Actions

Work Header

Этот волшебный обычный мир

Chapter Text


Моя дорогая Ли!

Я пишу это письмо тебе сразу после ухода Джереми Маллинсона. Знаешь, что он сказал мне буквально десять минут назад? «Кажется, я понимаю всех женщин, которые на вас вешались! Вы неотразимы!» И он прав! Я чувствую себя так, как будто мне снова двадцать. Кажется, доктора нашли наконец лекарство и для моего уникального организма. Хорошо, что я так оперативно начал помирать! Все самые амбициозные молодые умы прыгали вокруг моей постели всю ночь, не в силах признать собственное поражение, и вот результат — я никогда не чувствовал себя лучше! Внутривенный коктейль антибиотиков со стероидами взбодрил меня не хуже первоклассного джина, и я чувствую в себе силы начать писать совершенно новую книгу, книгу, которую многие примут за вымысел... И которая, разумеется, чистая правда, как все, что я писал до этого (если не считать рекламную компанию туалетной бумаги «Андрекс», конечно).

Не уверен, что я хочу, чтобы ее увидел весь свет, пусть она будет только для нас с тобой. Помнишь, как я обещал завоевать твою любовь? На это ушло без малого семнадцать лет, но я все же выполнил свое обещание, согласись. И эта книга — мой подарок тебе на наш второй медовый месяц. К тому же, как я уже сказал, мне снова двадцать! Ну, хорошо, двадцать восемь. Про тебя и говорить нечего, ты все так же возмутительно прекрасна и юна. А значит, впереди у нас годы и годы потрясающих открытий и новых приключений. (Помнишь свой «французский купальник»? Обязательно захвати его в предстоящее путешествие.)

Люблю,
твой Джерри

Пролог




В начале октября 1953 года я сидел в крохотном баре столицы провинции Салинас, расположенной в Эквадоре, и пристально следил за движением пальца Кристофера Ларсена, капитана яхты «Удача». Обкусанный, желтоватый от табака ноготь Криса чертил невидимый путь на карте Галапагосских островов, перемещаясь по чарующим двойным названиям.

— Мы пройдем через бухту Гарднер в бухту Врэк, кинем якорь в Пуэрто-Бакеризо на острове Сан-Кристобаль.
— Так, значит, первая остановка — Чатем... — я не спеша делал пометки в блокноте.
— Дальше мимо Санта-Фе на Санта-Крус...
— Индефатигебл...
— Вы же хотите повидать гигантских черепах?
— Больше всего на свете! — заверил я Криса и на всякий случай подлил ему джина.
— Потом Сан-Сальватор...
— Ставим Джеймс третьим пунктом...
— Если, конечно, вас прельщают котики.
— Еще бы они меня не прельщали! — воскликнул я, подливая джина и себе.
— Оттуда можно попасть на Хеновезу.
— Тауэр. Рай для фрегатов и олушей, — я не стал уточнять, что они тоже входят в список заветных желаний.
— Ну, а напоследок Исабела и Фернандина.
— Обожаю общество красивых женщин!

Крис замялся:

— Не хочу вас разочаровывать... Но вообще-то это острова.
— Я в курсе. Просто пошутил.

Крис опрокинул стопку и крякнул. Вдруг от барной стойки в глубине хижины отделился молодой человек и направился к нам. По пути он умудрился уронить два стула, пепельницу и проиграть в неравной схватке с одним из столбов, подпирающих потолок. Я уже начал опасаться, что парень изрядно покалечится или наденет всем присутствующим на головы крышу, но тут он наконец добрался до нашего столика и остановился. Несколько секунд он хрустел длинными нервными пальцами, быстро моргая и косясь на карту, а потом пробормотал:

— Извините. Бармен мне сказал, вы плывете на Галапагосы?

На вид я бы дал ему столько же лет, сколько и мне. Высокий и худой, он походил на богомола, голову его венчала неряшливая копна медных волос, широкий, как у лягушки, рот смущенно улыбался, а серо-зеленые глаза все шарили и шарили по карте. На нем была странного покроя курточка с множеством карманов, похожая на военную, старомодные штаны и рубашка, которая не была белой даже в день своего рождения. Все это сидело очень небрежно — парень явно не имел привычки крутиться перед зеркалом.

Я осторожно кивнул:

— Можно и так сказать. А что?

Он быстро глянул на меня и тут же снова перевел взгляд на схематически изображенный архипелаг.

— Я почти три недели жду хоть какой-нибудь корабль в ту сторону! Можно мне с вами?

В его голосе слышалось нетерпение, подозрительно похожее на маниакальную решимость. Чувствовалось, что он дошел до той точки, после которой обычное «нет» воспринимается, как объявление войны.

— Простите за вопрос... Но... Вы кто?
— Я ма... зоолог. Из Англии.
— Надо же. Мы, в некотором роде, тоже ма... зоологи. И примерно оттуда же.

Рыжий быстро глянул на Криса. Крис ответил ему тяжелым взглядом серых задумчивых глаз на суровом, испещренном шрамами смуглом лице. Я поспешил прояснить:

— Нет, Крис местный. «Мы» — это я и еще один парень из Би-би-си. Мы с ним выпивали в одном из баров Лондона по поводу выхода моей первой книги. А потом по поводу выхода его черт знает какой по счету телепередачи. И за все будущие вероятные тексты и съемки. Ну, а после было уже просто глупо прекращать пить. Короче, долгая история. Он отлучился немного поблевать в уборной. Вообще-то он крепкий малый, просто путь по воздуху изобиловал ямами, а путь по земле… скажем, тоже ими.

Парень, изнывая, переступил с ноги на ногу. Его явно больше волновало, возьму ли я его на борт, чем запутанное обоснование нашего появления в Эквадоре и крепость желудка моего спутника. Я вздохнул:

— Джерри, — и протянул руку.

Рыжий радостно схватил ее и довольно крепко сжал. У его большого пальца я заметил шрам в виде укуса и задумался, пытаясь понять, какое животное могло оставить такие отметины.

— Очень приятно! Меня зовут Ньют.

Ну как я мог отказать человеку с таким именем?