Actions

Work Header

Pin-Up

Chapter Text

Мерлин преподнес ему это на Рождество в качестве шутки, причем еще довольно пристойной по их меркам. Гарри понял так, что в техническом отделе царит нетипичное затишье, раз Мерлин нашел время на выбор подарка — обычно тот преподносил что-то в стиле «держи это дорогущее пойло и отвяжись уже». Не то чтобы Гарри был против алкоголя, конечно нет, и именно сейчас определенно предпочел бы, чтобы его друг, придерживаясь традиций, вручил ему бутылку виски или бренди в клетчатой подарочной упаковке вместе с какой-нибудь омерзительной рождественской открыткой.
Однако в этом году в дополнение к бутылке и открытке он получил что-то новенькое — календарь. Не такой уж оригинальный подарок в это время года, хотя... Это был пошлейший китч, не сочетавшийся ни с чем в офисе, и тем не менее Гарри собирался повесить жутких «Мальчиков с обложки» на стену, просто чтобы уесть Мерлина. Он решился только бегло проглядеть страницы, отметив масленый взгляд раскинувшегося у камина мистера Декабрь, одетого лишь в шапку Санты и скрывающего что-то весьма длинное за подарочной коробкой, и прочее тому подобное. Но с приходом января он все же пришпилил эту гадость на виду.
Как и ожидалось, Мерлин только закатил глаза, увидев мистера Январь на почетном месте над столом Гарри, однако тот все равно чувствовал себя победителем. До тех пор, пока не понял, что теперь придется терпеть это вырвиглазное убожество весь год, иначе Мерлин поймет, что Гарри сдался. А давать Мерлину такое преимущество в планы Гарри не входило.
— Черт. — Гарри уже предчувствовал, что год этот покажется ему вечностью.

~

В целом Гарри был способен игнорировать жеманных мальчиков, многообещающе расположившихся в аляповатых декорациях, и принимал их как неизбежность. Он терпел бдительные, надутые взгляды мистера Январь, одетого в одни резиновые сапоги и размахивающего зонтом, и мистера Февраль, в каске, занятого сборкой стеллажей. К счастью, он провел большую часть месяца в Аргентине, и ему не пришлось страдать слишком долго. Затем настал черед мистера Март, игриво прикрывающегося ковбойской шляпой, и мистера Апрель в дурацких кроличьих ушках и с пушистым хвостом, вызывающим множество вопросов, на которые Гарри не хотел бы получить ответ. Пока не настал май и, перевернув страницу, он не обнаружил прекраснейшее создание из всех виденных прежде.
— Вот это да...
Парень держал перед собой бесформенную охапку синих, бордовых и розовых цветов, которые ярко выделялись на фоне его очевидно обнаженного тела. Он был чрезвычайно мил и разве что капельку порочен, скромно, но и вопрошающе поглядывая на зрителя, словно предлагая ему букет и заодно себя. Гарри пялился на него, презрев приличия, и ощущал себя до кончиков ногтей одним из тех стареющих неудачников, на которых и рассчитана подобного рода продукция. Волосы парня были темно-золотистыми и наводили на мысль о ретуши, и Гарри поспорил бы на шкуру мистера Пикуля, что губы на самом деле не могут быть столь чарующего розового цвета.
Он строго выговаривал себе за эту глупость каждый раз, когда картинка попадалась ему на глаза, но это не сделало мистера Май менее привлекательным. В основном Гарри был просто сердит на себя за то, что так увлекся дурацкой фотографией мальчика-модели в низкопробном календаре — все равно их пути вряд ли когда-нибудь пересекутся.
К концу месяца Гарри настолько привязался к мистеру Май, что осторожно извлек страницу из календаря и припрятал ее в ящике стола. Глупость, но безвредная — особенно по сравнению с номерами, которые выкидывали другие рыцари для сохранения здравого рассудка. Мистеру Июнь, подмигивающему из-под пожарного шлема, с намеком потрясая длиннющим шлангом, было до него далеко.

~

Несколько недель спустя случился день, ничем не примечательный, за исключением того, что Гарри ехал в подземке вместо любимого такси. Он следовал за относительно неопасным подозреваемым через весь Лондон, что, к сожалению, требовало отказаться от кингсмэновских черных кэбов в пользу метро. Дело шло предсказуемо гладко до станции Тоттенхэм Корт Роуд, где поезд атаковала типичная для этого часа толпа пассажиров. Во время посадки кто-то наступил Гарри на ногу, отчего он живо припомнил всю свою нелюбовь к общественному транспорту.
— Блин, прости, чувак.
Грубый ответ не успел сорваться с языка Гарри, потому что, подняв голову, он обнаружил себя носом к носу с самим мистером Май. Гарри не сказать чтобы верил в совпадения, однако это было уже чересчур.
— Все в порядке, — выдавил он, с трудом заставив себя прекратить таращиться.
— Не часто на метро ездишь, да? — понимающе улыбнулся молодой человек, дернув подбородком. Оказывается, его губы действительно были того самого «чарующего розового цвета».
— Удивительно, как вы догадались, — сухо ответил Гарри, применяя разом все известные приемы для сохранения ровного сердечного ритма.
Мистер Май снова улыбнулся, но ничего не сказал, а вытащил телефон, словно автоматически, и фыркнул на отсутствующий сигнал. Гарри набирался решимости задать банальный до слез вопрос «Извините, вы выглядите знакомо, мы раньше не встречались?», но молодой человек успел раньше.
— Так и как тебя занесло к нам сегодня? — спросил он, опуская телефон обратно в карман штанов и фокусируясь полностью на Гарри. — Тачка в ремонте?
Он был неотразим. Его глянцевая красота в свете студийных огней не шла ни в какое сравнение с реальной — пусть он выглядел бледнее и младше в мертвящем свете подземки, под козырьком кепки его глаза светились живым задором, одновременно и более мягким и жестким, чем искусственная застенчивость фотоснимка, на котором зафотошопили брызги веснушек и обкусанные ногти. Гарри искал подходящие слова дольше, чем готов был признать.
— Не совсем, — выдавил он в конце концов, кидая быстрый взгляд на преследуемого, еще мелькающего на другом конце вагона. Прочистив горло, он продолжил: — Мне... хотелось сменить обстановку.
— Серьезно? — с сомнением протянул мистер Май, обводя взглядом обшарпанный вагон и утомленных пассажиров. — И как тебе обстановка?
Гарри принужденно моргнул и позволил себе одобрительно улыбнуться:
— Лучше, чем ожидалось.
Молодой человек довольно хмыкнул, коротко потупившись, прежде чем снова поднять глаза на Гарри, который слегка покраснел, очевидно попавшись на флирте.
— Галахад, — голос Мерлина нетерпеливо прорезался в динамике очков, — мы же договорились, что вы дадите мне знать... — он оборвал себя, разглядев, что видео транслировало переполненный вагон метро. — О. Прошу прощения, я не видел, что вы еще в пути. Позвоните, когда... — он замолчал, и Гарри практически увидел ухмылку на его лице. — Это не мистер Май?
— Ради всего святого... — зашипел Гарри.
— Что-что? — в недоумении нахмурился молодой человек.
— Я совсем забыл о времени, — объяснил Гарри с только отчасти наигранным недовольством, — кажется, я опаздываю.
— Не в первый раз, — громко прокомментировал Мерлин в динамике.
Будучи на публике, Гарри не мог ответить так, как ему хотелось, и ему пришлось выносить снисходительные, полупристойные комментарии Мерлина на тему мальчиков-моделей и профессионализма аж до станции Холборн. Где мистеру Май было пора выходить.
— Увидимся, — подмигнул парень и ослепил напоследок сногсшибательной улыбкой, прежде чем ввинтиться в толпу пассажиров, изливающуюся на платформу. Гарри остался с ощущением потери, на которое он, казалось бы, не имел права, и почему-то возросшим чувством вины за спрятанный в столе снимок.
— Вот это образец вопиющего непрофессионализма, — с усмешкой сказал ему в ухо Мерлин, — флиртовать с молодежью в рабочее время, Галахад, тц-тц-тц...
— Умолкни, Мерлин, черт тебя возьми, — пробормотал он, надеясь, что другие пассажиры не услышат, и сосредоточился на цели.