.

      — Но и ничего хорошего из этого не получалось, насколько я знаю, — сказал Г'Кар и вздохнул. — Так или иначе, отношения на работе только отвлекают от важных дел, поэтому лучше мне позвать танцовщиц из «Темной звезды», а тебе… — он немного замялся, но потом продолжил, криво улыбнувшись: — Уверен, ты найдешь кого-то получше, чем я. Кого-то… более достойного твоих поцелуев и восхищения.

      Его слова вызвали у На'Тот одновременно ярость и изумление. Она уже была взвинчена после поединка, поэтому не смогла сдержаться.

      — Кого-то получше и более достойного?! — вскричала она, задрожав всем телом. — Если бы я не считала вас таким, стала бы  вас целовать?!

      — Щрок[1], я полный идиот, — пробормотал Г'Кар.

      — На самом деле это я идиотка, раз позволила поставить себя на одну доску с этими вашими танцовщицами! — продолжала негодовать На'Тот. — Ведь знала же, что вам все равно с кем быть, лишь бы «снять напряжение»!..

      — А, плевать на субординацию! — сказал Г'Кар и дернул ее к себе, не давая подойти к двери.

      — Руки, посол! — зарычала На'Тот. — Избавьте меня от ваших одолжений! Я…

      Тут ей пришлось замолчать, потому что Г'Кар снова ее поцеловал и более страстно, чем прежде.

      На'Тот несколько раз дернулась, пытаясь вырваться, издав невнятный стон. Но Г'Кар держал ее крепко, понимая, что отпускать атташе сейчас слишком рискованно — дралась она крайне болезненно. А на сегодня с него достаточно сражений.

      Он чуть ослабил объятия, лишь когда почувствовал, что ее руки скользят по его плечам, нащупывая крючки на мундире. Да, атташе права, пора избавиться от этой тяжелой сбруи.

      В каюте было темно, слабый красноватый свет в прихожей можно было не считать. Так что действовали они оба наощупь. И тут Г'Кар почувствовал себя немного посрамленным: На'Тот удалось стащить с него тяжелый нагрудник гораздо быстрее, чем ему — расстегнуть ее мундир.

      — Теряю сноровку, — прошептал он, засмеявшись, когда пальцы в очередной раз сорвались с ее пояса, застегнутого довольно хитроумно.

      — Военная форма предназначена для сражений, а не любовных игр, — фыркнула На'Тот, а потом принялась ему помогать.

      Оставляя за собой разбросанную одежду, они попятились в спальню и рухнули на его широкую постель.

      — Забавно, я считала, что нарнийки тебя не заводят, — прошептала На'Тот, прижимая его к кровати.

      — Это не совсем так, но объяснять слишком долго, — ответил Г'Кар.

      — Не надо объяснений, лучше докажи, что ты действительно достойный и лучший партнер! — перебила его На'Тот и наклонилась, чтобы еще раз поцеловать его.

      Г'Кар улыбнулся, учащенно дыша, а потом закрыл глаза и откинулся назад.

      На'Тот замерла на мгновение, ожидая, что он ответит на ее поцелуй. Но этого не случилось, посол лежал с закрытыми глазами, как будто полностью отдавшись на ее волю. Немного неожиданное поведение, особенно в такой момент. Но кто его знает, особенно в свете его увлечений разнообразными инопланетянками. Может быть, он действительно забыл, как заниматься любовью с нарнами? Интересно, ритуал какой расы он применяет сейчас?

      — Эй, — позвала она его, тронув за плечо.

      Г'Кар продолжал молчать.

      На'Тот села поверх него, толкнув кулаком в грудь.

      — Если ты решил заснуть, то немного поторопился.

      Она положила руки ему на грудь, погладив. Прикосновение это вызвало у нее новый приступ дрожи… в чем-то проклятый посол был прав, слишком давно не было у нее подобных… развлечений.

      Кожа его под руками была очень горячей, почти обжигала ее ладони.

      Но что-то было не так. Не так, как обычно бывало... с другими партнерами.

      На'Тот сместила руки, поглаживая его плечи.

      А потом замерла, выпрямившись.

      Его мышцы были слишком расслабленными, слишком мягкими.

      — Свет! — вскрикнула На'Тот, отпрянув.

      В спальне стало светло, но Г'Кар никак на это не отреагировал.

      На'Тот тряхнула его сильнее, чувствуя, как тревога заглушает возбуждение.

      — Г'Кар? Г'Кар, что с тобой?

      Она потрясла посла еще раз, но его голова лишь безвольно откинулась на узорные подушки.

      — Святые мученики! — воскликнула На'Тот, вскакивая с кровати. — Эй-эй, Г'Кар!

      На короткое мгновение она подумала, что он умер. Но тут же отмела эту мысль, почувствовав удары его сердца под рукой. Нет-нет, он просто отключился, но почему?

      Первым порывом было включить Babcom и связаться с доктором Франклином. Но На'Тот тут же остановила себя, осознав, что придется объяснять, что они тут делали. Да уж, весьма пикантная ситуация. «Извините, доктор, он вырубился после моего поцелуя».

      Нет, надо привести его в сознание без участия врачей.

      На'Тот решительно двинулась к столу, на котором стоял кувшин с водой, но тут Г'Кар пошевелился, застонав.

      Она подскочила к нему, помогая устроиться на кровати поудобнее.

      — Что… случилось? — прошептал он, открыв глаза.

      — Ты отрубился. Только не говори, что от экстаза, — ответила она, стараясь не показывать свою тревогу.

      Г'Кар коротко хохотнул, но потом тут же поморщился и попытался сесть.

      — Весьма… лестное предположение, — сказал он.

      На'Тот видела, что его тело теперь сотрясала крупная дрожь. Нет, сексуальный экстаз явно не имел к этому никакого отношения.

      Потом она увидела это. Багровое пятно, оставшееся на простыне там, где он только что лежал.

      — Ну-ка, повернись! — приказала На'Тот, а потом, не дожидаясь его реакции, толкнула его в бок, заставляя поменять положение.

      — Ты ранен! — воскликнула она сердито, заметив длинный узкий порез на его спине в районе поясницы.

      — Да? Видимо, просто царапина, раз я до сих пор ничего не чувствовал, — ответил Г'Кар, пытаясь рассмотреть рану через плечо.

      — Может и царапина, но крови натекло прилично, — На'Тот тревожилась все больше. — Тут уже целая лужа. И продолжает течь. Щрок! — она схватила рубашку, валявшуюся рядом и прижала к его боку, пытаясь остановить кровь.

      Г'Кар дернулся, нахмурившись.

      — У того мерзавца был клинок дрази, — сказал он мрачно. — Отравленный, ибо других они не держат. Этот яд нарушает свертываемость крови. Даже если рана неглубокая, кровотечение может быть сильным.

      — Ясно, я вызываю Франклина! — сказала На'Тот и шагнула к видеофону.

      Г'Кар вскочил и поймал ее за руку.

      — О, не стоит. Этот яд не смертелен.

      — Ага, именно поэтому ты отрубился, — ехидно ответила На'Тот. А потом попробовала освободить свою руку. — Ты достаточно сегодня геройствовал, так что лучше тебе показаться врачу!

      — Нет, никаких врачей! — На сей раз Г'Кар говорил строго и очень резко. — Это наше внутреннее дело, На'Тот. Если ты вызовешь Франклина и его бригаду, нам придется объяснять, как я получил удар отравленным клинком дрази. Следовательно, придется докладывать и про нашу драку на нижнем уровне. Я не хочу, чтобы земляне об этом узнали.

      — А я не хочу, чтобы ты помер от какого-то дурацкого яда! — рассердилась На'Тот. Но потом встала, сцепив руки. — Хорошо, попробуем обойтись без Франклина.

      — Да, попробуем, — ответил Г'Кар. — Просто доверься мне, На'Тот. Этот яд может убить дрази, но не смертелен для нарнов. У нас он лишь вызывает сильную лихорадку и… неприятные болезненные ощущения в мышцах. Мне и раньше доводилось получать удары отравленными кинжалами, поэтому я стараюсь держать под рукой противоядие. Тебе надо взять его из моего сейфа, а потом обработать рану кровоостанавливающей мазью. Вот последнюю придется раздобыть в аптеке…

      — Понятно, — перебила его На'Тот. — Сейчас все сделаю! Держись!

      Она сделала все, как он сказал, и очень быстро. По счастью, ампула с антидотом действительно лежала в сейфе. Вколов ему противоядие, На'Тот наложила на рану тугую повязку, и это помогло Г'Кару продержаться, пока она бегала по станции в поисках мази.

      Когда она вернулась в каюту, Г'Кар лежал на кровати и трясся всем телом в сильнейшей лихорадке.

      На'Тот тревожно смотрела на него.

      Всю ли правду он сказал о яде дрази? Действительно ли это не опасно для нарнов?

      На'Тот была раздосадована тем, что раньше не уделяла этой теме достаточно внимания. Приходилось теперь верить послу на слово.

      Да, ночь обещала быть незабываемой.

      Она осторожно уселась в кресло возле его кровати, решив побыть рядом с ним на всякий случай.

      Ей казалось, что Г'Кар не заметил ее появления, но она ошиблась.

      Посол вдруг повернул голову и уставился на нее.

      — Иди к себе, На'Тот, — сказал он, стараясь не стучать зубами. — Нет смысла торчать здесь… постоянно.

      — Еще как есть, — возразила она. — Я ведь в ответе за вашу жизнь, посол, если вы вдруг забыли.

      — Я… не умру… — ему пришлось делать паузы, чтобы говорить связно. — Не… сегодня, На'Тот. Но ты… уже сделала для меня все, что могла… Дальше… все зависит только от меня. Я… выживу. Верь мне.

      Она выразительно посмотрела на него.

      Г'Кар вздохнул, а потом заговорил снова, и голос его на сей раз звучал почти умоляюще:

      — На'Тот, я… не хочу, чтобы ты видела меня… таким. Так что, сделай милость — уйди. Если действительно так меня уважаешь, как говорила.

      Она кивнула и встала. Похлопала его по плечу, а потом, церемонно поклонившись, направилась к выходу.

      — Я буду на связи, посол. Надеюсь, что вы позовете меня… если вдруг понадобится моя помощь.

      — Не… сомневайся. А пока займись нашим возмутителем спокойствия. Думаю… мистер Гарибальди будет рад заполучить убийцу. Доставь мерзавца к нему, надеюсь… этот дар во имя мира ему понравится.

      — Будет сделано, посол, — На'Тот снова поклонилась ему и вышла из каюты.

 

[1] Щрок – нарнское ругательство.